Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.06.2018 г. № Ф06-34727/2018

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.06.2018 г. № Ф06-34727/2018

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по налогу на добавленную стоимость).

16.07.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27.06.2018 г. № Ф06-34727/2018

 

Дело N А72-8850/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 июня 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 июня 2018 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Логинова О.В., Мухаметшина Р.Р.,

при участии представителей:

заявителя - Майорова П.Н., доверенность от 01.03.2018,

ответчика - Сурковой И.В., доверенность от 16.11.2017,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Ника"

на решение Арбитражного суда Ульяновской области от 30.11.2017 (судья Каргина Е.Е.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2018 (председательствующий судья Драгоценнова И.С., судьи Юдкин А.А., Семушкин В.С.)

по делу N А72-8850/2017

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Ника" (ОГРН 1117309000071, ИНН 7309906210) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Ульяновской области о признании недействительным решения,

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Ника" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Ульяновской области (далее - инспекция) от 28.02.2017 N 07-09/4 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 30.11.2017 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2018 решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

В кассационной жалобе общество просит отменить принятые по делу судебные акты, мотивируя неправильным применением судами норм материального права.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2013 по 31.12.2015. По результатам проверки составлен акт от 21.11.2016 N 07-09\33ДСП и принято решение от 28.02.2017 N 07-09/4 о привлечении общества к налоговой ответственности, доначислении налогов и начислении пеней.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Ульяновской области от 02.05.2017 N 07-09/06816, принятым по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества, решение инспекции частично отменено.

Спорным является доначисление обществу сумм налога на добавленную стоимость ввиду необоснованного, по мнению налогового органа, применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость на основании документов, оформленных от имени обществ с ограниченной ответственностью "Торгпром" и "Аран". По мнению инспекции, поставка удобрений названными организациями не осуществлялась, между заявителем и его контрагентами создан фиктивный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения сумм налога на добавленную стоимость.

Отказывая в удовлетворении заявления в оспариваемой части, суды первой и апелляционной инстанции, ссылаясь на положения статьи 169, 171 - 172 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), а также на постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания недействительным решения налогового органа.

В статье 172 Кодекса определен порядок применения налоговых вычетов. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов. Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании соответствующих требованиям статьи 169 Кодекса счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), после принятия на учет этих товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

Применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость правомерно при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции. Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией, оформленной в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона Российской Федерации от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" и статьи 169 Кодекса, и достоверно подтверждающей факт совершения хозяйственной операции, лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг).

Следовательно, исполнив упомянутые требования Кодекса, налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 Постановления N 53 разъяснил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В пункте 4 Постановления N 53 разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Делая вывод об обоснованности заявленных вычетов по налогу на добавленную стоимость, судам необходимо исходить не только из формального представления налогоплательщиком всех необходимых документов, но устанавливать реальность финансово-хозяйственных отношений налогоплательщика и его контрагентов (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09).

Из положений статей 9, 65, 67, 68 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что судебной оценке подлежат все имеющиеся в деле доказательства, входящие в предмет доказывания по данному делу, в их совокупности и взаимосвязи. Если налоговый орган представляет доказательства того, что в действительности хозяйственные операции с заявленными налогоплательщиком контрагентами не осуществлялись и не могли осуществляться, суды не могут ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а должны оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Общество полагает, что представленные им первичные документы подтверждают право на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Суды, исследовав представленные в материалы дела доказательства и оценив их в совокупности на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установленные инспекцией обстоятельства об отсутствии у контрагентов необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, в собственности или в аренде, перечислений денежных средств на цели обеспечения ведения финансово-хозяйственной деятельности и на оплату транспортных средств, необходимых для выполнения условий сделок, регистрацию по адресу массовой регистрации и учитывая не представление контрагентами документов по требованию налогового органа, их заявленный вид деятельности (оптовая торговля продовольственными товарами - общество "Торгпром" и торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями - общество "Аран"), движение денежных средств по его расчетным счетам организаций, который носит транзитный характер, при многомиллионных поступлениях на расчетные счета налоговая отчетность содержит минимальные суммы, отсутствие каких-либо перечислений за приобретение минеральных удобрений, которые по документам поставлены заявителю, пришли к выводу о создании видимости формального соблюдения требований законодательства с целью получения налоговой выгоды по налогу на добавленную стоимость.

Как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.05.2010 N 15658/09, по условиям делового оборота при осуществлении субъектами предпринимательской деятельности выбора контрагентов оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Заявитель не представил в материалы дела доказательств, подтверждающих проявление им надлежащей степени осторожности и осмотрительности при выборе обществ "Торгпром" и "Аран", критерии выбора этих контрагентов.

Доводы налогоплательщика об отсутствии сомнений в исполнении договоров, об осуществлении поставки товара на условиях отсрочки платежа и оплаты товара после получения необходимых удобрений, судами рассмотрены и отклонены, как не подтвержденные материалами дела.

Суды признали, что материалы проверки свидетельствуют о реализации схемы по созданию искусственной ситуации, при которой совершенные сделки формально соответствуют требованиям закона, но фактически направлены только на получение налоговой выгоды вне связи с осуществлением реальной экономической деятельности.

Статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

В целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по налогу на добавленную стоимость).

В соответствии с Постановлением N 53 под налоговой выгодой для целей данного Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

С учетом изложенного суды пришли к выводу о том, что совокупность собранных по делу доказательств подтверждает получение необоснованной налоговой выгоды за счет применения налоговых вычетов по операциям заявителя с вышеназванными контрагентами

По эпизоду взаимоотношений налогоплательщика с закрытым акционерным обществом "Сириус" (далее - общество "Сириус").

Судами установлено, что между заявителем (поставщик) и обществом "Сириус" (покупатель) заключен договор поставки пшеницы от 03.05.2011 б/н на сумму 6 600 000 рублей в срок до 01.03.2012.

Пунктом 4.4 Договора предусмотрено, что в случае несвоевременной поставки товара поставщиком (просрочка более суток) покупатель имеет право отказаться от товара.

Срок действия договора установлен с даты его подписания по 31.12.2011 и считается продленным на новый срок, если ни одна из сторон в письменной форме не уведомит другую сторону не позднее 30 календарных дней до истечения срока его действия о своем намерении прекратить действие настоящего договора. Договор может быть расторгнут любой из сторон до истечения срока его действия в одностороннем порядке с письменным уведомлением другой стороны не менее чем за 14 календарных дней (пункт 10.1 договора).

Общество "Сириус" в счет предстоящих поставок пшеницы заявителю перечислило аванс в общей сумме 6 575 000 рублей по платежным поручениям N 347, 350, 361, 368, 508, 511, 532, 535, 555. Однако обязательства по поставке пшеницы в адрес покупателя по данному договору заявитель не выполнил.

С полученной суммы аванса 6 575 000 рублей заявитель исчислил и уплатил налог на добавленную стоимость за III квартал 2011 года в соответствии с пунктом 1 статьи 154 Кодекса.

Общество "Сириус" прекратило деятельность 15.06.2012 путем реорганизации в форме присоединения к закрытому акционерному обществу "Ингвар", которая, в свою очередь, ликвидировано 16.03.2015 на основании решения суда о признании его несостоятельности (банкротом).

В ходе выездной налоговой проверки заявитель представил договор уступки прав требования (цессии) от 20.02.2012, в соответствии с которым общество "Сириус" (кредитор) передает, а общество с ограниченной ответственностью "Оптима" (новый кредитор, далее - общество "Оптима") принимает право требования к заявителю (должник) в объеме, на условиях и на сумму, какими они являются и составляют на дату заключения договора на сумму 6 575 000 рублей, перечисленные должнику по договору поставки от 03.05.2011 по платежным поручениям N 05, 06, 07, 08, 09, 10,11, 12, 13.

Сумма задолженности, являющейся предметом договора, подтверждена первичной документацией и актом сверки расчетов между обществом "Сириус" и заявителем на 20.02.2012.

Платежным поручением от 17.06.2015 N 116 на сумму 1 500 000 рублей заявитель произвел частичный возврат аванса по договору поставки от 03.05.2011 на расчетный счет общества "Оптима". На основании абзац 2 пункта 5 статьи 171 Кодекса заявитель в налоговой декларации по налог на добавленную стоимость за II квартал 2015 года с указанной суммы возвращенного аванса предъявил к вычету налог в размере 136 363 рублей 64 копеек.

Вместе с тем в ходе проверки установлено, что договор уступки прав требования (цессии) от 20.02.2012, подписанный со стороны общества "Оптима" Банновой М.В., подписан неуполномоченным лицом, задолженность заявителя перед обществом "Оптима" после заключения договора уступки прав требования (цессии) от 20.02.2012 не отражена в бухгалтерской отчетности названной организации, что подтверждается бухгалтерским балансом (уточненным) за 2013 год. По результатам анализа представленных обществом "Сириус" деклараций по налогу на прибыль организаций установлено, что доходы от реализации права требования по спорному договору уступки права требования (цессии) в них не отражены.

Суды согласились с доводами налогового органа о том, что в пункте 1.1 договора уступки прав требования (цессии) от 20.02.2012 указан предмет договора, не имеющий отношения к платежам, произведенным обществом "Сириус" на расчетный счет заявителя, так как в этом пункте договора указано об уступке требования на сумму 6 575 000 рублей, перечисленную по платежным поручениям от 03.05.2011 N 05, от 05.05.2011 N 06, от 06.05.2011 N 07, от 11.05.2011 N 08, от 29.06.2011 N 09, от 30.06.2011 N 10, от 12.07.2011 N 11, от 13.07.2011 N 12 от 21.07.2011 N 13, что не соответствует номерам имеющихся в материалах дела платежных поручений, полученных инспекцией в ходе проверки, по которым общество "Сириус" фактически перечислило денежные средства в пользу заявителя: от 03.05.2011 N 347, от 05.05.2011 N 350, от 06.05.2011 N 361, от 11.05.2011 N 368, от 29.06.2011 N 508, от 30.06.2011 N 511, от 12.07.2011 N 532, от 13.07.2011 N 535, от 21.07.2011 N 555.

Поэтому суды пришли к выводу о том, что договор уступки прав требования (цессии) от 20.02.2012 если и подтверждает факт уступки права требования по какому-то денежному обязательству, но оно не относится к праву требования возврата денежных средств, полученных заявителем от общества "Сириус" по платежным поручениям N 347, 350, 361, 368, 508, N 511, 532, 535, 555, поскольку пункт 1.1 этого договора содержит указания не на перечисленные платежные поручения, а на платежные поручения 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, 13.

Учитывая положения абзаца 2 пункта 5 статьи 171 и пункта 4 статьи 172 Кодекса, пункта 8 Постановления N 53, суды пришли к выводу о том, что проведенная уступка права требования, если и была совершена, то не с целью создать соответствующие ей правовые последствия, а с целью получения необоснованной налоговой выгоды. В результате заявитель завысил налоговые вычеты по налогу за II квартал 2015 года на сумму 136 364 рублей с суммы возвращенного аванса в счет поставки товара, что привело к излишнему возмещению налога из бюджета.

Поскольку договор уступки прав требования (цессии) от 20.02.2012 не подтверждает факт уступки обществу "Оптима" требования, связанного с возвратом денежных средств, полученных заявителем от общества "Сириус" по платежным поручениям N 347, 350, 361, 368, 508, 511, 532, 535, 555, сумма кредиторской задолженности в размере 6 575 000 рублей по контрагенту (общество "Сириус"), по которой на 01.01.2015 истек срок исковой давности, в соответствии с пунктом 18 статьи 250 Кодекса должна быть включена в состав внереализационных доходов и учтена заявителем при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций за названный период, чего обществом сделано не было.

Судами отклонен довод общества о принятии задолженности и ведении деловой переписки, о перечислении заявителем денежных средств, о составлении акта сверок. Суды сослались на то, что названные документы содержат существенные противоречия и недостоверные сведения, а акт сверки расчетов составлен с нарушением требований Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете", касающихся порядка оформления первичных документов.

Что касается эпизода взаимоотношений налогоплательщика с индивидуальным предпринимателем Кисляковым Леонидом Петровичем, то, как установлено налоговым органом, на расчетный счет заявителя от предпринимателя по платежному поручению от 06.09.2011 N 144 поступили денежные средства в сумме 150 000 рублей по договору на оказание услуг зерноуборочных комбайнов от 05.09.2011.

Работы зерноуборочных комбайнов на землях предпринимателя по вышеуказанному договору общество в установленный срок не выполнило, полученные денежные средства заказчику не возвратило, что подтверждается сведениями, отраженными в карточке счета по счету 62 "Расчеты с покупателями и заказчиками" по контрагенту предпринимателю по состоянию на 01.09.2016.

В силу пункта 18 статьи 250 Кодекса внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде сумм кредиторской задолженности (обязательства перед кредиторами), списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям.

Поскольку срок исковой давности истек 31.12.2014, заявитель должен был признать сумму просроченной кредиторской задолженности по договору с предпринимателем на оказание услуг от 05.09.2011 в размере 150 000 рублей внереализационным доходом в 2014 году.

При этом суды отклонили довод общества о прерывании срока исковой давности со ссылкой на гарантийное письмо от 15.010.2014, согласно которому заявитель обязуется погасить задолженность после уборки урожая в ноябре 2015 года, ввиду отсутствия доказательств отправки данного письма предпринимателю и получения его названным адресатом. Суды также критически отнеслись к письму предпринимателя от 17.10.2014, в соответствии с которым он не возражает против изменения ранее согласованного срока оплаты задолженности, поскольку на указанном письме отсутствует входящий номер и дата, что не позволяет определить дату получения обществом указанного письма.

При этом в протоколе допроса свидетеля Кислякова Л.П. от 23.01.2017 N 2419, а также в письме от 16.01.2017, представленном непосредственно в инспекцию, предприниматель сообщил об отсутствии договорных отношений и какой-либо деловой переписки с заявителем.

Учитывая изложенное, суды пришли к выводу о том, что оспариваемое решение инспекции в части доначисления налога на прибыль организаций за 2014 год по взаимоотношениям с указанным контрагентом, начисления соответствующих сумм пени и штрафных санкций является обоснованным.

Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены.

Доводы кассационной жалобы рассмотрены судами и им дана надлежащая правовая оценка. Переоценка исследованных судами доказательств в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Ульяновской области от 30.11.2017 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2018 по делу N А72-8850/2017 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Ника" из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину в размере 1500 рублей, перечисленную по платежному поручению от 09.06.2017 N 155.

Выдать справку на возврат излишне уплаченной государственной пошлины.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН

 

Судьи

О.В.ЛОГИНОВ

Р.Р.МУХАМЕТШИН

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Проблемные контрагенты, однодневки, осмотрительность
  • 17.10.2018  

    По результатам камеральной проверки декларации по НДС (которую представила компания) были приняты решения об отказе в привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения и об отказе в возмещении НДС из бюджета.

    Итог: требование компании было удовлетворено, поскольку доказательства, свидетельствущие о нереальности сделок по приобретению компание

  • 17.10.2018  

    Налоговая инспекция доначислила предприятию НДС и налог на прибыль. По ее мнению, организация неправомерно включила в состав расходов затраты по документам от поставщиков, которые были подписаны неустановленными лицами. Компания была вынуждена обратиться в суд.

    Итог: арбитры поддержали позицию предприятия. Суды пришли к выводам о подтверждении представленными первичными д

  • 17.10.2018  

    Налоговый орган сделал вывод о неправомерном применении компанией вычетов по НДС. По мнению контролеров реальность хозяйстввенных операций не была подтверждена.

    Итог: арбитры отказали организации. Представленные обществом документы содержат недостоверные сведения, не подтверждают реальность операций.


Вся судебная практика по этой теме »

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 17.10.2018  

    Инспекцией проведена выездная налоговая проверка ИП по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты ряда налогов, в ходе которой установлено, в числе других нарушений, необоснованное предъявление заявителем налоговых вычетов по НДС в сумме 1 366 330 руб. путем создания формального документооборота с контрагентом.

    Итог: судьи приняли сторону ИФНС. При заключени

  • 15.10.2018  

    По результатам проверки инспекция пришла к правильным выводам о формальном характере взаимоотношений заявителя с ООО по спорным договорам, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды в виде применения налоговых вычетов по НДС и уменьшения налога на прибыль на сумму расходов.

    Итог: суд отказал в удовлетворении заявленных требований, потому что доводы ИФНС был

  • 15.10.2018  

    Налоговый орган полагает, что материалы дела содержат совокупность доказательств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды; контрагент заявителя участвовал в создании фиктивного документооборота. Несогласие с решением налогового органа послужило основанием для обращения общества в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

    Итог: отказывая в удовлетворении заявленн


Вся судебная практика по этой теме »