Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Законодательство / Письма / Письмо ФНС России от 08.10.2015 г. № ГД-4-14/15525

Письмо ФНС России от 08.10.2015 г. № ГД-4-14/15525

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 3 (2015). Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

22.10.2015Российский налоговый портал

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ПИСЬМО

от 08.10.2015 г. № ГД-4-14/15525

 

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет ""Обзор" судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 3 (2015)" (далее - Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

 

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

3 класса

Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

 

Приложение

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ ОРГАНОВ N 3 (2015)

 

1. По вопросу оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

1.1. Императивный характер норм законодательства о государственной регистрации обязывает заявителя соблюсти установленные требования к заполнению заявления о государственной регистрации, в котором, в том числе должны быть указаны идентификационный номер налогоплательщика (при наличии), сведения о приобретении обществом доли в уставном капитале, номинальная стоимость и размер доли, принадлежащей обществу после распределения доли. Поскольку отсутствие в заявлении указанных сведений не соответствует формальным требованиям порядка составления и представления документов при государственной регистрации, суды пришли к выводам о законности отказа регистрирующего органа в государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице. В то же время суд кассационной инстанции нашел ошибочным вывод судов о правомерности отказа в государственной регистрации в связи с тем, что в заявлении по "форме N Р 13001" указан адрес места нахождения юридического лица, отличный от места жительства директора общества, содержащийся в ЕГРЮЛ.

По делу N А54-271/2014 общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений инспекции об отказе в государственной регистрации юридического лица от 27.12.2013 (на основании заявления от 20.12.2013 N 6184, заявления от 20.12.2013 N 6185) и обязании инспекции осуществить государственную регистрацию изменений.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 17.09.2014 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2015 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просило решение и постановление судов отменить как принятые с нарушением норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для ее удовлетворения.

Согласно "пункту 2 статьи 17" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в Единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

"Пунктом 2 статьи 18" Федерального закона N 129-ФЗ установлено, что представление документов для регистрации внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с изменениями учредительных документов юридического лица, осуществляются в порядке, предусмотренном "статьей 9" настоящего Федерального закона.

В соответствии с положениями "статьи 9" Федерального закона N 129-ФЗ заявление, уведомление или сообщение представляется в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяется подписью уполномоченного лица (далее - заявитель), подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии). Регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов кроме документов, установленных настоящим Федеральным "законом". Регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным "законом".

В связи с вступлением в силу "Постановления" Правительства Российской Федерации от 30.05.2013 N 454 "Об изменении и признании утратившими силу некоторых решений Правительства Российской Федерации по вопросам государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" с 04.07.2013 введены в действие новые формы и требования к их оформлению, утвержденные "приказом" ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@.

В частности в "форме N Р13001" "Заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица" в обязательном порядке должны быть указаны ИНН (при его наличии) и данные документа, удостоверяющего личность; в "форме N Р14001" "Заявление о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц" в случае перехода обществу доли вышедшего участника необходимо заполнить "лист 3" "Сведения о доле в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, принадлежащей обществу".

Согласно "пункту 1 статьи 23" Федерального закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается, в том числе в случае непредставления заявителем определенных указанным Федеральным "законом" необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным "законом" и иными федеральными законами случаев представления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным "законом" или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

Императивный характер приведенных норм о порядке представления документов при государственной регистрации обязывает заявителя соблюсти законодательно установленные требования к заполнению заявления о государственной регистрации, в котором, в том числе должны быть указаны идентификационный номер налогоплательщика (при наличии), сведения о приобретении обществом доли в уставном капитале, номинальная стоимость и размер доли, принадлежащей обществу после распределения доли.

Таким образом, представление ненадлежащим образом оформленного заявления следует приравнивать к его непредставлению.

Изложенные выводы соответствуют правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в "Постановлении" Президиума от 08.02.2011 N 12101/10.

При рассмотрении настоящего спора судами установлено, что в заявлениях, представленных в инспекцию для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица "(форма N Р13001)" и внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц "(форма N Р14001)", относительно лиц, имеющих право действовать без доверенности, не указан идентификационный номер учредителя и директора общества С.Г.А., несмотря на присвоение последней идентификационного номера налогоплательщика 622708955023, сведения о приобретении обществом доли в уставном капитале, номинальная стоимость и размер доли, принадлежащей обществу после распределения доли.

Поскольку отсутствие в заявлении указанных сведений не соответствует формальным требованиям порядка составления и представления документов при государственной регистрации, суды пришли к правильным выводам о законности отказа инспекции в государственной регистрации внесения изменений в сведения об обществе.

Ссылка заявителя жалобы на "статью 84" Налогового кодекса Российской Федерации о необязательности указания в заявлении о государственной регистрации идентификационного номера С.Г.А. в силу достаточности сведений о персональных данных, предусмотренных "пунктом 1 статьи 84" Налогового кодекса Российской Федерации, правомерно отклонена судами, как противоречащая требованиям специальных норм - "статей 9", "17", "18" Федерального закона N 129-ФЗ, регулирующих порядок оформления и представления в регистрирующий орган документов для регистрации внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице.

Суд кассационной инстанции соглашается с доводами кассационной жалобы об отсутствии у налогового органа оснований для отказа в регистрации в связи с указанием в заявлениях электронной почты при отсутствии направления в регистрирующий орган документов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети Интернет, включая единый портал государственных и муниципальных услуг, поскольку данное обстоятельство является технической ошибкой и не поименовано в "статье 23" Федерального закона N 129-ФЗ как основание для отказа в государственной регистрации в случае ошибочного указания при представлении документов без использования информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования.

Также суд кассационной инстанции находит ошибочным вывод судов о правомерности отказа в государственной регистрации в связи с тем, что в заявлении по "форме N Р 13001" указан адрес места нахождения юридического лица, отличный от места жительства директора общества, содержащийся в ЕГРЮЛ.

Судами не учтено, что согласно "пунктам 2", "3" Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" при рассмотрении споров, связанных с отказом в государственной регистрации юридического лица, арбитражным судам необходимо принимать во внимание, что регистрирующий орган на основании "подпункта "р" пункта 1 статьи 23" Федерального закона N 129-ФЗ вправе отказать в государственной регистрации при наличии подтвержденной информации о недостоверности представленных сведений об адресе юридического лица, то есть о том, что такой адрес был указан без намерения использовать его для осуществления связи с юридическим лицом.

О недостоверности названных сведений может, в частности, свидетельствовать следующее:

1) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, согласно сведениям ЕГРЮЛ обозначен как адрес большого количества иных юридических лиц, в отношении всех или значительной части которых имеются сведения о том, что связь с ними по этому адресу невозможна (представители юридического лица по данному адресу не располагаются и корреспонденция возвращается с пометкой "организация выбыла", "за истечением срока хранения" и т.п.);

2) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, в действительности не существует или находившийся по этому адресу объект недвижимости разрушен;

3) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, является условным почтовым адресом, присвоенным объекту незавершенного строительства;

4) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, заведомо не может свободно использоваться для связи с таким юридическим лицом (адреса, по которым размещены органы государственной власти, воинские части и т.п.);

5) имеется заявление собственника соответствующего объекта недвижимости (иного управомоченного лица) о том, что он не разрешает регистрировать юридические лица по адресу данного объекта недвижимости.

Регистрирующий орган должен исчерпывающим образом мотивировать отказ в государственной регистрации, указав не только соответствующую норму "Закона", но и все конкретные обстоятельства, которые, по его мнению, свидетельствуют о недостоверности сведений об адресе юридического лица.

В данном случае отказ регистрирующего органа не отвечает упомянутому критерию раскрытия всех мотивов отказа, а следовательно, не может быть признан законным.

Однако учитывая, что указанные ошибочные выводы судов, при наличии иных законных оснований для принятия инспекцией решений об отказе в государственной регистрации, не повлекли принятия неправильного судебного акта, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены решения и постановления судов.

 

1.1.1. Поскольку при заполнении заявления о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя "(форме N Р26001)" в нарушение "пункта 1.1" Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, заявитель не воспользовался установленными в Требованиях к оформлению документов рекомендациями и заполнил его не заглавными, а прописными печатными буквами, что, в частности, препятствует корректной обработке заявлений машинным способом, суд признал правомерным отказ в государственной регистрации.

По делу N А56-52641/2014 Индивидуальный предприниматель С.М.М. (далее - заявитель) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с требованием о признании незаконными действий Инспекции, выразившихся в отказе в государственной регистрации прекращения деятельности индивидуального предпринимателя и об обязании Инспекции внести в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей соответствующие сведения.

Решением от 23.11.2014 заявление оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе заявитель просил данный судебный акт отменить, требования - удовлетворить, указывая на то, что в своем заявлении заявитель выразил волю, направленную на прекращение своей деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Порядок государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя определен "статьей 22.3" Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации).

В соответствии с "пунктом 1" указанной статьи государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности осуществляется на основании представляемых в регистрирующий орган документов, в том числе подписанного заявителем заявления о государственной регистрации по "форме N Р26001", документа об уплате государственной пошлины, а также документа, подтверждающего представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с "подпунктами 1" - "8 пункта 2 статьи 6" и "пунктом 2 статьи 11" Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" и в соответствии с "частью 4 статьи 9" Федерального закона "О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений".

Согласно "пункту 8 статьи 22.3" и "пункту 1 статьи 8" Закона о государственной регистрации государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган.

При этом из содержания "пункта 9 статьи 22.3" Закона о государственной регистрации следует, что статус индивидуального предпринимателя считается утраченным после внесения об этом записи в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей.

Иного порядка прекращения деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности законодательством не установлено.

Заявитель 08.05.2014 обратился в Инспекцию с нотариально удостоверенным заявлением о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием решения о прекращении данной деятельности "(форма N Р26001)".

Заявление было направлено в Инспекцию почтовым отправлением с объявленной ценностью и приложением платежной квитанции об оплате государственной пошлины.

20 мая 2014 года Инспекция на основании "подпункта "а" пункта 1 статьи 23" и "статьи 22.3" Закона о государственной регистрации вынесла решение об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности индивидуального предпринимателя со ссылкой на то, что среди представленных на государственную регистрацию документов отсутствует заявление по "форме N Р26001", оформленное надлежащим образом, в соответствии с "пунктом 1.1" Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2013 N ММВ-7-6/25@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств".

Указанное решение было получено заявителем 28.05.2014 и обжаловано в Управление ФНС России 04.07.2014.

В ответе на жалобу заявителя Управлением ФНС России заявителю было разъяснено, что нарушение, послужившее основанием для отказа в государственной регистрации, выразилось в неправильном заполнении формы заявления N Р26001, которое должно осуществляться вручную, чернилами черного цвета заглавными печатными буквами, цифрами и символами.

С учетом обстоятельств дела и представленных доказательств суд правомерно установил, что заявитель при заполнении заявления о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя по "форме N Р26001" в нарушение "п. 1.1" Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2013 N ММВ-7-6/25@, не воспользовался установленными в Требованиях к оформлению документов рекомендациями и заполнил его не заглавными, а прописными печатными буквами, что, в частности препятствует корректной обработке заявлений машинным способом.

Нарушение порядка заполнения установленных форм по существу приравнивается к непредставлению необходимых документов, определенных "статьей 22.3" Закона о государственной регистрации, и влечет отказ в государственной регистрации на основании "статьи 23" указанного Закона, в связи с чем 20.05.2014 Инспекцией было принято оспариваемое заявителем решение об отказе в государственной регистрации. Нарушений действующего законодательства при принятии указанного решения не допущено.

На основании вышеизложенного оснований для признания незаконными действий Инспекции у суда первой инстанции не имелось.

Кроме того, в письме от 05.08.2014 Инспекция указала, что заявитель вправе вновь подать комплект документов на прекращение его деятельности как индивидуального предпринимателя с исправлением ошибок, допущенных в ранее представленном комплекте документов.

 

1.2. Установив, что в представленном в регистрирующий орган заявлении содержались сведения о прекращении деятельности филиала, данные о котором не были внесены в ЕГРЮЛ, суды признали правомерным отказ регистрирующего органа в государственной регистрации юридического лица. Судами также было учтено, что действия (бездействие) регистрирующего органа по невнесению сведений о соответствующем филиале в ЕГРЮЛ заявителем не оспаривались.

По делу N А55-16337/2014 общество обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к инспекции о признании незаконным отказа от 15.05.2014 в государственной регистрации изменений в Устав общества, утвержденных на заседании Совета директоров общества, состоявшемся 09.04.2014, и об обязании осуществить государственную регистрацию изменений в Устав общества, утвержденных на заседании Совета директоров общества, состоявшемся 09.04.2014.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 09.02.2015, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2015, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Общество, не согласившись с принятыми судебными актами, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просило указанные судебные акты отменить, заявленные требования удовлетворить.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 23" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных данным Федеральным "законом" необходимых для государственной регистрации документов.

Представление в регистрирующий орган заявления о государственной регистрации, не отвечающего требованиям закона, равнозначно его непредставлению.

Согласно пункту 1.1 статьи "пункта 1.2 статьи 9" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На основании положений "пункта 1.2 статьи 9" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заявление, уведомление или сообщение представляется в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяется подписью уполномоченного лица (далее - заявитель), подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке.

Согласно "пункту 4.1 статьи 9" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" регистрирующий орган в рамках проверки формы заявления о государственной регистрации проверяет сведения, указанные в данном заявлении.

Формы и требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств (далее - Требования), утверждены "приказом" ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@.

Как следует из материалов дела, общество 07.05.2014 обратилось к регистрирующему органу с заявлением по "форме N Р13002" для государственной регистрации внесения изменений в Устав заявителя в виде исключения из перечня филиалов Самарской экспедиции по испытанию пластов (СЭИП) в связи с прекращением его деятельности.

Решением регистрирующего органа от 15.05.2014 заявителю отказано в государственной регистрации изменений в учредительные документы, так как в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) в отношении общества отсутствуют данные о филиале Самарская экспедиция по испытанию пластов.

Судами сделан правильный вывод о том, что нельзя исключить из ЕГРЮЛ филиал Самарская экспедиция по испытанию пластов, который не внесен в ЕГРЮЛ.

Между тем, общество не представило доказательства того, что указанный филиал внесен в ЕГРЮЛ. Действия регистрирующего органа по невнесению указанного филиала в ЕГРЮЛ заявителем не оспаривались.

Следовательно, заявление по "форме N Р13002" для государственной регистрации внесения изменений в Устав заявителя обоснованно расценено регистрирующим органом как оформленное с нарушением требований, установленных "пунктом 4.1 статьи 9" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

В нарушение "статьи 65" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявитель не представил в суд доказательств, что оспариваемый отказ регистрирующего органа не соответствует закону и нарушает права и законные интересы заявителя в предпринимательской деятельности.

Таким образом, доводы кассационной жалобы не опровергают правильность сделанных судами первой и апелляционной инстанций и подтвержденных материалами дела выводов.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для удовлетворения кассационной жалобы.

 

1.3. Поскольку представленное в регистрирующий орган заявление содержало недостоверные сведения об участниках создаваемого в результате реорганизации юридического лица, суды отказали в удовлетворении заявления о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации. При этом суд апелляционной инстанции отметил, что законодательством не предусмотрено участие в создаваемом юридическом лице юридического лица, прекратившего свою деятельность к моменту регистрации вновь созданного общества.

По делу N А40-4689/15 акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрайонной инспекции, Управлению о признании незаконными решения от 15.10.2014 по "форме N Р 50001", решения N 12-34/120098 от 28.11.2014.

Решением суда от 23.04.2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить, удовлетворить заявленные требования в полном объеме, указывая на то, что судом неправильно применены нормы материального права, не полностью выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

"Пунктом 1 статьи 14" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) определен перечень документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации.

В соответствии с "подпунктом "а" пункта 1 статьи 14" Закона N 129-ФЗ при государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации, в регистрирующий орган представляется, в том числе, подписанное заявителем заявление о государственной регистрации вновь возникающего юридического лица, создаваемого путем реорганизации, по форме утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

"Приказом" ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств" утверждено Заявление о государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации по "форме N Р12001" (далее - заявление).

Представленное заявителем в Межрайонную инспекцию заявление, а именно "лист "Б"" приложения к заявлению, содержало сведения о реорганизуемом юридическом лице - акционерном обществе, как об участнике создаваемого Общества с ограниченной ответственностью.

Согласно "пункту 1 статьи 16" Закона N 129-ФЗ реорганизация юридического лица в форме преобразования считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица, а преобразованное юридическое лицо - прекратившим свою деятельность.

Согласно "пункту 4 статьи 15" Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон N 208-ФЗ) общество считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

Согласно положениям "пункта 3 статьи 20" Закона N 208-ФЗ общее собрание акционеров реорганизуемого в форме преобразования общества по вопросу о реорганизации общества в форме преобразования принимает решение о реорганизации, которое должно содержать, в том числе, порядок обмена акций общества на доли участников в уставном капитале общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью.

Законодательством о государственной регистрации не предусмотрено участие в создаваемом юридическом лице юридического лица, прекратившего свою деятельность к моменту регистрации вновь созданного общества. Иное означало бы противоречие правовой природе самого общества.

При указанных обстоятельствах представленные в регистрирующий орган документы не могут рассматриваться как надлежащим образом оформленные.

Установленная законодательством процедура государственной регистрации носит строго формализованный характер, в связи с чем для ее проведения необходимо не только выполнение требований в части предоставления полного пакета документов, но и в части их соответствия по форме и содержанию установленным нормативными актами формам и порядку их заполнения.

Документы, содержащие недостоверные сведения или оформленные ненадлежащим образом, должны считаться непредставленными.

Кроме того, согласно материалам дела часть акций акционерного общества принадлежит самому обществу.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 72" Закона N 208-ФЗ общество вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров об уменьшении уставного капитала общества путем приобретения части размещенных акций в целях сокращения их общего количества, если это предусмотрено уставом общества.

В соответствии с "пунктом 2 статьи 72" Закона N 208-ФЗ общество, если это предусмотрено его уставом, вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в соответствии с уставом общества совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения.

При этом в соответствии с "пунктом 3 статьи 72" Закона N 208-ФЗ акции, приобретенные обществом на основании принятого общим собранием акционеров решения об уменьшении уставного капитала общества путем приобретения акций в целях сокращения их общего количества, погашаются при их приобретении.

Акции, приобретенные обществом в соответствии с "пунктом 2 статьи 72" Закона N 208-ФЗ, не предоставляют права голоса, они не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды. Такие акции должны быть реализованы по цене не ниже рыночной стоимости не позднее одного года с даты их приобретения. В противном случае общее собрание акционеров должно принять решение об уменьшении уставного капитала общества путем погашения указанных акций.

Таким образом, "Законом" N 208-ФЗ предусмотрен механизм реализации акций, приобретенных обществом.

При этом, участники отношений, регулируемых гражданским законодательством, несут риск осуществления или не осуществления тех или иных действий, влекущих для них соответствующие последствия.

Учитывая изложенное, довод заявителя о том, что он без получения какого-либо встречного предоставления лишается принадлежащих ему акций и не имеет возможности получить долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, создаваемого в результате реорганизации, признан судом апелляционной инстанции несостоятельным.

Таким образом, судом первой инстанции решение Межрайонной инспекции об отказе в государственной регистрации обоснованно признано правомерным.

Судом первой инстанции правомерно установлено, что оспариваемый ненормативный правовой акт государственного органа соответствует закону и не нарушает права и законные интересы заявителя.

Исходя из положений "части 1 статьи 198" и "части 4 статьи 200" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) для признания ненормативного правового акта, решения, действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, их должностных лиц незаконными суд должен установить наличие совокупности двух условий: несоответствие ненормативного правового акта, решения, действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту; нарушение ненормативным правовым актом, решением, действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Управлением не принималось решение об отказе в государственной регистрации юридического лица общества с ограниченной ответственностью при создании путем реорганизации в форме преобразования.

Решение Управления от 28.11.2014 за N 12-34/120098 вынесено в рамках полномочий, предоставленных вышестоящему налоговому органу положениями "пункта 3 статьи 25.6" Закона N 129-ФЗ, является результатом действий вышестоящего налогового органа по рассмотрению жалобы Заявителя на принятое Межрайонной инспекцией решение об отказе в государственной регистрации и соответствует законодательству Российской Федерации о государственной регистрации.

Рассмотрение документов, представленных 08.10.2014 для внесения в ЕГРЮЛ сведений о государственной регистрации юридического лица общества с ограниченной ответственностью при создании путем реорганизации в форме преобразования, по которым 15.10.2014 вынесено решение об отказе в государственной регистрации, Управление не осуществляло.

Оспариваемое решение Управления по жалобе заявителя само по себе не нарушает прав и интересов заявителя, так как непосредственно решение об отказе в государственной регистрации вынесено Инспекцией.

Решением Управления дана оценка правомерности решения, принятого Инспекцией по документам, которые ранее представлялись Обществом в регистрирующий орган.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не опровергают выводы суда первой инстанции и не свидетельствуют о наличии оснований для отмены принятого по делу судебного акта.

 

1.4. В некоторых случаях при рассмотрении споров о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации прекращении деятельности присоединенного юридического лица суды помимо иных оснований для отказа в удовлетворении заявленных требований указывают также на злоупотребление правом со стороны реорганизуемых юридических лиц ("статья 10" Гражданского кодекса Российской Федерации). Вместе с тем необходимо учитывать, что подобные указания делаются судами при наличии конкретных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестном поведении реорганизуемых юридических лиц.

Так, по делу N А60-15647/2014 общество "У.М. - 7" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к регистрирующему органу о признании недействительным решения от 27.03.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица и обязании внести в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о прекращении деятельности данного общества при реорганизации в форме присоединения.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 14.08.2014 заявленные требования удовлетворены. Решение регистрирующего органа от 27.03.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица признано недействительным. На регистрирующий орган возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества "У.М. - 7".

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.11.2014 решение суда первой инстанции от 14.08.2014 отменено. В удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе общество "У.М. - 7" просило постановление суда апелляционной инстанции от 12.11.2014 отменить, решение суда первой инстанции от 14.08.2014 оставить в силе, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции "статьи 10" Гражданского кодекса Российской Федерации, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

В соответствии с "пунктом 3 статьи 17" Федерального Закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица в регистрирующий орган по месту нахождения юридического лица, к которому осуществляется присоединение, представляются заявление о внесении записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, договор о присоединении и передаточный акт.

В силу "пунктов 3", "4 статьи 51" Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" при реорганизации общества в форме присоединения к нему другого общества первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного общества. Государственная регистрация обществ, созданных в результате реорганизации, и внесение записей о прекращении деятельности реорганизованных обществ, а также государственная регистрация изменений в уставе осуществляется в порядке, установленном федеральными законами.

Кроме того, согласно "пункту 5 статьи 51" Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" реорганизуемое общество после внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о его реорганизации. В случае, если в реорганизации участвуют два и более обществ, сообщение о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации обществ обществом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным договором о слиянии или договором о присоединении. При этом кредиторы общества не позднее чем в течение тридцати дней с даты последнего опубликования сообщения о реорганизации общества вправе потребовать в письменной форме досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения такого обязательства - его прекращения и возмещения связанных с этим убытков.

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в государственной регистрации, установленный "статьей 23" Закона о государственной регистрации, включает в себя непредставление определенных названным Законом необходимых для государственной регистрации документов.

Из "пунктов 2 статьи 54" Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что место нахождения общества определяется местом его государственной регистрации, о чем указывается в учредительных документах. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Судом апелляционной инстанции установлено, что общество "У.М.-У." зарегистрировано в качестве юридического лица 03.07.2013 Межрайонной инспекцией. Руководителем и учредителем данного общества значится З.А.А.; адресом регистрации организации является г. Екатеринбург, ул. Восточная, д. 160а, пом. N 17.

Помещение по данному адресу на праве собственности принадлежит обществу с ограниченной ответственностью "Ф.П.". Согласно сообщению руководителя общества с ограниченной ответственностью "Ф.П." с обществом "У.М.-У." был заключен договор аренды рабочего места от 01.10.2013, сроком действия до 31.12.2013. С 01.01.2014 общество "У.М.-У." прекратило использование помещения по данному адресу, исполнительный орган по указанному адресу не находится, связь с указанным обществом не осуществляется. Единственным участником общества "У.М.-У." 21.10.2013 принято решение N 4 о присоединении к обществу общества "У.М. - 7" и общества с ограниченной ответственностью "У.М. - 5".

После внесения в реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации общество "У.М.-У." дважды с периодичностью один раз в месяц публиковало в средствах массовой информации уведомление о своей реорганизации (20.11.2013, 25.12.2013). В сообщении указан адрес, по которому могут быть предъявлены требования кредиторов, а именно - г. Екатеринбург, ул. Восточная, д. 160А, пом. 17.

Таким образом, суд апелляционной инстанции заключил, что общество "У.М.-У." создано незадолго до процедуры реорганизации (03.07.2013), и подписало упомянутое общество договор аренды рабочего места на период с 01.10.2013 по 31.12.2013 исключительно с целью проведения процедуры реорганизации. После опубликования уведомления о реорганизации общество перестало находиться по данному адресу в связи с окончанием арендных отношений.

В реестр юридических лиц 25.02.2014 внесена запись об изменении адреса места регистрации общества "У.М.-У." на адрес: г. Екатеринбург, ул. Луначарского, д. 77.

В ходе осмотра указанного адреса установлено, что по этому адресу расположено административное здание в 7 этажей, общество "У.М.-У." в здании не располагается (акты проверки данных учета сведений об адресе общества "У.М.-У.", составленные налоговым органом).

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии со "статьей 71" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание изложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции установил, что в опубликованном уведомлении о реорганизации юридического лица содержатся недостоверные сведения об адресе общества "У.М.-У.", что является ненадлежащим уведомлением кредиторов о проводимой реорганизации, в заявлении о внесении записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица также содержатся недостоверные сведения относительно адреса одной из организаций, участвующих в процессе реорганизации - общества "У.М.-У.".

Поскольку для государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с реорганизацией в форме присоединения в регистрирующий орган не представлены все необходимые документы ("пункт 1 статьи 23" Закона о регистрации юридических лиц), суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований и признания оспариваемого решения регистрирующего органа незаконным.

Данный вывод суда апелляционной инстанции является правильным, соответствует материалам дела и требованиям законодательства.

Кроме того, судом апелляционной инстанции установлено следующее.

По сведениям реестра юридических лиц директором и учредителем общества "У.М.-У." является З.А.А.

В ходе проверочных мероприятий, в частности, в результате допроса З.А.А. (протоколы допроса от 30.05.2014, 29.10.2014) налоговым органом установлено, что он работает таксистом, зарегистрировать на себя юридическое лицо ему предложил С.Р.М., который является директором общества "У.М. - 7". Все действия по регистрации общества "У.М.-У." осуществлялись З.А.А. по просьбе и при участии С.Р.М. О деятельности и работниках общества "У.М.-У." З.А.А. ничего не знает.

Инспекцией в отношении общества "У.М. - 7" проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2009 по 31.12.2012, по результатам которой составлен акт от 27.05.2013 N 08-34/12 и вынесено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 28.06.2013 N 08-38/21, на основании которого налогоплательщику начислены налоги, пени, штрафы в общей сумме 41 086 385 руб. 71 коп.

Доначисление налогов произведено с применением расчетного метода в связи с непредставлением налогоплательщиком необходимых первичных документов ("подпункт 7 пункта 1 статьи 31" Налогового кодекса Российской Федерации). В ходе выездной проверки обществу "У.М. - 7" неоднократно выставлялись требования о представлении документов; затем налоговым органом вынесено постановление от 05.03.2013 N 08-43/03 о производстве выемки документов и предметов, проведен осмотр помещения офиса налогоплательщика по адресу: г. Тюмень, ул. Пермякова, д. 1, оф. 609, в ходе которого наличие документов, необходимых для проведения проверки, не установлено, о чем были составлены протоколы от 05.03.2013 N 01, 258. Налоговым органом 05.03.2013 составлен акт о противодействии проведению выездной налоговой проверки, выразившемся в необеспечении прав должностных лиц налогового органа, проводящих проверку, ознакомиться с подлинниками всех документов, необходимых для осуществления налоговой проверки.

В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом выявлены взаиморасчеты общества "У.М. - 7" с недобросовестными контрагентами и взаимозависимыми организациями, через которые директором данного общества С.Р.М. осуществлялось обналичивание денежных средств.

Решение налогового органа от 28.06.2013 N 08-38/21, вынесенное по результатам выездной налоговой проверки, обжаловано обществом "У.М. - 7" в арбитражный суд. Решением Арбитражного суда Тюменской области от 23.01.2014 по делу N А70-11398/2013 в удовлетворении заявленных требований отказано. Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2014 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Судами признано правомерным применение налоговым органом расчетного метода при исчислении налогов и, соответственно, начисление 41 086 385 руб. 71 коп. задолженности.

В период проведения выездной налоговой проверки 08.11.2012 в той же инспекции зарегистрирована и поставлена на налоговый учет организация с аналогичным наименованием - общество "У.М. - 7" (ИНН 7202241604), с аналогичным адресом: г. Тюмень, ул. Комсомольская, 8-27, аналогичным видом деятельности - работы по погружению свай. Учредителем и руководителем в данной организации является С.М.А. - отец С.Р.М. - генерального директора общества "У.М. - 7", в отношении которого проводилась выездная налоговая проверка.

Установив вышеуказанные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что действия по реорганизации общества "У.М. - 7" в форме присоединения к обществу "У.М.-У." с номинальным директором и учредителем были направлены, в том числе, на уклонение от уплаты налогов, в связи с чем представляют собой злоупотребление правом ("статья 10" Гражданского кодекса Российской Федерации).

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявления общества "У.М. - 7" о признании недействительным решения регистрирующего органа от 27.03.2014.

 

1.5. Исходя из конкретных обстоятельств дела, суд кассационной инстанции признал правомерным отказ в государственной регистрации ликвидации юридического лица, указав, в частности, на то, что, действуя разумно и осмотрительно, налогоплательщик должен был не совершать действий, которые могли бы повлечь за собой неблагоприятные последствия как для самого юридического лица, так и для его кредиторов, в том числе не утверждать ликвидационный баланс до получения результатов камеральной налоговой проверки.

По делу N А13-1457/2015 общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения Инспекции от 13.11.2014 об отказе в государственной регистрации ликвидации юридического лица.

Решением суда первой инстанции от 17.04.2015, оставленным без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2015, заявление общества удовлетворено. Решение Инспекции от 13.11.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица признано недействительным. На Инспекцию возложена обязанность по осуществлению регистрационных действий по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) сведений о прекращении деятельности общества в связи с его ликвидацией.

В кассационной жалобе Инспекция просила отменить вынесенные решение и постановление и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт - об отказе обществу в удовлетворении заявления.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следовало из материалов дела, общество зарегистрировано в качестве юридического лица 13.07.2006 Инспекцией.

На основании решения единственного участника общества от 24.06.2014 общество подлежало ликвидации. Этим же решением создана ликвидационная комиссия во главе с председателем Т.А.В.

Информация о принятом решении о ликвидации общества направлена в Инспекцию, а также размещена в журнале "Вестник государственной регистрации" от 09.07.2014. В сообщении, размещенном в указанном издании, кредиторам предложено предъявить ликвидатору свои требования в течение двух месяцев с момента опубликования данного сообщения.

Инспекцией 08.07.2014 инициирована камеральная налоговая проверка налогового расчета сумм, выплаченных иностранным организациям доходов и удержанных налогов за финансовый 2013 год, представленного обществом в этот же день.

Акт камеральной налоговой проверки составлен 08.09.2014 и вручен ликвидатору 15.09.2014.

По результатам упомянутой налоговой проверки обществу надлежало уплатить в бюджет неудержанный налог на прибыль с доходов, полученных иностранной компанией от источников в Российской Федерации, за 2013 год в сумме 12 665 445 руб., а также пеней за просрочку платежа - 999 620 руб. 25 коп.

По истечении двухмесячного срока, 10.09.2014 ликвидатором общества составлен промежуточный ликвидационный баланс, в котором отсутствовала указанная сумма кредиторской задолженности.

Сведения о промежуточном ликвидационном балансе общества были внесены Инспекцией в ЕГРЮЛ за ГРН 2143528117929.

После истечения срока на предъявление кредиторами своих требований ликвидатору, а также после расчетов с ними, 05.11.2014 ликвидатором составлен ликвидационный баланс общества. Утвержденный единственным участником общества ликвидационный баланс представлен в Инспекцию с заявлением ликвидатора о прекращении юридического лица в связи с его ликвидацией.

Отказ в государственной регистрации сведений о прекращении юридического лица в связи с ликвидацией общества, оформленный решением Инспекции от 13.11.2014, оспорен обществом в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявление Компании, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что мероприятия, предписанные ликвидационной комиссии в "статье 63" Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), были выполнены, а необходимые документы, предусмотренные в "статье 21" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), представлены в Инспекцию.

Отклоняя возражения Инспекции о том, что документы, представленные ликвидатором общества, содержали недостоверные сведения о кредиторской задолженности (установленной в ходе камеральной налоговой проверки), суды первой и апелляционной инстанций посчитали, что наличия только сведений об этом для отказа в совершении регистрационных действий недостаточно. В данном случае, по мнению судов двух инстанций, Инспекции необходимо было предъявить ликвидатору в установленный законом срок указанные требования, либо подтвердить эти требования вступившим в законную силу судебным актом.

В соответствии со "статьей 63" ГК РФ в обязанности ликвидационной комиссии, помимо прочего, входит составление промежуточного ликвидационного баланса, а также ликвидационного баланса юридического лица после завершения расчетов с его кредиторами.

"Пунктом 1 статьи 21" Закона N 129-ФЗ предусмотрены необходимые документы, подлежащие представлению ликвидатором в регистрирующий орган для государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией. В частности, одним из основных документов является ликвидационный баланс ликвидируемого юридического лица.

В силу "подпункта "а" пункта 1 статьи 23" Закона N 129-ФЗ основанием для отказа в регистрации юридического лица является непредставление ликвидатором определенных указанным Федеральным "законом" необходимых для государственной регистрации документов. При этом предоставляемые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и содержать достоверную информацию.

Как следует из материалов дела, основанием для отказа в государственной регистрации общества в связи с его ликвидацией и для принятия Инспекцией соответствующего решения послужило представление ликвидатором общества недостоверного ликвидационного баланса.

Инспекция посчитала, что отсутствие в данном документе сведений о задолженности перед бюджетом в установленной актом камеральной проверки сумме, а также сведений о ее погашении обществом, не соответствует действительности и препятствует совершению регистрационного действия.

В обоснование своих возражений Инспекция привела обстоятельства, а также представила доказательства, не опровергнутые обществом, которые подтверждают следующие факты: ликвидатор общества Т.А.В. знал о начале камеральной налоговой проверки, а также участвовал в ней и давал показания; до составления ликвидационного баланса общества ликвидатор получил акт упомянутой налоговой проверки, обжаловал решение от 03.12.2014, вынесенное Инспекцией по итогам камеральной проверки о взыскании с общества задолженности и пеней.

В силу "статьи 63" ГК РФ промежуточный ликвидационный баланс предполагает включение в него сведений о размере кредиторской задолженности тех кредиторов, которые предъявили свои требования в установленный срок, а также сведений об активах, за счет которых подлежат удовлетворению требования кредиторов.

Ликвидационный баланс в свою очередь предусматривает отсутствие в нем сведений о кредиторской задолженности в каком-либо размере.

Как видно из материалов настоящего дела, на момент составления промежуточного и ликвидационного балансов в отношении общества проводилась камеральная налоговая проверка.

Согласно "пункту 1 статьи 82" и "статье 88" Налогового кодекса Российской Федерации камеральная налоговая проверка является налоговым контролем за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном указанным "Кодексом".

Камеральная налоговая проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации (расчета).

Судами двух инстанций установлено, что Компания как налогоплательщик, в лице ликвидатора, в ходе ликвидации знала об указанной налоговой проверке, а также о том, что законный срок проверки на дату составления промежуточного баланса не истек. Поэтому у налогового органа на тот момент отсутствовали основания для предъявления ликвидатору соответствующего требования в порядке, предусмотренном Налоговым "кодексом" Российской Федерации.

Действуя разумно и осмотрительно в данном случае, налогоплательщик должен был не совершать действий, которые могли бы повлечь за собой неблагоприятные последствия как для самого общества, так и для его кредиторов, в том числе не утверждать ликвидационный баланс до получения результатов указанной проверки.

В данном случае, не дождавшись результатов проверки, ликвидатор составил промежуточный баланс без учета установленной в ходе налогового контроля обязанности Компании уплатить налоги и иные обязательные платежи.

Отсутствие сведений об этом также было отражено ликвидатором в ликвидационном балансе, составленном уже после проведения налоговой проверки.

Поскольку в ликвидационном балансе, представленном обществом вместе с заявлением о его государственной регистрации в связи с ликвидацией, отсутствовали сведения о кредиторской задолженности, суды пришли к ошибочному выводу об отсутствии у Инспекции оснований для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица, предусмотренных "подпунктом "а" пункта 1 статьи 23" Закона N 129-ФЗ.

По мнению суда кассационной инстанции, сделанные судами выводы не соответствуют фактическим установленным обстоятельствам дела и основаны на неправильном применении норм "Закона N 129-ФЗ".

Приведенные обществом в заявлении и отзыве на жалобу доводы о том, что на момент подачи заявления в регистрирующий орган ликвидационный баланс ликвидируемого юридического лица отвечал требованиям действующего законодательства, поскольку на дату его утверждения сведения о задолженности по налогам отсутствовали, кассационной инстанцией не принимается в силу фактических обстоятельств дела, опровергающих эти доводы.

Установленные Инспекцией обстоятельства являлись основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица. При этом сами причины недостоверности сведений, содержащихся в ликвидационном балансе общества, не имеют правового значения.

Кроме того, в силу "пункта 5 статьи 64" ГК РФ, требования кредитора, заявленные после истечения срока, установленного ликвидационной комиссией для их предъявления, удовлетворяются из имущества ликвидируемого юридического лица, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в срок.

Согласно "части 2 статьи 201" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Поскольку оспариваемое обществом в судебном порядке решение Инспекции соответствует закону, у суда первой и апелляционной инстанций отсутствовали основания для удовлетворения заявления в полном объеме.

 

1.6. С учетом того, что помимо недоимки у юридического лица имелась переплата по налогам, которая в общем размере перекрывала образовавшуюся недоимку, суд кассационной инстанции признал недействительным решение об отказе в государственной регистрации ликвидации юридического лица в связи с непредставлением ликвидационного баланса, отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами. При этом суд кассационной инстанции отметил, что в такой ситуации само по себе неотражение в ликвидационном балансе упомянутых сумм не свидетельствует о недостоверности баланса, препятствующем государственной регистрации ликвидации юридического лица. Возражения против ликвидации юридического лица могут быть заявлены кредитором такого лица, обладающим реальными требованиями к ликвидируемому лицу.

По делу N А60-30182/2014 общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией от 24.06.2014, обязании регистрирующего органа внести в Единый государственный реестр юридических лиц запись о прекращении деятельности общества.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 06.10.2014 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.01.2015 решение суда первой инстанции от 06.10.2014 оставлено без изменения, производство по апелляционной жалобе Д.Б.А. прекращено.

В кассационных жалобах общество, Д.Б.А. просили решение суда первой инстанции от 06.10.2014 и постановление суда апелляционной инстанции от 12.01.2015 отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следовало из материалов дела, общество зарегистрировано в качестве юридического лица 17.04.2012.

Участником общества Д.Б.А. 16.12.2013 приняты решения, оформленные протоколом N 3, о ликвидации названного общества, назначении ликвидатором Х.Т.М., направлении в регистрирующий орган уведомления о принятии решения о ликвидации юридического лица.

Сообщение о ликвидации общества опубликовано 25.12.2013 в "Вестнике государственной регистрации". В сообщении указано, что требования кредиторов могут быть заявлены в течение двух месяцев с момента публикации.

Участником общества Д.Б.А. 11.04.2014 принято решение об утверждении промежуточного ликвидационного баланса, оформленное протоколом N 4.

Согласно справке Инспекции N 29234 общество по состоянию на 14.04.2014 не имеет неисполненной обязанности по уплате налогов.

Решением участника общества от 14.04.2014 N 5 утвержден ликвидационный баланс.

Ликвидатор общества Х.Т.М. 17.06.2014 представил в регистрирующий орган заявление о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией по "форме N Р16001", решение единственного участника общества от 14.04.2014 N 5, ликвидационный баланс, документ, подтверждающий представление сведений в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации, справку об уплате налогов, документ об уплате государственной пошлины, публикацию.

По результатам рассмотрения представленных документов регистрирующим органом принято решение от 24.06.2014 об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности общества на основании "подпункта "а" пункта 1 статьи 23" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в связи с тем, что ликвидационный баланс содержит недостоверные сведения, следовательно, считается непредставленным.

Полагая, что указанное решение не соответствует требованиям действующего законодательства, нарушает его права и законные интересы, общество обратилось в арбитражный суд с требованием о признании решения Инспекции от 24.06.2014 недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции установил, что на дату подачи обществом документов на государственную регистрацию у данного общества имелась переплата по налогам (справка от 10.06.2014 N 19431), в связи с чем ликвидатор обязан был довести до сведения участника общества соответствующую информацию. Поскольку доказательства информирования участника общества о наличии переплаты по налогам не представлены, то ликвидационные мероприятия в отношении общества не завершены; в связи с этим в действиях ликвидатора имеется злоупотребление правом ("статья 10" Гражданского кодекса Российской Федерации) и, кроме того, ликвидационный баланс от 14.04.2014 утратил свою актуальность и перестал быть достоверным.

Рассматривая апелляционную жалобу общества, суд апелляционной инстанции установил, что у данного общества имелась не только переплата по налогам в сумме 26 422 руб. 97 коп., но и недоимка по налогу на добавленную стоимость в сумме 3459 руб., при этом данные сведения не были отражены в ликвидационном балансе, поэтому следует считать, что ликвидационный баланс на государственную регистрацию не представлен.

В части рассмотрения требований общества по существу обжалуемые судебные акты подлежат отмене как принятые с нарушением норм материального права.

В соответствии с положениями "статей 61" - "64" Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица по решению учредителей (участников) означает добровольное прекращение деятельности такого юридического лица. При этом прекращение деятельности одного лица не должно преследовать своей целью причинение вреда другому лицу ("статьи 1", "10" того же Кодекса).

Предусмотренная названными нормами процедура ликвидации юридического лица предполагает действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению его кредиторов; предоставлению кредиторам возможности заявить свои требования; составлению ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами; определению порядка ликвидации (в том числе путем признания юридического лица несостоятельным (банкротом)).

При этом ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана действовать добросовестно и разумно в интересах как ликвидируемого юридического лица, так и его кредиторов.

Кроме того, необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию. Поэтому представление ликвидационного баланса, не отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица.

В рассматриваемом случае судами установлено, что на момент получения обществом справки Инспекции N 29234 (14.04.2014) задолженности у данного общества по налогам не имелось. Однако по состоянию на дату вынесения Инспекцией оспариваемого решения (24.06.2014) переплата по налогам составила 26 422 руб. 97 коп., недоимка по налогу на добавленную стоимость - 3459 руб. (требование об уплате налога от 27.06.2014 N 342882).

Поскольку в качестве основания возникновения недоимки указана налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость за I квартал 2014 года, представленная в Инспекцию 16.04.2014, то общество не могло не знать о наличии задолженности перед бюджетом. Но при этом у данного общества имелась и переплата по налогам, которая в общем размере перекрывала образовавшуюся недоимку.

С учетом изложенного само по себе неотражение в ликвидационном балансе упомянутых сумм не свидетельствует о недостоверности баланса, препятствующем государственной регистрации ликвидации юридического лица. Возражения против ликвидации юридического лица могут быть заявлены кредитором такого лица, обладающим реальными требованиями к ликвидируемому лицу. В свою очередь судебные акты должны быть направлены на защиту и восстановление нарушенных прав заинтересованного лица ("статья 4" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, у судов первой и апелляционной инстанций не имелось правовых оснований для вывода о законности решения Инспекции от 24.06.2014 и отказа в удовлетворении заявления общества.

 

1.7. Учитывая, что жалоба на решение об отказе в государственной регистрации вышестоящим регистрирующим органом не рассматривалась по существу ввиду отсутствия документов, подтверждающих полномочия подписавшего ее лица, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что юридическим лицом не соблюден досудебный порядок обжалования решения об отказе в государственной регистрации.

По делу N А27-62/2015 общество обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения от 16.10.2014 N 562 об отказе в государственной регистрации юридического лица; обязании регистрирующего органа устранить допущенные нарушения и вынести решение по документам, представленным для государственной регистрации.

Решением суда от 24.02.2015 заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

Решение Инспекции от 16.10.2014 N 562 об отказе в государственной регистрации юридического лица признано незаконным. Суд обязал Инспекцию устранить допущенные нарушения прав и охраняемых законом интересов заявителя путем вынесения в установленном действующим законодательством порядке решения по документам общества, представленным для государственной регистрации.

Не согласившись с решением суда, Инспекция обратилась в Седьмой Арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, нарушение норм процессуального права, просила решение суда отменить, вынести новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь, кроме того, на несоблюдение обществом досудебного порядка.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что заявление общества подлежит оставлению без рассмотрения по следующим основаниям.

В соответствии с "частью 1 статьи 197" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями должностных лиц, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим "Кодексом", с особенностями, установленными в настоящей главе.

В соответствии с "частью 5 статьи 4" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на рассмотрение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

Решением от 16.10.2014 N 562 Инспекция отказала в государственной регистрации юридического лица.

Не согласившись с данным решением, общество 25.11.2014 обратилось с жалобой в Управление.

Решением Управления от 28.11.2014 N 42 жалоба общества оставлена без рассмотрения на основании "пункта 1 статьи 25.5" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), так как не представлены документы, подтверждающие полномочия Е.А.С. на обращение с жалобой от имени К.Т.А. (ликвидатор общества), что послужило основанием для обращения общества в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из соблюдения обществом досудебного порядка урегулирования спора.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с указанным выводом суда.

22.08.2014 вступил в законную силу Федеральный "закон" от 21.07.2014 N 241-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", которым установлен обязательный досудебный порядок обжалования решений об отказе в государственной регистрации.

Так, согласно "абзацу 2 пункта 1 статьи 25.2" Закона N 129-ФЗ решение территориального регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган путем подачи жалобы в порядке, установленном настоящим Федеральным "законом". Решение территориального регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в суд и (или) в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со "статьей 2" настоящего Федерального закона, только после его обжалования в вышестоящий регистрирующий орган.

"Пунктом 2 части 1 статьи 148" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком.

Порядок обжалования решения о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации установлен "главой VIII.1" Закона N 129-ФЗ.

Согласно "пункту 1 статьи 25.2" названного Закона решение территориального регистрирующего органа о государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со "статьей 2" указанного Федерального закона, путем подачи жалобы в порядке, установленном названным Федеральным "законом", и (или) обжаловано в судебном порядке.

Заинтересованное лицо имеет право обжаловать решение регистрирующего органа о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации, если, по мнению этого лица, такое решение нарушает его права.

Жалобой в целях указанной главы признается обращение заинтересованного лица в вышестоящий территориальный регистрирующий орган, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со "статьей 2" названного Федерального закона, предметом которого является обжалование решения регистрирующего органа о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации.

Основания для оставления жалобы без рассмотрения предусмотрены "пунктом 1 статьи 25.5" Закона N 129-ФЗ. В соответствии с "подпунктом "а" пункта 1" названной статьи вышестоящий регистрирующий орган или федеральный орган исполнительной власти оставляет жалобу без рассмотрения, если она не подписана лицом, подавшим жалобу, или его представителем либо не представлены документы, оформленные в установленном порядке и подтверждающие полномочия представителя на ее подписание.

Доказательства того, в Управление соответствующие документы, подтверждающие полномочия Е.А.С., представлялись материалы дела, не содержат.

Учитывая, что решением Управления от 28.11.2014 жалоба К.Т.А. не рассматривалась по существу ввиду отсутствия документов, подтверждающих полномочия лица, ее подписавшего, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что обществом не соблюден досудебный порядок обжалования решения об отказе в государственной регистрации в вышестоящий регистрационный орган.

 

2. По вопросу оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

2.1. При разрешении спора о признании недействительными решений о государственной регистрации суды пришли к выводу о том, что без признания недействительными решений общих собраний участников юридического лица, независимо от обстоятельств, в силу которых лицо не согласно с этими решениями, на основании которых в Инспекцию были поданы соответствующие заявления о государственной регистрации изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о юридическом лице, решения регистрирующего органа, принятые по результатам рассмотрения поданных заявлений, не могут быть признаны недействительными.

По делу N А40-77362/13 Г.А.В. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительными решений Межрайонной инспекции о государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 14 мая 2014 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 октября 2014 г., в удовлетворении требований отказано в связи с избранием заявителем ненадлежащего способа защиты нарушенного права.

В кассационной жалобе на вынесенные по делу судебные акты Г.А.В. настаивал на своих доводах о недействительности решений общих собраний участников общества о смене генеральных директоров и месте нахождения общества как принятых с существенным нарушением установленных Федеральным "законом" от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" требований к порядку их созыва и проведения, а также ссылается на уклонение судов от проверки доводов заявителя о ничтожности решений общих собраний участников общества и на необоснованное непринятие судом первой инстанции к рассмотрению поданного в ходе рассмотрения дела заявления об увеличении объема своих требований, в связи с чем просит решение от 14 мая 2014 г. и постановление от 24 октября 2014 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что обжалуемые заявителем судебные акты отмене не подлежат в связи со следующим.

Порядок государственной регистрации изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о юридических лицах прямо урегулирован Федеральным "законом" от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", согласно которому установлен заявительный порядок регистрации изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о юридических лицах.

В соответствии с "пунктом 1.2 статьи 9" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заявление, уведомление или сообщение представляется в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяется подписью уполномоченного лица, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 17" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в заявлении подтверждается, что изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах и в заявлении, достоверны и соблюден установленный федеральным законом порядок принятия решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица.

В соответствии с "пунктом 2" этой же статьи в заявлении о внесении в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 11" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 25.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заинтересованное лицо имеет право обжаловать решение регистрирующего органа о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации, если, по мнению этого лица, такое решение нарушает его права.

В соответствии с "частью 4 статьи 198" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом.

При разрешении спора по существу суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что без признания недействительными решений общих собраний участников общества, независимо от обстоятельств, в силу которых Г.А.В. не согласен с этими решениями, на основании которых в Межрайонную инспекцию были поданы соответствующие заявления о государственной регистрации изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения об обществе, решения регистрирующего органа, принятые по результатам рассмотрения поданных заявлений, не могут быть признаны недействительными.

Отказ суда первой инстанции в принятии к рассмотрению дополнительных требований Г.А.В. о признании недействительными решений общих собраний участников общества (протокол судебного заседания от 10 февраля 2015 г.) не препятствует этому лицу оспорить эти решения путем предъявления соответствующих требований в арбитражный суд в установленном порядке, поэтому и эти доводы заявителя не могут служить основанием для отмены обжалуемых им судебных актов.

 

2.2. С учетом того, что оспариваемое решение о государственной регистрации было принято на основании определения о повороте исполнения судебного акта, суды пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требования о признании недействительным соответствующего решения. Суд кассационной инстанции также указал, что сами по себе оспариваемые решение и запись не влекут возникновения, изменения или прекращения прав заявителя на долю в уставном капитале общества, поскольку государственная регистрация изменений в составе участников юридического лица обусловлена конкретными основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей, установленными законом. Избрание лицом ненадлежащего способа защиты своего нарушенного права является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

По делу N А40-110320/14 Т.А.В. обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к Межрайонной инспекции с требованиями о признании незаконным решения о государственной регистрации, недействительной записи в ЕГРЮЛ и об обязании устранить допущенные нарушения права Т.А.В.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 8 декабря 2014 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 марта 2015 года, в удовлетворении требований Т.А.В. отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Т.А.В. обратился с кассационной жалобой, в которой просил отменить решение и постановление суда апелляционной инстанции, направить дело на новое рассмотрение. В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылался на нарушение судом норм процессуального и материального права, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, 11 июня 2014 года в Единый государственный реестр юридических лиц в отношении общества внесена запись за ГРН 2147747535912 о признании недействительной ранее внесенной в Единый государственный реестр юридических лиц записи от 3 июля 2013 года за ГРН 21377447536903 на основании решения судебного органа, а именно: в качестве участника общества зарегистрирована Т.И.А. с размером доли 40% уставного капитала общества, а доля Т.А.В. изменена до 40% размера уставного капитала общества.

Судами указано, что Межрайонной инспекцией в материалы дела представлены копия определения Арбитражного суда города Москвы от 21 мая 2014 года по делу N А40-91528/12, согласно которому произведен поворот исполнения постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 года путем признания недействительным решения N 360490Б от 3 июля 2013 года, на основании которого в Единый государственный реестр юридических лиц внесена регистрационная запись от 3 июля 2013 года N 2137747536903 о признании судом недействительным решения Межрайонной инспекции от 26 апреля 2011 года N 144190А, на основании которого в Единый государственный реестр юридических лиц внесена регистрационная запись от 26 апреля 2013 года за N 8117746084460.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями "пункта 1 статьи 11" Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", "статьями 16", "198" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что оспариваемое решение Межрайонной инспекции принято на основании вступившего в законную силу определения Арбитражного суда города Москвы от 21 мая 2014 года по делу N А40-91528/12, пришел к выводу, что отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, также указал, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, поскольку выбранный истцом способ защиты не направлен на восстановление его нарушенных прав.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций, полагает выводы судов законными и обоснованными.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 11" Гражданского кодекса Российской Федерации арбитражный суд осуществляет защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав.

Согласно "части 1 статьи 4" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном названным "Кодексом".

Защита гражданских прав осуществляется способами, перечисленными в "статье 12" Гражданского кодекса Российской Федерации, а также иными способами, предусмотренными в законе.

Истец свободен в выборе способа защиты своего нарушенного права, однако избранный им способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, характеру нарушения. В тех случаях, когда закон предусматривает для конкретного правоотношения определенный способ защиты, то лицо, обращающееся в суд, вправе воспользоваться именно этим способом.

Избранный способ защиты в случае удовлетворения требований истца должен привести к восстановлению нарушенных или оспариваемых прав.

В соответствии с "ч. 1 ст. 16" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с "п. 1 ст. 11" Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 25.1" Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заинтересованное лицо имеет право обжаловать решение регистрирующего органа о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации, если, по мнению этого лица, такое решение нарушает его права.

Суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что сами по себе оспариваемые решение и запись не влекут возникновения, изменения или прекращения прав заявителя на долю в уставном капитале общества, поскольку государственная регистрация изменений в составе участников юридического лица обусловлена конкретными основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей, установленными законом.

Избрание лицом ненадлежащего способа защиты своего нарушенного права является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

 

2.3. Поскольку положения законодательства о государственной регистрации не наделяют регистрирующий орган правом отмены ранее принятых им же решений, а внесение в ЕГРИП записи о прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя на основании принятого и не отмененного в установленном порядке решения Инспекции о государственной регистрации не может рассматриваться в качестве технической ошибки, которую регистрирующий орган вправе самостоятельно исправить, суды пришли к выводу о том, что оспариваемое заявителем решение о признании ошибочной записи о прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя противоречит нормам действующего законодательства.

По делу N А56-58680/2014 М.М.Е. обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции от 20.02.2013 N 135 о признании ошибочной записи о прекращении деятельности в качестве индивидуального предпринимателя и о возложении на Инспекцию обязанности устранить допущенные нарушения.

Решением от 02.12.2014 требования заявителя удовлетворены.

Постановлением апелляционного суда от 02.04.2015 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права и несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела, просила решение от 02.12.2014 и постановление от 02.04.2015 отменить, направить дело на новое рассмотрение.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следовало из материалов дела, М.М.Е. 12.03.1998 была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя в Приозерском территориальном отделении Учреждения юстиции Ленинградской областной регистрационной палаты.

В Инспекцию 30.01.2013 поступило заявление М.М.Е. о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, что подтверждается соответствующим заявлением и распиской в получении документов, представленных в регистрирующий орган.

Инспекция 06.02.2013 приняла решение N 67 о внесении в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП) сведений о прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя на основании принятого им решения и выдала М.М.Е. свидетельство от 06.02.2013 серии 47 N 002714798 о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, а также уведомление от 06.02.2013 о снятии с учета физического лица в налоговом органе.

Регистрирующий орган 20.02.2013 принял решение N 135 о признании ошибочной записи в ЕГРИП о прекращении деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с технической ошибкой, допущенной регистрирующим органом.

На основании указанного решения в ЕГРИП была внесена запись об ошибочном внесении записи о прекращении деятельности М.М.Е. в качестве индивидуального предпринимателя.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 22.3" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности осуществляется на основании представляемых в регистрирующий орган следующих документов: а) подписанного заявителем заявления о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; б) документа об уплате государственной пошлины; в) документа, подтверждающего представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с "подпунктами 1" - "8 пункта 2 статьи 6" и "пунктом 2 статьи 11" Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" и в соответствии с "частью 4 статьи 9" Федерального закона "О дополнительных страховых взносах на накопительную пенсию и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений". В случае, если предусмотренный настоящим подпунктом документ не представлен заявителем, указанный документ (содержащиеся в нем сведения) предоставляется по межведомственному запросу регистрирующего органа соответствующим территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации в электронной форме в порядке и сроки, которые установлены Правительством Российской Федерации.

В силу "подпункта "з" пункта 1 статьи 23" Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации осуществляется, в частности, при наличии сведений о невыполнении требований "подпункта "в" пункта 1 статьи 22.3" Закона N 129-ФЗ.

В соответствии с "пунктом 15 статьи 15" Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" (далее - Закон N 212-ФЗ) в случае прекращения деятельности организации в связи с ее ликвидацией либо прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя до конца расчетного периода плательщики страховых взносов, указанные в ""а"" и ""б" пункта 1 части 1 статьи 5" названного Федерального закона, обязаны до дня подачи в регистрирующий орган заявления о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией либо заявления о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя соответственно представить в орган контроля за уплатой страховых взносов расчет по начисленным и уплаченным страховым взносам за период с начала расчетного периода по день представления указанного расчета включительно. Указанный расчет может быть представлен в форме электронного документа в соответствии с требованиями "части 10" указанной статьи. Разница между суммой страховых взносов, подлежащей уплате в соответствии с указанным расчетом, и суммами страховых взносов, уплаченными плательщиками страховых взносов с начала расчетного периода, подлежит уплате в течение 15 календарных дней со дня подачи такого расчета или возврату плательщику страховых взносов в соответствии со "статьей 26" названного Федерального закона.

Податель жалобы полагает, что им правомерно принято решение о признании ошибочной записи о прекращении деятельности предпринимателя от 20.02.2013, поскольку в порядке межведомственного взаимодействия от Пенсионного фонда были получены данные о том, что предприниматель М.М.Е. не представляла сведения, предусмотренные "пунктом 15 статьи 15" Закона N 212-ФЗ.

Указанный довод подлежит отклонению по следующим основаниям.

В "статье 8" Закона N 129-ФЗ определено, что государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган.

В соответствии с "пунктом 5" Правил представления в регистрирующий орган иными государственными органами сведений в электронной форме, необходимых для осуществления государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также для ведения Единых государственных реестров юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.12.2011 N 1092, представление в регистрирующий орган территориальными органами Пенсионного фонда Российской Федерации документа, предусмотренного "подпунктом "в" пункта 1 статьи 22.3" Закона N 129-ФЗ, осуществляется в течение 2 рабочих дней, следующих за днем получения межведомственного запроса регистрирующего органа.

Согласно "пункту 2 части 1 статьи 7" Федерального закона от 27.07.2010 N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" (далее - Закон N 210-ФЗ) органы, предоставляющие государственные услуги, не вправе требовать от заявителя представления документов и информации, которые находятся в распоряжении органов, предоставляющих государственные услуги, иных государственных органов, органов местного самоуправления либо подведомственных государственным органам или органам местного самоуправления организаций, участвующих в предоставлении предусмотренных "частью 1 статьи 1" названного Федерального закона государственных и муниципальных услуг, в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами.

В силу "части 6 статьи 7.1" Закона N 210-ФЗ непредставление (несвоевременное представление) органом или организацией по межведомственному запросу документов и информации, указанных в "пункте 2 части 1 статьи 7" названного Федерального закона, в орган, указанный в "абзаце первом части 1 статьи 7" названного Федерального закона, не может являться основанием для отказа в предоставлении заявителю государственной или муниципальной услуги.

Согласно материалам дела налоговый орган в соответствующем порядке и в пределах установленного срока на основании заявления М.М.Е. от 30.01.2013 принял 06.02.2013 решение о государственной регистрации прекращения деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Последующее получение регистрирующим органом сведений из Пенсионного фонда Российской Федерации о непредставлении предпринимателем необходимой информации не может являться основанием для отмены Инспекцией ранее принятого ею решения, поскольку подобное право не закреплено в "Законе N 129-ФЗ".

Законодатель предусмотрел лишь возможность обжалования принятого Инспекцией решения о государственной регистрации или об отказе в регистрации заинтересованным лицом в вышестоящий регистрирующий орган или в суд.

В "статье 4" Закона N 129-ФЗ указано, что к исправлению технической ошибки отнесено внесение исправлений в сведения, включенные в записи государственных реестров на электронных носителях, не соответствующие сведениям, содержащимся в документах, на основании которых внесены такие записи.

В рассматриваемом случае запись в ЕГРИП о прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя соответствовала принятому в бумажном виде решению от 06.02.2013 N 67 о государственной регистрации, которое не было оспорено в вышестоящем регистрирующем органе или в суде заинтересованным лицом.

Следовательно, внесение в ЕГРИП записи о прекращении деятельности физического лица в качестве предпринимателя на основании принятого и не отмененного в установленном порядке решения Инспекции о прекращении деятельности предпринимателя не может рассматриваться в качестве технической ошибки, которую регистрирующий орган вправе самостоятельно исправить.

Таким образом, Инспекция не имела оснований для принятия решения об ошибочной записи о прекращении деятельности М.М.Е. в качестве индивидуального предпринимателя.

Суды обоснованно отклонили доводы налогового органа о пропуске заявителем срока на обжалование его решения.

Согласно "части 4 статьи 198" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Как установлено судом первой инстанции, М.М.Е. узнала о принятом Инспекцией решении только в июле 2014 года из поступившего в ее адрес постановления о возбуждении исполнительного производства от 29.05.2014 N 14842/14/31/47 о взыскании 32 782 руб. 88 коп. страховых взносов на основании постановления Пенсионного фонда Российской Федерации по делу N 05701390034364.

Почтовое уведомление, на которое ссылается Инспекция, не может достоверно свидетельствовать о получении заявителем информации о принятом решении от 20.02.2013, поскольку заполнено с нарушением требований к порядку его оформления, а именно: не содержит полный адрес получателя (не указан номер дома и квартиры).

В материалах дела отсутствует реестр отправленной корреспонденции с отметкой почты, подтверждающий направление в адрес М.М.Е. соответствующих документов об отмене прекращения деятельности предпринимателя, о получении которых в Инспекцию вернулось спорное почтовое уведомление.

Таким образом, налоговый орган не представил иных доказательств, достоверно свидетельствующих о том, что М.М.Е. было известно о принятом Инспекцией решении от 20.02.2013 до июля 2014 года.

Суды правильно применили нормы материального и процессуального права, их выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

В связи с этим кассационная инстанция не находит оснований для иной оценки представленных сторонами доказательств и обстоятельств, установленных судами, а также сделанных ими выводов.

 

2.4. В связи с тем, что после получения решения вышестоящего регистрирующего органа об отмене решения об отказе в государственной регистрации у регистрирующего органа при повторном рассмотрении документов имелась возможность установить факт более ранней регистрации юридического лица с тем же названием, юридическим адресом, видами экономической деятельности, созданного на основании того же решения единственного учредителя, имеющего тот же устав и уставный капитал, оплаченный тем же имуществом, суд признал недействительным оспариваемое решение о государственной регистрации. При этом суд отметил, что из системного толкования положений Федерального "закона" от 08.08.2001 N 129-ФЗ следует, что предусмотренная "абзацем 1 пункта 5 статьи 25.6" указанного Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" обязанность регистрирующего органа вынести решение по документам, представленным для государственной регистрации, не тождественна обязанности по вынесению решения о государственной регистрации. При наличии обстоятельств, предусмотренных "абзацем 2 пункта 5 статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", регистрирующий орган должен вынести решение об отказе в государственной регистрации.

По делу N А09-4395/2015 М.Р.Ф. обратился в Арбитражный суд Брянской области с заявлением о признании незаконным решения Управления N 25-17/00258 от 16.01.2015 в части поручения Межрайонной инспекции по государственной регистрации юридического лица общества, а также о признании незаконным решения Межрайонной от 23.01.2015 о государственной регистрации общества и обязании Межрайонной инспекции исключить из Единого государственного реестра юридических лиц запись о создании общества.

Суд нашел заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с "пунктом 1 статьи 25.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ) заинтересованное лицо имеет право обжаловать решение регистрирующего органа о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации, если, по мнению этого лица, такое решение нарушает его права.

Согласно "пункту 1 статьи 25.2" указанного Федерального закона решение территориального регистрирующего органа о государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со "статьей 2" указанного Федерального закона, путем подачи жалобы в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, и (или) обжаловано в судебном порядке.

"Пунктами 2", "3 статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ предусмотрено, что вышестоящий регистрирующий орган без участия лица, подавшего жалобу, рассматривает жалобу, документы, подтверждающие доводы лица, подавшего жалобу, дополнительные документы, представленные в ходе рассмотрения жалобы, материалы, представленные регистрирующим органом.

По результатам рассмотрения жалобы вышестоящий регистрирующий орган принимает одно из следующих решений: а) об отмене решения регистрирующего органа; б) об оставлении жалобы без удовлетворения.

"Статьей 12" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ установлен исчерпывающий перечень документов, представляемых для государственной регистрации юридического лица.

"Пунктом 4 статьи 9" указанного Федерального закона предусмотрено, что регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов, кроме документов, установленных данным Федеральным "законом".

Требований о представлении для государственной регистрации юридического лица при его создании отчета независимого оценщика об определении стоимости имущества, вносимого в качестве вклада в уставный капитал, Федеральный "закон" от 08.08.2001 N 129-ФЗ не содержит.

Установив, что единственным основанием для отказа в государственной регистрации явилось отсутствие в пакете документов, представленных 16.09.2014 для государственной регистрации, отчета независимого оценщика об оценке неденежного вклада в уставный капитал общества, Управление своим решением N 25-17/00258 от 16.01.2015 удовлетворило жалобу М.Р.Ф. и правомерно отменило решение Межрайонной инспекции от 23.09.2014 N 7271А об отказе в государственной регистрации.

Указанное решение Управления вынесено в пределах полномочий Управления и с соблюдением требований "статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

Согласно "абзацу 1 пункта 5 статьи 25.6" указанного Федерального закона в случае отмены решения регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации регистрирующий орган обязан вынести решение по документам, представленным для государственной регистрации, в срок не более чем пять рабочих дней со дня получения решения вышестоящего регистрирующего органа или федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в соответствии со "статьей 2" указанного Федерального закона.

Таким образом, изложенное в решении Управления поручение Межрайонной инспекции вынести решение по государственной регистрации при создании юридического лица - общества по документам, представленным 16.09.2014 для государственной регистрации, соответствует требованиям "абзаца 1 пункта 5 статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ и было направлено на принятие мер по восстановлению нарушенных прав и законных интересов заявителя.

В соответствии с "абзацем 2 пункта 5 статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ в случае, если принятие решения о государственной регистрации на момент вынесения решения по результатам рассмотрения жалобы противоречит записям, внесенным в единый государственный реестр юридических лиц или единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей после даты принятия решения об отказе в государственной регистрации, но до даты принятия решения по результатам рассмотрения жалобы, выносится решение об отказе в государственной регистрации.

Из системного толкования вышеприведенных положений Федерального "закона" от 08.08.2001 N 129-ФЗ следует, что предусмотренная "абзацем 1 пункта 5 статьи 25.6" указанного Федерального закона обязанность регистрирующего органа вынести решение по документам, представленным для государственной регистрации, не тождественна обязанности по вынесению решения о государственной регистрации. При наличии обстоятельств, предусмотренных "абзацем 2 пункта 5 статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, регистрирующий орган должен вынести решение об отказе в государственной регистрации.

При этом установление таких обстоятельств, а именно наличие противоречий между принятием решения о государственной регистрации по результатам рассмотрения жалобы и записями, уже внесенным в Единый государственный реестр юридических лиц, является обязанностью именно регистрирующего органа (в данном случае - Межрайонной инспекции).

При таких обстоятельствах суд находит, что решение Управления N 25-17/00258 от 16.01.2015 в оспариваемой части соответствовало закону и не нарушало прав и законных интересов заявителя, в связи с чем оснований для признания данного решения недействительным у суда не имеется, а заявление М.Р.Ф. в указанной части удовлетворению не подлежит.

В то же время решение Межрайонной инспекции от 23.01.2015 N 250А о государственной регистрации общества признается судом недействительным исходя из следующего.

Как следовало из материалов дела, на момент принятия решения от 23.01.2015 N 250А о государственной регистрации общества уже имелось решение Межрайонной инспекции N 7543А от 02.10.2014 о государственной регистрации того же юридического лица, в Единый государственный реестр юридических лиц была внесена запись за государственным регистрационным номером 1143256014637.

При таких обстоятельствах Межрайонная инспекция после получения решения вышестоящего органа должна была вынести решение об отказе в государственной регистрации на основании "абзаца 2 пункта 5 статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

Повторная регистрация одного и того же юридического лица с присвоением ему двух разных ОГРН не соответствует положениям Федерального "закона" от 08.08.2001 N 129-ФЗ, по сути приводит к формальному существованию двух юридических лиц и нарушает права и законные интересы заявителя, поскольку без его волеизъявления на заявителя возлагаются обязанности учредителя и руководителя "второго" юридического лица.

Довод Межрайонной инспекции о том, что в данном случае имела место государственная регистрация двух различных юридических лиц, на основании разных заявлений о государственной регистрации, содержавших в себе волеизъявление М.Р.Ф. именно на государственную регистрацию двух юридических лиц, судом отклоняется исходя из следующего.

Заявление о государственной регистрации от 25.09.2014 было подано М.Р.Ф. в регистрирующий орган после вынесения решения Межрайонной инспекции от 23.09.2014 N 7271А об отказе в государственной регистрации по заявлению от 16.09.2014. Повторно заявление о государственной регистрации от 16.09.2014 М.Р.Ф. не представлялось.

При повторном рассмотрении документов, представленных для государственной регистрации 16.09.2014, после получения решения Управления N 25-17/00258 от 16.01.2015 у регистрирующего органа имелась возможность установить факт регистрации юридического лица с тем же названием, юридическим адресом, видами экономической деятельности, созданного на основании того же решения единственного учредителя, имеющего тот же устав и уставный капитал, оплаченный тем же имуществом.

При таких обстоятельствах заявление М.Р.Ф. подлежит удовлетворению в части признания недействительным решения Межрайонной инспекции от 23.01.2015 N 250А о государственной регистрации.

В соответствии с "пунктом 3 части 5 статьи 201" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в резолютивной части решения по делу об оспаривании действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, об отказе в совершении действий, в принятии решений должны содержаться указание на признание оспариваемых действий (бездействия) незаконными и обязанность соответствующих органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц совершить определенные действия, принять решения или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленный судом срок либо на отказ в удовлетворении требования заявителя полностью или в части.

По смыслу "главы 24" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации требование о понуждении органа, осуществляющего публичные полномочия, принять решение или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя, не является самостоятельным требованием, а рассматривается в качестве способа устранения нарушения прав и законных интересов заявителя. Исходя из смысла закона, при выборе способа устранения нарушенного права суд определяет, насколько испрашиваемый заявителем способ соответствует материальному требованию и фактическим обстоятельствам дела на момент его рассмотрения.

Определение надлежащего способа устранения нарушения прав и законных интересов заявителя входит в компетенцию арбитражного суда в рамках судейского усмотрения, исходя из оценки спорных правоотношений и совокупности установленных обстоятельств по делу. При этом суд в выборе способа восстановления нарушенного права не ограничен указанной заявителем восстановительной мерой.

Согласно "абзацу 2 пункта 5 статьи 25.6" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ в случае отмены решения регистрирующего органа о государственной регистрации регистрирующий орган обязан внести соответствующую запись в срок не более чем пять рабочих дней со дня получения решения вышестоящего регистрирующего органа или федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в соответствии со "статьей 2" настоящего Федерального закона.

Учитывая вышеизложенное, суд находит, что в рассматриваемом случае устранение допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя достигается путем обязания Межрайонной инспекции внести соответствующую запись в Единый государственный реестр юридических лиц в отношении общества (основной государственный регистрационный номер 1153256000589).

 

2.5. Установив, что для государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального были представлены все необходимые документы, суды признали правомерной оспариваемую государственную регистрацию. Суд апелляционной инстанции указал на то, что наличие у физического лица статуса адвоката не могло явиться препятствием для государственной регистрации заявителя в качестве индивидуального предпринимателя, поскольку перечень оснований для отказа, установленный "статьей 23" Федерального закона от 08.08.2001 N 129 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Подобного основания для отказа в государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя названная "статья" не содержит. Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что, обладая специальными знаниями, заявитель, подавая заявление о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, не мог не осознавать, что последствием подачи подобного заявления, с приложением необходимых документов, будет государственная регистрация его в качестве индивидуального предпринимателя.

По делу N А60-39293/2014 Индивидуальный предприниматель Х.О.Б. обратилась в Арбитражный суд Свердловской области к Межрайонной инспекции с исковым заявлением о признании государственной регистрации Х.О.Б. в качестве индивидуального предпринимателя от 26.02.2004 незаконной, записи в едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей за основным государственным регистрационным номером индивидуального предпринимателя 304665405700024 от 26.02.2004 недействительной с момента такой регистрации; обязании ответчика принять меры для восстановления в полном объеме нарушенного права на осуществление адвокатской деятельности и устранения препятствий к его осуществлению, а именно исключить из единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей запись о государственной регистрации физического лица - Х.О.Б. в качестве индивидуального предпринимателя 304665405700024; признании бездействие ответчика, выразившееся в непринятии решения по заявлению Х.О.Б. о государственной регистрации прекращения физическим лицом предпринимательской деятельности, полученному ответчиком 27.05.2008, незаконным и обязании ответчика устранить допущенные нарушения, а именно принять решение о государственной регистрации прекращения физическим лицом - Х.О.Б. деятельности в качестве индивидуального предпринимателя; взыскании с ответчика компенсации морального вреда в размере 100 000 руб. 00 коп.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 19 января 2015 года ходатайство Х.О.Б. о восстановлении срока на подачу заявления о признании незаконными решения и бездействия регистрирующего органа удовлетворено. Суд восстановил срок на подачу заявления о признании незаконными решения и бездействия Межрайонной инспекции. В удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Х.О.Б. обратилась с апелляционной жалобой, в которой просила решение суда отменить полностью и принять по делу новый судебный акт. В обоснование жалобы Х.О.Б. ссылалась на то, что до 25.02.2004, то есть до государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя и до подачи соответствующего заявления, Х.О.Б. уведомила регистрирующий орган о получении статуса адвоката и об учреждении адвокатского кабинета, обратилась в регистрирующий орган для постановки на учет физического лица по месту жительства в качестве адвоката, учредившего адвокатский кабинет. Заявитель указывал, что Х.О.Б. предпринимательскую деятельность не осуществляла и цели ее осуществлять не имела, поэтому получение регистрирующим органом заявления Х.О.Б. о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в совокупности с вышеизложенными обстоятельствами, при отсутствии необходимости и цели осуществлять предпринимательскую деятельность, отсутствии указанной деятельности с момента регистрации и до принятия судом решения, свидетельствует о том, что названное заявление получено регистрирующим органом незаконным путем, однако суд первой инстанции, принимая решение, данные обстоятельства не принял во внимание.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Как следовало из материалов дела, 25.02.2004 (вх. N 60) в адрес регистрирующего органа поступило заявление от Х.О.Б. о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя с приложением квитанции об уплате госпошлины на 1-м листе и копии паспорта на 6 листах.

По результатам рассмотрения указанных документов регистрирующим органом принято решение от 26.02.2004 N 60 о государственной регистрации физического лица Х.О.Б. в качестве индивидуального предпринимателя, что послужило основанием для внесения записи в ЕГРИП за основным государственным номером 304665405700024 (свидетельство 66 N 003496901 от 26.02.2004).

Спустя четыре года, 28.05.2008 (вх. N 236) в адрес Межрайонной инспекции от Х.О.Б. поступило заявление о государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя с приложением следующих документов: квитанция об уплате госпошлины в размере 80 руб., копия паспорта на Х.О.Б., оригинал свидетельства о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя 66 N 003496901.

03.06.2008 регистрирующим органом принято решение об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя в случае непредставления необходимых для государственной регистрации документов. Основанием для отказа послужило отсутствие документа, подтверждающего представление сведений в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации.

Порядок государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя определен "статьей 22.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей).

Как видно из материалов дела, заявителем в регистрирующий орган были представлены все документы, предусмотренные "пунктом 1 статьи 22.1" Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, для осуществления государственной регистрации индивидуального предпринимателя, в том числе заявление о государственной регистрации по "форме N Р 21001".

В "пункте 1 статьи 23" Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей установлен исчерпывающий перечень оснований для отказа в государственной регистрации.

Согласно "пункту 1 статьи 23" Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных данным Законом необходимых для государственной регистрации документов; представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган; в случае, предусмотренном "пунктом 2 статьи 20" или "пунктом 4 статьи 22.1" названного Закона; несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами; подписания неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц; выхода участников общества с ограниченной ответственностью из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выхода единственного участника общества с ограниченной ответственностью из общества; несоответствия наименования юридического лица требованиям федерального закона; наличие сведений о невыполнении требований, предусмотренных "подпунктом "ж" пунктом 1 статьи 14", "подпунктом "г" пункта 1 статьи 21", "подпунктом "в" пункта 1 статьи 22.3" указанного Закона.

Для регистрации заявителя в качестве индивидуального предпринимателя был представлен весь необходимый пакет документов, при этом заявление подписано Х.О.Б. лично, подлинность подписи в соответствии с "пунктом 1 статьи 9" Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей удостоверена нотариально, основания, предусмотренные "статьей 23" Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, для отказа в государственной регистрации, отсутствовали.

Доказательства того, что со стороны работников регистрирующего органа имели место недобросовестные действия по введению заявителя в заблуждение относительно регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, отсутствуют.

В силу "пункта 1 статьи 9" Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 28.10.2003) "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Указанное лицо также должно иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании в сроки, установленные указанным Федеральным "законом".

Следовательно, обладая специальными знаниями, Х.О.Б., подавая заявление о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, не могла не осознавать, что последствием подачи подобного заявления, с приложением необходимых документов, будет государственная регистрация ее в качестве индивидуального предпринимателя.

Наличие у Х.О.Б. статуса адвоката не могло явиться препятствием для государственной регистрации заявителя в качестве индивидуального предпринимателя, поскольку перечень оснований для отказа, установленный "статьей 23" Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Подобного основания для отказа в государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя названная "статья" не содержит.

Доказательства того, что Х.О.Б. до 25.02.2004 известила регистрирующий орган о том, что она является адвокатом и учредила адвокатский кабинет, в материалах дела отсутствуют ("ст. 65" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Ссылка заявителя на то, что регистрирующий орган при ее регистрации нарушил нормы Федерального "закона" от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" исследована и отклонена, так как регистрация в качестве индивидуального предпринимателя носит заявительный характер, все необходимые для такой регистрации документы были в регистрирующий орган представлены, соблюдение требований и ограничений, установленных данным Федеральным "законом", является обязанностью Х.О.Б.

Также следует отметить, что доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что согласно протоколам судебных заседаний Талицкого районного суда от 23.10.2013, 26.09.2013 по делу N 2-669/2013 представитель регистрирующего органа утверждала, что регистрирующий орган знал при регистрации 26.02.2004 о наличии у Х.О.Б. статуса адвоката, не соответствуют содержанию данных протоколов, основаны на соответствующей интерпретации их содержания заявителем.

Выводы суда основаны на полном, всестороннем и объективном исследовании представленных в материалы дела доказательств в их совокупности и взаимосвязи и не противоречат им.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении заявленного требования.

 

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

 

3.1. Ввиду того, что в период действия обеспечительных мер регистрирующий орган не вправе был вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации организации-должника, суды пришли к выводу о недоказанности противоправности бездействия регистрирующего органа.

По делу N А73-14961/2014 Индивидуальный предприниматель К.А.В. (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Хабаровского края к инспекции с заявлением о признании незаконным бездействия, выразившегося в невнесении в единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) записи о ликвидации общества; о возложении на инспекцию обязанности внести в ЕГРЮЛ запись о ликвидации общества.

Решением Арбитражного суда Хабаровского края от 20.02.2015, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2015, в удовлетворении требования о признании незаконным бездействия инспекции предпринимателю отказано.

Не согласившись с решением от 20.02.2015 и постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2015, предприниматель обратился с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не усмотрел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следовало из материалов дела, определением Арбитражного суда Хабаровского края от 14.12.2012 по делу N А73-15230/2012 было принято к производству заявление общества о признании его несостоятельным (банкротом).

Определением от 14.01.2013 в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден К.А.В.

Определением от 17.05.2013 в отношении общества введено внешнее управление сроком на восемнадцать месяцев, внешним управляющим утвержден К.А.В.

Решением от 08.04.2014 суд прекратил в отношении должника процедуру внешнего управления, признал его несостоятельным (банкротом) и открыл конкурсное производство сроком на три месяца. Конкурсным управляющим утвержден К.А.В. (далее - конкурсный управляющий).

Определением от 08.07.2014 конкурсное производство в отношении общества завершено.

Несвоевременное внесение инспекцией в ЕГРЮЛ записи о ликвидации общества послужило основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Согласно "пункту 1 статьи 8" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган, если иное не предусмотрено Федеральным "законом".

В соответствии со "статьей 149" Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) определение о завершении конкурсного производства подлежит немедленному исполнению "(пункт 1 статьи 149)".

"Пунктом 2 статьи 149" Закона о банкротстве установлено, что арбитражный суд по истечении тридцати, но не позднее шестидесяти дней с даты вынесения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства направляет указанное определение в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заказным письмом с уведомлением о вручении.

В силу "пункта 3 статьи 149" Закона о банкротстве определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника. Соответствующая запись должна быть внесена в этот реестр не позднее чем через пять дней с даты представления указанного определения арбитражного суда в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.

Как следует из материалов дела, определением от 16.06.2014 к производству Арбитражного суда Хабаровского края было принято заявление ФНС России о признании незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего К.А.В., выразившихся в сокрытии действительной информации об имуществе должника - вертолета Ми-8Т, непроведении актуальной оценки данного имущества, передаче его в пользование третьим лицам, проведении торгов по продаже имущества должника по заниженной стоимости, нарушающими права и законные интересы уполномоченного органа и кредиторов и влекущими убытки уполномоченного органа. Также было заявлено требование об отстранении К.А.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего общества.

Определением от 12.08.2014 по ходатайству ФНС России суд принял обеспечительные меры, запретив инспекции вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации общества до вступления в законную силу судебного акта, принятого по результатам рассмотрения жалобы уполномоченного органа на действия конкурсного управляющего по делу N А73-15230/2012.

Определением Арбитражного суда Хабаровского края от 22.08.2014 жалоба уполномоченного органа удовлетворена; производство по требованию об отстранении конкурсного управляющего прекращено ввиду завершения конкурсного производства.

Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 определение от 22.08.2014 было изменено.

Определением Арбитражного суда Хабаровского края от 27.10.2014 по делу N А73-15230/2012 принятые определением от 12.08.2014 обеспечительные меры отменены.

Определение от 27.10.2014 по делу N А73-15230/2012 было направлено в адрес инспекции 28.10.2014 и получено последней 31.10.2014.

Однако 31.10.2014 инспекция обратилась в Арбитражный суд Дальневосточного округа с кассационной жалобой на "постановление" Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 по делу N А73-15230/2012, одновременно заявив ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде запрета инспекции вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации общества до вступления в законную силу постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа, которое было удовлетворено определением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 12.11.2014.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции постановлением от 12.12.2014 отменил постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 и оставил в силе определение Арбитражного суда Хабаровского края от 22.08.2014 по делу N А73-15230/2012, отменив обеспечительные меры, принятые определением от 12.11.2014.

Запись о ликвидации общества была внесена в ЕГРЮЛ 22.12.2014.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что в период с 12.08.2014 по 27.10.2014, а также с 12.11.2014 до 12.12.2014 действовали обеспечительные меры, соответственно инспекция не вправе была вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации организации-должника.

В этой связи установив, что запись о ликвидации общества была внесена в ЕГРЮЛ в соответствии с требованиями "статьи 149" Закона о банкротстве - 22.12.2014 после окончания действия обеспечительных мер, суды пришли к обоснованному выводу о недоказанности противоправности бездействия инспекции.

При этом следует отметить, что определение от 08.07.2014 о завершении конкурсного производства было направлено арбитражным судом первой инстанции в адрес инспекции на следующий день после его вынесения как лицу, участвующему в деле, тем самым судом был соблюден порядок направления копий судебных актов, предусмотренный "статьями 122", "частью 2 статьи 186" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть имелось совпадение лица, участвующего в деле о банкротстве - инспекции как кредитора, с органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц. Тогда как по смыслу "пункта 2 статьи 149" Закона о банкротстве, в случае, если инспекция не является лицом, участвующим в деле о банкротстве, суд не вправе направлять определение о завершении конкурсного производства в адрес органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, до истечения тридцатидневного срока.

Следовательно, инспекция в любом случае не имела права вносить запись о ликвидации должника в ЕГРЮЛ до истечения тридцатидневного срока с даты вынесения определения о завершении конкурсного производства.

Изложенное подтверждается сопроводительным письмом Арбитражного суда Хабаровского края от 11.08.2014, из которого следует, что во исполнение "пункта 2 статьи 149" Закона о банкротстве судом в адрес инспекции было направлено определение от 08.07.2014 о завершении конкурсного производства в отношении должника.

Таким образом, определение о завершении конкурсного производства от 08.07.2014 было направлено судом первой инстанции в адрес инспекции дважды: первый раз (09.07.2014) как лицу, участвующему в деле о банкротстве; второй раз (11.08.2014) как в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.

При изложенных обстоятельствах суды правомерно отказали предпринимателю в удовлетворении его требования.

 

3.2. Поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства нарушения регистрирующим органом порядка исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, приведшего к нарушению гарантированных Федеральным "законом" от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" прав кредиторов или иных лиц, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении требований, направленных на оспаривание исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ. При этом суд апелляционной инстанции признал необоснованным поддержанный судом первой инстанции довод заявителя о нарушении регистрирующим органом срока публикации решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, а также указал на непредставление заявителем обоснования того, как удовлетворение заявленных требований может восстановить его имущественные права, учитывая отсутствие сведений о наличии у исключенного юридического лица счетов и иного имущества.

По делу N А40-199439/2014 общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции о внесении записи от 07.04.2014 о прекращении деятельности общества с ограниченной ответственностью в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании "пункта 2 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Решением от 27.03.2015 Арбитражный суд города Москвы требования заявителя удовлетворил в полном объеме, а также обязал Межрайонную инспекцию устранить нарушения прав и законных интересов общества в установленном законом порядке. Принимая оспариваемое решение, суд исходил из нарушения регистрирующим органом порядка опубликования сведений, установленного "пунктом 3 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", посчитал, что сам факт непредставления организацией налоговой отчетности и неосуществления операций по банковским счетам не может свидетельствовать о неосуществлении организацией деятельности.

Не согласившись с решением суда, Межрайонная инспекция обратилась в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене.

Как установлено судом на основании материалов дела, 13.12.2013 Межрайонной инспекцией принято решение N 138061 о предстоящем исключении недействующего юридического лица (общества с ограниченной ответственностью) из ЕГРЮЛ.

Решение опубликовано в "Вестнике государственной регистрации" N 50 (459) 2 часть от 18.12.2013, за N 8408 на стр. 168.

07.04.2014 Межрайонная инспекция внесла в ЕГРЮЛ запись (ГРН 8147746145935) о прекращении деятельности общества с ограниченной ответственностью в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании "пункта 2 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Между тем, 27.11.2013 в Арбитражный суд города Москвы поступили исковые заявления общества к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании 10500000 руб. (дело N А40-169520/13, принято к производству 04.12.2013) и 7768750 руб. (дело N А40-169664/13, принято к производству 28.11.2013).

Указанные исковые заявления удовлетворены решениями Арбитражного суда города Москвы от 21.05.2014 по делу N А40-169520/13 и 28.04.2014 по делу N А40-169664/13.

Решения суда вступили в законную силу, истцом получены исполнительные листы, в отношении общества с ограниченной ответственностью, в Мещанском РОСП УФССП России по Москве были возбуждены исполнительные производства N 61117/14/77020-ИП от 12.11.2014 и N 61120/14/77020-ИП от 12.11.2014.

14.11.2014 обществу после ознакомления с информацией, размещенной на официальном сайте ФНС России, стало известно об исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ.

Отношения, возникающие в связи с исключением юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ регулируются Федеральным "законом" от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", а также "Правилами" ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438.

Согласно "пункту 1 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее - недействующее юридическое лицо). Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном указанным Федеральным "законом".

В силу "пункта 2 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" при наличии одновременно всех признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

В соответствии с "п. 5" Правил ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438, непосредственными основаниями для принятия регистрирующим органом по месту нахождения юридического лица решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ являются:

- документ налогового органа, подтверждающий непредставление юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, по форме, утвержденной Министерством финансов Российской Федерации;

- документ налогового органа, подтверждающий отсутствие в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам или подтверждающего отсутствие у юридического лица открытых банковских счетов, по форме, утвержденной Министерством финансов Российской Федерации.

В соответствии с "пунктом 3 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.

В силу нормы "пункта 4 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заявления могут быть направлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления заявлений решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается, и такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.

Согласно "пункту 7 статьи 22" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" если в течение срока, предусмотренного "пунктом 4 статьи 21.1" указанного Федерального закона, заявления не направлены, регистрирующий орган исключает недействующее юридическое лицо из ЕГРЮЛ путем внесения в реестр соответствующей записи.

Как усматривается из материалов дела, решение от 13.12.2013 о предстоящем исключении недействующего юридического лица (общества с ограниченной ответственностью) из ЕГРЮЛ принято Межрайонной инспекцией на основании справок Инспекции от 05.12.2013 N 7897-О и 7897-С о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности и отсутствии в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам.

Таким образом, имелись одновременно все признаки недействующего юридического лица в соответствии с требованиями "пункта 1 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и "пункта 5" Правил ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438.

Решение о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ принято Межрайонной инспекции 13.12.2013, опубликовано в журнале "Вестник государственной регистрации" 18.12.2013. Публикация содержит все предусмотренные законом сведения. Запись об исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ внесена по истечении трех месяцев после публикации решения - 07.04.2014.

На момент внесения в ЕГРЮЛ записи об исключении названного юридического лица из ЕГРЮЛ заявления от кредиторов или иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются исключением недействующего юридического лица из реестра, не поступили.

Что касается поддержанного судом довода заявителя о нарушении регистрирующим органом срока публикации решения о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ.

В соответствии с "п. 3.1" Методических рекомендаций по организации работы регистрирующих (налоговых) органов по реализации положений Федерального закона от 02.07.2005 N 83-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации", направленных письмом ФНС России от 09.08.2005 N ЧД-6-09/668@ (ред. от 24.09.2007), для соблюдения трехдневного срока публикации решений регистрирующий (налоговый) орган не позднее 12 часов пятницы направляет сведения о решении о предстоящем исключении в редакцию журнала "Вестник государственной регистрации". Указанные сведения публикуются в номере журнала "Вестник государственной регистрации", выходящем в среду следующей недели.

Решение Межрайонной инспекции о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью N 138061 принято 13.12.2013 - пятница и направлено в редакцию журнала "Вестник государственной регистрации". В соответствии с "пунктом 3 статьи 21.1" данные Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" сведения и течении трех дней были опубликованы в специальном органе печати - журнале "Вестник государственной регистрации", а именно 18.12.2013 - среда.

Кроме того, имеющееся, по мнению заявителя, нарушение названного срока не повлекло нарушения прав лиц, чьи права и законные интересы могли быть затронуты в связи с исключением из реестра недействующего юридического лица. Трехмесячный срок для направления данными лицами заявлений в регистрирующий орган, установленный "пунктом 4 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и исчисленный в настоящем случае с даты публикации решения о предстоящем исключении - 18.12.2013, регистрирующим органом соблюден.

В то же время, заявитель в указанный срок заявление в порядке "пунктом 4 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в регистрирующий орган не направил.

Суд апелляционной инстанции учитывает и то обстоятельство, что срок, установленный "пунктом 3 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" не является пресекательным, а нормы названного Федерального "закона" не связывают с его несоблюдением возможность признания незаконной записи ЕГРЮЛ о прекращении деятельности юридического лица.

Таким образом, в настоящем случае отсутствуют доказательства нарушения налоговым органом порядка исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из единого государственного реестра юридических лиц, приведшего к нарушению гарантированных Федеральным "законом" от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" прав кредиторов или иных лиц.

Что касается доводов заявителя со ссылкой на решения арбитражного суда по делам N N А40-169520/13 и А40-169664/13 о взыскании с общества с ограниченной ответственностью неосновательно обогащения в пользу общества.

Указанные решения приняты после принятия регистрирующим органом не только решения о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ, но и внесения записи о прекращении деятельности данного общества.

Само по себе наличие задолженности у недействующего юридического лица не является в силу норм Федерального "закона" от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" основанием, препятствующим принятию решения об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ.

Исследовав судебные акты по делам N N А40-169520/13 и А40-169664/13, суд апелляционной инстанции установил, что общество с ограниченной ответственностью не принимало участие ни в одном судебном заседании и не проявило процессуальную активность в иных формах (обращение с заявлениями, ходатайствами, отзывами и т.д.).

В указанной связи, наличие данных судебных дел и решений по ним не опровергает статус общества с ограниченной ответственностью как недействующего юридического лица.

Кроме того, суд принимает во внимание разъяснения "пункта 1" Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 N 67 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц" - при применении "статьи 21.1" Закона о регистрации судам необходимо учитывать, что процедура исключения недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц является специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией. Поэтому "пункт 4 статьи 61" Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случае недостаточности имущества юридического лица для удовлетворения требований кредиторов необходимо производство по делу о банкротстве, в данном случае применению не подлежит.

В этой связи исключение недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа допускается и в тех случаях, когда указанное лицо имеет задолженность по налогам, сборам, пеням и санкциям перед бюджетами разных уровней. Решение вопроса о целесообразности обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при условии наличия достаточной вероятности погашения в деле о банкротстве задолженности по обязательным платежам относится к компетенции уполномоченных органов в делах о банкротстве.

Принятие арбитражным судом, после внесения записи об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, решения о взыскании задолженности само по себе не свидетельствует о незаконности внесении такой записи в реестр.

В настоящем случае, заявитель не представляет обоснование того, как удовлетворение заявленных требований может восстановить права общества, учитывая отсутствие сведений о наличии у общества с ограниченной ответственностью счетов и иного имущества.

При этом заявитель сведения о наличии имущества общества с ограниченной ответственностью не представил, существование такого имущества представитель общества в судебном заседании не подтвердил.

Кроме того, заявитель является коммерческой организацией, осуществляет предпринимательскую деятельность на свой риск и самостоятельно распоряжается своими правами, включая предоставленные "пунктом 4 статьи 21.1" Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что в данном случае отсутствуют основания, предусмотренные "статьей 13" Гражданского кодекса Российской Федерации и "частью 1 статьи 198" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые одновременно необходимы для признания ненормативного акта органа, осуществляющего публичные полномочия, недействительным, а решения или действия незаконными.

 

3.3. На основе анализа "статей 12", "13" Гражданского кодекса Российской Федерации, 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что возложение судом на государственный орган каких-либо обязанностей возможно при условии признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) соответствующего государственного органа. С учетом того, что истцом не обжаловались какие-либо ненормативные правовые акты, решения и действия (бездействие) регистрирующего органа, суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части обязания регистрирующего органа внести изменения в ЕГРЮЛ в отношении размера уставного капитала общества с ограниченной ответственностью и размера долей участников данного общества.

По делу N А40-4378/2014 О.А.В. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью, Межрайонной инспекции о восстановлении корпоративного контроля О.А.В. - положения, существовавшего до нарушения права - приведении данных ЕГРЮЛ на момент до внесения в них изменений на основании решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью от 25.10.2010, оформленного протоколом от 25.10.2010 N 2510/ПС, путем обязания общества с ограниченной ответственностью и Межрайонной инспекции в 10-дневный срок с даты вступления в силу решения суда внести изменения в ЕГРЮЛ в отношении размера уставного капитала общества с ограниченной ответственностью и размера долей участников данного общества.

Решением от 8 апреля 2015 года Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск в полном объеме, признав требования истца документально подтвержденными.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, Межрайонная инспекция обратилась в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила его отменить в части удовлетворения требований к регистрирующему органу и в удовлетворении требований истца к данному ответчику отказать в связи с их необоснованностью.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

В соответствии с положениями "статей 12", "13" Гражданского кодекса Российской Федерации, "ст. 198" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации одним из способов защиты прав является признание недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц.

Согласно положениям "частей 4" и "5 статьи 201" Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, об отказе в совершении действий, в принятии решений должны содержаться, в частности: указание на признание оспариваемых действий (бездействия) незаконными и обязанность соответствующих органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц совершить определенные действия, принять решения или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленный судом срок либо на отказ в удовлетворении требования заявителя полностью или в части.

Содержания данных норм права позволяет прийти к выводу о том, что возложение судом на государственный орган каких-либо обязанностей возможно при условии признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) соответствующего государственного органа.

В свою очередь, для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц необходимо наличие двух условий: 1) несоответствие ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц закону или иному нормативному правовому акту; 2) нарушение оспариваемым ненормативным правовым актом, решением и действием (бездействием) прав и законных интересов заявителей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконное возложение на них каких-либо обязанностей, создание иных препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

При этом, истцом не обжаловались какие-либо ненормативные правовые акты, решения и действия (бездействие) регистрирующего органа, нарушающие права и законные интересы заявителя.

При этом, без признания решения или действия (бездействия) регистрирующего органа недействительным на регистрирующий орган не может быть возложена обязанность по внесению в ЕГРЮЛ изменений в сведения об участниках юридического лица, поскольку соответствующие требования направлены в обход установленного порядка государственной регистрации изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о юридических лицах, касающихся перехода долей в уставном капитале общества.

Существенных оснований полагать, что без совершения со стороны общества соответствующих действий по регистрации спорных изменений в ЕГРЮЛ на основании ранее принятого решения суда первой инстанции по делу N А40-2970/2011-104-25, регистрирующий орган имел возможность по собственной инициативе внести указанные изменения в ЕГРЮЛ, апелляционным судом не установлено.

Доказательства нарушения регистрирующим органом каких-либо прав или законных интересов истца последним не представлено, что свидетельствует об отсутствии у истца материального права на предъявление требований к Межрайонной инспекции при указанных обстоятельствах и отсутствии сведений о наличии фактов неправомерного отказа регистрирующего органа во внесении каких-либо сведений в ЕГРЮЛ в отношении общества.

Каких-либо оснований полагать, что в случае добровольного или принудительного исполнения обществом принятого в его отношении решения суда по настоящему делу налоговый орган неправомерно уклонится от регистрации спорных изменений в ЕГРЮЛ, апелляционным судом не установлено.

Следует отметить, что представитель истца для участия в судебном заседании не явился, возражений по требованиям апелляционной жалобы не заявил, документально их не подтвердил.

Принимая во внимание совокупность изложенных обстоятельств, апелляционный суд полагает, что требования апелляционной жалобы регистрирующего органа подлежат удовлетворению в полном объеме.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Обеспечительные меры
Все новости по этой теме »

Подведомственность и подсудность спора
Все новости по этой теме »

Досудебное урегулирование споров
Все новости по этой теме »

Доказательства (представление, оценка, нарушения при сборе доказательств)
Все новости по этой теме »

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Ошибки риэлтора могут помешать получению имущественного вычета

При совершении сделок при покупке или продаже жилья советую быть внимательным при подписании договора купли-продажи. В противном случае покупатель не сможет вернуть НДФЛ в полном размере.

24
Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Обеспечительные меры
  • 22.05.2017  

    Решение о принятии обеспечительных мер, как и любое другое решение налогового органа, должно отвечать установленным налоговым законодательством принципам обоснованности, мотивированности и законности, поскольку данное решение затрагивает права и законные интересы налогоплательщика. При этом инспекция должна в соответствии с ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ обосновать необходимость принятия обеспечительной меры, доказать, чт

  • 11.03.2014  

    Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ № 55 от 12.10.2006 г. «О применении судами обеспечительных мер», под приостановлением действия ненормативного правового акта, решения согласно части 3 ст. 19 АПК РФ в качестве обеспечительной меры понимается запрет исполнения действий, предусмотренных данным актом, решением. Следовательно, у инспекции не имелось правовых оснований для совершения действий предусмотренных

  • 10.02.2014  

    Наличие решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и доначисление указанным решением сумм налогов, пени и штрафных санкций и неисполнение налогоплательщиком такого решения в добровольном порядке, само по себе не является основанием для принятия инспекцией решения об обеспечительных мерах в соответствии с п. 10 ст. 101 НК РФ.


Вся судебная практика по этой теме »

Подведомственность и подсудность спора
  • 03.01.2017  

    Суд кассационной инстанции, поддерживая судебные акты, принял во внимание, что две судебные инстанции исследовали конкретные суммы налога (налог на прибыль), штрафа и пени, а указания в тексте судебного акта на нормы Налогового кодекса по НДС не влияют на существо рассмотренного спора. Налогоплательщик с конкретным заявлением по указанному вопросу не обращался в суд первой инстанции.

  • 29.04.2014  

    Как разъяснено в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, утвержденном Президиумом ВС РФ 07.12.2011 г., ч. 3 ст. 48 НК РФ устанавливает специальный порядок обращения в суд налогового органа, согласно которому требование о взыскании налога, сбора, пеней, штрафов за счет имущества физического лица предъявляется налоговым органом в порядке приказного производства. В порядке искового производства такие требования могут быть предъявлены

  • 18.03.2014  

    В материалах дела имеются сведения о регистрации К.Л. в качестве индивидуального предпринимателя, регистрация в качестве индивидуального предпринимателя не прекращена, что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей. Спор о взыскании данного налога подведомствен арбитражному суду, поскольку вытекает из экономической деятельности лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя. В соотве


Вся судебная практика по этой теме »

Досудебное урегулирование споров
  • 08.09.2015  

    Использование инспекцией общедоступной информации из сети интернет само по себе не противоречит нормам налогового законодательства, а также АПК РФ. Полученные из таких источников сведения, представленные в виде распечаток, могут быть признаны доказательствами по делу о налоговом правонарушении и использованы в качестве иного доказательства по делу, предусмотренного ст. 64 АПК РФ.

  • 06.02.2014  

    Суды отказали в удовлетворении иска в части взыскания 250 000 рублей на оплату юридических услуг, поскольку пришли к выводу о том, что расходы, понесенные обществом на стадии обжалования решения инспекции в вышестоящий налоговый орган, не могут быть квалифицированы как убытки, подлежащие возмещению в соответствии с вышеназванными нормами. ВАС РФ согласился.

  • 24.01.2014  

    У налогового органа отсутствовали законные основания к вынесению решений о принудительном взыскании с налогоплательщика недоимок по налогам, пеням и налоговым санкциям до момента прекращения действия обеспечительных мер.


Вся судебная практика по этой теме »

Доказательства (представление, оценка, нарушения при сборе доказательств)
  • 27.03.2017  

    В случае, если представленные копии документов экспертом исследованы и не признаны им недостаточными и непригодными для проведения исследований и дачи заключения, не имеется оснований полагать, что экспертиза проведена с нарушением требований законодательства и ее выводы являются недостоверными.

  • 27.03.2017  

    Применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, возможно, если доказаны в совокупности следующие условия: противоправность действий причинителя убытков, причинная связь между такими действиями и возникшими убытками, наличие понесенных убытков и их размер. Для удовлетворения требований о взыскании убытков необходима доказанность всей совокупности указанных фактов. Недоказанность одного из не

  • 15.02.2017  

    Рассматривая ходатайство Общества о фальсификации доказательств, судами установлено, что Общество выражало несогласие с представленным Инспекцией заключением эксперта в связи с тем, что из постановлений о назначении почерковедческой экспертизы не следует, кем, когда и при каких обстоятельствах документы были получены экспертом. Суды пришли к выводу об отсутствии нарушений со стороны налогового органа и эксперта, влекущих при


Вся судебная практика по этой теме »