Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.12.2017 г. № Ф09-7674/17

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.12.2017 г. № Ф09-7674/17

Принимая во внимание, что налогоплательщик свободен в выборе контрагентов и должен был проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволит ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагентов, в том числе в сфере налоговых правоотношений, негативные последствия выбора неблагонадежных контрагентов, документы, оформляющие сделку с которыми не отвечают критериям достоверности, не могут быть переложены на бюджет при реализации права на налоговые вычеты. Судами установлено, что предприниматель с руководителями поставщиков никогда не встречался и не общался.

22.01.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29.12.2017 г. № Ф09-7674/17

 

Дело N А50-18926/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 декабря 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 29 декабря 2017 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Ященок Т.П.,

судей Вдовина Ю.В., Гавриленко О.Л.

при ведении протокола помощником судьи Колмогоровой И.В., рассмотрел в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Пермского края кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Мулина Николая Ивановича (далее - ИП Мулин Н.И., предприниматель, налогоплательщик, заявитель) на решение Арбитражного суда Пермского края от 25.05.2017 по делу N А50-18926/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2017 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом путем направления в их адрес копий определения о принятии кассационной жалобы к производству заказным письмом с уведомлением, а также размещения данной информации на официальном сайте Арбитражного суда Уральского округа.

На основании ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено управление Федеральной налоговой службы по Пермскому краю (далее - УФНС по Пермскому краю).

В судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи приняли участие представители:

ИП Мулина Н.И. - Валиева В.Р. (доверенность от 26.04.2017);

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 2 по Пермскому краю (ИНН: 5911000117, ОГРН: 1045901447525; далее - налоговый орган, инспекция) - Росторгуев А.С. (доверенность от 09.01.2017 N 6), Соснина С.А. (доверенность от 28.12.2016 N 64);

УФНС по Пермскому краю - Соснина С.А. (доверенность от 09.01.2017).

 

ИП Мулин Н.И. обратился в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 11.05.2016 N 13.03 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 3 535 077 руб., начисления соответствующих пени в сумме 1 002 399 руб. 81 коп. и применения налоговых санкций, предусмотренных п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в размере 171 215 руб. 40 коп. (с учетом уточнения заявленных требований, в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда Пермского края от 25.05.2017 (судья Самаркин В.В.) требования удовлетворены частично, решение инспекции признано недействительным в редакции решения УФНС по Пермскому краю от 13.07.2016 N 18-17/109, в части применения налоговых санкций, предусмотренных п. 1 ст. 122 НК РФ в сумме, превышающем 70 000 руб. На инспекцию возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов предпринимателя. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2017 (судьи Васильева Е.В., Борзенкова И.В., Данилова И.П.) решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе предприниматель просит названные судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, доказательствам, представленным в материалы дела.

Заявитель в кассационной жалобе приводит довод о том, что налоговым органом в ходе судебных заседаний неоднократно подтверждалась реальность поставок товара, его отгрузки, приемки ИП Мулиным Н.И. у спорных контрагентов; в подтверждение реальности заявитель указывает на заключенные сделки между налогоплательщиком и обществом с ограниченной ответственностью "Авелеон" (далее - ООО "Авелеон", контрагент), обществом с ограниченной ответственностью "Базис" (далее - ООО "Базис", контрагент), по которым налогоплательщиком были представлены все необходимые первичные документы, подписанные в двустороннем порядке от имени уполномоченных лиц; оплата товара произведена в полном объеме. Указывает также на то, что факт приобретения и дальнейшего использования товара в предпринимательской деятельности в заявленных объемах инспекцией не опровергнут.

Предприниматель считает, что выводы судов о недостоверности документов подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах спорных контрагентов в качестве руководителей, в условиях, когда налогоплательщик, проявляя должную степень осмотрительности, удостоверился в правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц, а также подтвердил реальность совершенных хозяйственных операций, не может рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

ИП Мулин Н.И. считает необоснованным вывод судов об отсутствии у ООО "Авелеон" и ООО "Базис" задекларированных основных средств, материально-технической базы и персонала, поскольку такой вывод сам по себе не порочит сделки с их участием по налоговым последствиям для налогоплательщика, а касается оценки контрагента за действия и поведение которого налогоплательщик не может нести ответственность.

Заявитель в кассационной жалобе указывает на то, что по условиям сделок с ООО "Авелеон" и ООО "Базис", оплата товара производилась только после его поставки налогоплательщику, что позволяло минимизировать налогоплательщику риски ненадлежащего исполнения контрагентом условий договоров. Однако данному обстоятельству судами оценка не дана.

Предприниматель считает, что судами не дана оценка анализу движения денежных средств по счетам ООО "Авелеон" и ООО "Базис", предоставленный предпринимателем, который полностью опровергает вывод судов и налогового органа об исключительно "транзитном" использовании расчетных счетов, а также свидетельствует о том, что спорные контрагенты являются реальными участниками гражданского оборота, в том числе в сфере реализации сантехнического оборудования.

ИП Мулин Н.И. в кассационной жалобе приводит довод о том, что в материалы дела представлены распечатки с интернет-сайтов с указанием контактов лиц, осуществляющих реализацию продукции под торговой маркой "Frap"; федеральный журнал "Сантехпроспект" за октябрь - ноябрь 2016 года, который Мулин Н.И. получил на одной из выставок сантехнического оборудования; переписка с поставщиком с приложением полученных прайс-листов на продукцию марки "Frap", а также многочисленные акты оказанных транспортных услуг, путевые листы, платежные поручения об оплате транспортных услуг.

В отзыве на кассационную жалобу налоговый орган указывает, что оспариваемые судебные акты являются законными и обоснованными, доводы заявителя жалобы несостоятельными, просит судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В отзыве на кассационную жалобу УФНС по Пермскому краю просит судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка ИП Мулина Н.И. за период с 01.01.2012 по 31.12.2014 гг., о чем составлен акт от 22.03.2016 N 13.03.

По результатам проверки налоговым органом вынесено решение от 11.05.2016 N 13.03 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым предпринимателю, в том числе доначислен НДС в сумме 3 535 077 руб., начислены соответствующие пени и применены штрафные санкции, предусмотренные п. 1 ст. 122 НК РФ.

Решением УФНС по Пермскому краю от 13.07.2016 N 18-17/109 обжалуемое решение инспекции в указанной части оставлено без изменения.

Полагая, что решение инспекции не соответствует требованиям действующего законодательства, нарушает права и законные интересы в предпринимательской и иной экономической деятельности, ИП Мулин Н.И. обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования в части применения штрафных санкций, предусмотренных п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату НДС в размере, превышающим 70 000 руб., суд первой инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для признания оспариваемого решения недействительным в этой части. Отказывая в удовлетворении требований в остальной части, не усмотрел оснований для признании решения недействительным.

Апелляционный суд с данным выводом суда первой инстанции согласился.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.

В силу ч. 1 ст. 198, ст. 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц необходимо установить наличие двух условий: несоответствие оспариваемого ненормативного правового акта, решения и действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение указанными ненормативными правовыми актами, действиями (бездействием) прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе услуг, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость.

На основании п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 названного Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат, если иное не установлено данной статьей, суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении им товаров (работ, услуг) после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов (абз. *** п. 1 данной статьи).

Первичный учетный документ, которым оформляется каждая хозяйственная операция, проводимая организацией, должен быть составлен в момент совершения хозяйственной операции, а если это не представляется возможным - непосредственно после ее окончания (Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", действовавшего до 01.01.2013).

В соответствии со ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном гл. 21 НК РФ.

Пунктами 5 и 6 ст. 169 НК РФ установлен перечень реквизитов, которые должен содержать счет-фактура. При этом ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие налоговым органам при проведении налоговой проверки идентифицировать продавца, покупателя товаров (работ, услуг), наименование товаров (работ, услуг), их стоимость, а также налоговую ставку и сумму налога, предъявленную покупателю, не являются основанием для отказа в принятии к вычету сумм налога (п. 2 ст. 169 НК РФ).

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 30.01.2007 N 10963/06, обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), имущественных прав, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О указано, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, и обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика возложена на налоговые органы. По смыслу постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 N 24-П под добросовестным налогоплательщиком понимается лицо, надлежаще исполнившее налоговые обязанности.

В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53), судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. Однако, эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в п. 5 постановления N 53, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (п. 6 постановления N 53).

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано (п. 9). Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентами.

В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 20.04.2010 N 18162/09, обязанность по составлению счетов-фактур и отражению в них сведений, определенных ст. 169 НК РФ, возлагается на продавца, в связи с чем добросовестный покупатель (который проявил должную осмотрительность при выборе контрагента, не знал и не должен был знать о неисполнение продавцом своих налоговых обязательств) не может быть лишен права на налоговые вычеты по одной лишь причине подписания счетов-фактур неуполномоченным лицом.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 N 15658 указано, что при реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что контрагентом по договору выступало лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности по сделкам, заключаемым от его имени, может являться основанием для отказа применении налогового вычета по НДС, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки знал или должен был знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от ее имени. При этом налогоплательщик в опровержение указанных утверждений вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что, по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но также деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Налогоплательщик также вправе приводить доказательства, свидетельствующие о том, что исходя из условий заключения и исполнения договора, оно не могло знать о том, что соответствующая сделка заключается от имени организации, не осуществляющей реальной предпринимательской деятельности и не исполняющей ввиду этого налоговых обязанностей в связи со сделками, оформляемыми от его имени.

Определяющее значение при решении вопроса об обоснованности налоговой выгоды по НДС во взаимоотношениях с контрагентами в отсутствие необходимых условий для экономической деятельности, имеет значение действительное (реальное) совершение хозяйственных операций. На налоговом органе, оспаривающим реальность совершенных налогоплательщиком операций и обоснованность полученной в связи с этим налоговой выгоды, лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Иными словами инспекцией при вменении налогоплательщику создание формального документооборота (п. 9 постановления) должно быть доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) налогоплательщиком не имело места в действительности, либо спорный товар (работы, услуги) хотя и был получен налогоплательщиком, но фактически поставлен иными лицами (определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.07.2016 N 305-КГ16-4155

При исследовании обстоятельств судами установлено следующее.

ИП Мулин Н.И. в проверяемом периоде осуществлял оптовую и розничную торговлю санитарно-техническим оборудованием, уплачивал налоги по общему режиму налогообложения и единый налог на вмененный доход.

Между ООО "Авелеон" и налогоплательщиком заключен договор поставки от 01.09.2012 N 0109, который с приложением к нему товарных накладных и счетов-фактур за 4 квартал 2012 г., подписанных от имени Коплоухова Н.Г. на товар стоимостью 4 026 602 руб. 75 коп., НДС в сумме 724 789 руб., представлены налоговому органу в рамках проверки в подтверждение указанных сделок.

Налогоплательщиком также заключен договор поставки от 01.06.2014 N 0106 с ООО "Базис", представленный в инспекцию с приложением товарных накладных и счетов-фактур от 02.07.2014, подписанных от имени Ланового В.А., на товар стоимостью 1 320 232 руб. 75 коп., НДС 237 641 руб. 90 коп.

В ходе проверочных мероприятий налоговым органом выявлено расхождение данных, отраженных в декларациях и книгах покупок, а именно: завышение налоговых вычетов, что в совокупности с необоснованной налоговой выгодой привело к неуплате НДС в сумме 3 535 077 руб.

Инспекцией установлено, что ООО "Авелеон" 17.08.2012 года поставлено на учет, по адресу государственной регистрации не находится (Москва, набережная Дербеневская, д. 7, стр. 2 пом./ком. 35); расчетный счет 15.09.2012 открыт обществом, 28.03.2013 закрыт. Транспортных средств, производственных активов, складских помещений, иного имущества, необходимого для осуществления нормальной финансово-хозяйственной деятельности, наемных работников контрагент налогоплательщика не имело (среднесписочная численность работников за 2012 год составила 1 человек, за 2013 год сведения не представлены). ООО "Авелеон" за 4 квартал 2012 года представлена последняя "нулевая" декларация по НДС, источник для возмещения предпринимателем НДС явно не сформирован. Документы по требованиям налогового органа не представлены (ст. 93.1 НК РФ). Руководитель ООО "Авелеон" Коплоухов Н.Г. относится к категории "массовых" (является учредителем, руководителем и главным бухгалтером более чем в 15 организациях, зарегистрированных в г. Москве), на допросы в налоговый орган не является. Согласно проведенной в рамках проверочных мероприятий экспертизе подписей Коплоухова Н.Г. на счетах-фактурах, товарных накладных ООО "Авелеон", установлено, что подписи от имени указанного лица выполнены не Коплоуховым Н.Г., а иным лицом. ООО "Авелеон" 06.04.2015 исключено ЕГРЮЛ как фактически недействующее юридическое лицо.

Согласно анализу расчетного счета указанного контрагента инспекцией выявлено, что ООО "Авелеон" не осуществляет операции, связанные с несением расходов на обеспечение ведения хозяйственной деятельности (арендные, коммунальные платежи, выплата заработной платы, расходы на привлечение персонала, отчисления во внебюджетные фонды). Движение денежных средств на расчетном счете носит транзитный характер: поступившие от ИП Мулина Н.И. на расчетный счет ООО "Авелеон" денежные средства, в дальнейшем выведены из оборота организации путем перечисления обществу с ограниченной ответственностью "ИнтерПрофСтрой", которое также является фирмой "однодневкой".

В ходе проверочных мероприятий налогового контроля ООО "Базис" (вычет заявлен в 3 квартале 2014 года) инспекцией установлено, что указанная организация является "мигрирующей" (с 22.03.2013 по 10.02.2015 состояло на налоговом учете в Приморском крае. В налоговом органе г. Владивостока 11.02.2015 оно зарегистрировано при создании и в связи с изменением адреса местонахождения по адресам регистрации соучредителей общества (Карсамаули Н.К., Старченко О.В.). Карсамаули Н.К. является учредителем, руководителем и главным бухгалтером более чем в 10 организациях, на допрос в налоговый орган не является. Руководитель ООО "Базис" Лановой В.А. является учредителем в 9 организациях, руководителем в 11 организациях, лицом, действующим без доверенности в 10 организациях, по месту регистрации (г. Партизанск, Приморский край) не проживает, его местонахождение неизвестно, на допрос в налоговый орган не является. Подписи от имени Ланового В.А. на документах выполнены иным лицом, не Лановым В.А. (заключение эксперта от 29.02.2016 N 1-360).

Налоговым органом выявлено, что среднесписочная численность работников ООО "Базис" в 2013, 2014 годах составляет 1 человек. Расчетный счет 11.04.2013 открыт обществом, 26.12.2014 закрыт. ООО "Базис" относится к категории налогоплательщиков, не представляющих налоговую и бухгалтерскую отчетность. Организация не имеет транспортных средств, производственных активов, складских помещений, иного имущества, необходимого для осуществления нормальной финансово-хозяйственной деятельности. Документы по требованию налогового органа не представлены.

Согласно движения по расчетному счету спорного контрагента инспекцией установлено, что ООО "Базис" не осуществляет операции, связанные с несением расходов на обеспечение ведения хозяйственной деятельности (арендные, коммунальные платежи, выплата заработной платы, расходы на привлечение персонала, отчисления во внебюджетные фонды); ООО "Базис" не закупало сантехническую продукцию для реализации ИП Мулину Н.И. в соответствии с заключенным договором от 01.06.2014 N 0106. Денежные средства, поступившие на счет контрагента от ИП Мулина Н.И. за товары, в течение следующего дня перечисляются на расчетные счета обществ с ограниченной ответственностью "Локомотив Трал Сервис", "Глобус", являющихся фирмами "однодневками".

Суды сделали вывод о том, что совокупность представленных налоговым органом доказательств подтверждает отсутствие реальных финансово-хозяйственных операций предпринимателя со спорными контрагентами и, как следствие, недостоверность сведений, указанных в первичных документах и счетах-фактурах, представленных налогоплательщиком в подтверждение налоговых вычетов.

Между тем в рассматриваемом деле факт поставки товара налоговым органом не опровергался. Прямых доказательств того, что данный товар был поставлен иными лицами, в ходе мероприятий налогового контроля не добыто инспекцией. Соответствующие выводы инспекции основаны на предположениях, обусловленных наличием у контрагентов признаков номинальной структуры, несоответствия первичных документов, представленных налогоплательщиком в подтверждение налоговых вычетов, требованиям достоверности. Такой подход противоречит правовым подходам, изложенным в указанных выше судебных актах Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации.

Данный вывод судов является ошибочным, однако он не повлек принятие незаконных судебных актов.

Наряду с приведенными выше обстоятельствами инспекцией также сделан вывод о непроявлении ИП Мулина Н.И. должной степени осмотрительности при выборе спорных контрагентов, который обоснованно поддержан судами.

В соответствии с п. 10 постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

В силу названных правовых позиций Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нарушение контрагентом своих налоговых обязательств может повлечь негативные последствия для налогоплательщика только в случае, когда сам налогоплательщик мог и должен был знать о том, что вступает в правоотношения с хозяйствующим субъектом, не исполняющим налоговых обязательств. Данный факт доказывается налоговым органом с учетом оценки условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки. При этом налогоплательщик, чьи оправдательные документы со стороны поставщиков подписаны неустановленными лицами либо данные поставщики не исполняют своих налоговых обязанностей, вправе приводить доказательства, свидетельствующие о том, что исходя из условий заключения и исполнения договора, он не мог и не должен был знать о заключении сделки с организацией, не осуществляющей реальной предпринимательской деятельности.

В соответствии с п. 1 ст. 2, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, предпринимательская деятельность предполагает риск, связанный с неисполнением или ненадлежащим исполнением своих обязанностей контрагентом, и поэтому, осуществляя расчеты с организациями, налогоплательщик обязан проявить должную осмотрительность при выборе контрагентов. Такая осмотрительность предполагает заключение сделки только с организациями, реально осуществляющими предпринимательскую или иную экономическую деятельность. Вступая в правоотношения, избирая партнера по сделке, налогоплательщик свободен в выборе партнера. В гражданско-правовые отношения субъекты хозяйствования вступают по своей воле и в своем интересе, руководствуясь принципом свободы договора. Заключая сделку с контрагентом, общество должно было исходить из того, что гражданско-правовая сделка влечет для него и налоговые последствия. При этом по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Таким образом, принимая во внимание, что налогоплательщик свободен в выборе контрагентов и должен был проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволит ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагентов, в том числе в сфере налоговых правоотношений, негативные последствия выбора неблагонадежных контрагентов, документы, оформляющие сделку с которыми не отвечают критериям достоверности, не могут быть переложены на бюджет при реализации права на налоговые вычеты.

Судами установлено, что предприниматель с руководителями ООО "Авелеон" и ООО "Базис" никогда не встречался и не общался.

Между тем, вступая во взаимоотношения с названными контрагентами, налогоплательщик был свободен в выборе и на него возложена обязанность проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы ему рассчитывать на надлежащее исполнение обязанностей в сфере налоговых правоотношений. Принимая счета-фактуры и другие документы, налогоплательщик осознавал, что на основании этих документов им будут заявлены вычеты по НДС, соответственно, обязан убедиться в том, что они подписаны полномочным представителем и содержат достоверные сведения.

В силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказывание обстоятельств, послуживших основанием для принятия акта налоговым органом, возлагается на последнего, что не исключает обязанности налогоплательщика доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих возражений, однако доказательств, свидетельствующих о проявлении должной степени осмотрительности при выборе спорных контрагентов предпринимателем в материалы дела не представлено.

Правильно применив указанные выше нормы права судами обоснованно отказано обществу в удовлетворении заявленных требований о признании оспариваемого решения недействительным в обжалуемой части.

При той совокупности представленных в дело доказательств у судов отсутствовали основания для иных выводов, которые не опровергаются доводами, изложенными в кассационной жалобе.

Нормы материального права судами применены правильно. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену обжалуемых судебных актов в соответствии с ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Пермского края от 25.05.2017 по делу N А50-18926/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Мулина Николая Ивановича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Т.П.ЯЩЕНОК

 

Судьи

Ю.В.ВДОВИН

О.Л.ГАВРИЛЕНКО

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Проблемные контрагенты, однодневки, осмотрительность
  • 20.08.2018  

    Судебная коллегия считает необходимым отметить, что включение посредников в цепочку от производителя до конечного покупателя товара также само по себе, вне связи с действиями, направленными на получение необоснованной налоговой выгоды, основанием для отказа в производстве налоговых вычетов являться не может. Сходная правовая позиция сформирована в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.03.2015 по делу № 302-К

  • 20.08.2018  

    Суды пришли к выводам об отсутствии у общества реальных хозяйственных взаимоотношений с заявленным контрагентом и создании налогоплательщиком формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде применения вычета по НДС. При таких обстоятельствах суды правомерно отказали заявителю в признании недействительным решения инспекции по данному эпизоду.

  • 20.08.2018  

    Проверка факта регистрации контрагентов не свидетельствует о проявлении обществом осмотрительности, так как сведения о регистрации юридических лиц носят формальный характер и не свидетельствуют о фактической деятельности контрагентов.


Вся судебная практика по этой теме »

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 20.08.2018  

    Выдача распоряжения банку о списании денежных средств со счета клиента для уплаты налогов не создает правовых последствий, предусмотренных подпунктом 1 пункта 3 статьи 45 Налогового кодекса, если к моменту предъявления соответствующего платежного поручения плательщик знал (не мог не знать) о неспособности кредитного учреждения обеспечить перечисление налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

  • 15.08.2018  

    Суды обеих инстанций пришли к правомерному к выводу о том, что обществом был создан формальный документооборот; суммы НДС, предъявленные налогоплательщиком к вычету (возмещению) из бюджета, возникли не в процессе обычной хозяйственной деятельности, а в отсутствие реальных хозяйственных операций со спорным контрагентом.

  • 15.08.2018  

    Квалифицируя деяния общества, повлекшие неуплату им НДС и налога на прибыль организаций в заявленных суммах, как умышленные, инспекция представила достаточно доказательств в совокупности свидетельствующих о нереальности спорных сделок и направленности действий налогоплательщика, лишь документально их оформившего, исключительно на извлечение налоговой выгоды. Вопреки доводам налогоплательщика, установленная судом очевидная пр


Вся судебная практика по этой теме »