Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Западно - сибирского округа от 5 марта 2008 г. N Ф04-1453/2008(1589-А45-40)

Постановление ФАС Западно - сибирского округа от 5 марта 2008 г. N Ф04-1453/2008(1589-А45-40)

Поскольку согласно ст.2 ГК РФ, предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, то налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он, в свою очередь, претендует на право получения налоговых вычетов (уменьшение налогооблагаемой прибыли), несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

28.03.2008  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО - СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 марта 2008 г. N Ф04-1453/2008(1589-А45-40)

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска на постановление апелляционной инстанции от 14.11.2007 Арбитражного суда Новосибирской области по делу N А45-4935/07-46/106 по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Кремона" к инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска о признании недействительным решения,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Кремона" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска (далее - Инспекция) о признании недействительным решения от 23.03.2007 N 142 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Решением от 27.08.2007 Арбитражного суда Новосибирской области в удовлетворении заявленных Обществом требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 14.11.2007 Арбитражного суда Новосибирской области решение суда отменено, принят новый судебный акт: оспариваемое решение Инспекции от 23.03.2007 N 142 признано недействительным.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, просит принятое по делу постановление отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Судом и материалами дела установлено следующее.

По результатам проведения выездной налоговой проверки по соблюдению Обществом законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2003 по 31.12.2005 Инспекцией принято решение от 23.03.2007 N 142 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде взыскания штрафа в размере 133 385,60 руб. за неполную уплату налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за 2004 год, в размере 497 974,60 руб. за неполную уплату налога на прибыль за 2004 год; о доначислении 3 246 071 руб. НДС; 7 292 778 руб. налога на прибыль; пени в общем размере 4 311 779,92 руб.

Общество, не согласившись с принятым решением, обжаловало его в судебном порядке.

Суд кассационной инстанции, в соответствии со статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, пришел к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 252 НК РФ, расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

При этом документы, подтверждающие расходы, должны отражать достоверную информацию.

В силу положений статей 169, 171, 172 НК РФ право налогоплательщика на налоговые вычеты обусловлено фактами уплаты им сумм НДС при приобретении товаров (работ, услуг), принятия на учет данных товаров (работ, услуг) и наличия первичных документов, содержащих достоверную информацию.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 169 НК РФ счет-фактура должна содержать достоверную информацию, перечень которой приведен в пункте 5 статьи 169 НК РФ. Требование о достоверности первичных учетных документов содержится и в статье 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете".

Пунктом 6 статьи 169 НК РФ предусмотрено, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Суд первой инстанции, исследовав обстоятельства дела и проанализировав представленные Обществом документы, пришел к выводу, что представленные счета-фактуры содержат недостоверные сведения (в части указания юридических лиц, отсутствующих в едином государственном реестре юридических лиц, несоответствия подписей подписям руководящих лиц) и не отвечают требованиям статьи 169 НК РФ, что у Общества отсутствуют основания для возмещения из бюджета НДС; поскольку Обществом документально не доказан факт реального осуществления затрат (расходов) на оплату товара указанным им поставщикам, требования статьи 252 НК РФ в целях уменьшения налогооблагаемой прибыли Обществом не выполнены.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя требования Общества, в том числе указал, что в качестве допустимых доказательств законности и обоснованности оспариваемого решения не могут быть приняты документы, собранные налоговым органом вне рамок проведения выездной налоговой проверки Общества (доказательства, полученные Инспекцией от ИФНС по Ленинскому району г. Новосибирска по результатам проведения налоговой проверки Свинцовой Т.А.).

Кассационная инстанция считает, что указанный вывод суда апелляционной инстанции сделан при неверном толковании норм налогового законодательства.

Согласно пункту 3 статьи 82 НК РФ налоговые органы, таможенные органы, органы государственных внебюджетных фондов и органы внутренних дел информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.

Поэтому налоговые органы вправе запрашивать у компетентных государственных органов информацию, соответствующую профилю возложенных на них задач, и использовать полученные сведения при принятии решений по результатам проверок и доказывании правомерности своей позиции в суде.

Подобная информация должна оцениваться судом по правилам оценки доказательств с учетом ее значимости для разрешения спора.

Статьи 87 и 89 НК РФ не содержат запрета на использование информации, полученной налоговым органом в соответствии с нормами закона до начала или после проведения выездной налоговой проверки.

То обстоятельство, что в соответствии со статьей 100 НК РФ в акте проверки должны быть указаны факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки, не означает, что в акте не могут быть отражены доказательства, подтверждающие факт совершения налогового правонарушения, которые (доказательства) получены налоговым органом до проведения проверки.

Таким образом, кассационная инстанция считает, что документы, запрошенные Инспекцией в соответствующих органах до или после окончания налоговой проверки, которые в совокупности с другими документами подтверждают достоверность сведений и выводов, отраженных в акте налоговой проверки и оспариваемом решении о привлечении Общества к налоговой ответственности, должны быть приняты и оценены судом в соответствии с положениями статьи 71 АПК РФ.

Суд апелляционной инстанции, признавая недействительным оспариваемое решение Инспекции, также указал, что НК РФ не предусматривает обязанности налогоплательщика при применении налогового вычета устанавливать факт местонахождения его контрагента по месту его государственной регистрации, а также факт уплаты поставщиком товаров сумм налога в бюджет; заявленные налоговым органом обстоятельства свидетельствуют лишь о возможной недобросовестности поставщиков, но не являются доказательством недобросовестности Общества.

Суд кассационной инстанции считает ошибочным вывод суда о том, что сам факт наличия у налогоплательщика документов (счетов-фактур, договоров и др.) без надлежащей проверки достоверности содержащихся в них сведений является достаточным основанием для отнесения соответствующих сумм на уменьшение налогооблагаемой прибыли и для подтверждения заявленных сумм вычетов по НДС.

Предъявляемые в целях уменьшения налогооблагаемой прибыли и в подтверждение обоснованности заявленных вычетов документы в своей совокупности должны с достоверностью подтверждать реальность произведенной операции.

Действительно, законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара в выставленных счетах-фактурах, договорах. Однако в связи с тем, что согласно Закону Российской Федерации "О бухгалтерском учете" одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, то, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

Кассационная инстанция считает необоснованным вывод суда апелляционной инстанции со ссылкой на отсутствие надлежащим образом заверенных копий документов, послуживших основанием для доначисления налогов, о том, что в рамках настоящего дела налоговым органом не доказана обоснованность и правомерность доначисления налога на прибыль и НДС при отсутствии проведения полной выездной налоговой проверки на основе первичных документов налогоплательщика. Указанный вывод суда является формальным, основанным на неполном исследовании материалов настоящего дела, в рассматриваемом случае суд апелляционной инстанции необоснованно возложил бремя доказывания исключительно на налоговый орган.

Согласно статье 65, части 5 статьи 200 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений; обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял данное решение. В то же время, расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль (как и право на налоговый вычет), носят заявительный характер, в связи с чем именно на налогоплательщика возложена обязанность доказать правомерность и обоснованность уменьшения налогооблагаемой прибыли (правомерность возмещения НДС), в том числе путем представления документов, отвечающих критериям статей 169, 252 НК РФ. При этом, как указывалось выше, документы, подтверждающие расходы, должны отражать достоверную информацию и подтверждать реальность произведенной операции.

Поскольку согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, то налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он, в свою очередь, претендует на право получения налоговых вычетов (уменьшение налогооблагаемой прибыли), несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

Исходя из положений статей 65, 200 АПК РФ, а также Постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в ходе налоговой проверки Инспекцией были установлены следующие обстоятельства:

- семь организаций-поставщиков Общества (ООО "Эрми", ООО "Интас", ООО "НовоСтэп", ООО "Студия Нова", ООО "Сибирские продукты", ООО "Молсон", ООО "АлеВал") имеют в качестве единственного учредителя и руководителя "подставных" лиц, на каждого из которых в г. Новосибирске зарегистрировано значительное количество организаций;

- имеются показания "руководителей" этих юридических лиц, отрицающих какую-либо связь с зарегистрированными на их имя организациями, а также с Обществом;

- все организации-поставщики не находятся по указанным ими юридическим адресам; требования, направленные в адрес организаций Инспекцией, вернулись с отметкой почтового отделения "адресат отсутствует"; согласно представленных справок от балансодержателей (арендодателей), ни с кем из организаций-поставщиков договоры аренды помещений никогда не заключались;

- подписи руководителей, имеющиеся в официальных документах и протоколах допроса, визуально отличаются от подписей, указанных в представленных Обществом договорах, счетах-фактурах, накладных и иных документах; доказательств обратного налогоплательщиком не представлено;

- в отношении документов ООО "Интас", подписанных директором Шушпановым А.И. за период деятельности предприятия сентябрь 2003 года - 2004 год, установлено, что Шушпанов А.И. в указанный период находился в местах лишения свободы;

- по всем поставщикам "подставные" лица являются директорами не с момента создания организаций, на их имя перерегистрировались ранее зарегистрированные организации;

- после указанной перерегистрации все организации в течение короткого периода времени закрывали расчетные счета, прекращали вести предпринимательскую деятельность и представлять налоговую отчетность; в то же время во всех документах, датированных 2003-2004 годами, и представленных в качестве доказательств существования взаимоотношений Общества и поставщиков, указывались номера расчетных счетов, которые ранее уже были закрыты,

- все организации-поставщики не прошли предусмотренную действующим законодательством перерегистрацию в срок до 01.07.2002; данные о них отсутствуют в едином государственном реестре юридических лиц;

- за товар Общество рассчитывалось с указанными поставщиками частично через кассу по расходным кассовым ордерам; деньги, уплаченные этим организациям, списывались также по авансовым отчетам; с августа 2003 года Общество приобретало в филиале ОАО "БанкУралСиб" г. Новосибирска векселя и по отчетности отражало, что передавало эти векселя указанным предприятиям-поставщикам; предъявляли в банк к гашению указанные векселя три физических лица: работники Общества Свинцова Т.А. и Виткулова Е.А., сотрудник взаимозависимой организации Шефер Е.В..

Кассационная инстанция считает, что суд первой инстанции полно и всесторонне исследовав указанные обстоятельства, доказательства и доводы сторон, пришел к обоснованном выводу, что они в совокупности с другими материалами дела свидетельствуют о том, что Обществом была использована схема расчетов, при которой осуществлено искусственное создание документального подтверждения хозяйственных операций, о фактическом отсутствии сделок, по существу направленных на необоснованное получение налоговой выгоды.

Учитывая, что указанные обстоятельства Обществом документально не опровергнуты, кассационная инстанция считает, что у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для отклонения представленных Инспекцией доводов и доказательств и переоценки выводов суда первой инстанции.

Поскольку выводы суда апелляционной инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом и имеющимся в деле доказательствам, а суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал оценку всем доводам сторон, применив нормы материального права, подлежащие применению, постановление суда от 14.11.2007 подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Государственная пошлина за рассмотрение дела в судах апелляционной и кассационной инстанций подлежит взысканию с Общества.

В соответствии с частью 2 статьи 319 АПК РФ исполнительный лист на взыскание госпошлины за рассмотрение дела в суде кассационной инстанции выдается Арбитражным судом Новосибирской области.

Руководствуясь пунктом 5 части 1 статьи 287, частью 1 статьи 288, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

постановление апелляционной инстанции от 14.11.2007 Арбитражного суда Новосибирской области по делу N А45-4935/07-46/106 отменить, оставить в силе решение суда от 27.08.2007 по настоящему делу.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Кремона" в пользу инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска 2000 рублей государственной пошлины за рассмотрение дела в суде апелляционной и кассационной инстанций.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать