Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.02.2018 г. № Ф09-8927/17

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.02.2018 г. № Ф09-8927/17

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении необоснованной налоговой выгоды. Таким образом, выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

12.02.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 05.02.2018 г. № Ф09-8927/17

 

Дело N А50-11175/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 30 января 2018 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 05 февраля 2018 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Гавриленко О.Л.,

судей Черкезова Е.О., Жаворонкова Д.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чайковскому Пермского края (ИНН: 5920005760; 5959000010, ОГРН: 1045901820524; 1175958019412), (далее - инспекция, налоговый орган) на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2017 по делу N А50-11175/2017 Арбитражного суда Пермского края.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании, проведенном путем использования систем видеоконференц-связи, организованной Арбитражным судом Пермского края, приняли участие представители:

инспекции - Огородова Н.Н. (доверенность от 29.01.2018), Решетников А.О. (доверенность от 21.12.2017);

закрытого акционерного общества "Молоко" (далее - общество "Молоко", общество, налогоплательщик) - Желудова А.Г. (доверенность от 07.02.2017), Стяжкина С.С. (доверенность от 26.01.2018).

 

Общество "Молоко" обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 31.03.2016 N 4 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за налоговые периоды 2012, 2013 годов по взаимоотношениям с обществами с ограниченной ответственностью "Омега", "Стройагро", "Парус", "Промресурс", "НеоТэк" (далее - общества "Омега", "Стройагро", "Парус", "Промресурс", "НеоТэк", контрагенты) начисления соответствующей суммы пеней за неуплату в установленный срок НДС, применения налоговых санкций по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее НК - РФ).

Решением суда от 20.07.2017 (судья Самаркин В.В.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2017 (судьи Борзенкова И.В., Васильева Е.В., Голубцов В.Г.) решение суда отменено, заявленные требования удовлетворены. Решение инспекции от 31.03.2016 N 4 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения признано недействительным в части доначисления НДС за налоговые периоды 2012, 2013 годов по взаимоотношениям с обществами "Омега", "Стройагро", "Парус", "Промресурс", "НеоТэк", начисления соответствующей суммы пени за неуплату в установленный срок НДС, применения налоговых санкций по п. 1 ст. 122 НК РФ.

В кассационной жалобе налоговый орган просит постановление апелляционного суда отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на нарушение судом апелляционной инстанции норм материального права и несоответствие выводов суда установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.

В обоснование жалобы инспекция указывает, что представленные обществом в подтверждение права на получение налогового вычета документы по поставке товара (сухого молока) и оказанию транспортных услуг не отвечают требованиям достоверности; реальность осуществления хозяйственных операций со спорными контрагентами не подтверждена. В свою очередь считает, что налоговым органом собрана совокупность доказательств, свидетельствующая об искусственном введении в систему договорных отношений в целях получения необоснованной налоговой выгоды спорных контрагентов. Помимо изложенного, указывает на непроявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагентов. Заявитель жалобы также указывает на применение апелляционным судом ст. 54.1 НК РФ, не подлежащей применению.

В отзыве на кассационную жалобу общество выразило согласие с выводами, содержащимися в постановлении апелляционного суда, просит оставить его без изменения.

 

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности общества за период с 01.01.2012 по 31.12.2013, результаты которой оформлены актом от 29.02.2016 N 29.

По результатам рассмотрения материалов проверки инспекцией вынесено решение от 31.03.2016 N 4 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу доначислен, в том числе НДС в общей сумме 3 137 531 руб., пени за его неуплату, применен штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ.

Не согласившись с вынесенным решением от 31.03.2016 N 4 в части доначисления НДС, начисления соответствующих пеней за нарушение срока уплаты НДС, применения налоговых санкций по п. 1 ст. 122 НК РФ, общество "Молоко" обжаловало его в вышестоящий налоговый орган - Управление Федеральной налоговой службы по Пермскому краю, решением которого от 13.04.2017 N 18-18/148 жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Полагая, что решение налогового органа от 31.03.2016 N 4 в части доначисления НДС, начисления соответствующих пеней и штрафа не соответствует НК РФ, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по сделкам с обществами "Омега", "НеоТэк", "Промресурс", "Парус", "Стройагро" и, как следствие, о правомерности доначисления налогоплательщику НДС в общей сумме 3 137 531 руб., соответствующих сумм пени и штрафа

Отменяя решение суда, и удовлетворяя требования заявителя, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из следующего.

В силу п. 1 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Пунктом 2 ст. 171 Кодекса предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

Согласно п. 1, 2 ст. 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о необоснованности налоговой выгоды, возлагается на налоговый орган.

С учетом презумпции добросовестности налогоплательщика выводы налогового органа о необоснованности налоговой выгоды должны быть основаны на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 при соблюдении контрагентом соответствующих требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении N 53.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

В соответствии с п. 10 Постановления N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Как следует из материалов дела, обществом "Молоко" в проверяемом налоговом периоде в 2012, 2013, 2014 годах заключены следующие договоры: с обществом "Омега" - договор поставки от 01.01.2012 N 2/12, с обществом "НеоТэк" - договор поставки от 01.03.2013, - с обществом "Промресурс" договор поставки от 01.06.2013 N 32, с обществом "Парус" - договор поставки от 15.07.2013 N 38. Обязательства, связанные с транспортировкой товаров, с обществом "СтройАгро" (экспедитор) оформлены договором транспортной экспедиции от 26.07.2013 N 151/13.

НДС в сумме 3 137 531 руб., предъявленный по счетам-фактурам данных организаций (общая стоимость приобретенных по документам спорных контрагентов товаров и услуг составила 30 521 092,15 руб.), обществом "Молоко" отражен в составе налоговых вычетов за 1, 2, 3, 4 кварталы 2012 года, 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года.

Установив в отношении спорных контрагентов ряд признаков "номинальных" структур, и выявив недостатки в оформлении сопровождающих сделки первичных документов, налоговый орган сделал вывод о нереальности названных хозяйственных операций и непроявлении обществом должной степени осмотрительности и осторожности.

Не отрицая наличие результатов выполненных работ и поставленного товара, инспекция ссылалась на то, что указанные организации по месту регистрации не находятся, необходимым штатом работников, имуществом, транспортными средствами и техникой не обладают, бухгалтерскую и налоговую отчетность представляют "нулевую" или с минимальными суммами налогов к уплате, движение денежных средств по расчетным счетам обществ носит транзитный характер и не отражает операций, характерных для нормальной хозяйственной деятельности организаций.

Между тем судом апелляционной инстанции верно установлено, что реальность выполнения хозяйственных операций подтверждена представленными в дело документами (договором, счетами-фактурами, товарными накладными, регистрами бухгалтерского учета), оприходованием спорной продукции. Факт приобретения обществом товара налоговым органом не опровергнут, материалы проверки доказательств обратного не содержат, равно, как инспекцией не представлено доказательств того, что товар поставлен обществу не спорными контрагентами, а иными лицами.

Суд также пришел к выводу о проявлении обществом должной степени осмотрительности при выборе спорных контрагентов. В частности судом указано, что до заключения договора контрагенты проверялись по информационным базам Контур и официальному сайту ФНС. При этом сведений о сомнительности организаций, о том, что они имеют признаки "фирмы-однодневки" указанные ресурсы не содержали. В материалах дела имеются документы, запрошенные у контрагентов и подтверждающие их правоспособность, а именно: Устав, свидетельство о государственной регистрации, свидетельство о постановке на учет в налоговый орган.

Апелляционный суд также посчитал необходимым отметить, что общества "Омега", "НеоТэк", "Промресурс", "Парус", "Стройагро" не являются компаниями, имеющими признаки недобросовестности, не находились в процессе реорганизации или ликвидации, полномочия директоров были подтверждены документально, руководители не числятся в списке дисквалифицированных лиц. Виды деятельности контрагентов соответствуют предметам заключенных договоров.

Учитывая изложенные обстоятельства, не опровергающие реальность спорных хозяйственных операций, апелляционный суд правомерно признал достаточной степень осмотрительности и осторожности, проявленной обществом при выборе контрагентов.

Обстоятельств, свидетельствующих о том, что порядок и форма работы или расчетов со спорными контрагентами являлась нетипичной для налогоплательщика, либо о наличии "кругового" движения или обналичивания денежных средств, в результате чего выявился бы их возврат обществу или вывод из хозяйственного оборота, налоговым органом не установлено.

Довод инспекции о недопустимости применения судом при разрешении настоящего спора положений ст. 54.1 Кодекса, суд кассационной инстанции считает обоснованным, опираясь на содержание названной нормы, ст. 5 Кодекса и ст. 2 Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации". Вместе с тем, ссылка суда на положения данной статьи, не опровергла сделанных им выводов и не повлекла принятие незаконного судебного акта.

Иные доводы, содержащиеся в жалобе инспекции, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судом апелляционной инстанции установлены, все доказательства исследованы и оценены. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется.

Нормы материального права применены судом по отношению к установленным им обстоятельствам правильно, выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемого судебного акта, судом кассационной инстанции не выявлено.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2017 по делу N А50-11175/2017 Арбитражного суда Пермского края оставить без изменения, кассационную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чайковскому Пермского края - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

О.Л.ГАВРИЛЕНКО

 

Судьи

Е.О.ЧЕРКЕЗОВ

Д.В.ЖАВОРОНКОВ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

ТОП-5 трудностей представления электронных документов в суд

Электронные документы «пробиваются» в российские суды уже на протяжении семи лет. В 2010 году была внесена первая поправка в статью 41 Арбитражного процессуального кодекса РФ, позволившая участникам судебного процесса представлять в Арбитражный суд документы в электронном виде. С этого момента вносилось множество изменений и дополнений в различные правовые акты, были изданы новые нормативные документы (подробнее об этом читайте в материалах авторов Synerdocs в конце этой статьи)

Проблемные контрагенты, однодневки, осмотрительность
  • 14.02.2018  

    Суды признали заявителя не проявившим должной осмотрительности при заключении сделок, поскольку из наименования товарных позиций следует, что закупается товар импортного производства, однако в счетах-фактурах не имеется сведений о ГТД, отметив, что счета общества и контрагента открыты в одном банке, а документы о возврате товара представлены только на стадии судебного разбирательства в последнем судебном заседании.

  • 14.02.2018  

    Отказывая обществу в удовлетворении требований в части доначисления НДС в сумме 5 млн руб., соответствующих пеней и штрафа, суды пришли к обоснованному выводу о том, что общество фактически осуществляло финансово-хозяйственные операции с перевозчиками - физическими лицами, без участия спорных контрагентов, при этом, организацией перевозок занимался лично руководитель общества.

  • 12.02.2018  

    Требование компании было удовлетворено, потому что хозяйственные операции были отражены в налоговом и бухгалтерском учете компании. Доказательств того, что сделки носили формальный характер, налоговый орган не представил.


Вся судебная практика по этой теме »

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 12.02.2018  

    Судами установлено, что налогоплательщик перед заключением договора с поставщиком имел длительные хозяйственные отношения с указанным контрагентом, в ходе которых осуществлял проверку правоспособности юридического лица и полномочий его руководителей. Помимо прочего, налогоплательщик ориентировался на информацию, полученную из общедоступных источников в сети Интернет, об участии контрагента в выполнении строительных работ в р

  • 12.02.2018  

    Суды установили: отсутствие у спорных контрагентов реальной возможности осуществлять предпринимательскую деятельность по оказанию услуг, выполнению подрядных работ по заготовке лесопродукции, приобретения ее в собственность и поставке обществу ввиду отсутствия у них необходимых финансовых условий, технических, трудовых ресурсов; притворность денежных перечислений с целью создания видимости осуществления хозяйственных операци

  • 12.02.2018  

    Общество не привело достаточных доводов и доказательств в обоснование выбора ООО в качестве контрагента, в то время как по условиям делового оборота при заключении сделок оцениваются деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых трудовых и производственных ресурсов.

    На основании изложенного суды пришли к обосн


Вся судебная практика по этой теме »