Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Интервью / Сергей Шаталов: «Как бы ни формировались цены, налоги нужно платить исходя из рыночных цен»

Сергей Шаталов: «Как бы ни формировались цены, налоги нужно платить исходя из рыночных цен»

С 1 января 2012 г. в части первой Налогового кодекса появится новый раздел V.1, регулирующий налогообложение сделок между взаимозависимыми лицами (контролируемые сделки). Соответствующие поправки внесены Федеральным законом от 18.07.2011 № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения» (далее — Закон о трансфертном ценообразовании).

22.08.2011
"Экономика и жизнь"
Автор: Георгий Осипов, Татьяна Пономарева

«ЭЖ»: Сергей Дмитриевич, вначале хотелось бы, чтобы вы оценили сам факт принятия Закона о трансфертном ценообразовании, потому что это плод многолетней работы, споров…

С.Ш.: Действительно, всего 11 лет — и закон принят! Думаю, что это говорит о многом — насколько трудно он шел, какое встретил сопротивление, как тщательно с ним работали. Безусловно, закон объемный и очень сложный. Его идеология, принципы и их техническая реализация базируются на рекомендациях Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которые мы постарались учесть в максимальной степени.

В законе много оценочных категорий, поэтому в сфере его применения принципиально возрастает роль профессионального суждения как налогоплательщиков, так и сотрудников налоговых органов. Для российского налогового законодательства это нехарактерно, хотя элементы такого подхода уже сегодня присутствуют в Налоговом кодексе, особенно в части налогообложения прибыли. К качественно новым правилам необходимо подготовиться, поэтому для безболезненной адаптации к меняющейся правовой среде в законе предусмотрены многочисленные переходные положения.

До сих пор при формировании налогового права законодатель исходил из прямо противоположной цели, стремясь максимально подробно, с погружением во все детали и нюансы, вплоть до реквизитов документов, регламентировать налоговые правоотношения и особенности применения отдельных норм для каждой конкретной ситуации и сводя к минимуму возможности их толкования. Столь жесткая конструкция, конечно, не способна учесть все многообразие жизни.

В законодательствах других государств, как правило, присутствуют общие нормы, а министерствам финансов предоставлены широкие полномочия по интерпретации и детализации этих норм, в том числе по аналогии и исходя из субъективных целей закона. У нас такого нет. Министерство финансов ограничено в возможности трактовать нормы налогового законодательства. Эту функцию все активнее берет на себя судебная система.

Возвращаясь к поставленному вопросу, можно сказать, что масштабный проект по контролю за трансфертным ценообразованием в части создания нормативной базы почти завершен. Осталось несколько деталей.

 «ЭЖ»: Что за детали?

С.Ш.: Принятый закон в первую очередь распространяется на сделки с товарами, работами и услугами. Однако сфера его применения прямо расширяется и на сделки, в которых хотя бы у одной из сторон возникают доходы или расходы. Таким образом, под действие закона подпадают практически все иные сделки, несмотря на то что при подготовке законопроекта ко второму чтению из него было исключено упоминание о сделках с «иными объектами гражданских прав». Возможно, в законе следует отдельно оговорить вопросы, связанные с такими специфическими объектами, как нематериальные активы, роялти, лицензии, объекты интеллектуальной собственности, поскольку подобные инструменты активно используются для минимизации налогов.

Есть джентльменская договоренность с Государственной думой, что после дополнительной проработки осенью мы вернемся к этому вопросу и, возможно, внесем необходимые уточнения.

Кроме того, в законе предусмотрена норма, освобождающая сделки между участниками консолидированной группы налогообложения от контроля в отношении ценообразования. Правда, сам закон о таких консолидированных группах принят пока только в первом чтении1. Думаю, что в сентябре — октябре парламентские процедуры будут завершены и новые привлекательные возможности для холдингов тоже откроются с 1 января 2012 г.

 «ЭЖ»: Экспертный совет Торгово-промышленной палаты РФ особо обращал на это внимание, чтобы оба закона были приняты одновременно…

С.Ш.: Принять одновременно оба закона не удалось только из-за исключительно плотного графика работы Думы в конце весенней сессии. Но в планах парламента второй законопроект значится в числе приоритетных, поэтому в ближайшее время закон должен быть принят, что позволит ввести его в действие одновременно с первым. Осталось не так много вопросов для обсуждения с бизнесом. Главный — параметры, на основании которых будет формироваться консолидированная группа. Мы готовы пойти навстречу ТПП РФ и РСПП и установить менее жесткие нормативы по сравнению с теми, которые были приняты в первом чтении. Думаю, что в результате может появиться не 10—12 таких групп, а примерно вдвое больше.

 «ЭЖ»: Было много критических замечаний к законопроекту о трансфертном ценообразовании. Насколько они учтены в финальной версии закона? А если не учтены, то почему? Например, эксперты говорили, что нечетко определены дефиниции, касающиеся прибыли, — расчетная прибыль, остаточная прибыль и т.п., о широком достаточно судебном усмотрении…

С.Ш.: …и не только судебном. Замечаний, возражений, опасений и предложений действительно было много. Пусть не все, но значительную часть опасений удалось снять, а предложений — учесть. От этого закон только выиграл.

Так, теперь предельно аккуратно описаны правила, позволяющие признать взаимную зависимость нескольких лиц. При этом в новой редакции с 20 до 25% увеличена доля участия одного лица в капитале другого для признания этих лиц взаимозависимыми по формальным признакам.

Много спорили о том, ограничиться ли контролем за трансграничными сделками, или сделки внутри страны тоже заслуживают внимания. В конце концов победила вторая точка зрения. Замечу, что в таком решении нет ничего уникального, так поступают многие государства.

Контроль за внутренними сделками необходим не только потому, что участники сделки могут иметь разные режимы налогообложения или использовать разнообразные инструменты, позволяющие «экономить» на налогах. Даже при отсутствии подобных возможностей правильное ценообразование важно для справедливого распределения налогов между бюджетами. Не секрет, что сегодня некоторые крупные компании искусственно перемещают центр прибыли в наиболее удобные регионы и платят налоги там, где им удобнее в силу особых отношений с властями или в обмен на дополнительные преференции. К сожалению, такие случаи не единичны. Естественно, губернаторы, бюджеты которых несут ощутимые потери, высказывают обоснованные претензии по поводу такой практики.

Компромисс со сторонниками контроля только внешнеторговых сделок найден в том, что в 2012 г. сделки внутри страны между одними и теми же зависимыми лицами могут попасть под контроль, только если совокупный оборот по данным сделкам в течение года превышает 3 млрд руб. Затем в течение двух лет этот порог снизится до 1 млрд руб. В некоторых случаях, когда, например, сделки совершаются с зависимыми лицами, пользующимися налоговыми преференциями, такая планка устанавливается на уровне 100 млн руб. с последующим ее снижением до 60 млн руб.

Под контроль подпадают все сделки с офшорами. При этом налоговым органам не требуется доказывать взаимную зависимость сторон. Аналогичный подход применен и к сделкам с некоторыми биржевыми товарами. Опять-таки при условии, что объем сделки превышает 100 млн руб.

В целом же потенциальный перечень контролируемых сделок сокращается на несколько порядков по сравнению с тем, как он выглядит сегодня. Во всяком случае весь малый и большая часть среднего бизнеса практически выведены из-под действия нового закона.

Существенно расширен перечень источников информации, из которых можно черпать данные о ценах и других показателях, характеризующих бизнес. Теперь для обоснования цено­образования можно привлекать практически любые источники. Причем в законе закреплено, что налоговые органы и проверяемые лица в этом плане равны и сотрудники ФНС не могут использовать базы данных, не доступные налогоплательщику.

Важно и то, что контроль за трансфертным ценообразованием выведен за рамки полномочий территориальных налоговых органов. Для такого контроля создается специальная команда в центральном аппарате ФНС России — Управление трансфертного ценообразования и международного сотрудничества. Уже назначены первые руководители и сотрудники. Теперь их нужно в короткие сроки обучить и подготовить к практической работе. Предполагается, что они пройдут практику в зарубежных налоговых администрациях. Договоренности об этом с некоторыми государствами и ОЭСР уже достигнуты.

Особо хочу подчеркнуть, что все доначисленные по результатам таких проверок суммы будут взыскиваться только в судебном порядке. В этом мы тоже пошли навстречу налогоплательщикам.

 «ЭЖ»: То есть пересчитать цены налоговики смогут только через суд?

С.Ш.: Если проверяющие обнаружили, что трансфертное ценообразование повлекло занижение налогов, они отражают это в акте проверки. Далее — обычные процедуры урегулирования разногласий. Если они не завершаются в результате диалога и налогоплательщик не гасит недоимку самостоятельно, то ФНС обращается в суд. Обычный в других случаях порядок бесспорного взыскания здесь исключен.

Как шаг навстречу бизнесу следует рассматривать и симметричные корректировки. Если в связи с трансфертным ценообразованием налогоплательщик доплатил в бюджет какую-то сумму, его контрагент получает возможность уменьшить свои налоговые обязательства, соответствующим образом скорректировав собственную налоговую базу.

 «ЭЖ»: Экспертный совет ТПП РФ предлагал, чтобы у контрагентов налогоплательщика была возможность симметричной корректировки и в случае, когда налогоплательщик сам себе доначислил налоги по сделке…

С.Ш.: Закон это позволяет. Для независимых участников сделки такой проблемы просто не существует, поскольку цена сделки изначально признается рыночной. А вот взаимозависимые лица, совершающие сделки по ценам, отличающимся от рыночных, при исчислении налогов вправе исходить из рыночных цен, определяемых в соответствии с методами, указанными в Налоговом кодексе РФ. Причем такая возможность предусмотрена не только для тех лиц, которые автоматически признаются взаимозависимыми по формальным признакам, но и для тех участников сделки, которые самостоятельно заявят о такой зависимости, не дожидаясь, когда налоговый орган обратится в суд с тем, чтобы установить ее на основании других обстоятельств.

Естественно, закон не вторгается в свободу договора и не диктует, по каким ценам совершать сделки. Он только говорит, что, как бы ни формировались цены, налоги нужно платить исходя из рыночных цен. Это так называемый принцип вытянутой руки.

Важной для налогоплательщика новацией является возможность заключить с ФНС соглашение о ценообразовании. Стороны данного соглашения договариваются о принципах и методах определения цен (вплоть до формул) и источниках информации. Это существенно упрощает все процедуры, связанные с контролем за трансфертным ценообразованием.

В законе появились новые методы, на основании которых можно осуществлять контроль за ценообразованием. К трем традиционным — методу сопоставимых рыночных цен, затратному методу и методу последующей реализации — добавились метод распределения прибыли и метод сопоставимой рентабельности. Методы совсем не простые, но позволяющие выйти на оценку соответствия принципу вытянутой руки тех коммерческих и финансовых условий, которые складываются в сделках между взаимозависимыми лицами. Эти методы требуют глубокого экономического анализа всех факторов, влияющих на финансовые результаты сделки. Именно поэтому для анализа так важны упомянутые вами расчетная и остаточная прибыль, разные виды рентабельности и другие экономические характеристики бизнеса. Не соглашусь, что они определены нечетко, хотя отдельные моменты скорее всего будут уточнены осенью через поправки к закону.

Пожалуй, это самые сложные моменты, особенно с учетом того, что и налоговые органы, и налогоплательщики должны ориентироваться в первую очередь на экономический смысл операций и выбирать те методы и характеристики, которые наиболее точно и обоснованно позволяют делать окончательные выводы.

Очевидно, адаптация к качественно новому законодательству будет непростой. Я уже упоминал о переходных положениях, среди них есть те, которые позволяют сравнительно безболезненно пройти обкатку новых правил и выстроить адекватные внутренние процедуры. Так, в первые два года, даже в случае отклонения цен сделок от рыночных цен, налогоплательщики будут освобождены от штрафов. Еще два года будут применяться штрафы в половинчатом размере. И только через четыре года предусмотрен выход на установленные законом санкции.

Кстати, установленные законом штрафы — до 40% от суммы неуплаченного налога выглядят достаточно либерально по сравнению с санкциями, действующими во многих государствах, где размеры штрафов варьируются в широких пределах, зачастую от 50 до 1000%.

 «ЭЖ»: В законопроекте упоминались методические рекомендации, которые будет издавать финансовое ведомство. В законе такого упоминания нет. Тем не менее в ст. 34.2 НК РФ прописано новое право Минфина России — давать разъяснения налоговым органам. В какой форме оно будет реализовано?

С.Ш.: Вопрос обсуждался с разных точек зрения. Первоначально была идея, чтобы Министерство финансов готовило методические указания по трансфертному ценообразованию для налоговых органов. Такие указания должны быть публичными, чтобы и налоговые органы строго руководствовались ими, и налогоплательщики оценивали свои риски, понимая, на что ориентируются проверяющие.

Потом депутаты предложили Министерству финансов издавать инструкции по этой тематике, обязательные и для налогоплательщиков, и для налоговых органов. Мы согласились с такой постановкой, поскольку методические указания — не нормативный правовой акт, суд может принять их во внимание, а может и отказаться. То есть методичка не защитит налогоплательщика.

Но в итоге остались только локальные разъяснения, обязательные для налоговых органов. Тем не менее что-то вроде методических указаний мы обязательно подготовим.

«ЭЖ»: Они будут публичными?

С.Ш.: Обязательно.

 «ЭЖ»: А вы сами за инструкции были? Ваше личное мнение?

С.Ш.: Лично я был за, несмотря на тот «бюрократический ужас», который испытывал от мысли о согласовании сложного документа объемом в несколько сотен страниц в ходе обязательных правительственных процедур, включая регистрацию в Министерстве юстиции.

 «ЭЖ»: А кто был против?

С.Ш.: Особо никто, просто не решились выйти за привычные рамки. Сегодня мы пожинаем плоды сложившейся в начале 1990-х гг. практики, когда налоговая система находилась в зачаточном состоянии. Тогда появились первые и очень куцые законы по отдельным налогам, предполагавшие и инструкции по их применению. Поскольку инструкции должны были устанавливать правила применение самых общих норм закона в разных ситуациях и обстоятельствах, они не могли не интерпретировать эти нормы и не учитывать существенные особенности и детали. Это, в свою очередь, зачастую сопровождалось обвинениями правительства в том, что оно берет на себя функции законодателя. По большому счету это вопрос взаимного доверия.

Нельзя сказать, что инструкции — необычная практика. Возьмите, например, американский налоговый кодекс. К нему существует семь томов инструкций. В законе невозможно предусмотреть все, особенно в налоговом законе. Жизнь богаче...

Привести примеры, описать типичные случаи, нюансы правоприменения можно в инструкциях. Но в России сформировалось и до сих пор сохраняется негативное отношение к подзаконным актам. Думаю, что пройдет еще много лет, прежде чем мы его пре­одолеем. Пока же мы движемся в противоположном направлении, стремясь охватить все и вся, превращая закон в мозаику из мелких деталей (вплоть до реквизитов отдельных документов). Это делает закон излишне жестким, что далеко не всегда в пользу налогоплательщика.

 «ЭЖ»: Появился новый вид проверки — проверка полноты исчисления уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Несколько слов об особенностях такой проверки в переходный период.

С.Ш.: Во-первых, переходные положения в первые годы ограничивают сроки назначения таких проверок.

Информация о контролируемых сделках, совершенных в 2012 г., начнет поступать в налоговые органы в конце мая 2013 г. Они будут вправе начать проверку в оставшиеся до конца года семь месяцев. Если срок будет пропущен, 2012 г. «закрывается». Для начала проверки сделок, осуществленных в 2013 г., отводится уже год и семь месяцев. И только потом ФНС сможет выйти на обычный порядок, когда проверке может быть подвергнут период в три года, предшествовавших году принятия решения о ее проведении.

Срок проверки — шесть месяцев. Но допускается его продление еще на 6—12 месяцев.

 «ЭЖ»: Поясните, пожалуйста, механизм проведения проверки.

С.Ш.: Проверка назначается на основе информации, поступающей в Управление трансфертного ценообразования и международного сотрудничества ФНС России по двум каналам. Первый — уведомления о контролируемых сделках, представляемые в налоговые органы самими налогоплательщиками. Второй — информация налоговых органов о том, что в рамках обычной налоговой проверки обнаружены контролируемые сделки, о которых налогоплательщик не сообщил в налоговую службу.

 «ЭЖ»: Как инспекторы на местах это обнаружат? Ведь в ст. 105.17 НК РФ сказано, что контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, рыночным ценам не может быть предметом выездных и камеральных проверок.

С.Ш.: Здесь нет противоречия. Проводя налоговую проверку, налоговые органы работают с документами налогоплательщика. Допустим, они обнаружат сделку на 5 млрд руб. с взаимозависимым лицом. Легко проверить, направил ли налогоплательщик соответствующее уведомление в налоговый орган по месту своего учета. Если нет, то проверяющие сообщат об этом в ФНС России.

«ЭЖ»: В акте налоговой проверки подобный факт фигурировать не будет?

С.Ш.: Нет, он не имеет отношения к акту налоговой проверки, хотя и влечет правовые последствия в виде штрафа в размере 5000 руб. Более того, проверка продолжится в обычном порядке, а цена сделки на данном этапе не будет подвергнута сомнению.

 «ЭЖ»: Здесь просматривается коррупционная составляющая: у инспектора есть возможность договориться с компанией или настучать на нее.

С.Ш.: Не больше, чем в отношении любых других обстоятельств, имеющих значение при проведении налоговой проверки. Коррупционные риски по большому счету неизбежны, если налоговый инспектор вступает в контакт с налогоплательщиком.

 «ЭЖ»: В развитых странах налоговый инспектор имеет много стимулов не нарушать закон — медицинскую страховку, будущую солидную пенсию, возможность учить детей, он знает, чем рискует. Взять миллион сейчас хорошо, но лучше жить неплохо долго… Как обстоят дела со стимулами для инспектора у нас?

С.Ш.: Конечно, кроме угрозы попасть под уголовное преследование сотрудники налоговых органов должны видеть и адекватную оценку их труда государством. Система стимулов существует, разработаны критерии, по которым оценивается работа как территориальных налоговых органов, так и их сотрудников. Эта система уже дает положительный эффект, но, очевидно, еще будет совершенствоваться.

 «ЭЖ»: Может, стоит делиться с инспекторами частью штрафов?

С.Ш.: Такое уже было. В 1990‑е гг. часть штрафов направлялась на развитие налоговых органов. Нетрудно догадаться, на что будут мотивированы инспекторы. Эксперимент признан неудачным, вряд ли его стоит повторять.

Безусловно, правительство заинтересовано, чтобы сотрудники нового управления ФНС обладали высокой квалификацией и действовали в точном соответствии с законом. Премьер-министр и министр финансов обещали им очень высокую зарплату.

 «ЭЖ»: Вы не оценивали, сколько компаний подпадает потенциально под этот вид контроля?

С.Ш.: Я уже говорил, что малый и средний бизнес практически полностью выведены из сферы действия закона. Под контроль подпадают прежде всего крупные компании, а точнее, сделки этих компаний с взаимозависимыми лицами. Таких компаний сотни.

 «ЭЖ»: То есть это не десятки тысяч…

С.Ш.: …и уж тем более не миллионы. Основной массы налогоплательщиков этот закон не затронет. Это первое.

Второе. Хочу обратить ваше внимание на один важный момент, который не все замечают. Налогоплательщик может заведомо избежать штрафных санкций, если по запросу налогового органа представит документы, обосновывающие ценообразование. Если налоговый орган не согласится с ним и докажет в суде, что налоги уплачены неправильно, налогоплательщику придется уплатить налоги и пени, но без штрафа.

 «ЭЖ»: Иными словами, санкций не будет, если есть методика ценообразования?

С.Ш.: Да, методика, обосновывающая рыночный характер ценообразования. Поскольку во всех крупных корпорациях ситуация на рынке отслеживается и цены берутся не с потолка, новый закон накладывает не слишком большое дополнительное обременение на бизнес в плане подготовки необходимых методик и документов.

«ЭЖ»: Прикидывали цену вопроса? У нас ведь есть огромные корпорации, в том числе госкорпорации, которые могут стать объектами такого контроля. Например, «Газпром».

С.Ш.: Я думаю, что «Газпром» скорее всего обезопасит себя в плане трансфертного ценообразования. У него есть два варианта действий. Первый — заключить с ФНС соглашение о ценообразовании и определиться, какие цены следует считать рыночными в сделках с дочерними компаниями. Тогда он будет знать, какие налоги платить в региональные бюджеты исходя из этих цен. Причем ничто не мешает ему сохранить действующие контракты и цены.

Второй вариант — консолидация с дочерними компаниями. В этом случае цены сделок внутри группы не имеют значения, никаких обоснований не требуется, но тогда будет действовать специальный механизм распределения налогов между регионами.

В любом из этих вариантов совокупная сумма налога на прибыль не увеличится. Правда, исчезнет возможность переводить прибыль из одного региона в другой и налоги будут распределяться справедливее. Что выберет «Газпром» — это его решение.

 «ЭЖ»: Ну и все остальные…

С.Ш.: И все остальные, разумеется.

 «ЭЖ»: Вы разворошите осиное гнездо…

С.Ш.: Контроль за трансфертным ценообразованием формально предусмотрен давно. Но дел, рассмотренных и вы­игранных налоговыми органами в суде, действительно совсем не много. Из громких процессов можно назвать только дело ЮКОСа.

Налоговым органам руки связывают архаичные правила. Модификация правил, закрепленная новым законом, сделает такой контроль более действенным. Важно, что теперь отменяется индульгенция, позволяющая без каких-либо опасений совершать сделки по ценам, отличающимся от рыночных на 20%. Не надо объяснять, что такое 20% от многомиллиардной сделки. Фантастические возможности!

Даже тот факт, что такой закон появился, думаю, будет дисциплинировать, а объем откровенных злоупотреблений заметно сократится.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Налоговые проверки
Все новости по этой теме »

Сергей Дмитриевич Шаталов
Все новости по этой теме »

Экономика
Все новости по этой теме »

Юкос
Все новости по этой теме »

Налоговые проверки
Все статьи по этой теме »

Сергей Дмитриевич Шаталов
Все статьи по этой теме »

Экономика
Все статьи по этой теме »

Юкос
Все статьи по этой теме »

Налоговые проверки
  • 16.05.2014  

    Как следует из материалов дела, экспертиза была назначена по вопросу установления (определения) рыночной цены арендной платы за пользование производственными мощностями по договорам аренды, заключенным между обществом и его контрагентом и действующим в 2010 - 2011 годах. Налоговое законодательство наделяет налоговый орган полномочиями проводить в ходе выездной проверки ряд контрольных мероприятий, к числу которых относится и экспертиза. При этом в стать

  • 08.04.2014  

    Признав недействительным решение налоговой инспекции от 20.06.2013 г. № 6053 о приостановлении операций по счетам налогоплательщика (плательщика сборов) или налогового агента в банке, а также переводов электронных денежных средств, суды правильно руководствовались статьями 23, 80, 346.26 НК РФ и исходили из того, что в 2012 году предприниматель находился на специальном налоговом режиме, уплачивал ЕНВД, не являлся плательщиком НДФЛ и надлежаще исполнил с

  • 19.03.2014  

    Суды правильно указали, что лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков (от приостановления инспекцией операций по счетам), должно доказать наступление вреда, противоправность действий причинителя вреда, причинно-следственную связь между виновными (противоправными) действиями причинителя вреда и фактом причинения вреда, а также размер вреда, подтвержденный документально.


Вся судебная практика по этой теме »

Экономика
  • 10.09.2013   Обязан ли конкурсный управляющий предупредить преднамеренное банкротство? ВАС отметит пределы анализа финансового состояния должника.
  • 30.08.2013  

    Запрет на исполнение обязательств в бесспорном порядке связывается законодательством о банкротстве с принятием судом определения о введении в отношении должника процедуры наблюдения, а не с моментом принятия судом заявления о признании должника банкротом. Поскольку спорное писание денежных средств произведено по платежным поручениям до введения процедуры наблюдения, суд признал его правомерным.

  • 06.08.2013  

    При наличии вины обоих участников ДТП страховое возмещение выплачивается в равных долях.


Вся судебная практика по этой теме »

Юкос

Вся судебная практика по этой теме »