Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.08.2017 г. № А70-14066/2016

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.08.2017 г. № А70-14066/2016

Денежные средства, полученные налогоплательщиком по договорам займа, фактически являлись предварительной оплатой (авансами) в счет будущей поставки товаров, в связи с чем налогоплательщик обязан был включить эти суммы в налоговую базу по НДС, относящуюся к тому налоговому периоду, в котором фактически эти платежи получены, принимая во внимание, что перечисленные денежные средства в качестве займов также не учитывались предпринимателем в налоговой базе по НДФЛ, пришли к обоснованному выводу о наличии у Инспекции правовых оснований для доначисления заявителю спорных сумм налогов, начисления пеней и привлечения к налоговой ответственности.

09.08.2017Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 01.08.2017 г. № А70-14066/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 июля 2017 года

Постановление изготовлено в полном объеме 01 августа 2017 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Буровой А.А.

судей Кокшарова А.А.

Перминовой И.В.

при ведении судебного заседания с использованием средств аудиозаписи рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Дягилевой Натальи Ивановны на решение от 08.02.2017 Арбитражного суда Тюменской области (судья Сидорова О.В.) и постановление от 11.05.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Рыжиков О.Ю., Иванова Н.Е., Кливер Е.П.) по делу N А70-14066/2016 по заявлению индивидуального предпринимателя Дягилевой Натальи Ивановны (ИНН 720502930869, ОГРН 313723217000180) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Тюменской области (627756, Тюменская область, г. Ишим, ул. Суворова, 32/1, ИНН 7205010965, ОГРН 1047200043406) об оспаривании решения в части.

В заседании приняли участие представители:

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Тюменской области - Григорьева Н.Г. по доверенности от 09.01.2017, Иконникова И.В. по доверенности от 09.01.2017, Байбиесова А.Е. по доверенности от 09.01.2017;

от индивидуального предпринимателя Дягилевой Натальи Ивановны - Ким Н.А. по доверенности от 12.09.2016, Малиновская Т.В. по доверенности от 24.01.2017, Мандрыгин Н.С. по доверенности от 12.09.2016.

Суд

 

установил:

 

индивидуальный предприниматель Дягилева Наталья Ивановна (далее - предприниматель, ИП Дягилева Н.И., налогоплательщик, заявитель) обратилась в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Тюменской области (далее - Инспекция, налоговый орган) об оспаривании решения от 18.08.2016 N 2.9-20/48/18/54ДСП о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) - 1 570 471 руб., штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) - 120 317 руб., пени - 182 452, 27 руб., налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за 2013 год - 497 288 руб., за 2014 год - 382 305 руб., штрафа по статье 122 НК РФ - 119 918 руб., пени - 205 704,32 руб.

Решением от 08.02.2017 Арбитражного суда Тюменской области, оставленным без изменения постановлением от 11.05.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе заявитель, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Мотивируя доводы кассационной жалобы, налогоплательщик ссылается на разумность и обоснованность всех хозяйственных операций; непредставление налоговым органом доказательств отсутствия деловой цели и направленности действий предпринимателя на получение необоснованной налоговой выгоды.

В обоснование доводов кассационной жалобы предприниматель также указывает на неверный расчет налоговой выгоды по НДС и НДФЛ. По мнению налогоплательщика, при расчете необоснованной налоговой выгоды налоговый орган должен был самостоятельно уменьшить налогооблагаемую базу по НДФЛ и применить налоговый вычет по НДС на сумму возвращенных в 2015 году денежных средств по договорам займа.

Инспекция возражает против доводов заявителя согласно отзыву.

Общество заявило ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных документов (приложенных к кассационной жалобе, а также направленных в кассационную инстанцию через систему "Мой Арбитр").

Суд кассационной инстанции, руководствуясь положениями статей 67, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определил отказать в удовлетворении ходатайства о приобщении дополнительных документов к материалам дела. Дополнительные документы, направленные через систему "Мой Арбитр", фактическому возврату на бумажном носителе не подлежат, поскольку представлены в электронном виде.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, отзыва на нее, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены принятых по делу судебных актов.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка в отношении предпринимателя, по результатам которой принято решение N 2.9-20/48/18/54дсп о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122, пункту 1 статьи 123 НК РФ в виде штрафа в общем размере 240 729 руб.

Данным решением налогоплательщику также доначислены НДФЛ, НДС в общем размере 2 450 064 руб. и начислены пени в размере 388 157,95 руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Тюменской области от 26.10.2016 N 558 решение Инспекции оставлено без изменения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения ИП Дягилевой Н.И. в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужили выводы налогового органа о применении налогоплательщиком схемы уклонения от налогообложения путем неотражения сумм частичной оплаты в счет предстоящих поставок по НДС и занижением налоговой базы по НДФЛ, выразившейся в регулярном оформлении между предпринимателем и взаимозависимыми и иными лицами договоров займа, дополнительных соглашений, составлении актов взаимозачетов и т.д. с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде переноса срока уплаты налога.

Отказывая в удовлетворении требований заявителя, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 23, 39, 143, 146, 149, 153, 154, 163, 166, 171, 172, 174 НК РФ, статей 170, 431, 487, 823 Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание правовую позицию Пленума Высшего Арбитражного Суда, изложенную в постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о том, что полученные в ходе проверки доказательства подтверждают выводы налогового органа о необоснованном получении налогоплательщиком налоговой выгоды.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов первой и апелляционной инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных по делу.

Как отмечено в Постановлении N 53 судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (пункты 1, 2 Постановления N 53).

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (пункт 3 Постановления N 53).

Из положений Постановления N 53 следует, что доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В свою очередь налогоплательщик в соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не освобожден от доказывания правомерности заявленных требований, при этом налогоплательщик должен представить такой пакет документов, который исключает различные противоречия и сомнения как с формальной точки зрения (оформление), так и фактической (осуществление финансово-хозяйственных операций).

Судами установлено, что в 2013-2014 годах между предпринимателем и индивидуальными предпринимателями Скидановым Ю.Г., Березиным Д.Г., Киселевым И.М., Черногором А.А., Шейденко А.А., Вячеслаевым С.Д., Черногор Т.М., Киселевой Е.И., Шейденко З.М., Хвостик С.В., Свиридовым В.Е., Гайтониной И.С., Киселевой Л.Е., Подболотовой Н.М. заключались договоры поставки, где поставщиком (продавцом) товара выступала ИП Дягилева Н.И.

В этот же период между предпринимателем и вышеназванными лицами, являющимися контрагентами налогоплательщика по договорам поставки, были заключены договоры займа, по условиям которых займодавец передает в собственность, а заемщик (ИП Дягилева Н.И.) принимает денежные средства в указанном в договоре размере, которые обязуется возвратить займодавцу в срок и на условиях, предусмотренных договором.

После отгрузки товара по договора поставки оплата за поставленный товар производилась путем перечисления денежных средств на расчетный счет налогоплательщика с назначением платежа (оплата за товар по договору поставки), зачетом сумм, полученных по займу в оплату за поставку товара в соответствии с договорами займа, и актами взаимозачета, согласно которым закрывалась взаимная задолженность по договору займа и поставки. Данные факты предпринимателем не опровергаются.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание взаимозависимость участников сделок, установив, что спорные договоры займа являются притворными сделками, поскольку фактически полученные денежные средства являлись предоплатой по договорам поставки, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верным выводам о создании налогоплательщиком формального документооборота, фиктивности взаимоотношений по договорам займа, направленности действий предпринимателя на получение необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налогооблагаемой базы по НДС и НДФЛ.

Формулируя указанный вывод, суды обеих инстанций обоснованно исходили из следующего:

- денежные средства, поступившие по договорам займа, использовались налогоплательщиком для закупки товара, впоследствии поставляемого контрагентам-покупателям, которые также являются заимодавцами;

- из анализа выписок по расчетному счету предпринимателя следует, что поступления на расчетный счет денежных средств по договору займа и в оплату за поставленный товар от покупателей (займодавцев) на постоянной основе осуществлялось перед приобретением товара;

- договоры займа заключались налогоплательщиком только с покупателями товаров, поставляемых предпринимателем; иные заимодавцы налогоплательщика, то есть не являющиеся покупателями товара, инспекцией в проверяемых периодах не выявлены;

- целевая направленность расходования денежных средств, полученных предпринимателем по договорам займа, совпадает с предметом договора поставки; получение суммы займов предшествовало поставкам товара, а не использовались налогоплательщиком именно как заемные средства по своему собственному усмотрению;

- по договорам займа возврат денежных средств не производился; стороны договора во всех случаях прекращали обязательства путем зачета взаимных требований по договорам займа и договорам поставки.

Об отсутствии реальных отношений по договорам займа между налогоплательщиком и его контрагентами свидетельствуют также следующие обстоятельства: договоры займа изначально заключались в качестве беспроцентных; вместе с тем после установления и описания Инспекцией признаков фиктивности договоров займа налогоплательщиком были представлены дополнительные соглашения к договорам займа, предусматривающие взимание процентов (со ставкой 5,5% годовых, со сроком уплаты - 3 года с момента начисления процентов) с предпринимателя, а также доказательства оплаты процентов (расписки, составленные от имени контрагентов в подтверждение получения ими денежных средств от предпринимателя, и датированные 2015 и 2016 годами); при этом согласно результатам почерковедческой экспертизы от 29.07.2016 N 438-2016 выполнение подписей заимодавцев Вячеслаева С.Д., Киселевой Л.Е., Шейденко А.А., Черногор А.А., Гайтониной И.С. на расписках от 2015 года не подтверждается; кроме того, предприниматель систематически самостоятельно по своему усмотрению изменял назначение платежей, проходящих по расчетному счету: так, в части платежных поручений назначение платежа "по договору поставки за товар" впоследствии было изменено предпринимателем на "оплату по договору займа"; заимодавцы обратились в банк об изменении назначения платежа в июне 2016 года, то есть спустя три года после произведенных операций и после получения налогоплательщиком акта проверки; услуги по ведению бухгалтерского и налогового учета заявителя и его контрагентов оказывало одно юридическое лицо - ООО "Современные технологии учета", которым осуществлялось одновременное представление документов по ИП Дягилевой Н.И. и ее контрагентам; представление налоговых деклараций по форме 3-НДФЛ за 2015 год только по тем контрагентам - займодавцам, по которым были произведены налоговым органом доначисления по результатам выездной налоговой проверки.

Отклоняя доводы налогоплательщика относительно выплат контрагентам сумм процентов по спорным договорам займа со ссылками на расписки, суды также учли, что из анализа движения денежных средств по расчетному счету предпринимателя не следует, что ИП Дягилева Н.И. в указанный в расписках период снимала денежные средства со своего расчетного счета для выплаты процентов; при этом доходы, отраженные в налоговой декларации, соответствуют доходам предпринимателя по расчетному счету, что свидетельствует о том, что поступления выручки по кассе отсутствовали, следовательно, выплаты по кассе заявитель также не производил.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций, установив, что денежные средства, полученные налогоплательщиком по договорам займа, фактически являлись предварительной оплатой (авансами) в счет будущей поставки товаров, в связи с чем налогоплательщик обязан был включить эти суммы в налоговую базу по НДС, относящуюся к тому налоговому периоду, в котором фактически эти платежи получены, принимая во внимание, что перечисленные денежные средства в качестве займов также не учитывались предпринимателем в налоговой базе по НДФЛ, пришли к обоснованному выводу о наличии у Инспекции правовых оснований для доначисления заявителю спорных сумм налогов, начисления пеней и привлечения к налоговой ответственности.

Установленные судами фактические обстоятельства и сделанные на их основе выводы соответствуют материалам дела, им не противоречат и не подлежат переоценке судом кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Довод предпринимателя о предоставлении всех необходимых документов отклоняется судом кассационной инстанции в связи с тем, что представление налогоплательщиком всех необходимых документов в соответствии с требованиями налогового законодательства в обоснование налоговой выгоды само по себе не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций без обеспечения достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.

Доводы налогоплательщика относительно неправомерности произведенного Инспекцией расчета необоснованной налоговой выгоды за 2013-2014 годы без учета возвращенных заемных средств заимодавцам в 2015 году отклоняются судом кассационной инстанции, поскольку при принятии судебных актов судами первой и апелляционной инстанций были установлены все существенные для дела обстоятельства, исследованы представленные сторонами доказательства, дана надлежащая оценка методики расчета доначисленных сумм, в результате чего расчет признан правомерным.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе (в том числе относительного реального характера договора займа, относительно того, что заемные денежные средства использовались предпринимателем для пополнения своих оборотных средств на закуп крупных партий товара, о наличии разумной деловой цели заключения договоров займа, об отражении контрагентами в налоговой декларации в качестве доходов сумм полученных процентов), были предметом рассмотрения судов и им дана надлежащая правовая оценка.

Доводов и доказательств, которые не были исследованы судами первой и апелляционной инстанций и которые свидетельствовали бы о незаконности обжалуемых судебных актов, в кассационной жалобе заявителем не приведено.

С учетом изложенного кассационная инстанция считает, что судами первой и апелляционной инстанций при принятии судебного акта с достаточной полнотой установлены все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, правильно применены нормы материального права, регулирующие эти отношения, и не допущено нарушений норм процессуального права.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

 

постановил:

 

решение от 08.02.2017 Арбитражного суда Тюменской области и постановление от 11.05.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А70-14066/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.А.БУРОВА

 

Судьи

А.А.КОКШАРОВ

И.В.ПЕРМИНОВА

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Саркисов Валерий
Саркисов Валерий

АК «Судебный адвокат»

Освобождение от уголовной ответственности

Какое грозит наказание и как его избежать: алгоритм первоначальных действий

2
Хитров Дмитрий
Хитров Дмитрий

Компания «Электронный арбитраж»

Почему в суд выгодно представлять именно электронные документы?

Право и возможность подачи электронных документов в суд предоставлено в России давно. Однако по старинке стороны ходят на заседания с большими папками бумажных документов вместо планшетов или ноутбуков. Почему?

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Ошибки риэлтора могут помешать получению имущественного вычета

При совершении сделок при покупке или продаже жилья советую быть внимательным при подписании договора купли-продажи. В противном случае покупатель не сможет вернуть НДФЛ в полном размере.

24
Порядок уплаты
  • 22.11.2017  

    Отсутствие у арбитражного управляющего обязанности регистрироваться в качестве ИП не исключает его права на получение такого статуса. Нормы налогового законодательства не устанавливают прямой запрет на применение упрощенной системы налогообложения для арбитражных управляющих, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, в отличие от существующего запрета для других категорий налогоплательщиков физических ли

  • 20.11.2017  

    Из установленных обстоятельств, оцененных в совокупности, суды обоснованно посчитали, что в связи с отсутствием фактического разделения хозяйственной деятельности, а также исходя совокупности доказательств, инспекцией доказан факт создания предпринимателем схемы ухода от налогообложения по общеустановленному режиму путем формального разделения торговой площади между предпринимателем и ООО ТК, и признали обоснованным вывод о&

  • 13.11.2017  

    Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из документальной подтвержденности выводов инспекции о нарушении обществом сроков перечисления в бюджет удержанных у работников сумм НДФЛ, отклонив довод налогоплательщика о пропуске срока исковой давности по начислению штрафа в связи с его начислением в период с 04.12.2013, а также довод о наличии смягчающих ответственность обстоятельств в связи с систематически


Вся судебная практика по этой теме »

Облагаемые доходы
  • 23.10.2017  

    Уполномоченный орган ссылается на то, что действия управляющего, которые выразились в неисполнении обязанности по перечислению НДФЛ, привели к возникновению у него убытков. Требование было удовлетворено. Доводы уполномоченного органа подтверждены.

  • 09.08.2017  

    Суды обоснованно признали неверным определение предпринимателем третьей амортизационной группы в отношении спорной сельскохозяйственной техники со сроком полезного использования 36 месяцев. При этом суды правильно указали, что предприниматель не вправе был самостоятельно уменьшить срок полезного использования, поскольку изменение срока полезного использования основного средства допускается только в случае реконструкции, моде

  • 26.07.2017  

    Право требования, отчужденное по договору цессии третьему лицу, не является объектом налогообложения, поскольку в силу положений главы 24 ГК РФ указанное право существует до момента наступления срока исполнения соответствующего обязательства, то есть наличие такого права само по себе не связано с получением какого-либо дохода в натуральной форме либо в виде материальной выгоды. При этом инспекция несмотря на правильность кон


Вся судебная практика по этой теме »