Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.08.2018 г. № А27-13032/2017

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.08.2018 г. № А27-13032/2017

Установив, что сумма документально подтвержденных расходов превысила сумму профессионального налогового вычета в размере 20% от общей суммы доходов, налоговый орган уменьшил доходы на сумму документально подтвержденных расходов. Доказательств того, что результат расчета налоговым органом налоговых обязательств в части определения полученного предпринимателем дохода и произведенных расходов не соответствует фактическим условиям его экономической деятельности, налогоплательщиком со ссылкой на материалы дела не представлено. При таких обстоятельствах у судов отсутствовали основания для признания недействительным оспариваемого решения Инспекции в части доначисления НДФЛ, соответствующих сумм пени и штрафа.

13.08.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 07.08.2018 г. № А27-13032/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 01 августа 2018 года

Постановление изготовлено в полном объеме 07 августа 2018 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Буровой А.А.

судей Перминовой И.В.

Чапаевой Г.В.

при ведении судебного заседания с использованием средств аудиозаписи рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя (главы крестьянского (фермерского) хозяйства) Агаларян Арцруни Вардгесовича на решение от 25.12.2017 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Мраморная Т.А.) и постановление от 14.03.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Колупаева Л.А., Сбитнев А.Ю., Скачкова О.А.) по делу N А27-13032/2017 по заявлению индивидуального предпринимателя (главы крестьянского (фермерского) хозяйства) Агаларян Арцруни Вардгесовича (ОГРНИП 314421306300010, ИНН 423700020587) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Кемеровской области (652150, Кемеровская область, г. Мариинск, ул. Советская, 1, ОГРН 1044213003075, ИНН 4213000845) о признании незаконным решения.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Нецлова О.А.) в заседании участвовали представители:

от индивидуального предпринимателя (главы крестьянского (фермерского) хозяйства) Агаларяна Арцруни Вардгесовича - Лобачев А.А. по доверенности от 25.07.2018;

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Кемеровской области - Своровская Г.А. по доверенности от 09.01.2018, Заляйс И.В. по доверенности от 09.01.2018; Калязимова А.В. по доверенности от 25.12.2017.

Суд

 

установил:

 

индивидуальный предприниматель Глава крестьянского (фермерского) хозяйства Агаларян Арцруни Вардгесович (далее - заявитель, предприниматель, налогоплательщик) обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Кемеровской области (далее - налоговый орган, Инспекция) от 30.12.2016 N 14 в части доначисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), соответствующих сумм пени и штрафа.

Решением от 25.12.2017 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 14.03.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении требований отказано.

В кассационной жалобе налогоплательщик, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт. По мнению заявителя, доказательств, подтверждающих применение предпринимателем схемы ухода от налогообложения, налоговым органом не представлено; судами не исследованы всесторонне доводы и возражения сторон.

Инспекция возражает против доводов предпринимателя согласно отзыву.

До рассмотрения кассационной жалобы предприниматель заявил ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных документов (копии заключения эксперта от 14.03.2018 N 213/25-1/2018/59, копий чеков об оплате налогов, пени и штрафа, копии постановления о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела, копии постановления Мариинского городского суда Кемеровской области от 07.06.2018).

Представители Инспекции возражали против удовлетворения данного ходатайства.

С учетом положений статей 67, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом кассационной инстанции отказано в удовлетворении ходатайства о приобщении дополнительных документов к материалам дела. Документы, приложенные к кассационной жалобе, подлежат возвращению налогоплательщику.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, если иное не предусмотрено Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции, в соответствии со статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, отзыва на нее, заслушав представителей сторон, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены принятых по делу решения и постановления судов.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой составлен акт от 25.11.2016 N 16 и принято решение от 30.12.2016 N 14 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 119, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде штрафа в общем размере 1 133 420,30 руб.

Данным решением налогоплательщику доначислены НДФЛ, налог на добавленную стоимость (далее - НДС) в общей сумме 3 608 270 руб., начислены пени за несвоевременную уплату вышеуказанных налогов в общей сумме 579 059 руб.

В части доначисления НДС решение Инспекции заявителем не оспаривается.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужили выводы налогового органа о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды путем создания схемы уклонения от уплаты налогов путем создания фиктивного документооборота с взаимозависимыми лицами (жена, сестра, сын, дочь, сестра жены, брат), якобы заключая с ними договоры дарения квартир, но при этом фактически предприниматель реализовал их реальным конечным покупателям по договорам купли-продажи и мены квартир.

Отказывая в удовлетворении заявленных предпринимателем требований, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 11, 23, 38, 39, 40, 41, 105.1, 207, 208, 209, 210, 220, 221, 223, 224, 227, 252 НК РФ, статей 2, 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о представлении налоговым органом совокупности доказательств, подтверждающих создание налогоплательщиком формального документооборота с целью получения им необоснованной налоговой выгоды вследствие его действий, направленных на создание схемы ухода от налогообложения, выразившейся в занижении налоговой базы по НДФЛ.

Суд кассационной инстанции, поддерживая вывод судов двух инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных судами.

Как следует из пункта 1 статьи 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами "Налог на доходы физических лиц", "Налог на прибыль организаций" НК РФ.

В силу пункта 1 статьи 209, пункта 1 статьи 210 НК РФ, объектом налогообложения НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации - для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации. При определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 НК РФ.

Как отмечено в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (пункты 1, 2 Постановления N 53).

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (пункт 3 Постановления N 53).

Из положений Постановления N 53 следует, что доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В свою очередь налогоплательщик в соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не освобожден от доказывания правомерности заявленных требований, при этом налогоплательщик должен представить такой пакет документов, который исключает различные противоречия и сомнения как с формальной точки зрения (оформление), так и фактической (осуществление финансово-хозяйственных операций).

Судами установлено, что в проверяемый период налогоплательщиком были построены и введены в эксплуатацию два жилых многоквартирных дома по следующим адресам: г. Мариинск, ул. Амурская, 4-а и г. Мариинск, ул. Советская, 18. Строительно-монтажные работы по возведению жилых многоквартирных домов были выполнены заявителем самостоятельно.

В подтверждении обоснованности произведенных расходов налогоплательщиком представлены первичные документы на приобретение строительных материалов за 2013-2015 годы, используемых при строительстве многоквартирных домов по адресам: г. Мариинск, ул. Амурская, 4-а и г. Мариинск, ул. Советская, 18.

В результате осуществления деятельности по строительству жилых домов предприниматель систематически получал доход от продажи имущества.

С целью установления количества квартир, реализованных в многоквартирных домах, построенных заявителем, Инспекцией направлены запросы в Мариинский отдел Управления Федеральной кадастровой службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Кемеровской области о предоставлении сведений, содержащихся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Мариинским отделом Управления Федеральной кадастровой службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Кемеровской области в ответ на запрос Инспекции предоставлены договоры дарения, мены, купли-продажи квартир в многоквартирных домах, выстроенных заявителем по следующим адресам: г. Мариинск ул. Амурская, 4-а; г. Мариинск, ул. Советская, 18.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства (в том числе договоры дарения, договоры купли-продажи, договоры мены) в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание показания свидетелей, установив взаимозависимость участников сделок по договорам дарения, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верным выводам о создании налогоплательщиком схемы ухода от налогообложения, выразившейся в занижении налоговой базы по НДФЛ, путем включения в цепочку документооборота взаимозависимых лиц при фактическом исполнении договоров купли-продажи квартир от своего имени.

Принимая во внимание, что оформление сделок производилось при непосредственном участии налогоплательщика на основании выданных ему взаимозависимыми (подконтрольными) лицами доверенностей, денежные средства передавались ему лично в руки, либо перечислялись по его указанию, что подтверждается, в том числе показаниями фактических покупателей; допрошенные в качестве свидетелей покупатели также пояснили, что с продавцами по сделкам (лицами, взаимозависимыми с Агаларяном А.В.), которые были указаны в договорах купли-продажи и являлись якобы одаряемыми, никогда не были знакомы, сделок с ними не заключали; одаряемые, согласно свидетельским показаниям, цены на квартиры не определяли, в сделках по реализации не участвовали, полученными в дар квартирами никогда не распоряжались, денежные средства от реализации квартир заявитель им не передавал, налоговые декларации по доходам, полученным от реализации квартир, не представляли, налоги не исчисляли; само по себе наличие нотариально заверенной доверенности не опровергает выводы налогового органа о фактическом получении доходов именно налогоплательщиком, суды обеих инстанций обоснованно согласились с выводами Инспекции о том, что налогоплательщик фактически сам являлся непосредственным участником сделок по отчуждению квартир, действовал при этом только в своих интересах и от своего имени.

Реальный доход заявителя от реализации квартир в построенных им многоквартирных домах по адресам: г. Мариинск, ул. Амурская, 4а и г. Мариинск, ул. Советская, 18, как установлено Инспекцией в ходе налоговой проверки, составил 38 058 200 руб.

При этом распределение имущества путем оформления договоров дарения между взаимозависимыми лицами перед реализацией спорных квартир позволило налогоплательщику не исчислять и не уплачивать в бюджет НДФЛ с полученного дохода.

Кроме того, включение в "цепочку" документооборота взаимозависимых лиц привело к необоснованному завышению суммы налоговых вычетов по НДФЛ. Так, предусмотренные подпунктом 1 пункта 2 статьи 220 НК РФ налоговые вычеты, которыми воспользовались одаряемые от реализации полученных от налогоплательщика квартир, составили 17 675 000 руб., в то время как сумма налоговых вычетов, в случае если бы предприниматель продекларировал свои доходы самостоятельно, составила бы не более 3 000 000 руб., т.е. за каждый год по 1 000 000 руб., соответственно.

Также с целью минимизации налоговых платежей одаряемых покупная цена квартир при оформлении договоров купли-продажи с реальными покупателями (заказчиками квартир) отражалась значительно ниже их фактической стоимости по инициативе самого налогоплательщика.

В частности, в окончательных договорах купли-продажи квартир N 1 и N 8 по ул. Амурская, 4а стороны сделки определили стоимость квартир в размере 550 000 руб. каждая, соответственно, сумма НДФЛ к уплате в бюджет составила 13 000 руб. с учетом применения имущественного вычета в сумме 1 000 000 руб. Вместе с тем исходя из свидетельских показаний реальных конечных покупателей квартир, предварительных договоров купли-продажи, расписок установлено, что фактически указанные квартиры были реализованы заявителем по стоимости 1 050 000 руб. и 993 200 руб. Занижение стоимости квартир в рассматриваемом случае позволило уменьшить налоговую базу для исчисления НДФЛ у одаряемых лиц.

Так, судами установлено, что при реализации квартир NN 1, 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 24 в доме по адресу: г. Мариинск, ул. Амурская, 4а и NN 1, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10 в доме по адресу: г. Мариинск, ул. Советская, 18 предпринимателем были вовлечены одаряемые с целью минимизации налоговых платежей по НДФЛ за проверяемый период по аналогичной схеме.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к верному выводу о подтвержденности в рамках настоящего дела совершения предпринимателем преднамеренных действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды через заключение фиктивных договоров дарения с взаимозависимыми лицами с целью уклонения от уплаты НДФЛ. При этом взаимозависимость налогоплательщика и указанных лиц, вопреки доводам предпринимателя, фактически повлияла на хозяйственную деятельность налогоплательщика, в частности, позволила минимизировать налоговые платежи по НДФЛ.

В нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налогоплательщиком не представило достаточных доказательств, опровергающих указанные выводы судов.

При проверки правильности определении налоговым органом реальных налоговых обязательств налогоплательщика судами обоснованно учтено, что систематическая продажа квартир в построенных многоквартирных жилых домах самим налогоплательщиком является предпринимательской деятельностью, следовательно, заявитель утрачивает право на применение имущественного налогового вычета, предусмотренного подпунктом 1 пункта 1 статьи 220 НК РФ, при этом у него возникает обязанность по декларированию реальной суммы дохода и предоставлению документов, подтверждающих реальную сумму расходов.

Как установлено судами, при расчете полученных заявителем доходов по квартирам N 14, N 20 в доме по ул. Амурская, 4а налоговым органом принята определенная сторонами в договорах купли-продажи стоимость, которая составила 550 000 руб. и 700 000 руб., соответственно. Стоимость квартир N 4, N 16 в доме по ул. Амурская, 4а, реализованных по договорам мены, определена исходя из положений статьи 105.3 НК РФ с учетом идентичных характеристик по квартирам в этом же доме, по которым была установлена фактическая цена реализации согласно представленным документам и свидетельским показаниям. Указанный порядок определения стоимости реализации квартир по договорам мены не противоречит нормам действующего законодательства.

При определении размера понесенных заявителем расходов налоговым органом приняты расходы, связанные со строительством многоквартирных жилых домов, расположенных по адресам: г. Мариинск, ул. Амурская, 4а, ул. Советская, 18, осуществленные в периоды с дат выдачи разрешений на строительство по даты регистрации прав собственности на квартиры. При этом расходы в размере 2 664 824 руб. (из 11 990 479 руб.) не приняты Инспекцией, поскольку представленные заявителем в подтверждение указанных расходов документы не соответствуют критериям, установленным пунктом 1 статьи 252, пунктом 1 статьи 221 НК РФ и не относятся к строительству спорных объектов.

Установив, что сумма документально подтвержденных расходов превысила сумму профессионального налогового вычета в размере 20% от общей суммы доходов, налоговый орган уменьшил доходы на сумму документально подтвержденных расходов.

Доказательств того, что результат расчета налоговым органом налоговых обязательств в части определения полученного предпринимателем дохода и произведенных расходов не соответствует фактическим условиям его экономической деятельности, налогоплательщиком со ссылкой на материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах у судов отсутствовали основания для признания недействительным оспариваемого решения Инспекции в части доначисления НДФЛ, соответствующих сумм пени и штрафа.

Доводы кассационной жалобы о том, что судами не была дана оценка всем представленным заявителем в материалы дела документам, подлежат отклонению в силу их несостоятельности. Судами первой и апелляционной инстанций были полно и всесторонне исследованы и оценены все имеющиеся в деле доказательства, выводы изложены в судебных актах.

Установленные судами фактические обстоятельства и сделанные на их основе выводы соответствуют материалам дела, им не противоречат и не подлежат переоценке судом кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы предпринимателя о неверном определении Инспекцией налоговых обязательств по НДФЛ со ссылкой на заключение эксперта от 14.03.2018 N 213/25-1/2018/59 отклоняются судом кассационной инстанции, поскольку в экспертном заключении выводы сформулированы на основании данных только тех документов, которые были получены в рамках предварительного следствия; достоверность первичных документов с точки зрения фактически имевших место отношений сторон заключенных договоров дарения экспертом не оценивалась, вопрос о соответствии представленных налогоплательщиком документов, подтверждающих расходы, критериям, установленным статьями 252, 221 НК РФ, экспертом не рассматривался.

Учитывая, что выводы оспариваемого решения налогового органа и экспертного заключения сформулированы на основании различного объема документов; вступившего в законную силу приговора суда по уголовному делу не имеется (возбужденное в отношении предпринимателя уголовное дела было прекращено), оснований для принятия во внимание размера налоговых обязательств налогоплательщика, сформированного в ходе следствия по уголовному делу на основании экспертного заключения от 14.03.2018 N 213/25-1/2018/59, не имеется.

Ссылка предпринимателя на постановление Мариинского городского суда о прекращении уголовного дела от 07.06.2018 подлежит отклонению, поскольку в силу части 4 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для арбитражного суда преюдициальное значение по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом, имеет вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу. Следовательно, постановление суда о прекращении уголовного дела преюдициального значения для рассмотрения настоящего спора не имеет.

В целом доводы кассационной жалобы повторяют позицию заявителя по делу, не опровергают выводы судов и направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судами обстоятельств и материалов по делу, оснований к чему кассационная инстанция в силу положений норм главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеет.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов в порядке статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

 

постановил:

 

решение от 25.12.2017 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 14.03.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-13032/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Возвратить индивидуальному предпринимателю (главе крестьянского (фермерского) хозяйства) Агаларяну Арцруни Вардгесовичу из федерального бюджета государственную пошлину в размере 2 850 руб., излишне уплаченную по чеку-ордеру от 03.05.2018.

Выдать справку на возврат государственной пошлины.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий судья

А.А.БУРОВА

 

Судьи

И.В.ПЕРМИНОВА

Г.В.ЧАПАЕВА

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Порядок уплаты
  • 12.11.2018  

    Оспариваемый ненормативный правовой акт принят налоговым органом по результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки. Основанием для начисления налога на добавленную стоимость, пени и применения налоговых санкций за неполную уплату налога в виде штрафа явился вывод налогового органа о занижении Предпринимателем налоговой базы в связи с не включением в нее дохода, полученного от сдачи в аренду нежилых помещений

  • 18.07.2018  

    Исчисление недоимки исходя из одних лишь доходов от реализации товаров предпринимателем без учета расходов, необходимых для осуществления данной деятельности, например, на приобретение товаров, заработную плату персонала, аренду помещений, оплату коммунальных услуг, приведет к доначислению гражданину налога в размере, не соответствующем величине действительной обязанности предпринимателя по уплате налога.

  • 09.07.2018  

    Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований в части признания недействительным решения налогового органа о начислении пени в сумме 1 236 200 руб., исходили из доказанности инспекцией факта несвоевременного перечисления в бюджет удержанного предприятием с фактически выплаченной работникам заработной платы НДФЛ.


Вся судебная практика по этой теме »

Облагаемые доходы
  • 09.07.2018  

    Установленный п. 9 ст. 226 НК РФ запрет производить уплату налога за счет средств налоговых агентов направлен на то, чтобы исключить неудержание налога и неуплату налога налогоплательщиком, получающим доход. Поэтому само по себе досрочное исполнение обязанности налогового агента по уплате НДФЛ в бюджет не является нарушением при условии последующего удержания НДФЛ у работников. В соответствии с п. 1 ст. 45 НК РФ налогоплател

  • 11.06.2018  

    Доход, полученный от продажи нежилого здания, которое не использовалось в предпринимательской деятельности и расходы, на приобретение которого не учитывались при налогообложении доходов, полученных от осуществления предпринимательской деятельности, подлежит налогообложению налогом на доходы физических лиц в порядке, установленном главой 23 НК РФ.

  • 30.05.2018  

    Согласно пункту 1 статьи 312 НК РФ при применении положений международных договоров Российской Федерации иностранная организация должна представить налоговому агенту, выплачивающему доход, подтверждение того, что эта иностранная организация имеет постоянное местонахождение в том государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор (соглашение), регулирующий вопросы налогообложения, которое должно быть заве


Вся судебная практика по этой теме »