Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.10.2017 г. № А40-30210/2017

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.10.2017 г. № А40-30210/2017

Суд указал, что налоговым органом были сделаны ошибочные выводы об участии спорных контрагентов в фиктивном документообороте с обществом и отсутствии у них фактической хозяйственной деятельности. Выявленные налоговым органом особенности движения денежных средств по счетам спорных контрагентов и их взаимоотношения с организациями, признаваемыми инспекцией фирмами-однодневками, в том числе на основании судебных актов, а также установленные в ходе мероприятий налогового контроля сведения о фактическом перемещении товаров через таможенную границу, в отсутствие, как правильно указано судом апелляционной инстанции, надлежащих доказательств аффилированности либо осуществления непосредственного управления спорными контрагентами при одновременном неопровержении факта поставки реализованного впоследствии товара, не свидетельствует о неправильности изложенных в обжалуемом постановлении выводов о действительности хозяйственных операций и правомерности их учета обществом.

08.11.2017Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26.10.2017 г. № А40-30210/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 октября 2017 года

Полный текст постановления изготовлен 26 октября 2017 года

Арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Котельникова Д.В.,

судей Дербенева А.А., Егоровой Т.А.,

при участии в заседании:

от ООО "ВОБИС Мобильная Электроника": Державин Д.С., дов. от 04.04.2017

от ИФНС России N 29 по г. Москве: Зимин А.Г., дов. от 20.07.2017; Сырица Е.Ю.,

дов. от 05.04.2017; Зимнухов А.А., дов. от 03.04.2017

рассмотрев 19 октября 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу

ИФНС России N 29 по г. Москве

на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2017,

принятое судьями Поповым В.И., Кочешковой М.В., Марковой Т.Т.,

по заявлению ООО "ВОБИС Мобильная Электроника" (ОГРН: 5077746257530)

к ИФНС России N 29 по г. Москве

о признании недействительными решения, требования

 

установил:

 

ООО "ВОБИС Мобильная Электроника" (далее - общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением, уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ, о признании недействительными принятых Инспекцией Федеральной налоговой службы России N 29 по городу Москве (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) Решения N 15-05/103 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и Решения N 1191 от 06.03.2017, а также выставленного инспекцией требования N 775 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, процентов по состоянию на 08.02.2017.

Решением суда первой инстанции от 24.05.2017 года в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2017 с учетом указаний общества в просительной части апелляционной жалобы на оспаривание решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительными вынесенных налоговым органом решения N 15-05/103 и требования N 775, решение суда первой инстанции отменено и принят новый судебный акт об удовлетворении требований заявителя.

Законность постановления апелляционного суда проверена в порядке ст. ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой налогового органа, в которой он со ссылкой на несоответствие выводов апелляционного суда фактическим обстоятельствам дела просит постановление суда апелляционной инстанции отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

В заседании суда кассационной инстанции представители налогового органа приведенные в кассационной жалобе доводы и требования поддержали; представитель налогоплательщика против удовлетворения кассационной жалобы возражал по доводам приобщенного к делу отзыва и просил обжалуемое постановление оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Обсудив заявленные доводы, выслушав объяснения представителей сторон и проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность принятых по делу судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в связи со следующим.

При рассмотрении спора по существу судами установлено, что инспекцией проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты обществом налогов за период с 01.01.2011 по 31.12.2013, по результатам рассмотрения которой налоговым органом вынесено решение N 15-05/103 от 30.09.2016 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде взыскания штрафных санкций, на общую сумму 8 610 039 руб., доначислены налог на прибыль организаций и налог на добавленную стоимость в общем размере 49 858 280 руб. и начислены пени на общую сумму 12 904 580 руб.

На основании указанного решения инспекцией в адрес общества выставлено требование N 775 об уплате налогов, сбора, штрафа, пени по состоянию на 08.02.2017.

Решением Управления ФНС России по г. Москве от 02.02.2017 N 21-19/013883@ апелляционная жалоба налогоплательщика была оставлена без удовлетворения.

Согласно обжалуемому решению, основанием доначисления налога на прибыль организаций и налога на добавленную стоимость послужил вывод инспекции о неправомерности включения обществом в состав расходов, затраты по приобретению смартфонов, что свидетельствует о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды, в результате торговых операций с поставщиками смартфонов ООО "Лансон" и ООО "Рона Плюс".

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела документы, согласился с выводами налогового органа о получении обществом при ведении финансово-хозяйственной деятельности с аффилированными и взаимозависимыми компаниями необоснованной налоговой выгоды вследствие привлечения "технических" участников цепочки закупки товаров и перечисления денежных средств ООО "Лансон" и ООО "Рона Плюс", которые не обладая самостоятельностью в части выбора условий заключенных договоров, установления предмета договора, цены товара, срока исполнения обязательств по договорам, а также соответствующей информацией о перемещении товара, действовали в интересах заявителя, что свидетельствуют о согласованности действий налогоплательщика и его контрагентов по рассматриваемым сделкам и их направленности на получение налоговой выгоды, поскольку обществом были учтены операции, не обусловленные целями делового характера, и не в соответствии с их экономическим смыслом.

Суд первой инстанции, также согласившись с выводами инспекции о том, что спорные контрагенты были привлечены с целью завышения стоимости импортируемой продукции и, как следствие, получения права на учет в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций, сумм соответствующих затрат, а также получения права на применение налоговых вычетов по НДС, признал обоснованным произведенный инспекцией расчет понесенных затрат, при котором из расходов общества исключена разница между таможенной стоимостью товара под товарным знаком "Highscreen", указанной в ГТД, и стоимостью приобретения налогоплательщиком данного товара у спорных контрагентов, увеличенная в результате ряда фиктивных операций в несколько раз.

При этом судом первой инстанции отмечено, что наличие государственной регистрации не является единственным основанием, подтверждающим реальность ведения деятельности организации и, следовательно, установление наличия регистрации контрагента, не является достаточным основанием для подтверждения проявления должной осмотрительности при заключении сделок с указанным контрагентом, а информация о регистрации спорных контрагентов в качестве юридических лиц и их постановка на налоговый учет в налоговом органе носит справочный характер и не характеризует данных контрагентов как добросовестных участников хозяйственных взаимоотношений.

Суд апелляционной инстанции на основании определенных ч. 1 ст. 268 АПК РФ полномочий, рассмотрев спор повторно и оценив представленные сторонами доказательства, пришел к выводу о том, что выводы суда первой инстанции о доказанности инспекцией законности оспоренных решения и требования, являются ошибочными.

При этом апелляционным судом с учетом положений ст. ст. 171 - 172, 252 и 313 НК РФ и правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Пленума N 53 от 12.10.2006 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", указано, что законодательство о налогах и сборах исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики, в связи с чем на налоговом органе, оспаривающим реальность совершенных налогоплательщиком операций и обоснованность полученной в связи с этим налоговой выгоды, лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, и что приобретение товаров (работ, услуг) в действительности не имело места, а представленные налогоплательщиком документы являются недостоверными, о чем налогоплательщик не мог не знать.

Апелляционный суд указал, что несмотря на вывод инспекции о "техническом", не связанном с реальной деятельностью и поставками товара, характере взаимоотношений общества с ООО "Лансон" и ООО "Рона Плюс" в связи с принадлежностью, согласно размещенной в общедоступной сети Интернет из информации и заключения коллегии Палаты по патентным спорам от 08.10.2015, товарного знака "Highscreen" налогоплательщику, который также являлся разработчиком модельного ряда смартфонов и поэтому не мог не знать продавцов продукции своего товарного знака, реальность товарооборота подтверждена материалами дела.

При этом поддержанный судом первой инстанции вывод об обладании обществом исключительными правами на товарный знак, апелляционный суд признал несостоятельным, поскольку словесное обозначение "Highscreen" зарегистрировано на территории РФ в качестве общеизвестного товарного знака 20.11.2015 года на имя ООО "Вобис Компьютер", отметив, что товарный знак "Highscreen" является международным и права на него в других странах, в том числе на момент проведения проверки, принадлежат не только ООО "Вобис Компьютер" и/или Юроп Интернэшнл Холдингз Лимитед (Europe International Holdings Limited), но и иным организациям, в частности, VOBITRADE S.A., которая никогда не была связана и/или аффилирована ни с Юроп Интернэшнл Холдингз Лимитед (Europe International Holdings Limited), ни с ООО "ВК" и/или ООО "ВМЭ" и Ларкиным С.И., а перерегистрация товарных знаков на Юроп Интернэшнл Холдингз Лимитед (Europe International Holdings Limited) произведена на основании договора уступки товарного знака от 29.02.2012 только в конце 2013 года и уже в 2015 году права на товарный знак были выкуплены компанией ХАЙСКРИН ЛИМИТЕД (HIGHSCREEN LIMITED).

Приняв во внимание приобретение обществом товаров под товарным знаком HTC, HIGHSCREEN у российских поставщиков (ООО "Рона Плюс", ООО "Лансон", ООО "ДИГ-ВЕРТ" и ООО "Эльбрус") с последующей их реализацией в розничные компании и сети: ООО "СемьСот", ООО "Компьютер Трейд", ООО "АйТи-Эл", ООО "Новая Линия", ООО "Деловой Партнер" и другие, а также реализацию ООО "ВК" свой продукции в крупные сети (МЕГАФОН, СВЯЗНОЙ), суд апелляционной инстанции, отметив также различия реализуемых модельных рядов коммуникаторов/смартфонов, пришел к выводу о том, что ООО "ВОБИС Компьютер" и общество, несмотря на общего участника, имели самостоятельный штат сотрудников и действовали на российском торговом рынке самостоятельно, без взаимного согласования денежной политики и стратегических планов, а также о не представлении инспекцией доказательств аффилированности, связанности и/или подконтрольности спорных контрагентов с налогоплательщиком, ООО "ВОБИС Компьютер" и EUROPE INTERNATIONAL HOLDINGS LIMITED.

Также апелляционный суд, приняв во внимание представленные в материалы дела свидетельские показания генеральных директоров ООО "Рона Плюс" Гуреева Р.М. и ООО "Лансон" Маликова А.А., подтвердивших свое участие в деятельности данных организаций и взаимоотношения с проверяемым налогоплательщиком, отклонил представленное в материалы дела заключение почерковедческой экспертизы о том, что представленные на исследование документы данными лицами не подписывались, указав, что из этого же заключения следует, что при исследовании выявлено наличие значительного количества совпадающих признаков почерка, что предполагает для устранения сомнений либо проведение дополнительной экспертизы, либо вывод эксперта о невозможности дачи однозначного ответа на поставленные вопросы.

При этом судом учтены свидетельские показания являвшегося генеральным директором ООО "Рона Плюс" в период с конца 2009 года по середину августа 2013 года Гуреева Р.В., который в проведенном нотариусом опросе подтвердил взаимоотношения с ООО "ВОБИС Мобильная Электроника" в части поставки смартфонов по договору поставки N 169/12 от 01.10.2012, не согласился с выводами почерковедческой экспертизы и указал, что документы, представленные на почерковедческую экспертизу (заключение эксперта N 104-09-15 от 10.09.2015) были подписаны им лично.

Исследовав представленные в материалы дела объяснения от Копина В.В. 29.12.2015, являющегося директором EUROPE INTERNATIONAL HOLDINGS LIMITED и Президентом ООО "ВОБИС Компьютер", генерального директора ООО "ВОБИС Компьютер" Масленникова В.Н. от 18.01.2016, генерального директора ООО "ВОБИС Мобильная Электроника" Ларкина С.И. от 18.01.2016 и финансового директора ООО "ВОБИС Компьютер" Кизиловой Т.В. от 20.01.2016, суд апелляционной инстанции установил, что запротоколированные показания указанных лиц либо не содержат пояснений по взаимоотношениям общества со своими поставщиками, либо не подтверждают выводы налогового органа о совершении обществом каких-либо действий по получению необоснованной налоговой выгоды, посредством использования перечисленных в решении налогового органа, технических фирм и фирм-однодневок.

На основании изложенного апелляционный суд указал, что налоговым органом были сделаны ошибочные выводы об участии спорных контрагентов в фиктивном документообороте с обществом и отсутствии у них фактической хозяйственной деятельности.

Оценивая обстоятельства взаимозависимости общества со спорными контрагентами и проявления налогоплательщиком должной осмотрительности, апелляционный суд сослался на положения ст. 20 НК РФ и правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53, согласно которой взаимозависимость сама по себе не является безусловным основанием для вывода о необоснованном получении налогоплательщиком налоговой выгоды: налоговому органу необходимо представить доказательства того, что такая выгода получена им именно в результате недобросовестных действий взаимозависимых лиц, указал, что налоговым органом безусловных доказательств, свидетельствующих о взаимозависимости и аффилированности сторон сделок в материалы дела не представлено, а также согласился с доводами общества, что у любой организации отсутствуют иные законные способы оценки и проверки благонадежности контрагента (кроме получения данных из ЕГРЮЛ) как реального поставщика и плательщика налогов и сборов, и тем более общество не имеет возможности знать какую-либо информацию о поставщиках второго, третьего и других звеньев.

С учетом изложенного и приняв во внимание правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в определениях от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 по делу N А40-71125/2015, от 06.02.2017 N 305-КГ16-14921 по делу N А40-120736/2015 и в пункте 31 Обзора судебной практики Верховного Суд Российской Федерации N 1 (2017), утвержденного Президиумом Верховного суда Российской Федерации 16.02.2017, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что налоговый орган не представил убедительных доказательств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по отношениям с ООО "Рона Плюс" и ООО "Лансон".

Суд кассационной инстанции соглашается с такими выводами апелляционного суда.

Доводы кассационной жалобы инспекции о необоснованности выводов апелляционного суда о принадлежности товарного знака разным организациям и фактическом игнорирование указанным судом заключения Федеральной службы по интеллектуальной собственности противоречат содержанию обжалуемого судебного акта и направлены на переоценку обстоятельств дела и представленных в дело доказательств, что выходит за предусмотренные частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса пределы компетенции суда кассационной инстанции.

Довод инспекции об особенностях проведения сертификации импортируемых товаров суд округа отклоняет как не имеющий в пределах приведенных сведений правового значения для оценки обстоятельств дела, соглашаясь при этом с выводом апелляционного суда, что указанное не свидетельствует о фиктивности заключенных договоров, поскольку инспекцией не выяснено, оплачивал ли налогоплательщик проведение данных услуг ООО "Вобис Компьютер" или данные операции проводились на безвозмездной основе.

Возражения инспекции относительно принятия апелляционным судом показаний генеральных директоров при наличии протокола допроса бухгалтера ООО "Рона Плюс", подтвердившей отсутствие реальной деятельности, суд округа отклоняет, поскольку апелляционным судом установлено, что Гуреев Р.М. неоднократно подтвердил реальность осуществленных операций, и при этом инспекцией не указано, какие из первичных документов были подписаны от имени спорного поставщика его главным бухгалтером, в связи с чем допрошенное лицо обладало бы достоверными сведениями о существе и факте хозяйственной операции.

Также суд округа отклоняет ссылку инспекции на результаты оперативно-розыскных мероприятий МВД, в ходе которых была изъята документация и носители электронной информации, поскольку из представленных в материалы дела документов не представляется возможным установить результат оценки изъятых документов и их влияние на выводы суда апелляционной инстанции для признания таких выводов противоречащими обстоятельствам дела.

Выявленные налоговым органом особенности движения денежных средств по счетам спорных контрагентов и их взаимоотношения с организациями, признаваемыми инспекцией фирмами-"однодневками", в том числе на основании судебных актов, а также установленные в ходе мероприятий налогового контроля сведения о фактическом перемещении товаров через таможенную границу, в отсутствие, как правильно указано судом апелляционной инстанции, надлежащих доказательств аффилированности либо осуществления непосредственного управления спорными контрагентами при одновременном неопровержении факта поставки реализованного впоследствии товара, не свидетельствует о неправильности изложенных в обжалуемом постановлении выводов о действительности хозяйственных операций и правомерности их учета обществом.

При этом суд округа отмечает, что инспекцией по существу не опровергнуты выводы суда апелляционной инстанции о том, что сведения об ООО "Рона Плюс" как "технической" организации представлены в период с конца 2013 по 2015 год, в то время как анализу подлежали взаимоотношения по исполнению конкретного договора, в период его действия. При указанных обстоятельствах ссылку инспекции на сведения Росфинмониторинг без указания периода участия спорных контрагентов в схемах легализации (отмывании) доходов суд округа отклоняет как бездоказательную.

Довод налогового органа о непредставлении доказательств того, что поставка товара не могла быть произведена иным способом, не приводящим к получению необоснованной налоговой выгоды с учетом приобретения товара собственного товарного знака, суд округа отклоняет как содержащий внутренние противоречия вследствие изначальной недоказанности инспекцией факта получения обществом такой выгоды.

Возражения заинтересованного лица относительно оценки судом апелляционной инстанции представленных в материалы дела заключения эксперта суд округа отклоняет как заявленные в нарушение положений ч. 2 ст. 287 АПК РФ, поскольку фактически представляют собой требование о переоценке судом кассационной инстанции доказательства, отклоненного судом нижестоящей инстанции.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции находит выводы суда апелляционной инстанции законными и обоснованными, сделанными при правильном применении норм материального и процессуального права, с установлением всех обстоятельств по делу, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора по существу.

Учитывая изложенное, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для изменения или отмены обжалуемого в кассационном порядке судебного акта по делу не имеется.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 августа 2017 года по делу N А40-30210/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

Д.В.КОТЕЛЬНИКОВ

 

Судьи

А.А.ДЕРБЕНЕВ

Т.А.ЕГОРОВА

 

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

Проблемные контрагенты, однодневки, осмотрительность
  • 18.06.2018  

    Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что первичные документы общества по взаимоотношениям с перечисленными выше контрагентами содержат недостоверные сведения и не могут служить основанием для признания понесенных затрат в качестве расходов, признаваемых обоснованными и документально подтвержденными по налогу на прибыль организаций и применения вычетов по НДС. Довод о том, что им при заключении сделок со спорн

  • 18.06.2018  

    Встречными проверками установлено, что спорные контрагенты не имели активов, имущества и работников соответствующей квалификации со среднесписочной численностью сотрудников 1 чел., исчисляли налоги в минимальном размере, не соответствующем операциям по выпискам банка, денежные средства переводили на счета организаций, имеющих признаки фирм-однодневок, движение денежных средств носит запутанный характер, не имеющий явной экон

  • 18.06.2018  

    Проверка факта регистрации контрагентов не свидетельствует о проявлении обществом осмотрительности, так как сведения о регистрации юридических лиц носят формальный характер и не свидетельствуют о фактической деятельности контрагентов.


Вся судебная практика по этой теме »

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 18.06.2018  

    Доводы налогоплательщика о том, что к подбору контрагента он подошел с должной степенью заботливости и осмотрительности, судом кассационной инстанции не принимаются. При установлении в ходе рассмотрения дела по существу факта формального документооборота, искусственности сделок, которые налогоплательщик выдает за реальный хозяйственный оборот в целях получения необоснованной налоговой выгоды, ссылки на заботливость и осмотри

  • 13.06.2018  

    Совершение сделок с контрагентами, не обремененными основными и транспортными средствами, трудовыми ресурсами (наличие которых обеспечивает объективную возможность хозяйствующего субъекта выполнять договорные обязательства, в т.ч. по поставке сельхозпродукции) как экономически выгодных для налогоплательщика в предпринимательских интересах, не освобождает его от обязанности надлежащими документами, содержащими достоверные све

  • 13.06.2018  

    Суд указал, что само по себе использование обществом спорных товаров и оборудования в производственных целях не подтверждает факт их поставки именно указанными поставщиками в рамках спорных финансово-хозяйственных операций.


Вся судебная практика по этой теме »