Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Московского округа от 7 октября 2010 г. N КА-А40/11632-10

Постановление ФАС Московского округа от 7 октября 2010 г. N КА-А40/11632-10

Налоговый орган не вправе указывать в решении те обстоятельства, которые не были им установлены в ходе проверки, не отражены в акте проверки и не могли являться основанием для вынесения решения. В данном случае налогоплательщик был лишен возможности представить свои возражения по данным обстоятельствам, что свидетельствует о нарушении налоговым органом процедуры принятия решения

07.11.2010  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. N КА-А40/11632-10

Дело N А40-163628/09-4-1296

Резолютивная часть постановления объявлена 30 сентября 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 7 октября 2010 года.

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Летягиной В.А.

судей: Егоровой Т.А., Жукова А.В.

при участии в заседании:

от заявителя - Дробиз О.В. по дов. от 24.05.10, Килюшев А.Е. по дов. от 16.02.10, Цеман Е.А. по дов. от 16.02.10

от ответчика - Кочкин А.Е. по дов. от 28.04.10

рассмотрев 30 сентября 2010 года в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

на решение от 13 мая 2010 года

Арбитражного суда г. Москвы

принятое судьей Назарцом С.И.

на постановление от 29 июля 2010 года

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями: Кольцовой Н.Н., Голобородько В.Я., Нагаевым Р.Г.

по заявлению ООО "Лукойл-Западная Сибирь"

о признании недействительным решения

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

установил:

ООО "ЛУКОЙЛ - Западная Сибирь" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 о признании недействительным пунктов 2 и 3 решения от 27.08.09 N 52-15-14/2448/837 "Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 13 мая 2010 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2010 года, заявленное требование удовлетворено, поскольку ненормативный акт не соответствует Налоговому кодексу Российской Федерации и нарушает права и интересы заявителя.

Не соглашаясь с таким выводом, Инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами норм материального права. По мнению Инспекции, судами при рассмотрении дела неправильно применен п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации, так как для спорных объектов агрессивные технологические условия являются обычными условиями эксплуатации.

Как указано в жалобе, представленные Обществом лицензии на осуществление определенной деятельности, как и "Расшифровка расчета амортизации по основным средствам ООО "ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь", находящиеся в контакте с агрессивной средой и работающим в режиме повышенной сменности, за 2006 год", не являются доказательством фактического использования амортизируемых основных средств в условиях, предполагающих применение повышающего коэффициента амортизации, а документы, подтверждающие факт эксплуатации объектов основных средств в условиях агрессивной среды и повышенной сменности, Обществом не представлены.

Инспекция приводит доводы о том, что учетная политика предприятия не содержит критерия для применения специального амортизационного коэффициента в зависимости от различных условий и факторов, а представленная налогоплательщиком таблица учета рабочего времени по цехам и производствам за 2006 год не подтверждает правомерность применения коэффициента 2 и не доказывает, что оборудование в 2006 году действительно использовалось в режиме повышенной сменности.

По мнению подателя кассационной жалобы, применение повышенных коэффициентов влечет за собой сокращение сроков полезного использования таких объектов, поэтому заявитель неправомерно использует основные средства в производстве, не сокращая срок полезного использования основных средств, тем самым создавая угрозу аварийных ситуаций.

В судебном заседании представитель Инспекции поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. Представитель Общества с доводами кассационной жалобы не согласился по основаниям, изложенным в судебных актах. В отзыве на жалобу Общество просит оставить ее без удовлетворения.

Законность принятых по данному делу судебных актов проверена в кассационном порядке Федеральным арбитражным судом Московского округа.

Оснований для их отмены не найдено.

Как следует из обстоятельств дела, общество 15.03.2009 представило в инспекцию уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль за 2006 год в связи с тем, что сумма расходов, уменьшающих доходы от реализации по строке 030, увеличена на 3.605.030.780 руб. и составляет 184.595.898.837 руб. Сумма исчисленного налога уменьшилась на 731.816.923 руб.

По результатам камеральной налоговой проверки инспекцией составлен акт от 29.06.2009 N 52-15-14/1707а и, с учетом представленных обществом возражений на него, вынесено решение от 05.08.2009 N 52-15-14/2217-3р о продлении сроков рассмотрения материалов налоговой проверки до 27.08.2009.

По результатам рассмотрения акта камеральной проверки и дополнительно представленных пояснений инспекцией вынесено оспариваемое решение от 07.09.2009 N 52-15-14/2448р "Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", которым отказано в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности; при этом заявителю доначислен налог на прибыль в сумме 731.816.923 руб., предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Это обстоятельство явилось основанием для обращения в суд.

Судом установлено, что доначисление налога на прибыль за 2006 год в размере 731.816.923 руб. связано с выводами налогового органа о неправомерности применения налогоплательщиком коэффициента ускоренной амортизации. При этом налоговый орган считает, что применение специального коэффициента 2 амортизации возможно лишь в случае, если одно и то же основное средство может использоваться как в условиях агрессивной среды, так и вне их, т.е. если условия эксплуатации амортизируемых основных средств отличаются от обычных условий их эксплуатации.

Суды обоснованно не согласились с такой позицией налоговой инспекции, сославшись на положения п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации, а также сложившуюся судебную практику.

Вывод суда является правильным.

В соответствии с п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики, использующие амортизируемые основные средства для работы в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, вправе использовать специальный коэффициент только при начислении амортизации в отношении указанных основных средств.

Как следует из абз. 2 п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации воздействие агрессивной среды на основные средства может заключаться: во влиянии совокупности природных и (или) искусственных факторов, вызывающих повышенный износ (старение) основных средств в процессе их эксплуатации; в нахождении основных средств в контакте с взрыво-, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой, которая может послужить причиной (источником) инициирования аварийной ситуации.

Из указанного следует, что Налоговый кодекс Российской Федерации проводит различие между агрессивной средой и агрессивной технологической средой.

В рассматриваемой ситуации, основанием применения коэффициента ускоренной амортизации у общества не является факт нахождения основных средств под влиянием природных или искусственных факторов, вызывающих повышенный износ, в связи с чем к предмету доказывания не относится тот факт, что основные средства предприятия подвергаются повышенному износу в результате эксплуатации в условиях, отличных от обычных.

Судом установлено, что применение коэффициента ускоренной амортизации за 2006 год осуществлено обществом в отношении основных средств, находящихся в контакте с взрыво-, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой, которая может послужить причиной (источником) инициирования аварийной ситуации.

Следовательно, на основании п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации не имеет значения степень адаптированности основного средства к воздействию агрессивной технологической среды.

Налоговый орган в жалобе приводит перечень документов, которые, по его мнению, необходимы для подтверждения правомерности применения коэффициента ускоренной амортизации: документы, подтверждающие факты ввода в эксплуатацию объектов опасного производства, а также проведение технической экспертизы и получение необходимых сертификатов в отношении объектов опасного производства, техническая документация.

Как указывает инспекция, у налогоплательщика должны быть документы, подтверждающие работу в условиях агрессивной среды, например, распорядительный документ руководителя организации о применении специального коэффициента в отношении конкретных основных средств.

Однако эти утверждения не основаны на нормах права.

В связи с этим налогоплательщик вправе доказывать данные факты любыми имеющимися у него документами.

Судом установлено, что для подтверждения нахождения основных средств в контакте с агрессивной технологической средой в налоговом периоде за 2006 год обществом в налоговый орган представлены: расшифровки расчета ускоренной амортизации основных средств, используемых для работы в условиях агрессивной технологической среды и повышенной сменности за 2006 год; свидетельства о регистрации опасных производственных объектов; карты учета объектов в государственном реестре опасных производственных объектов по объектам, поименованным в приложениях к свидетельствам о регистрации опасных производственных объектов; лицензии на осуществление определенной деятельности; договор обязательного страхования гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты от 01.01.2006 N 01-029-000367/06С0039 с приложениями и дополнительным соглашением N 1/06С0039001.

Кроме того, для подтверждения фактов наличия условий эксплуатации основных средств в режиме повышенной сменности обществом в налоговый орган представлены: отчеты о работе нефтяных скважин, правила внутреннего трудового распорядка с приложениями режимов труда и отдыха работников (графики сменности), и другие документы.

Таким образом, в отсутствие установленного налоговым законодательством перечня и порядка документального подтверждения права на применение повышающего коэффициента, налогоплательщик подтвердил соответствующие обстоятельства всеми имеющимися у него документами.

Данные документы подтверждают обстоятельства наличия агрессивной технологической среды и режима повышенной сменности в комплексной взаимосвязи, а не по отдельности.

Общество представило свидетельства о регистрации опасного производственного объекта от 12.02.2008 N А58-30050 (т. 4 л.д. 1 - 58), от 11.03.2009 N А58-30052 (т. 4 л.д. 59 - 105), от 11.03.2009 N А58-30016 (т. 4 л.д. 106 - 150), устанавливающие статус объектов, подтвержденный компетентным государственным органом - Управлением по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по ХМАО - Югра, подведомственным Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзору).

Информация, содержащаяся в свидетельствах и картах, позволяет получить обобщенную информацию об опасном производственном объекте и тех технологических факторах, влияние которых на объект обуславливают необходимость их государственной регистрации.

Соответственно, свидетельство о регистрации опасного производственного объекта и карты учета объектов в государственном реестре опасных производственных объектов содержат исчерпывающую информацию о контакте с определенным видом агрессивной технологической среды основных средств, эксплуатируемых на данных опасных производственных объектах.

По мнению налогового органа, документы, подтверждающие факт эксплуатации объектов опасного производства, а также документы, подтверждающие проведение технической экспертизы и получение необходимых сертификатов в отношении объектов опасного производства, а также техническая документация, не имеют своей целью закрепить обобщенную информацию об опасном производственном объекте и тех технологических факторах, влияние которых на объект обуславливают необходимость их государственной регистрации.

Данные же технической документации содержат информацию об основном средстве на момент его изготовления и свидетельствуют только о принципиальной возможности эксплуатации конкретного основного средства в условиях агрессивной технологической среды, но не подтверждают фактическую эксплуатацию основного средства в подобных условиях. Данный довод необоснован.

Перечень основных средств, к которым налогоплательщиком применен коэффициент ускоренной амортизации, а также иные необходимые сведения, аналогичные тем, которые упоминаются налоговым органом, содержатся в расшифровках за 2006 год.

Налоговый орган имел возможность получить все данные для осуществления налогового контроля из совокупности указанных выше документов.

Коэффициент ускоренной амортизации, предусмотренный п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации, является законодательно установленным правом налогоплательщика, а не налоговой льготой.

Документы, непредставление которых явилось основанием для отказа во включении в состав расходов при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль амортизации с применением повышенного коэффициента, не истребованы в ходе камеральной налоговой проверки. При отсутствии требований о представления документов налогоплательщик не обязан самостоятельно доказывать наличие данного права.

Налоговый орган указывает, что налогоплательщиком не представлены свидетельства о регистрации опасных производственных объектов (копии свидетельств) за проверяемый период, что не подтверждает правомерность применения коэффициента.

Довод инспекции судом правомерно отклонен.

Установлено, что у налогоплательщика имеются свидетельства о регистрации опасных производственных объектов от 12.02.2008 N А58-30050, от 11.03.2009 N А58-30052, от 11.03.2009 N А58-30016. Однако это не свидетельствует о том, что включенные в свидетельства опасные производственные объекты также зарегистрированы только в даты их выдачи, а не в более ранних периодах (2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007 годы).

В силу полномочий, предоставленных налоговому органу ст. 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации, при отсутствии у налогоплательщика необходимых для проверки документов проверяющие имели возможность истребовать необходимые документы непосредственно в регистрирующем органе - в Управлении по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по ХМАО - Югра, подведомственному Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзору).

Данное право налоговым органом не реализовано.

Является необоснованным довод налогового органа о том, что налогоплательщиком в 2006 году при расчете ускоренной амортизации учитывались опасные производственные объекты, зарегистрированные в государственном реестре ОПО в более поздние периоды - в 2007 - 2009 годы.

Как пояснил заявитель, основные средства, относящиеся к опасным производственным объектам, которые зарегистрированы согласно дате регистрации, указанной в приложениях к свидетельствам о государственной регистрации ОПО, в 2007 - 2009 годах, не вошли в расшифровки за 2006 год, и, соответственно, к ним не применен коэффициент ускоренной амортизации.

Доказательств применения указанного коэффициента в проверяемый период в отношении перечисленных основных средств инспекция не представила.

Доводы налогового органа о невозможности произвести идентификацию основных средств, по которым начислена ускоренная амортизация в реестре, с объектами, указанными в свидетельстве о регистрации ОПО, являются необоснованными.

Как следует из материалов дела, общество, в целях раскрытия подобной информации, составило расшифровки за 2006 год (т. 3 л.д. 1 - 120), которые содержат не только расчет сумм амортизации с учетом применения коэффициента ускоренной амортизации, но и данные о распределении ОС по конкретным ОПО.

В расшифровки за 2006 год вошли основные средства, к которым при начислении амортизации применен специальный коэффициент в связи с их работой в условиях агрессивной технологической среды и (или) повышенной сменности.

Заявителем представлено документальное подтверждение того, что на основные средства, местом эксплуатации которых является опасный производственный объект, воздействует агрессивная технологическая среда данного опасного производственного объекта, обусловленная получением на объекте опасных веществ и использованием оборудования, работающего под давлением.

При таких обстоятельствах вывод налогового органа о невозможности сопоставления перечня объектов основных средств, поименованных в расшифровках расчета амортизации за 2006 год, с перечнем опасных производственных объектов, указанных в приложениях к свидетельствам о регистрации ОПО, является необоснованным.

Не могут быть приняты во внимание приведенные налоговым органом претензии к информации, содержащейся в расшифровках за 2006 года, поскольку указанные доводы отсутствовали в акте проверки от 29.06.2009 N 52-15-14/1707а.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 100 Налогового кодекса Российской Федерации окончание налоговой проверки фиксируется актом налоговой проверки. В соответствии с п. 3 ст. 100 Налогового кодекса Российской Федерации в акте должны быть отражены все факты нарушения законодательства о налогах и сборах, выявленные инспекцией в ходе проведения камеральной проверки.

Из указанных норм законодательства следует, что налоговый орган не вправе указывать в решении те обстоятельства, которые не были им установлены в ходе проверки, не отражены в акте проверки и не могли являться основанием для вынесения решения. В данном случае налогоплательщик был лишен возможности представить свои возражения по данным обстоятельствам, что свидетельствует о нарушении налоговым органом процедуры принятия решения.

Предъявленные налоговым органом претензии к заполнению инвентарных карточек не могут являться основанием для отказа обществу в правомерности применения специального коэффициента в отношении основных средств, работающих в условиях агрессивной технологической среды и (или) повышенной сменности.

Инспекцией подтверждается, что информация инвентарных карточек полностью соответствует аналогичной информации (т.е. наименование, номер, местонахождение основного средства) реестра.

При этом налоговым органом не оспаривается правильность математического расчета амортизации с применением повышающего коэффициента в реестре. Одновременно, инспекцией признается, что начисление такой амортизации должно производиться по правилам ведения налогового учета, а не бухгалтерского.

В жалобе налоговый орган указывает, что инвентарными карточками не подтверждается применение коэффициента ускоренной амортизации.

Этот довод проверен судами и опровергнут.

Инспекция указывает, что положение, закрепленное в учетной политике налогоплательщика, не содержит однозначного критерия для применения специального амортизационного коэффициента, предусмотренного налоговым законодательством. Перечень основных средств, которые отнесены налогоплательщиком к категории основных средств, работающих в условиях агрессивной среды, не отражен в учетной политике.

Однако применение коэффициента ускоренной амортизации не может ставиться в зависимость от закрепления в учетной политике права на его применение.

Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит требований о том, что применение коэффициента "2" по основным средствам, используемым в условиях повышенной сменности и (или) агрессивной технологической среды, возможно только при условии закрепления данного коэффициента в учетной политике предприятия.

В отношении начисления амортизации в Налоговом кодексе Российской Федерации содержится лишь требование об обязательном закреплении в учетной политике данных о методе начисления амортизации, который может быть линейным или нелинейным.

Судом установлено, что общество в соответствии с требованиями ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации закрепило в учетной политике для целей налогообложения в 2006 году (т. 28 л.д. 101 - 135) применение линейного метода начисления амортизации. Данный метод не изменялся в связи с применением коэффициента ускоренной амортизации, так как данный коэффициент применяется к уже определенной налогоплательщиком по линейному методу норме амортизации.

Применение специального коэффициента "2" является не изменением метода амортизации, а реализацией предусмотренного в п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации права на амортизацию основных средств в ускоренном порядке.

Налоговый орган указывает, что налогоплательщиком не представлены документы, подтверждающие работу основных средств в условиях повышенной сменности.

Данный довод не соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным налогоплательщиком документам и обоснованно отклонен судами.

Доводы инспекции о невозможности посредством анализа указанного графика сменности сделать вывод о том, какие объекты основных средств действительно работают в режиме повышенной сменности, судом отклоняются. Работники предприятия выполняют свои трудовые функции с использованием принадлежащих обществу основных средств. Доказательств наличия у заявителя иных основных средств налоговым органом не представлено.

При этом ссылка налогового органа на не предоставление табелей учета рабочего времени судом отклонена, поскольку данные документы налоговым органом не запрашивались.

Довод налогового органа, что применение специальных коэффициентов не должно приводить к снижению минимального срока списания объектов, установленных для конкретной амортизационной группы основных средств, не основан на положениях Налогового кодекса Российской Федерации.

Применение коэффициента ускоренной амортизации налогоплательщиком налоговый орган связывает с изменением срока полезного использования, которое в том числе, по мнению налогового органа, влечет изменение амортизационной группы этого основного средства.

Между тем ни п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации, ни иные нормы главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей в 2007 году, не связывали реализацию права на применение коэффициента ускоренной амортизации к основному средству с необходимостью изменить его срок полезного использования или амортизационную группу.

Кроме того, не изменение срока полезного использования в отношении основного средства, к которому применен коэффициент ускоренной амортизации, не приведет к завышению амортизационных отчислений.

Доводы налогового органа о законности доначислении налога в сумме 731.816.923 руб. несостоятельны.

Судом установлено, что обществом в полном объеме и в надлежащий срок уплачена в бюджет сумма налога на прибыль, исчисленная по первоначальной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2006 год.

Факт уплаты подтверждается платежными поручениями на перечисление налога на прибыль за 2006 год (т. 2 л.д. 34 - 91).

Сумма излишне уплаченного налога на прибыль, образовавшаяся в результате подачи уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2006 год (корректировка N 11) не зачитывалась и не возвращалась заявителю, соответственно, уплаченный налог до настоящего времени находится в бюджете.

Таким образом, факт не признания налоговым органом правомерности применения налогоплательщиком коэффициента ускоренной амортизации, мог повлечь только отказ в зачете или возврате суммы переплаты по налогу, однако не привел к возникновению задолженности перед бюджетом.

Кроме того, налоговым органом также признан факт отсутствия у заявителя задолженности перед бюджетом в части уплаты налога на прибыль.

Между тем пунктом 2 оспариваемого решения налоговый орган предписывает доначислить заявителю налог на прибыль в сумме 731.816.923 руб.

В соответствии с п. 2 ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика.

Лишь неисполнение обязанности по уплате налога является основанием для применения налоговым органом предусмотренной Налоговым кодексом Российской Федерации процедуры взыскания налога.

Повторное взыскание уже уплаченного налога не допускается, так как существенно нарушает права и законные интересы налогоплательщика.

Поскольку материалами дела подтверждается отсутствие недоимки, то доначисление налога является незаконным.

Довод налогового органа о том, что судами сделан неправильный вывод о нарушении инспекцией существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, не соответствует положению п. 14 ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из протокола N 372 от 04.08.2009, при рассмотрении возражений на акт камеральной проверки налогоплательщик обязался на примере нескольких основных средств представить расшифровку расчета амортизации (в том числе по скважине N 2896 к. 112 д). Налоговый орган согласился и установил срок представления документов (пояснений) - до 20.08.2009 включительно (т. 29 л.д. 56 - 57).

По результатам рассмотрения возражений инспекцией 05.08.2009 вынесено решение N 52-15-14/2217-3р о продлении сроков рассмотрения материалов налоговой проверки до 27.08.2009 (т. 29 л.д. 58). При этом продление срока рассмотрения материалов проверки означает, что после рассмотрения возражений налоговый орган имеет право принять решение не в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в п. 6 ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации, а в более длительный срок.

Таким образом, процесс рассмотрения результатов налоговой проверки 04.08.2009 завершен не был.

Решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля инспекцией не выносилось.

Налогоплательщиком 19.08.2009 в инспекцию представлены пояснения в рамках протокола рассмотрения возражений (т. 29 л.д. 59 - 61). На рассмотрение результатов изучения дополнительно представленных документов налогоплательщик не приглашался, что инспекцией не оспаривается.

В то же время из оспариваемого решения усматривается, что налоговым органом произведена оценка представленных налогоплательщиком после рассмотрения возражений документов (стр. 67 - 70 решения).

Таким образом, вывод судов о нарушении процедуры рассмотрения материалов камеральной проверки обоснован и подтвержден.

Из содержания судебных актов видно, что все доводы и соображения налоговой инспекции, изложенные в кассационной жалобе, проверены и им дана надлежащая оценка.

Вступать в переоценку доказательств суд кассационной инстанции не вправе.

Выводы судов основаны на правильном применении норм налогового законодательства и соответствуют судебной практике, приведенной в судебных акта.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

постановил:

решение Арбитражного суда года Москвы от 13 мая 2010 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2010 года по делу N А40-163628/09-4-1296 оставить без изменения, кассационную жалобу МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 - без удовлетворения.

Председательствующий судья

В.А.ЛЕТЯГИНА

Судьи

Т.А.ЕГОРОВА

А.В.ЖУКОВ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать

Права налоговых органов
  • 07.09.2016  

    Должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), эти документы (информацию). Истребование документов (информации), касающихся деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), может проводиться также при рассмотрении ма

  • 29.10.2014  

    Решение налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке подлежит безусловному исполнению банком. Приостановление операций налогоплательщика-организации по его счетам в банке действует с момента получения банком решения налогового органа о приостановлении таких операций и до получения банком решения налогового органа об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в банке.

  • 04.06.2014  

    Налоговый орган не обязан предоставлять сведения о бухгалтерской отчетности контрагента, потому что данные сведения составляют налоговую тайну.


Вся судебная практика по этой теме »

Налоговые проверки
  • 16.05.2014  

    Как следует из материалов дела, экспертиза была назначена по вопросу установления (определения) рыночной цены арендной платы за пользование производственными мощностями по договорам аренды, заключенным между обществом и его контрагентом и действующим в 2010 - 2011 годах. Налоговое законодательство наделяет налоговый орган полномочиями проводить в ходе выездной проверки ряд контрольных мероприятий, к числу которых относится и экспертиза. При этом в стать

  • 08.04.2014  

    Признав недействительным решение налоговой инспекции от 20.06.2013 г. № 6053 о приостановлении операций по счетам налогоплательщика (плательщика сборов) или налогового агента в банке, а также переводов электронных денежных средств, суды правильно руководствовались статьями 23, 80, 346.26 НК РФ и исходили из того, что в 2012 году предприниматель находился на специальном налоговом режиме, уплачивал ЕНВД, не являлся плательщиком НДФЛ и надлежаще исполнил с

  • 19.03.2014  

    Суды правильно указали, что лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков (от приостановления инспекцией операций по счетам), должно доказать наступление вреда, противоправность действий причинителя вреда, причинно-следственную связь между виновными (противоправными) действиями причинителя вреда и фактом причинения вреда, а также размер вреда, подтвержденный документально.


Вся судебная практика по этой теме »