Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13.12.2017 г. № А19-21556/2016

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13.12.2017 г. № А19-21556/2016

Общество, утверждая о недоказанности факта ненахождения контрагентов по юридическим адресам, вместе с тем не представило доказательств того, что, проявляя должную осмотрительность при заключении сделок с ними, оно выясняло в том числе, вопрос о фактическом местонахождении контрагентов. Поскольку в материалы дела не представлено доказательств того, что общество при заключении договоров и их исполнении оценило деловую репутацию контрагентов, их платежеспособность, наличие у контрагентов необходимых для исполнения обязательства ресурсов, проверило налоговые риски, или иным образом проявило должную степень осторожности и осмотрительности при выборе контрагентов, на налогоплательщика правомерно возложено несение негативных последствий в виде отказа в получении налоговых вычетов и принятия затрат в расходы.

08.01.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13.12.2017 г. № А19-21556/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 7 декабря 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 декабря 2017 года.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Новогородского И.Б.,

судей: Соколовой Л.М., Сонина А.А.,

при участии в судебном заседании представителей общества с ограниченной ответственностью "Аланс" Васильевой С.Б. (доверенность от 05.12.2016 N 211/12-2016) и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Иркутской области Плужниковой Е.В. (доверенность от 17.07.2017 N 05-27/11616) и Амагаевой А.А. (доверенность от 15.05.2017 N 05/161),

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Иркутской области и общества с ограниченной ответственностью "Аланс" на решение Арбитражного суда Иркутской области от 7 июня 2017 года по делу N А19-21556/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 6 сентября 2017 года по тому же делу (суд первой инстанции - Деревягина Н.В.; суд апелляционной инстанции: Каминский В.Л., Желтоухов Е.В., Никифорюк Е.О.),

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Аланс" (ОГРН 1023801756626, ИНН 3812062310; далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска о признании частично недействительным ее решения от 10.08.2016 N 12-10/62.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 25 января 2017 года произведена замена Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска на Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 20 по Иркутской области (ОГРН 1043801065120, ИНН 3808114237; далее - налоговый орган, инспекция).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 7 июня 2017 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 6 сентября 2017 года, заявленные требования удовлетворены частично: оспариваемое решение инспекции признано незаконным в части привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа по налогу на добавленную стоимость и по налогу на прибыль организаций в общей сумме 3 756 059 рублей. На инспекцию возложены обязанности устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано. С инспекции в пользу общества взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 рублей.

Общество и инспекция, частично не согласившись с вышеуказанными судебными актами, обратились в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационными жалобами, в которых ставят вопрос о проверке их законности и обоснованности в связи с неправильным применением судами норм материального и процессуального права.

Согласно доводам, изложенным в кассационной жалобе общества, в части отказа в удовлетворении заявленного требования судами двух инстанций неправильно применены нормы материального и процессуального права, неполно выяснены обстоятельства осуществления спорными контрагентами реальной хозяйственной деятельности.

Инспекция в кассационной жалобе просит отменить судебные акты в части удовлетворения заявленного требования и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, поскольку в материалы дела представлены доказательства, свидетельствующие об умышленных действиях налогоплательщика в лице его руководителя Черезова В.В., направленных на уклонение от уплаты налога на прибыль организаций и налога на добавленную стоимость за 2012-2013 годы путем включения в налоговые декларации заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, что образует состав правонарушения, установленный пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Инспекцией и обществом представлены отзывы на кассационные жалобы.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах и отзывах на жалобы.

Кассационные жалобы рассматриваются в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов судов установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах и возражениях на жалобы, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, по результатам которой инспекцией составлен акт от 06.05.2016 N 12-10/24 и принято решение от 10.08.2016 N 12-10/62 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, оставленное без изменения решением Управления Федеральной налоговой службы по Иркутской области от 17.11.2016 N 26-13/019658.

По результатам налоговой проверки инспекция пришла к выводу о том, что общество претендует на получение необоснованной налоговой выгоды в виде отнесения в состав расходов по налогу на прибыль и вычетов по налогу на добавленную стоимость по выполнению субподрядных работ и приобретению товаров спорными контрагентами ООО "Инжгеопроект", ООО "Сиблеспроект", ООО "Сибиряк", ООО "Авангард", ООО "Партнер". Обществу доначислены в том числе налог на добавленную стоимость и налог на прибыль организаций, а также соответствующих пени и штрафы.

Считая, что решение инспекции от 10.08.2016 N 12-10/62 в указанной части нарушает его права и законные интересы, общество обратилось с соответствующим заявлением в Арбитражный суд Иркутской области.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, исходя из следующего.

Как следует из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 1 Постановления от 12 октября 2006 года N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, в том числе применения более низкой налоговой ставки или получения налогового вычета, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункты 3, 4 указанного Постановления).

Учитывая изложенное, а также правила части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о распределении бремени доказывания, соответствующие обстоятельства, послужившие основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, должны быть подтверждены доказательствами, представленными этим органом.

Доказательства, представленные инспекцией и обществом, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суды двух инстанций на основании исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильно применив положения статей 143, 169, 171, 172, 173, 246, 247, 252, 256, 270 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 425, 510, 708 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете", а также разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", правовую позицию, изложенную в Определении от 16.10.2003 N 329-О Конституционного Суда Российской Федерации пришли к обоснованному выводу о том, что общество претендует на получение необоснованной налоговой выгоды, а представленные налоговым органом доказательства в своей совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о формальности документооборота со спорными контрагентами ООО "Инжгеопроект", ООО "Сиблеспроект", ООО "Сибиряк", ООО "Авангард", ООО "Партнер" и фиктивности финансово-хозяйственных взаимоотношений с ними.

Представленные обществом первичные документы не подтверждают правомерность учета выполнения субподрядных работ и приобретения товаров для целей налогообложения прибыли и применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

У спорных контрагентов отсутствует материально-техническая база и квалифицированные специалисты, отсутствуют перечисления денежных средств по расчетным счетам третьим лицам за аренду транспортных, технических и основных средств; первичные документы подписаны неуполномоченными лицами.

При этом суды обоснованно указали, что сами по себе сведения, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, не могут являться основанием для принятия налоговым органом решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности. Вместе с тем в действующем законодательстве отсутствуют ограничения в использовании налоговым органом при проведении мероприятий налогового контроля письменных доказательств, добытых в результате оперативно-розыскных мероприятий.

Общество, утверждая о недоказанности факта ненахождения контрагентов по юридическим адресам, вместе с тем не представило доказательств того, что, проявляя должную осмотрительность при заключении сделок с ними, оно выясняло в том числе, вопрос о фактическом местонахождении контрагентов.

Поскольку в материалы дела не представлено доказательств того, что общество при заключении договоров и их исполнении оценило деловую репутацию контрагентов, их платежеспособность, наличие у контрагентов необходимых для исполнения обязательства ресурсов, проверило налоговые риски, или иным образом проявило должную степень осторожности и осмотрительности при выборе контрагентов, на налогоплательщика правомерно возложено несение негативных последствий в виде отказа в получении налоговых вычетов и принятия затрат в расходы.

Суды также пришли к выводу о неправомерном включении налогоплательщиком в состав расходов амортизационных отчислений, поскольку спорные транспортные средства фактически приобретены у физических лиц по иной стоимости, которая инспекцией учтена при проведении проверки. Обществом обратного не доказано.

Отчет от 28.11.2016 N 417/16 "Об оценке рыночной стоимости имущества", представленный обществом в подтверждение его довода о соответствии стоимости приобретенных им транспортных средств рыночной, содержит предположительные данные, произведена оценщиком на основании информации (документов) общества и технического состояния транспортных средств на дату осмотра (2016 год) без учета восстановительного ремонта, а также произведенных улучшений.

Нарушений требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при этом не допущено.

Переоценка доказательств по делу не входит в компетенцию суда кассационной инстанции, определенную нормами главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Иные доводы кассационной жалобы общества не опровергают выводов судов двух инстанций и не являются основаниями для изменения или отмены судебных актов.

Относительно доводов, изложенных в кассационной жалобе инспекции, суд кассационной инстанции полагает следующее.

Частично удовлетворяя требования общества о признании недействительным обжалуемого решения инспекции по эпизоду привлечения общества к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа по налогу на добавленную стоимость и по налогу на прибыль организаций в общей сумме 3 756 059 рублей, суды первой и апелляционной инстанций установили, что привлекая общество к налоговой ответственности, налоговый орган применил санкцию пункта 3 статьи 122 Кодекса, диспозиция которой квалифицирует налоговое правонарушение как умышленное.

Доводы, которые налоговый орган изложил в оспариваемом решении в обоснование своего вывода об умышленном совершении налогоплательщиком налогового правонарушения, не содержат доказательств вины в форме умысла.

При таких установленных по делу обстоятельствах суды пришли к правильному выводу об ошибочной квалификации рассматриваемого правонарушения по пункту 3 статьи 122 Кодекса.

В силу подпункта 2 пункта 5 статьи 101 Кодекса в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа обязан установить, образуют ли выявленные нарушения состав налогового правонарушения (включая форму вины). В акте выездной налоговой проверки и в оспариваемом решении налогового органа отсутствует детальное описание факта установления умысла налогоплательщика в неуплате или неполной уплате налогов; правовая квалификация допущенного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена пунктом 3 статьи 122 Кодекса, надлежащим образом не зафиксирована.

Выводы судов о невозможности при рассмотрении настоящего спора переквалификации деяний общества на иное правонарушение, ответственность за которое установлена пунктом 1 статьи 122 Кодекса, основаны на правильном применении положений статьи 101 Кодекса.

При таких установленных по делу обстоятельствах вывод судов о недействительности решения инспекции в части привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Кодекса, за неуплату налога на добавленную стоимость и налогу на прибыль организаций является законным и обоснованным.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах, не опровергают выводов судов и направлены на переоценку доказательств и установление по делу иных фактических обстоятельств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены принятых по делу судебных актов, не установлено.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

 

постановил:

 

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 7 июня 2017 года по делу N А19-21556/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 6 сентября 2017 года по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

И.Б.НОВОГОРОДСКИЙ

 

Судьи

Л.М.СОКОЛОВА

А.А.СОНИН

 

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Проблемные контрагенты, однодневки, осмотрительность
  • 11.07.2018  

    Суды пришли к обоснованному выводу о том, что представленные налогоплательщиком документы не подтверждают реальность хозяйственных операций с ООО, свидетельствуют о создании фиктивного документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде вычетов по НДС. Доказательства, свидетельствующие о проверке деловой репутации, наличия у спорного контрагента необходимых ресурсов для осуществления реальной хозяйствен

  • 11.07.2018  

    Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя требования налогоплательщика, суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что суд первой инстанции подошел к рассмотрению заявления о фальсификации спорных счетов-фактур формально; данное ходатайство по существу не было рассмотрено судом первой инстанции, ходатайство отклонено без обоснования и без достаточной проверки.

  • 11.07.2018  

    Суды поддержали выводы инспекции о том, что совокупность установленных обстоятельств, свидетельствует о создании формального документооборота по сделкам с вышеуказанными контрагентами, и представленные к проверке документы не могут являться основанием для получения налоговых вычетов по НДС.


Вся судебная практика по этой теме »

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 09.07.2018  

    Оценивая доказательства, представленные в материалы дела налоговым органом и обществом, суды пришли к выводу, что представленные обществом документы могут являться основанием для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, поскольку содержат достоверные сведения и подтверждают реальность хозяйственных операций между обществом и его контрагентами.

  • 09.07.2018  

    Незначительная штатная численность контрагентов также не может свидетельствовать о несовершении хозяйственных операций, поскольку гражданское законодательство не исключает возможность привлечения третьих лиц для исполнения обязательств по договорам.

    Суды также отклонили как доказательство отсутствия возможности осуществления хозяйственной деятельности доводы налогового органа об отсутствии у контрагентов управленческого и

  • 09.07.2018  

    Налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности. Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки, и не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат.


Вся судебная практика по этой теме »