Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21.12.2017 г. № Ф06-27722/2017

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21.12.2017 г. № Ф06-27722/2017

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

27.06.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21.12.2017 г. № Ф06-27722/2017

 

Дело N А12-424/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 декабря 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 декабря 2017 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Егоровой М.В., Мухаметшина Р.Р.,

при участии представителей:

заявителя - Дюсалиева С.И., доверенность от 01.12.2017,

ответчика - Черткова А.В., доверенность от 19.05.2017,

Ивановой Н.А., доверенность от 28.11.2017,

в отсутствие:

третьего лица - извещено надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Волгоград-Транс"

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 10.05.2017 (судья Кострова Л.В.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2017 (председательствующий судья Землянникова В.В., судьи Комнатная Ю.А., Кузьмичев С.А.)

по делу N А12-424/2017

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Волгоград-Транс" (ОГРН 1113461004227, ИНН 3448052310) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области о признании недействительным решения, третье лицо: Инспекция Федеральной налоговой службы N 5 по г. Москве,

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Волгоград-Транс" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области (далее - инспекция) от 02.09.2016 N 13.10575в в части доначисления 9 515 536 рублей налога на добавленную стоимость за 2014 год, начисления 1 872 723 рублей 80 копеек пени и привлечения к налоговой ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) в виде 1 868 201 рублей 40 копеек штрафа, доначисления 10 572 818 рублей налога на прибыль за 2014 год, начисления 1 731 209 рублей 25 копеек пени и привлечения к налоговой ответственности по статье 122 Кодекса в виде 2 110 533 рублей 60 копеек штрафа; привлечения к налоговой ответственности по статье 126 Кодекса в виде 6600 рублей штрафа; предложения уплатить доначисленные недоимку, пени, штрафы и внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета (с учетом уточнения заявленного требования, принятого судом первой инстанции).

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 10.05.2017 производство по делу в части отказа общества от заявленных требований прекращено; в удовлетворении заявления остальной части отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2017 решение суда первой инстанции в обжалованной части оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит отменить принятые по делу судебные акты в части отказа в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2012 по 31.12.2014. По результатам проверки составлен акт от 26.05.2016 N 13-17/1525в/ДСП и принято решение от 02.09.2016 N 13.10575в о привлечении заявителя к налоговой ответственности, доначислении налогов и начислении пеней.

В частности, основанием для доначисления оспариваемых сумм налогов, пеней и санкций послужил вывод налогового органа о неполной уплате налогов в результате получения необоснованной налоговой выгоды в виде налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и неправомерного занижения расходов по налогу на прибыль по взаимоотношениям с обществами с ограниченной ответственностью "Промышленный вектор", "Бизнес-Комплект", "Бизнес-Платинум", "Промышленные Технологии", ТД "Южный", а также не отражение обществом в доходах части выручки от реализации услуг аренды транспорта и спецтехники (собственной или привлеченной).

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области от 12.12.2016 N 1405, принятым по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества, решение инспекции оставлено без изменений.

Не согласившись с вынесенным решением налогового органа, общество обратилось в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявления общества, суды, ссылаясь на положения статьи 169, 171 - 172, 252 Кодекса, а также на постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания недействительным решения инспекции.

В статье 252 Кодекса содержатся общие критерии, которым должны соответствовать производимые налогоплательщиками расходы: расходы должны быть обоснованными, документально подтвержденными и производится для осуществления деятельности, направленной для получения дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствие с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Уменьшению налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных расходов должен предшествовать факт совершения расходной хозяйственной операции, подтвержденный надлежаще оформленными и содержащими достоверную информацию первичными бухгалтерскими документами. Первичные документы должны не только содержать полную информацию о совершенной хозяйственной операции, но и быть носителями достоверных сведений о ней и ее участниках.

В статье 172 Кодекса определен порядок применения налоговых вычетов. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов. Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании соответствующих требованиям статьи 169 Кодекса счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), после принятия на учет этих товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

КонсультантПлюс: примечание.В тексте документа, вероятно, допущена опечатка: Федеральный закон N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" имеет дату 06.12.2011, а не 06.12.1911.

Применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость правомерно при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции. Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией, оформленной в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона Российской Федерации от 06.12.1911 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" и статьи 169 Кодекса, и достоверно подтверждающей факт совершения хозяйственной операции, лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг).

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 Постановления N 53 разъяснил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В пункте 4 Постановления N 53 разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать, в том числе, невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций (пункт 5 Постановления N 53).

Из положений статей 9, 65, 67, 68 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что судебной оценке подлежат все имеющиеся в деле доказательства, входящие в предмет доказывания по данному делу, в их совокупности и взаимосвязи. Если налоговый орган представляет доказательства того, что в действительности хозяйственные операции с заявленными налогоплательщиком контрагентами не осуществлялись и не могли осуществляться, суды не могут ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а должны оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Как усматривается из материалов дела, общество заключило со спорными контрагентами: обществами "Промышленный вектор", "Бизнес-Комплект", "Бизнес-Платинум", "Промышленные Технологии", ТД "Южный" ряд договоров, согласно которым данные организации предоставляли для налогоплательщика в аренду или по агентским договорам специальную строительную технику и грузовой автотранспорт.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав представленные в материалы дела доказательства и оценив их в совокупности на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установленные инспекцией обстоятельства об отсутствии контрагентов по адресам государственной регистрации, управленческого и технического персонала, трудовых ресурсов (крановщики, экскаваторщики, стропальщики, водители), специальной строительной техники (по условиям всех договоров, спорные контрагенты именно своими силами осуществляют: управление техникой и ее техническую эксплуатацию, ее доставку и вывоз с объектов, расходы по оплате услуг членов экипажа, члены экипажа должны являться работниками спорных контрагентов), а также отсутствие расходов, сопутствующих реальной предпринимательской деятельности (аренда помещений, гаражей, специальной строительной техники, коммунальные платежи, услуги связи, топливо, ремонт и техническое обслуживание транспортных средств и спецтехники, операции по оплате услуг найма работников, перечисления заработной платы на карты физическим лицам), использование специальной схемы взаиморасчетов с целью дальнейшего обналичивания денежных средств, недостоверность сведений, содержащихся в представленных к проверке первичных документах, оформленных от имени контрагентов, использования одного IP-адреса по осуществлению доступа к системе "Банк-Клиент", согласованности действий указанных контрагентов и заявителя пришли к выводу о невозможности реального осуществления заявителем взаимоотношений с вышеназванным организациями. При этом судами установлено наличие у заявителя необходимых ресурсов (технического персонала, транспортных средств) для осуществления услуг (погрузо-разгрузочных, услуг спецтехники).

Суды признали обоснованными выводы налогового органа о том, что привлечение спорными контрагентами третьих лиц и заключение договоров аренды спецтехники (для передачи в субаренду налогоплательщику) материалами проверки и анализом расчетных счетов не подтверждено. Налоговый орган не смог идентифицировать технику, которая была представлена спорными контрагентами.

Фактически, как установлено налоговым органом, заявитель предоставлял заказчикам технику, которая принадлежала ему на праве собственности или аренды.

При этом, как отметили суды, из документов, представленных реальными контрагентами, возможно установить, какая именно спецтехника передается в аренду (марка, модель, номер и др.). Кроме того, у реальных контрагентов действительно в собственности или аренде имелась такая спецтехника

Кроме того, как указали суды, в ходе проверки контрагентами заявителя не были представлены карточки бухгалтерских счетов по субконто общества, книги продаж, товарно-транспортные накладные, путевые листы, акты приемки объектов транспорта, следовательно, информация, подтверждающая ведение учета и отражение хозяйственных операций в учете контрагентов отсутствует. Заявки, акты приемки-передачи строительной и специальной техники ни к возражениям, ни в ходе проведения дополнительных мероприятий, ни с жалобой как обществом, так и спорными контрагентами также не представлены.

Общество в подтверждения реальности хозяйственных отношений со спорными контрагентами представило суду первой инстанции дополнительные документы в копиях, при этом причин непредставления их ранее налоговому органу в ходе проверки и рассмотрения дела апелляционного обжалования, не обосновало.

Подлинники документов ни налоговому органу, ни суду заявителем не представлялись, общество заявило о том, что производило в 2017 году восстановление документов. При этом доказательств утраты документов и принятия мер к их восстановлению в материалы дела не представлено, факты утери и неоднократных восстановлений первичных документов и счетов-фактур не оформлены в соответствии с требованиями законодательством Российской Федерации, не внесены должным образом в бухгалтерский учет общества, а также документально не подтверждены со стороны налогоплательщика.

Проанализировав представленные заявителем копии документов, суды согласились с доводами инспекции о противоречивости и недостоверности содержащихся в них сведений и о том, что они в совокупности с иными ранее представленными доказательствами, не опровергают доводов инспекции о правомерности доначисления обществу спорных сумм.

Статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

С учетом изложенного суды пришли к выводу о том, что совокупность собранных по делу доказательств свидетельствуют о нереальности осуществления хозяйственных операций между обществом и его контрагентами в спорный период времени и о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды

При этом суд кассационной инстанции признает несостоятельной ссылку заявителя жалобы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьей 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении руководства общества, поскольку в силу части 4 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации только вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда. В рассматриваемом случае заявитель ссылается на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое по своей правовой природе не имеет преюдициального значения для рассмотрения настоящего дела.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы и отмены обжалуемых актов не имеется.

Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены. Доводы кассационной жалобы рассмотрены судами и им дана надлежащая правовая оценка. Переоценка исследованных судами доказательств в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 10.05.2017 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2017 по делу N А12-424/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Волгоград-Транс" - без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Волгоград-Транс" из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину в размере 1500 рублей, перечисленную по платежному поручению от 27.10.2017 N 2792.

Выдать справку на возврат излишне уплаченной государственной пошлины.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН

 

Судьи

М.В.ЕГОРОВА

Р.Р.МУХАМЕТШИН

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Налоговые вычеты
  • 16.07.2018  

    Возможность применения налоговых вычетов по НДС обусловлена реальностью осуществленных хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в принятии к вычету НДС, уплаченного контрагенту (подрядчику, поставщику), в том случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

  • 04.07.2018  

    При разрешении спора судами установлено, что в связи с непредставлением налогоплательщиком в течение более чем двух месяцев необходимых для расчета налогов документов, инспекция на стадии формирования акта проверки в рамках статьи 93.1 НК РФ, проанализировав выписку банка о движении денежных средств по расчетном счету ООО, истребовала у всех его контрагентов документы, подтверждающие финансово-хозяйственные отношения с ООО з

  • 11.06.2018  

    Отклоняя доводы налогового органа относительно содержания представленных ТТН по форме СП-31, суды указали, что налогоплательщиком были представлены в налоговый орган все документы, предусмотренные статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, в том числе, счета-фактуры и товарные накладные по форме ТОРГ-12, подтверждающие приобретение товара и его принятие к учету. Тогда как представление документов, касающихся перево


Вся судебная практика по этой теме »

Проблемные контрагенты, однодневки, осмотрительность
  • 16.07.2018  

    Общество преднамеренно использовало спорных контрагентов для создания документооборота, преднамеренно направляя часть произведенного китайским поставщиками товара в адрес иных лиц и впоследствии оформляя их приобретение на внутреннем рынке с целью завышения расходов и вычетов, в связи с чем, какое-либо заблуждение в отношении характера "взаимоотношений" со спорными контрагентами со стороны общества отсутствовало.

  • 16.07.2018  

    Отклоняя доводы налогового органа о том, что система деятельности в ТЦ и ООО преследовала своей единой целью получения предпринимателем и другими арендаторами торговых площадей необоснованной налоговой выгоды в виде неуплаты налогов по общей системе налогообложения в результате формального дробления площадей торгового зала для применения ЕНВД, суды правомерно указали, что арендаторы не являются собственниками зданий торговых

  • 16.07.2018  

    В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по налогу на добавленную стоимость).


Вся судебная практика по этой теме »