Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.04.2018 г. № А32-11907/2017

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.04.2018 г. № А32-11907/2017

Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки, и, во всяком случае, не могут быть перенесены на бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат, а в случае недобросовестности контрагентов покупатель (заказчик) несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку, в силу требований налогового законодательства, он лишается возможности произвести налоговые вычеты ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.

16.05.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 02.04.2018 г. № А32-11907/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 марта 2018 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 02 апреля 2018 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Воловик Л.Н., судей Посаженникова М.В. и Прокофьевой Т.В., при участии в судебном заседании от заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Краснодарскому краю (ИНН 2340132618, ОГРН 1112340000178) - Миловой Р.Р. (доверенность от 16.05.2017), Кириленко А.Г. (доверенность от 21.08.2017) и Мужиковой А.Н. (доверенность от 23.03.2018), от Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю - Мужиковой А.Н. (доверенность от 21.03.2018), в отсутствие заявителя - закрытого акционерного общества "Староминскагропромхимия" (ИНН 2350002287, ОГРН 1022304684225), надлежаще извещенного о времени и месте судебного заседания, в том числе посредством размещения информации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Староминскагропромхимия" на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 12.10.2017 (судья Купреев Д.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2017 (судьи Стрекачев А.Н., Герасименко А.Н., Сулименко Н.В) по делу N А32-11907/2017, установил следующее.

ЗАО "Староминскагропромхимия" (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к МИФНС России N 12 по Ставропольскому краю (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 30.11.2016 N 09-26/271 (требования уточнены в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением от 12.10.2017, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 18.12.2017, суд прекратил производство по делу в связи с отказом в части требования общества о признании недействительным решения УФНС России по Краснодарскому краю (далее - управление) от 27.02.2017 N 22-12-229 и отказал в удовлетворении заявленного обществом требования о признании недействительным решения инспекции от 30.11.2016 N 09-26/271.

Судебные акты мотивированы отсутствием реальности осуществления обществом хозяйственных операций с ООО "Инвест-Агро" (далее - спорный контрагент). Суды сделали вывод о направленности деятельности общества на получение необоснованной налоговой выгоды путем создания формального документооборота по сделкам со спорным контрагентом, установив, что сведения, представленные налогоплательщиком, являются противоречивыми и недостоверными; общество не проявило должной степени осторожности и осмотрительности при выборе спорного контрагента в качестве поставщика агрохимии (минеральные удобрения).

В кассационной жалобе и дополнении к ней общество просит отменить обжалуемые судебные акты, принять новое решение об удовлетворении заявленных требований. Податель кассационной жалобы полагает, что нормы права применены судебными инстанциями неправильно, а выводы судов не соответствуют установленным по делу обстоятельствам. Суды не дали должной оценки всем представленным в материалы дела доказательствам и необоснованно посчитали надлежащим доказательством по делу заключение эксперта от 11.11.2016 N ЭБП-1-612/2016. По мнению налогоплательщика, налоговый орган не опроверг реальность хозяйственных операций общества со спорным контрагентом, которые общество отразило в налоговом и бухгалтерском учете. Осуществление спорным контрагентом хозяйственной деятельности подтверждается судебными актами по делам N А32-21073/2013, А32-33555/2013, А28-3403/2014. Налогоплательщик представил достаточные доказательства проявления должной степени осторожности и осмотрительности в выборе спорного контрагента в качестве поставщика спорной продукции, по сделкам с которым к вычету заявлен налог на добавленную стоимость.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить без изменения обжалуемые судебные акты, полагая, что они приняты в соответствии с действующим законодательством и обстоятельствами дела. По мнению инспекции, основания для признания результатов экспертизы ненадлежащим доказательством отсутствуют, поскольку из заключения эксперта не следует, что представленные для исследования материалы признаны экспертом недостаточными и непригодными для идентификации исполнителей подписи. Кроме того, вывод об отсутствии реальных хозяйственных операций общества со спорным контрагентом и получении обществом необоснованной налоговой выгоды, полученной вне связи с реальной экономической деятельностью сделан не только в связи с подписанием документов поставщика неустановленными лицами, что подтверждено заключением эксперта от 11.11.2016 N ЭБП-1-612/2016, а в совокупности с иными доказательствами по делу. Согласно представленным товарно-транспортным документам поставка осуществлялась железнодорожным и автомобильным транспортом. При этом отгрузка товаров в адрес общества осуществлялась производителями удобрений, а не ООО "Инвест-Агро".

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва, выслушав представителей инспекции и управления, считает, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления налогов за период 01.01.2012 по 31.12.2014 (по НДФЛ - с 01.01.2012 по 30.09.2015), по итогам которой составила акт проверки от 12.08.2016 N 09-26/345.

Рассмотрев материалы проверки и возражения налогоплательщика инспекция приняла решение от 30.11.2016 N 09-26/271, которым начислила обществу 2 798 145 рублей 73 копейки налогов, 951 689 рублей 97 копеек пеней и привлекла налогоплательщика к налоговой ответственности в виде 14 411 рублей 13 копеек штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс).

Решением от 27.02.2017 N 22-12-229 УФНС России по Ставропольскому краю удовлетворило апелляционную жалобу общества, отменив оспариваемое решение инспекции в части начисления налога на прибыль за 2014 год в размере 53 344 рублей, налога на добавленную стоимость за 4 квартал 2013 года в размере 73 757 рублей 29 копеек, а также штрафа по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налогов в общей сумме 12 710 рублей 13 копеек и соответствующей суммы пени. В остальной части решение инспекции оставлено без изменения.

Не согласившись с решением налогового органа, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, руководствуясь положениями статей 169, 171, 172, 176 Кодекса, постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53), суды сделали правильный вывод о том, что представленные обществом документы в совокупности с установленными в ходе проверки обстоятельствами свидетельствуют о недостоверности и противоречивости сведений в отношении поставки товара спорным контрагентом, опровергают реальность заявленных обществом хозяйственных операций и правомерность применения налоговых вычетов по спорным сделкам при исчислении налога на добавленную стоимость.

Судебные инстанции установили, что основанием для начисления обществу 2 671 044 рублей 44 копеек налога на добавленную стоимость, 919 656 рублей 41 копейки пени и 1 701 рубля штрафа по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату, явился вывод инспекции об отсутствии реальных финансово-хозяйственных операций, связанных с исполнением договора поставки минеральных удобрений от 27.12.2011 N 019-12, заключенного обществом и ООО "Инвест-Агро".

Согласно паспортам качества и декларациям соответствия, прилагаемым к спорному товару, производителями удобрений являются: ОАО "Невинномысский Азот", ОАО "ПАК Азот", ООО "Амофос", ОАО "Газпромнефтехим Салават", ООО "ХимТрейд", ООО "Агрохимическая компания Кубань-Агро Альянс", ЗАО "Басф".

Суды, в соответствии с требованиями норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовали и оценили, в том числе, в совокупности с иными доказательствами по делу документы по взаимоотношениям общества со спорным контрагентом, протоколы допросов руководителя общества Тихонова И.А. (протоколы от 14.06.2016 N 1364, 07.10.2016 N 1528), заместителя генерального директора общества Демиденко В.И. (протокол от 14.06.2016), кладовщика Нелиной З.И. (протокол от 14.06.2016), водителей перевозивших спорный товар - Герм Р.В. (протокол от 18.10.2016 N 2107), Абраменкова В.В. (протокол от 18.10.2016 N 2106), Гажала В.В. (протокол от 17.10.2016 N 1177), заключение эксперта от 11.11.2016 N ЭБП-1-612/2016, выписки банков о движении денежных средств на счетах общества и спорных контрагентов, и установив, что товар перевозился напрямую от производителей к обществу, подписи в счетах-фактурах, и первичных документах от имени руководителя спорного контрагента, выполнены иным лицом, транзитный характер перечисления денежных средств организациям-производителям через счет спорного контрагента, а также отсутствие каких-либо доказательств совершения налогоплательщиком спорных хозяйственных операций именно со спорным контрагентом, сделали правильный вывод о том, что представленные налогоплательщиком документы не отвечают установленным требованиям и содержат недостоверные сведения об обстоятельствах, с которыми налоговое законодательство связывает правовые последствия, не могут являться основанием для принятия предъявленных обществу спорным контрагентом сумм налога к вычету или возмещению, поскольку фактически со спорным контрагентом создан фиктивный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды, что также свидетельствует об участии общества в незаконной схеме ухода от налогообложения.

Согласно пункту 1 статьи 54.1 Кодекса не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Положения статей 171, 172, Кодекса предполагают возможность получения налоговой выгоды при наличии реального осуществления хозяйственных операций и осуществлении сделок с реальными товарами (работами, услугами), что, в свою очередь, предполагает уплату налогов в бюджет.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении N 53 разъяснил, что налоговая выгода не может быть обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности или иной экономической деятельности.

Суды обосновано приняли во внимание совокупность доказательств, свидетельствующую о непроявлении обществом необходимой степени осмотрительности и осторожности при выборе спорных контрагентов, а также о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды, в том числе невозможность реального осуществления спорным контрагентом указанных операций: отсутствие у контрагента необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической и предпринимательской деятельности (отсутствие управленческого и технического персонала, основных средств, расходов, связанных с предпринимательской деятельностью и т.д.).

Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки, и, во всяком случае, не могут быть перенесены на бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат, а в случае недобросовестности контрагентов покупатель (заказчик) несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку, в силу требований налогового законодательства, он лишается возможности произвести налоговые вычеты ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.

В силу положений статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательская деятельность является самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью. Следовательно, при вступлении в гражданские правоотношения субъекты должны проявлять необходимую степень заботливости и осмотрительности, поскольку неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, совершившее такие действия и заключившее такие сделки.

Вопреки доводам кассационной жалобы, судебные инстанции исследовали и дали оценку всем представленным в материалы дела доказательствам, представленным в материалы дела, в том числе в их совокупности.

Судебные инстанции установили, что налоговым органом обеспечена возможность участия налогоплательщика в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки в соответствии с требованиями статей 100 и 101 Кодекса. Доказательства обратного общество не представило.

Довод общества о том, что заключение эксперта от 11.11.2016 N ЭБП-1-612/2016 является недопустимым доказательством по делу, не принят судом кассационной инстанции. Согласно статье 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в качестве доказательств допускаются, в том числе заключения экспертов. Вопрос достоверности, относимости, допустимости и взаимной связи доказательств разрешается судом в каждом конкретном случае, исходя из обстоятельств дела, при этом определение круга допустимых и относимых доказательств входит в круг вопросов, рассмотрение которых не относится к компетенции суда, рассматривающего дело в порядке кассационного производства (определение Верховного Суда Российской Федерации от 05.06.2017 N 310-КГ17-5576).

Довод налогоплательщика о реальности хозяйственных операций с ООО "Инвест-Агро" со ссылкой на судебные акты по делам N А32-21073/2013, А32-33555/2013, А28-3403/2014 был предметом исследования судов первой и апелляционной инстанции и получил надлежащую правовую оценку.

Доводы кассационной жалобы выводы судов не опровергают, направлены на переоценку доказательств о фактических обстоятельствах, установленных судами, переоценка которых не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Нормы права при рассмотрении дела применены судами правильно, нарушения процессуальных норм, влекущие безусловную отмену обжалуемых судебных актов (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 12.10.2017 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2017 по делу N А32-11907/2017 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.Н.ВОЛОВИК

 

Судьи

М.В.ПОСАЖЕННИКОВ

Т.В.ПРОКОФЬЕВА

 

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Проблемные контрагенты, однодневки, осмотрительность
  • 13.08.2018  

    Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций. С учетом изложенного суды пришли к выводу о том, что совокупность собранных по делу доказательств свидетельству

  • 13.08.2018  

    Суды установили, что неполная уплата налога на добавленную стоимость в бюджет явилась следствием согласованных действий налогоплательщика по созданию формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного применения вычетов по налогу на добавленную стоимость. Доводы общества о необходимости указания в решении налогового органа конкретных должностных лиц, чьи конкретные действия п

  • 13.08.2018  

    Формально действуя с соблюдением законодательства о налогах и сборах, составляя первичные документы с использованием реквизитов спорных контрагентов, заявитель создавал лишь видимость хозяйственных отношений с данными лицами; однако сам по себе факт наличия первичных документов без подтверждения факта реальности хозяйственных операций не предоставляет права на получение налоговых вычетов по НДС.


Вся судебная практика по этой теме »

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 13.08.2018  

    Довод общества о том, что правомерность оспариваемого решения должен доказывать налоговый орган, в рассматриваемом случае отклоняется, поскольку, как правильно отметил суд апелляционной инстанции, право на налоговый вычет носит заявительный характер, в связи с чем именно на налогоплательщика возложена обязанность доказать правомерность возмещения НДС.

  • 08.08.2018  

    Доводы общества о проявлении заявителем должной осмотрительности при выборе контрагента был рассмотрен судебными инстанциями и правомерно ими отклонен. Общество должно было знать о том, что ООО фактическим поставщиком запасных частей не является, материальных и технических возможностей для выполнения заявленных налогоплательщиком хозяйственных операций не имеет, самостоятельную деятельность не осуществляет. В рассматриваемом

  • 08.08.2018  

    Инспекция, придя к выводу о нереальности хозяйственных операций общества и его контрагентов, с учетом информации о налогоплательщике и заключения эксперта определила расчетным методом сумму налога, подлежащую уплате обществом в бюджет. Кассационная инстанция считает, что при рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций вопреки положениям статьи 71 АПК РФ не исследовали и не установили все фактические обстоятельств


Вся судебная практика по этой теме »