Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.04.2016 № Ф08-1546/2016

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.04.2016 № Ф08-1546/2016

Непроявление должной осмотрительности в выборе контрагента, в первую очередь, влечет риски для финансово-хозяйственной деятельности самой организации - налогоплательщика, которая в соответствии с гражданским законодательством осуществляет свою предпринимательскую деятельность самостоятельно и на свой риск, что не освобождает налогоплательщика от неблагоприятных последствий, в том числе налоговых.

29.04.2016Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 апреля 2016 г. по делу N А15-1769/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 апреля 2016 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 07 апреля 2016 г.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Черных Л.А., судей Посаженникова М.В. и Прокофьевой Т.В., при участии в судебном заседании от заинтересованного лица - Инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Махачкалы (ИНН 0573000018, ОГРН 1110570004203) - Халикова А.Г. (доверенность от 26.06.2015), Гаджиева Р.А. (доверенность от 21.09.2015), в отсутствие в судебном заседании заявителя - индивидуального предпринимателя Юсифова Гумбата Магомед Оглы (ИНН 591900079704, ОГРНИП 304591911300214), извещенного о месте и времени судебного разбирательства (уведомления N 15277 4, 15279 8, отчет о публикации судебных актов на сайте в сети Интернет), рассмотрев кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Юсифова Гумбата Магомед Оглы на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2015 по делу N А15-1769/2015 (судьи Параскевова С.А., Белов Д.А., Цигельников И.А.), установил следующее.

Индивидуальный предприниматель Юсифов Гумбат Магомед Оглы (далее - предприниматель, налогоплательщик) обратился в арбитражный суд с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Махачкалы (далее - инспекция, налоговый орган) о признании незаконными решений от 15.12.2014 N 14025 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и от 15.12.2014 N 281 об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в части налоговых вычетов по хозяйственным операциям предпринимателя с ООО "Интеркомплект" и ООО "Урал-Трейд".

Решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 07.09.2015 (судья Батыраев Ш.М.) требования предпринимателя удовлетворены.

Судебный акт мотивирован нереальным характером хозяйственных отношений предпринимателя с ООО "Интеркомплект" и ООО "Урал-Трейд". Суд сделал вывод о существенном нарушении инспекцией процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки - акт проверки с приложениями, подтверждающие факты нарушений законодательства о налогах и сборах, послужившие основанием принятия оспариваемых решений инспекции, до сведения налогоплательщика не доведены.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 09.12.2015 решение суда от 07.09.2015 отменено, предпринимателю в удовлетворении требований отказано. Апелляционная инстанция согласилась с выводом об отсутствии реальных хозяйственных отношений предпринимателя с ООО "Интеркомплект" и ООО "Урал-Трейд", однако признал ошибочным вывод о существенном нарушении инспекцией процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

В кассационной жалобе предприниматель просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, решение суда оставить в силе.

Заявитель кассационной жалобы указывает, что при вынесении оспариваемых решений инспекция нарушила пункт 3.1 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) - к акту камеральной проверки не приложены документы, приводимые в решениях. Кроме того, в решении от 15.12.2014 N 14025 названы обстоятельства, не указанные в акте проверки. Акт проверки и приложения к нему направлены простой почтовой корреспонденцией. Суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неправомерно принял дополнительные доказательства от налогового органа. Почтовое уведомление, представленное в суд апелляционной инстанции, содержит признаки фальсификации. Инспекция лишила предпринимателя возможности представить возражения по акту проверки в месячный срок. Налоговый орган не обосновал причины отсутствия у ООО "Урал-Трейд" возможности оказания услуг предпринимателю.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представители налогового органа поддержали доводы, изложенные в отзыве на жалобу.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей инспекции, проверив законность и обоснованность судебных актов, считает, что жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Суд установил и материалами дела подтверждается, что инспекция провела камеральную налоговую проверку представленной предпринимателем декларации по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) за II квартал 2014 года, по результатам которой составила акт от 29.10.2014 N 27785 и приняла решения от 15.12.2014 N 14025 с предложением уменьшить предъявленный к возмещению НДС в размере 2 655 781 рубля за II квартал 2014 года и от 15.12.2015 N 281 об отказе в возмещении 2 655 781 рубля НДС.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Республике Дагестан от 29.04.2015 N 16-08/0425 решения инспекции от 15.12.2014 N 14025 и от 15.12.2015 N 281 отменены в части отказа в применении налоговых вычетов по НДС по взаимоотношениям с ООО "Камапорт". В остальной части решения налогового органа оставлены без изменения.

Предприниматель обжаловал указанные решения инспекции в арбитражный суд.

При рассмотрении дела судебные инстанции обоснованно руководствовались положениями статей 166, 169, 171, 172 Кодекса, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53), в силу которых право на возмещение НДС у налогоплательщика возникает при наличии совокупности трех условий: получения счета-фактуры соответствующего требованиям статьи 169 Кодекса, оприходования приобретенных товаров (работ, услуг) и подтверждения указанных операций соответствующими первичными документами.

При этом хозяйственные операции, в связи с которыми заявлены налоговые вычеты, должны быть реальными, направленными на извлечение прибыли за счет осуществления производственной и иных видов деятельности налогоплательщика.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении N 53.

При этом факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (пункт 10 постановления N 53).

Основанием начисления предпринимателю НДС послужил вывод инспекции о нереальном характере хозяйственных операций предпринимателя с ООО "Интеркомплект" и ООО "Урал-Трейд", по сделке с которыми заявлены налоговые вычеты.

Суд установил, что в проверяемом периоде предприниматель осуществлял поставку лесопродукции на экспорт, поставщиками которого в том числе являлись ООО "Интеркомплект" по договору поставки от 21.06.2013 и ООО "Урал-Трейд" по договору от 12.07.2013.

Суд установил, что спорные контрагенты не обладают возможностями реального осуществления операций по поставке товаров (услуг), поскольку у них на балансе не числятся имущество, транспорт, земельные участки; численность работников составляет 1 человек; налоги уплачиваются в минимальных размерах; налоговые вычеты составляют более 89%. ООО "Интеркомплект" по юридическому адресу не располагается.

Оценивая представленные предпринимателем в подтверждение реального осуществления контрагентами своей деятельности договоры ООО "Интеркомплект" с ООО "Ника-Трейд", ООО "Пром-стандарт", ООО "Стимул-Синтез", ООО "Технология", ООО "Интерстрой", а также договоры ООО "Урал-Трейд" с ООО "Юрлинская лесная компания", с ООО "Макс-Мастер", ООО "Глобал-Трейд", суд отметил, что часть из них сняты с налогового учета в связи с реорганизацией или с прекращением деятельности еще до заключения договоров на выполнение работ, об оказании услуг; часть организаций истребованные документы не представила, по юридическому адресу не располагается, относится к категории недействующих юридических лиц в связи с непредставлением налоговой отчетности более года, почтовую корреспонденцию по юридическому адресу не получает, отрицает заключение договоров и совершение финансово-хозяйственных операций.

Проанализировав расчетные счета ООО "Интеркомплект" и ООО "Урал-Трейд", суд установил отсутствие у спорных поставщиков расходов на ведение хозяйственной деятельности (оплата за электроэнергию и других коммунальных услуг; за аренду транспортных средств, административных, производственных и иных складских помещений; выплата заработной платы), а также фактов оплаты контрагентам "второго звена" за приобретенные товары (услуги).

Указанные обстоятельства повлекли вывод суда о том, что спорные контрагенты реальную финансово-хозяйственную деятельность не осуществляют, у них отсутствуют необходимые условия для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Суд также учел правовую позицию, изложенную в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 25.05.2010 N 15658/09, исходя из которой налогоплательщик вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Судебные инстанции указали, что исходя из установленных при рассмотрении настоящего дела обстоятельств заключения договоров с указанными контрагентами предпринимателю, заключая сделки с данными организациями, следовало исходить из того, что они влекут для него не только гражданско-правовые, но и налоговые последствия. Избрав в качестве контрагентов названные организации, вступая с ними в правоотношения, предприниматель самостоятельно их выбрал, и ему следовало проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагентов в сфере налоговых правоотношений.

Непроявление должной осмотрительности в выборе контрагента, в первую очередь, влечет риски для финансово-хозяйственной деятельности самой организации - налогоплательщика, которая в соответствии с гражданским законодательством осуществляет свою предпринимательскую деятельность самостоятельно и на свой риск, что не освобождает налогоплательщика от неблагоприятных последствий, в том числе налоговых.

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает проверку его правоспособности, то есть установление юридического статуса. При этом возникновение такого юридического статуса обусловлено не только государственной регистрацией юридического лица, но установлением личности лица, выступающего от имени юридического лица, а также наличия у него соответствующих полномочий на совершение юридически значимых действий, подтверждающихся удостоверением личности, решением общего собрания участников общества либо доверенностью.

Судебные инстанции правомерно исходили из того, что меры, принимаемые налогоплательщиком при проверке контрагента на стадии выбора контрагента, свидетельствуют об осмотрительности и осторожности налогоплательщика в том случае, если они включают в себя не только использование официальных источников информации, характеризующих деятельность юридического листа, получение копий учредительных документов контрагента, выданных ему свидетельств, лицензий, но и, в том числе получение налогоплательщиком доверенности либо иного документа, уполномочивающего то или иное лицо подписывать документы от лица контрагента и (или) выступать от его имени.

Изложенные обстоятельства суд расценил как свидетельствующие о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе спорных контрагентов.

В кассационной жалобе предприниматель не приводит конкретные доводы о несогласии с позицией суда об отсутствии реальности хозяйственных отношений предпринимателя с ООО "Интеркомплект" и ООО "Урал-Трейд".

Доводы жалобы предпринимателя сводятся к наличию существенных нарушений инспекцией процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, которые суд первой инстанции признал обоснованными.

Так, суд исходил из непредставления доказательств направления копии акта камеральной налоговой проверки в адрес предпринимателя. Предприниматель факт получения копии акта не оспаривает, однако затрудняется назвать дату ее получения. Невозможность установления даты получения копии акта проверки делает невозможным, по мнению суда первой инстанции, определение правомерности определения даты рассмотрения материалов налоговой проверки с учетом требований пункта 1 статьи 101 Кодекса. Приложения к акту проверки направлены простым письмом. Направление указанных почтовых отправлений заказным письмом инспекция не доказала. В списке почтовых отправлений не указано, в какой город или иной населенный пункт они направляются, а названа лишь улица. Налоговый орган также не представил опись вложений к почтовым отправлениям, что также лишает возможности проверить, какие именно документы направлены адресату. Отсутствие у предпринимателя документов (выписок из документов), подтверждающих факты допущенных им нарушений, не позволило ему в полной мере реализовать свое право на представление объяснений (возражений) по сведениям, содержащимся в этих документах, и оценить их влияние на обоснованность выводов акта проверки, что суд первой инстанции расценил как существенное нарушение процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Признавая эти выводы суда ошибочными, судебная коллегия обоснованно руководствовалась следующим.

Порядок проведения камеральной налоговой проверки и оформление ее результатов регламентированы статьями 88, 100 Кодекса.

Пунктами 2 и 5 статьи 88 Кодекса предусмотрено, что камеральная налоговая проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого-либо специального решения руководителя налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации (расчета).

Если камеральной налоговой проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации (расчете) и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля, об этом сообщается налогоплательщику с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок (пункт 3 статьи 88 Кодекса).

Если после рассмотрения представленных пояснений и документов либо при отсутствии пояснений налогоплательщика налоговый орган установит факт совершения налогового правонарушения или иного нарушения законодательства о налогах и сборах, должностные лица налогового органа обязаны составить акт проверки в порядке, предусмотренном статьей 100 Кодекса.

Согласно пункту 5 статьи 100 Кодекса акт налоговой проверки в течение пяти дней с указанной в акте даты должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка, или его представителю под расписку или передан иным способом, подтверждающим дату его получения.

В случае уклонения налогоплательщика или его представителя от получения акта это отражается в акте. В таком случае акт направляется по почте заказным письмом, и моментом его вручения считается шестой день с даты отправки.

Возможность направления акта налоговой проверки (как и решения) заказным письмом подтверждается пунктом 29 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", предусматривающим, что такие действия должны быть совершены налоговым органом в пределах пяти дней со дня составления акта (вынесения решения).

Суд апелляционной инстанции установил и материалами дела подтверждается, что 05.11.2014 предпринимателю направлен акт камеральной проверки от 29.10.2014 N 27785 с приложениями на 14-ти листах, который получен им 07.11.2014, что подтверждается представленными в материалы дела копиями почтового отправления N 36700280014722 (т. 5, л.д. 44-45) и ответом Управления Федеральной почтовой службы Республики Дагестан (Махачкалинский почтамт) от 11.11.2015 N 15.6.4/.1-134 (т. 5, л.д. 40), согласно которому отправителем заказного письма N 36700280014722 от 05.11.2014 является налоговый орган; письмо адресовано предпринимателю и вручено адресату (т. 5, л.д. 47).

Направление акта камеральной налоговой проверки по почте не свидетельствует о нарушении прав налогоплательщика и само по себе не влечет незаконность решения, принятого инспекцией.

Нарушение пятидневного срока направления акта проверки налогоплательщику не является безусловным основанием для отмены решений инспекции, поскольку в рассматриваемом случае оно не лишило налогоплательщика права на участие в рассмотрении материалов проверки и представление объяснений (абзац 2 пункта 14 статьи 101 Кодекса).

Кроме того, предприниматель надлежащим образом извещался о месте и времени рассмотрения материалов налоговой проверки и возражений (объяснений) на 15.12.2014 (оттиск штампа на квитанции N 04011 органа почтовой связи о направлении извещения 25.11.2014 (почтовый идентификатор N 36700878040119), которое получено налогоплательщиком 04.12.2014 (т. 2, л.д. 69-70).

С учетом изложенных обстоятельств является правильным вывод судебной коллегии о том, что информация, содержащаяся в приложениях к акту проверки и касающаяся контрагентов предпринимателя, послужившая основанием для выводов инспекции о получении им необоснованной налоговой выгоды и принятия оспариваемых решений, изложена в акте от 29.10.2014 N 27785, который вручен предпринимателю 07.11.2014. В связи с этим предприниматель располагал необходимой информацией до 15.12.2014 для подготовки своих возражений либо пояснений к акту камеральной проверки и представления их в налоговый орган.

По этим основаниям подлежит отклонению довод о том, что налоговый орган лишил предпринимателя представить в месячный срок возражения на акт проверки.

При этом получение акта камеральной налоговой проверки предприниматель не оспаривает, отрицает получение приложений к акту проверки на 14-ти листах. Суд апелляционной инстанции счел доказанным направление инспекцией вместе с актом проверки приложений к нему с учетом представления инспекцией доказательств о весе почтового отправления (100 грамм) и расчетом примерного веса почтового отправления.

Суд апелляционной инстанции правильно указал, что ненаправление в адрес налогоплательщика с актом налоговой проверки документов, повлекших вывод о нарушении предпринимателем законодательства о налогах и сборах, может служить основанием для признания недействительным решения налогового органа только в случае, если оно повлекло существенное нарушение прав налогоплательщика и невозможность им реализовать права, предусмотренные Кодексом.

Как указано в постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.11.2011 N 15726/10, право налогоплательщика на своевременное ознакомление со всеми материалами, полученными налоговым органом в рамках подобных проверок, является его неотъемлемым правом, однако для признания факта нарушения существенных условий процедуры налоговой проверки, выразившегося в отсутствии у налогоплательщика возможности ознакомиться с материалами дополнительных мероприятий налогового контроля и представить соответствующие возражения, недостаточно указания на наличие у него такого права. Суду надлежит выяснить, о каких документах и информации идет речь, каким образом подобная информация влияет на первоначальные выводы налогового органа, зафиксированные в акте выездной налоговой проверки.

Существенные нарушения прав налогоплательщика и невозможность им реализовать права, предусмотренные Кодексом, судебная коллегия не установила.

Таким образом, налоговый орган своевременно уведомил предпринимателя о времени и месте рассмотрения материалов проверки, ознакомил его со всеми материалами проверки; акт проверки вручен предпринимателю 07.11.2014; о дате и времени рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика на акт проверки предприниматель извещен надлежащим образом; ходатайств о переносе (отложении) рассмотрения материалов проверки либо об ознакомлении с материалами проверки налогоплательщик не заявлял.

Довод предпринимателя о том, что в решении инспекции от 15.12.2014 N 14025 указаны обстоятельства, не названные в акте проверки, не аргументирован и не раскрыт. Какие обстоятельства привели к существенному нарушению прав налогоплательщика, и степень их влияния на полноту изложенных выводов инспекции, последний не указывает.

Довод предпринимателя о том, что акт проверки и приложения к нему направлены простой почтовой корреспонденцией, не соответствует материалам дела.

Согласно порядку приема и вручения внутренних регистрируемых почтовых отправлений, утвержденному ФГУП "Почта России" от 17.05.2012 N 114-п, заказное почтовое отправление - регистрируемое почтовое отправление (почтовая карточка, письмо, секограмма, бандероль, письмо 1-го класса, бандероль 1-го класса, отправление "Мультиконверт"), принимаемое без оценки стоимости вложения, с выдачей отправителю квитанции и вручаемое адресату под расписку.

Согласно пунктам 11 и 12 Почтовых правил, принятых Советом глав администраций связи Регионального содружества в области связи 22.04.1992, к заказным почтовым отправлениям относятся письма, почтовые карточки, бандероли, при приеме которых отправителям выдаются квитанции, а в местах назначения они вручаются адресатам под расписку. Заказные бандероли, кроме того, пересылаются с припиской к сопроводительным документам.

Простыми называются почтовые отправления (письма, почтовые карточки и бандероли), принимаемые без выдачи отправителям квитанций, пересылаемые без приписки к сопроводительным документам, вручаемые (доставляемые) адресатам без расписки.

С учетом того, что акт проверки с приложениями вручены предпринимателю под роспись, почтовое уведомление N 36700280014722 является заказным.

Безусловные доказательства, свидетельствующие о фальсификации указанного почтового уведомления, представленного инспекцией в суд апелляционной инстанции, не представлены.

Довод о неправомерном принятии судом апелляционной инстанции новых документов также подлежит отклонению.

Согласно части 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.

В силу части 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными.

Принятие дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции не может служить основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции (пункт 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции").

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции основаны на правильном применении норм права к установленным им обстоятельствам и соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам. Фактически доводы жалобы сводятся к переоценке исследованных и оцененных судебной коллегией доказательств, что в полномочия кассационной инстанции не входит. Основания для отмены или изменения обжалуемого судебного акта не установлены.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2015 по делу N А15-1769/2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.А.ЧЕРНЫХ

 

Судьи

М.В.ПОСАЖЕННИКОВ

Т.В.ПРОКОФЬЕВА

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать

НДС
  • 06.12.2016   Налогоплательщик, заключающий сделки по приобретению товара (выполнению работ, оказание услуг) несет не только гражданско-правовые последствия исполнения указанных сделок, но и налоговые последствия, связанные с возможностью отнесения сумм, уплаченных за товар поставщику на расходы по налогу на прибыль и налоговые вычеты, только в отношении добросовестных контрагентов (поставщиков, подрядчиков, исполнителей), осуществляющих реальную экономическую деятельно
  • 06.12.2016   Судебные инстанции пришли к выводу о доказанности налоговым органом факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку представленные обществом документы в обоснование права на применение налоговых вычетов, содержат недостоверные сведения, составлены формально и не отражают реальность сделок по заявленной ООО "Маристый" схеме поставки топлива, в связи с приобретением которого общество заявило к вычету НДС за 2, 3 кварталы 2014 го
  • 29.11.2016   Для применения вычетов по налогу на добавленную стоимость необходимо, чтобы сделки носили реальный характер, а документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов, содержали достоверную информацию.

Вся судебная практика по этой теме »

Налоговые вычеты
  • 14.11.2016  

    Суды обоснованно отклонили довод инспекции о двойном возмещении предприятием НДС из бюджета, правильно указав, что в силу подп. 6 п. 3 ст. 170 НК РФ двойное возмещение НДС обусловлено одновременным наличием трех условий: получение субсидий на возмещение затрат, связанных с оплатой приобретенных товаров (работ, услуг), из федерального бюджета и с учетом налога. Поскольку доказательства наличия данных условий инспекция не представила, основания для вывода

  • 17.10.2016  

    При приобретении товаров по договорам, обязательство об оплате которых предусмотрено в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, к вычету принимается сумма налога, указанная в счете-фактуре, составленном продавцом в российских рублях и выставленном им при реализации товаров по указанным договорам (письмо Минфина России от 30.05.2012 г. № 03-07-11/157).

  • 05.10.2016  

    Суды отклонили доводы общества о необходимости учета данных налоговых деклараций об исчислении сумм частичной оплаты, полученных в счет предстоящих поставок товаров, и применении налоговых вычетов по ним, начиная с 2006 года (даты создания организации), поскольку данные показатели не подтверждены соответствующими первичными документами (счетами-фактурами, книгами покупок и книгами продаж, карточками счета по счетам 62, 76 и


Вся судебная практика по этой теме »