Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.06.2018 г. № А13-8726/2017

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.06.2018 г. № А13-8726/2017

В результате оценки имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи в соответствии с положениями статьи 71 АПК РФ, суды пришли к выводу о том, что спорные услуги необходимы обществу для предпринимательской деятельности и являются экономически обоснованными. Инспекцией не представлено доказательств того, что деятельность общества носит убыточный характер в связи с экономической неоправданностью расходов на оплату спорных услуг, а стоимость последних не соответствует рыночной стоимости аналогичных услуг, оказываемых иными организациями.

13.06.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 04.06.2018 г. № А13-8726/2017

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Васильевой Е.С., судей Александровой Е.Н., Родина Ю.А., при участии от общества с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Вологда" Осекиной Л.А. (доверенность от 27.12.2017 N 10-12/176), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Вологодской области Ивашевской С.О. (доверенность от 02.02.2017 N 02-09/01/0498), рассмотрев 04.06.2018 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Вологодской области на решение Арбитражного суда Вологодской области от 08.12.2017 (судья Баженова Ю.М.) и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2018 (судьи Мурахина Н.В., Докшина А.Ю., Осокина Н.Н.) по делу N А13-8726/2017,

 

установил:

 

Общество с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Вологда", место нахождения: 160004, г. Вологда, ул. Октябрьская, д. 51, ОГРН 1023500876046, ИНН 3525104171 (далее - Общество), обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Вологодской области, место нахождения: 160029, г. Вологда, ул. Горького, д. 158, ОГРН 1043500095726, ИНН 3525119724 (далее - Инспекция), о признании недействительным решения от 20.02.2017 N 06-21/02 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Вологодской области (далее - Управление) от 19.05.2017 N 07-09/07292@.

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 08.12.2017, оставленным без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2018, заявленные требования удовлетворены.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и нарушение норм процессуального права, просит обжалуемые судебные акты отменить и принять новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении требований Общества.

Податель жалобы считает, что судами первой и апелляционной инстанций не принято во внимание, что из совокупности и взаимосвязи представленных Инспекцией доказательств следует, что заключение Обществом договоров подряда не было наделено действительным экономическим смыслом и не обусловлено разумными экономическими и иными причинами (целями делового характера), имело своей целью формирование фиктивного документооборота с целью создания формальных условий для уменьшения налоговых обязательств.

В отзыве на кассационную жалобу Общество просит оставить ее без удовлетворения, считая принятые по делу судебные акты законными и обоснованными.

В судебном заседании представитель Инспекции поддержал доводы кассационной жалобы, а представитель Общества возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.

Из материалов дела следует, что в отношении Общества Инспекцией проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, по итогам которой Инспекцией составлен акт от 17.10.2016 N 06-21/02 и, с учетом возражений налогоплательщика, принято решение от 20.02.2017 N 06-21/02, которым Общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде штрафа в сумме 133 526 руб. 50 коп. Указанным решением Обществу также предложено также уплатить 5 792 181 руб. 08 коп. недоимки по налогу на прибыль и 1 752 571 руб. 26 коп. пеней за его несвоевременную уплату.

Как установлено судами, основанием для доначисления налога на прибыль послужил вывод Инспекции о завышении расходов по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью СТПК "Торгпромсервис плюс" (далее - ООО СТПК "Торгпромсервис плюс"), в размере 15 118 905 руб. 42 коп. за 2012 - 2014 годы в связи с тем, что собранными в ходе проверки доказательствами подтверждается, что указанный контрагент привлечен для выполнения услуг по уборке помещений, технического осмотра автомобилей, оказания услуг по перевозке грузов и пассажиров исключительно с целью получения необоснованной налоговой выгоды, поскольку у самого Общества имелась своя численность необходимых работников (механик, уборщицы), собственный транспорт для оказания услуг. Также Инспекция указывает, что в проверяемом периоде заказчиком для ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" выступало только Общество, деятельность названного контрагента не соответствует заявленной в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), по месту регистрации не располагается, работники ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" также являлись работниками Общества. ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" создано при участии Общества, в период с 25.12.2009 по 31.08.2011 учредителем с долей участия 95% являлся Пеганов Николай Николаевич, являвшийся генеральным директором Общества в период с 16.09.2002 по 13.05.2009.

Решением Управления от 19.05.2017 N 07-09/07292@) решение Инспекции от 20.02.2017 N 06-21/02 отменено в части вывода о завышении расходов при исчислении налога на прибыль в сумме 13 842 000 руб., соответствующих пеней и штрафных санкций, а в остальной части апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения.

Полагая решение Инспекции от 20.02.2017 N 06-21/02 неправомерным и нарушающим его права и законные интересы, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции, оценив имеющиеся в деле доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, удовлетворил заявленные требования, посчитав незаконным оспариваемое решение Инспекции.

Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции поддержал.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, проверив правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, кассационная инстанция не находит оснований для отмены решения и постановления.

Статьей 247 НК РФ предусмотрено, что объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком, которой признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 252 НК РФ при исчислении налога на прибыль налогоплательщик имеет право уменьшить полученные доходы на сумму обоснованных и документально подтвержденных затрат.

На основании статьи 253 НК РФ расходы, связанные с производством и реализацией включают в себя, в том числе материальные расходы.

К материальным расходам, в частности относятся затраты налогоплательщика на приобретение работ и услуг производственного характера, выполняемых сторонними организациями или индивидуальными предпринимателями, а также на выполнение этих работ (оказание услуг) структурными подразделениями налогоплательщика.

К работам (услугам) производственного характера относятся выполнение отдельных операций по производству (изготовлению) продукции, выполнению работ, оказанию услуг, обработке сырья (материалов), контроль над соблюдением установленных технологических процессов, техническое обслуживание основных средств и другие подобные работы (подпункт 6 пункта 1 статьи 254 НК РФ).

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с пунктами 3 и 4 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Суды в налоговых спорах, оценивая обоснованность заявленных расходов по налогу на прибыль, должны исходить не из формального представления налогоплательщиком всех необходимых документов, а устанавливать реальность финансово-хозяйственных отношений налогоплательщика и его контрагента и их действительное экономическое содержание.

Судами на основании материалов дела установлено, что между Обществом ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" были заключены договор о техническом осмотре автомобилей перед выездом в рейс от 01.01.2012 N 1; договор на оказание услуг по уборке и содержанию помещений от 01.01.2011 N 1Н; договор об оказании услуг по обеспечению мойки внутренней поверхности шахты лифта от 10.12.2012 N 14; договор об оказании услуг по обеспечению генеральной уборки подвальных помещений и мансарды от 15.11.2012 N 13; договор об оказании услуг по перевозке грузов и пассажиров от 01.01.2011 N 2.

Претензий относительно полноты и надлежащего оформления предъявленных документов в подтверждение понесенных расходов Инспекцией не предъявлено.

Вместе с тем Инспекция в ходе проверки указала на взаимозависимость Общества и ООО СТПК "Торгпромсервис плюс".

Удовлетворяя требования Общества, суды первой и апелляционной инстанций правомерно указали следующее.

Условия, при наличии которых лица признаются взаимозависимыми, приведены в пункте 2 статьи 105.1 НК РФ.

При этом в силу пункта 7 статьи 105.1 НК РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 2 настоящей статьи, если отношения между этими лица и обладают признаками, указанными в пункте 1 настоящей статьи.

Из положений статьи 105.1 НК РФ также следует, что если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц, то такие признаются взаимозависимыми для целей налогообложения.

Как отметили суды, согласно разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, приведенным в пункте 6 Постановления N 53, сама по себе взаимозависимость участников сделок не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Взаимозависимость может иметь юридическое значение в целях налогового контроля только, если установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки как возможность для осуществления согласованных недобросовестных действий, направленных на незаконное занижение налоговых платежей.

Как указали суды при рассмотрении дела, Инспекция, сделав вывод о том, что сделки совершены взаимозависимыми лицами, не определила, как факт взаимозависимости повлиял на экономический результат сделок.

Суды установили, что довод Инспекции о взаимозависимости основан на том, что в период с 25.12.2009 по 31.08.2011 учредителем ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" с долей участия 95% являлся Пеганов Николай Николаевич, являвшийся генеральным директором Общества в период с 16.09.2002 по 13.05.2009. В 2012 году согласно справкам по форме 2-НДФЛ в ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" трудовые функции выполнял Пеганов Алексей Николаевич, сын Пеганова Николая Николаевича.

Вместе с тем спорные договоры заключены 01.01.2011 и 01.01.2012, то есть спустя почти два года после увольнения Пеганова Н.Н. с должности руководителя Общества. Доказательств влияния бывшего руководителя на совершение сделок и(или) экономические их результаты в ходе налоговой проверки не предъявлено.

При таких обстоятельствах, вывод судов о том, что взаимозависимость ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" и Общества не имеет места, и позиция Инспекции в указанной части противоречит положениям Налогового кодекса Российской Федерации, является обоснованным.

Инспекция также в обоснование своей позиции указывает на то, что из акта обследования территорий, помещений, документов, предметов от 07.04.2016 N 83 следует, что по адресу: г. Вологда, ул. Элеваторная, д. 45а, находится административное здание, собственником которого является ООО "СПМК", промзона. Нахождение ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" по данному адресу не установлено.

Как правомерно указали суды, отсутствие ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" по его юридическому адресу в 2016 году, а также выполнение работ, вид которых не указан в ЕГРЮЛ, не может влиять на действительность хозяйственных операций в 2012 - 2014 годах.

Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" состоит на учете в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Вологодской области с 28.09.2000, учредителями являются ООО "Север-Ресурс" (5%) и Горенков Сергей Александрович (95%); директор - Воробьев Владимир Вениаминович; юридический адрес: г. Вологда, ул. Элеваторная, 45а.

Из материалов дела также следует, что среднесписочная численность работников ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" в 2012 году составляла 34 человека, в 2013 - 32 человека, в 2014 - 10 человек.

Судами также установлено, что Обществом в адрес ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" переводились денежные средства: в 2012 году перечислены денежные средства в размере 11 780 742 руб. 92 коп., в том числе 4 397 412 руб. по договору от 01.01.2011 N 10-6-001/11 за услуги по содержанию зданий, 7 103 475 руб. 92 коп. за транспортные услуги по договору от 01.01.2011 N 10-6-0004/12, 130 855 руб. за предрейсовый медосмотр автомобилей по договору от 01.01.2012 N 10-6-0004/12, 82 300 руб. за услуги по обеспечению генеральной уборки подвальных помещений в офисе по договору от 15.11.2012, 66 700 руб. за услуги по обеспечению мойки внутренней поверхности шахты лифта по договору от 10.12.2012 N 10-6-0604/12; в 2013 году перечислены денежные средства в размере 1 638 158 руб. 50 коп., в том числе 8988 руб. за предрейсовый медосмотр автомобилей по договору от 01.01.2012 N 10-6-0004/12, 1 692 170 руб. 50 по договору от 01.01.2011 N 10-6-001/11 за услуги по содержанию зданий; 2014 году перечислены денежные средства в размере 1 700 004 руб. за услуги по содержанию зданий по договору от 01.01.2011 N 10-6-001/11.

Из решения Инспекции следует, что данные затраты исключены из состава расходов, что повлекло доначисление налога на прибыль за 2012 год в сумме 2 356 148 руб. 58 коп. (11 780 742,92 * 20%), за 2013 год - 327 631 руб. 70 коп. (1 638 158,50 * 20%), за 2014 год - 340 000 руб. 80 коп. (1 700 004 * 20%).

Вместе с тем как указали суды и не оспаривается Инспекцией, Обществом затраты в размере 82 300 руб. за услуги по обеспечению генеральной уборки подвальных помещений в офисе по договору от 15.11.2012 и затраты в размере 66 700 руб. за услуги по обеспечению мойки внутренней поверхности шахты лифта по договору от 10.12.2012 N 10-6-0604/12 не включены в состав расходов за 2012 год. Следовательно, Инспекцией неправомерно исчислен налог на прибыль с данных сумм.

Из пояснений Инспекции от 27.09.2017 следует, что с учетом выявленного факта налога на прибыль к доначислению должен составить 2 326 348 руб. 58 коп. ((11 780 742,92-149 000) * 20%)).

С учетом того, что в декларации по налогу на прибыль за 2014 год Обществом отражен убыток в сумме 21 733 065 руб., сумма непринятых расходов по спорному контрагенту в сумме 1 700 004 руб. должна быть отнесена на уменьшение убытка.

Таким образом, доначисление оспариваемым решением налога на прибыль в сумме 29 800 руб. за 2012 год, 340 000 руб. - за 2014 год, соответствующих сумм пени и штрафов по пункту 1 статьи 122 НК РФ произведено Инспекцией незаконно.

Данные обстоятельства отражены Инспекцией в письменных пояснениях от 27.09.2017 и приняты судом в порядке статьи 70 АПК РФ.

Из материалов дела следует, что Обществом и ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" в лице генерального директора Воробьева В.В. заключен договор о техническом осмотре автомобилей перед выездом в рейс от 01.01.2012 1/1.

В подтверждение фактического выполнения работ Обществом представлены соответствующие акты.

Вместе с тем Инспекция пришла к выводу о том, что из указанных актов невозможно установить, какое конкретно транспортное средство осматривалось, их количество, а также то, кем проведен предрейсовый осмотр автотранспорта.

Ссылаясь на показания механиков абонентских пунктов, Инспекция отмечает, что они работали по договорам подряда, заключенными с Обществом, проводили предрейсовый осмотр автотранспорта. Кроме того, исследовав штатное расписание Общества, Инспекция установила, что в штате Общества числятся сотрудники по профессиям: старший механик, техник, что свидетельствует о том, что технический осмотр автомобилей производился работниками самого Общества.

Отклоняя указанный вывод Инспекции, суды указали следующее.

Согласно пункту 4 статьи 20 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, должны, в том числе организовывать и проводить предрейсовый контроль технического состояния транспортных средств в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере транспорта.

Из материалов дела усматривается, что приказом генерального директора Общества от 16.12.2011 N 334 "Об использовании служебного транспорта" транспортные средства закреплены за конкретными должностными лицами Общества, отделами центрального офиса и пунктами абонентских отделов, расположенных в районных центрах Вологодской области.

Общество в обоснование своей позиции указало, что в должностные обязанности техника проведение предрейсового осмотра автомобилей не входит, что подтверждается должностной инструкцией. Поскольку местом работы механика являлся центральный офис Общества, находящийся в городе Вологде, то он осуществлял предрейсовый осмотр только автомобилей, находящихся в этом городе.

Согласно представленным Инспекцией договорам на оказание услуг по предрейсовому осмотру автомашин от 09.01.2013, от 01.05.2014, заключенным Обществом с Поповым А.С., Белахом Д.Д., Скулябиным А.С., осмотр автомашин указанными лицами производился в 2013 - 2014 годах, то есть не в период действия договора со спорным контрагентом. Выплаты по указанным договорам Попову А.С., Белаху Д.Д., Скулябину А.С. также производились Обществом после 2012 года, что подтверждается справками формы 2-НДФЛ.

Договор с Калистратовым Ю.В. на оказание услуг по предрейсовому осмотру автомашин заключен 20.07.2012. Вместе с тем, указанное лицо проживало в городе Сокол Вологодской области и, соответственно, производило осмотры автомобилей абонентского отдела Общества, находящегося в городе Сокол.

Представленными в материалы дела допросами Попова А.С., Белаха Д.Д. подтверждаются данные обстоятельства.

Кроме того, Инспекцией допрошен Белах Д.Д. в то время как договор на оказание услуг по предрейсовому осмотру автомашин заключен с Белахом Д.Д. (1949 г.р.). Вместе с тем Белах Д.Д. (1974 г.р.) в ходе допроса пояснил, что предрейсовый осмотр проводил механик Белах Д.Д. (1949 г.р.).

В представленных в подтверждение оказания услуг спорным контрагентом путевых листах имеется подпись механика Пеганова А.Н., являющегося работником ООО СТПК "Торгпромсервис плюс".

Как указали суды, представленными в материалы дела документами подтверждается невозможность выполнения предрейсового осмотра автомобилей собственными силами Общества и доказательств обратного Инспекцией не представлено.

Из материалов дела также следует, что между Обществом и ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" заключен договор на оказание услуг от 01.01.2011 N 1, где предметом договора является оказание услуг по уборке и содержанию: помещений общей площадью 546.8 кв. м, находящихся по адресу: г. Вологда, ул. Благовещенская, д. 36а; помещений общей площадью 1229.8 кв. м, находящихся в пятиэтажной с мансардой административной пристройке к нежилому зданию общей площадью 1057.7 кв. м, с подвалом площадью 187.2 кв. м, расположенной по адресу: г. Вологда, ул. Октябрьская, д. 51; помещений общей площадью 766 кв. м, находящихся в трехэтажном с мансардой и трехэтажном кирпичном здании вспомогательного блока ООО "Вологдарегионгаз" со встроенной автономной газовой котельной общей площадью 651.7 кв. м, с подвалом 139.5 кв. м, расположенном по адресу: г. Вологда, ул. Октябрьская, д. 51; помещений общей площадью 77.8 кв. м, находящихся по адресу: г. Вологда, ул. Дзержинского, д. 4.

Исследовав штатное расписание Общества, Инспекция установила, что в штате Общества числятся сотрудники по профессиям: уборщик служебных помещений в количестве 2 единицы, рабочий по текущему ремонту и обслуживанию зданий и сооружений.

В связи с этим Инспекция сделала вывод о том, что поскольку в штате Общества числятся работники, необходимые для выполнения работ по уборке помещений, то у Общества отсутствовала экономическая целесообразность в привлечении персонала у ООО СТПК "Торгпромсервис плюс".

Вместе с тем в опровержение указанного вывода Общество отметило, что общая площадь помещений, находящихся в собственности и в аренде Общества составляет 3619,40 м2. По договору с ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" площадь помещений, подлежащих уборке силами спорных контрагентов, в период с 01.01.2011 по 31.12.2012 составляла 2620,40 м2, с 01.01.2013 - 2256,55 м2. Деятельность Общества предполагает большую людскую проходимость занимаемых им помещений, что требует ежедневной уборки помещений. Две уборщицы, имеющиеся в штате Общества, являлись дневными работниками и физически не могли обслужить все помещения Общества.

Судами принят во внимание сделанный Обществом расчет норм уборки в квадратных метрах на одну уборщицу с учетом нормативов времени на уборку служебных и культурно-бытовых помещений, утвержденных постановлением Госкомтруда СССР от 19.12.1990 N 469, подтверждающий, что 2 уборщицы не могут произвести уборку в зданиях, занимаемых Обществом.

Отклоняя доводы Инспекции по указанному эпизоду, суды также учли показания допрошенных в ходе проверки уборщиц Шпиляевой Л.В., Москвиновой Н.К. и Соболевой М.И.

При этом суды отклонили довод Инспекции о том, что сотрудники ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" одновременно работали в Обществе, как противоречащий материалам дела, поскольку из представленных в материалы дела договоров, справок формы 2-НДФЛ, копий трудовых книжек, а также показаний свидетелей следует обратное.

Из материалов дела следует, что между Обществом и ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" заключен договор об оказании услуг по перевозке грузов и пассажиров от 01.01.2011 N 2, согласно которому ООО СТПК "Торгпромсервис плюс" обязуется предоставлять Обществу по его заявкам услуги по перевозке грузов и пассажиров Общества автотранспортом, принадлежащим ООО СТПК "Торгпромсервис плюс".

Инспекция в ходе проверки пришла к выводу о необоснованности заявленных Обществом расходов в рамках указанного договора, поскольку у Общества в период с 01.01.2012 по 31.12.2014 имелись собственные транспортные средства для осуществления перевозок.

Управление ГИБДД УМВД России по Вологодской области на запрос Инспекции представило с письмом от 29.10.2014 информацию о наличии у Общества 23 транспортных средств с указанием моделей и государственных регистрационных номеров, а также на запрос Инспекции от 28.07.2016 предоставило сведения о прохождении через АПК "Поток" АМТС на территории Вологодской области в период с 01.01.2012 по 31.12.2014 автомобилей с государственными номерами, перечисленными в запросе Инспекции.

Вместе с тем доказательства того, что государственные номера автомобилей, указанные Инспекцией в запросе и ответе ГИБДД соответственно, принадлежат Обществу, в материалах дела отсутствуют. Данные номера не являются идентичными с номерами автомобилей Общества, по которым представлены сведения в письме от 29.10.2014.

Напротив, в запросе Инспекции, указаны государственные регистрационные номера автомобилей ООО СТПК "Торгпромсервис Плюс", которые имеются в путевых листах, представленных в подтверждение оказания услуг договора об оказании услуг по перевозке грузов и пассажиров от 01.01.2011 N 2.

При таких обстоятельствах, вывод судов о том, что представленным ответом Управления ГИБДД УМВД России по Вологодской области подтверждается передвижение автомобилей ООО СТПК "Торгпромсервис Плюс", которые отражено и в путевых листах, является обоснованным.

Отклоняя довод Инспекции об экономической необоснованности расходов Общества, суды указали следующее.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в определении от 04.06.2007 N 320-О-П, законодатель отказался от закрытого перечня конкретных затрат налогоплательщика, которые могут быть учтены при расчете налоговой базы, имея в виду многообразие содержания и форм экономической деятельности и видов возможных расходов, что при детальном и исчерпывающем их нормативном закреплении приводило бы к ограничению прав налогоплательщика, и предоставил налогоплательщикам возможность самостоятельно определять в каждом конкретном случае, исходя из фактических обстоятельств и особенностей их финансово-хозяйственной деятельности, относятся те или иные не поименованные в главе 25 НК РФ затраты к расходам в целях налогообложения либо нет.

Нормы, содержащиеся в абзацах 2 и 3 пункта 1 статьи 252 НК РФ, не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал в Постановлении N 53, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

В результате оценки имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи в соответствии с положениями статьи 71 АПК РФ, суды пришли к выводу о том, что спорные услуги необходимы Обществу для предпринимательской деятельности и являются экономически обоснованными. Инспекцией не представлено доказательств того, что деятельность Общества носит убыточный характер в связи с экономической неоправданностью расходов на оплату спорных услуг, а стоимость последних не соответствует рыночной стоимости аналогичных услуг, оказываемых иными организациями.

Кроме того, в ходе проверки Инспекцией установлено фактическое осуществление ООО СТПК "Торгпромсервис Плюс" деятельности, а также уплата указанным лицом налогов, сдача отчетности, наличие в штате сотрудников и транспорта, необходимого для оказания услуг в рамках заключенных договоров.

При таких обстоятельствах, суды пришли к правомерному выводу о том, что у Инспекции отсутствовали основания для начисления Обществу налога на прибыль организаций за 2012 - 2014 годы в общей сумме 3 023 781 руб. 08 коп., соответствующих пеней и штрафных санкций.

Оснований не согласиться с выводами судов первой и апелляционной инстанций у суда кассационной инстанции не имеется.

При рассмотрении дела и вынесении обжалуемых судебных актов нарушений норм процессуального права судами первой и апелляционной инстанций, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, кассационной инстанцией не установлено. Судами первой и апелляционной инстанций были установлены все существенные для дела обстоятельства, изучены все доказательства по делу, и им дана надлежащая правовая оценка. Выводы судов основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу. Нормы материального права применены правильно.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Вологодской области от 08.12.2017 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2018 по делу N А13-8726/2017 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Вологодской области - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.С.ВАСИЛЬЕВА

 

Судьи

Е.Н.АЛЕКСАНДРОВА

Ю.А.РОДИН

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Порядок признания доходов и расходов
Все новости по этой теме »

Объект налогообложения
Все новости по этой теме »

Расходы, связанные с производством
Все новости по этой теме »

Порядок признания доходов и расходов
Все статьи по этой теме »

Объект налогообложения
Все статьи по этой теме »

Расходы, связанные с производством
Все статьи по этой теме »

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Порядок признания доходов и расходов
  • 06.08.2018  

    Неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

  • 06.08.2018  

    Как усматривается из материалов дела, инспекция, поставив под сомнение факт приобретения спорной продукции у поставщика, исключила всю сумму покупки из состава затрат по налогу на прибыль, а также не приняла к вычету НДС по данной покупке. По данному факту налогоплательщиком представлены пояснения и документы, подтверждающие, что в проверяемом периоде данная сумма подлежала списанию в состав расходов, уменьшающих сумму доход

  • 23.07.2018  

    В случае, если налоговым органом в ходе проверки выявлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что в действительности хозяйственные операции контрагентами организации не осуществлялись, то при проверке обоснованности определения налогоплательщиком налоговой базы по налогу на прибыль подлежат оценке все доказательства по делу в совокупности. При наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды расчет суммы затрат, реаль


Вся судебная практика по этой теме »

Объект налогообложения
  • 04.07.2018  

    Суды пришли к выводу о том, что расходы, учитываемые обществом в целях налогообложения прибыли, обоснованность применения налоговых вычетов по НДС по аренде помещений и их обслуживанию являются экономически неоправданными и направленными на получение необоснованной налоговой выгоды в виде получения налоговых вычетов по НДС, а также завышения расходов, учитываемых в целях налогообложения прибыли.

  • 27.06.2018  

    Суды пришли к выводу о необоснованном увеличении заявителем затратной части при исчислении налога на прибыль при отсутствии поставок по спорному договору, конечная цель которой минимизация уплачиваемых налогов. Заявитель надлежащим образом не подтвердил право на отнесение 37 179 930,17 руб. в состав внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль за 2013 год.

  • 11.06.2018  

    Рассматривая спор, суды установили, что основанием для дополнительного начисления налога на прибыль организаций явилось необоснованное завышение налогоплательщиком внереализационных расходов для целей налогообложения налога на прибыль организаций за 2013 год на сумму 1 248 933 руб. Отказывая в удовлетворении требований, суды руководствовались статьями 247, 252, 265, 266 НК РФ исходили из того, что налоговым органом доказано


Вся судебная практика по этой теме »

Расходы, связанные с производством
  • 06.08.2018  

    Право признания в составе расходов сумм отчислений в резервы на возможные потери по ссудам, сформированные в порядке, устанавливаемом Банком России (пункт 1 статьи 292 НК РФ), а также право переноса на следующий отчетный (налоговый) период сумм РВПС, отнесенных на расходы банка и не полностью использованных в отчетном (налоговом) периоде на покрытие убытков по безнадежной задолженности по ссудам и задолженности, приравненной

  • 14.05.2018  

    Суд признает правомерным вывод судов об отсутствии у налогового органа правовых оснований для применения расчетного метода при определении реальных налоговых обязательств общества, поскольку применение указанного способа определения налоговых обязательств возможно только в случае подтвержденной реальности хозяйственных отношений, тогда как в данном случае реальность хозяйственных отношений между обществом и его контрагентами

  • 14.05.2018  

    В ходе проверки инспекция признала неправомерным включение обществом в состав расходов по налогу на прибыль 1 071 197 руб. затрат и отнесение на налоговые вычеты 192 817 руб. НДС по агентскому договору. В обоснование данного вывода налоговый орган сослался на то, что представленные налогоплательщиком документы не подтверждают действительное оказание ООО услуг по агентскому договору; результаты проведенных мероприятий налогов


Вся судебная практика по этой теме »