Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Центрального округа 17 марта 2008 г. по делу N А48-3605/07-18

Постановление ФАС Центрального округа 17 марта 2008 г. по делу N А48-3605/07-18

Налогоплательщик не вправе включать в состав налоговых вычетов суммы налога на добавленную стоимость, если они уплачены арендодателю в составе суммы компенсации затрат по оплате коммунальных услуг

27.04.2008  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 марта 2008 г. по делу N А48-3605/07-18

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев кассационную жалобу МИФНС РФ N 1 по Орловской области на решение Арбитражного суда Орловской области от 06.11.07 по делу N А48-3605/07-18,

установил:

индивидуальный предприниматель Панова К.Н. обратилась в Арбитражный суд Орловской области с заявлением о признании недействительным решения МИФНС РФ N 1 по Орловской области от 30.07.07 N 37.

Решением Арбитражного суда Орловской области от 06.11.07 заявление удовлетворено.

Апелляционная жалоба не подавалась.

Заявитель кассационной жалобы просит отменить решение суда как принятое с нарушением норм материального и процессуального права и принять новый судебный акт.

Изучив материалы дела, заслушав представителя инспекции, обсудив доводы жалобы, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что решение арбитражного суда подлежит частичной отмене.

Как видно из материалов дела, МИНДС в размере 168 004 руб., НДФЛ - 48 683 руб., уплате доначисленных сумм НДС - 840 022 руб., НДФЛ - 243 417 руб., пени по НДС - 103 372 руб., НДФЛ - 29 814 руб.

Не согласившись с решением налогового органа, ИП Панова К.П. обратилась в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Рассматривая спор о правомерности применения налогового вычета по НДС в сумме 68 291 руб. по счетам-фактурам, выставленным ООО "ЭКСПО Технолоджи", начисления по этому эпизоду НДС, НДФЛ, пеней и налоговых санкций по указанным налогам, суд обоснованно исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении на территории Российской Федерации товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 настоящего Кодекса, а также приобретаемых для перепродажи.

Налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. п. 3, 6 - 8 ст. 171 Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено ст. 172 НК РФ, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов (п. 1 ст. 172 НК РФ).

В силу пункта 2 статьи 235 НК РФ индивидуальные предприниматели признаются плательщиками налога на доходы физических лиц.

Согласно пункту 1 статьи 209 НК РФ объектом налогообложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации - для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 221 НК РФ при исчислении налоговой базы в соответствии с пунктом 2 статьи 210 НК РФ налогоплательщики, указанные в пункте 1 статьи 227 НК РФ, имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой "Налог на прибыль организаций".

В силу пп. 2 п. 1 ст. 235 НК РФ индивидуальные предприниматели являются плательщиками единого социального налога.

Пунктом 3 статьи 236 НК РФ предусмотрено, что налоговая база налогоплательщиков, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 НК РФ, определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Согласно ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса). Расходами признаются любые обоснованные и документально подтвержденные затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Из смысла вышеуказанной нормы следует, что под экономически оправданными расходами следует понимать затраты, обусловленные целями получения доходов.

Отклоняя довод налогового органа об экономической нецелесообразности приобретения строительных гвоздей у поставщика ООО "ЭКСПО Технолоджи" в г. Москве, основанный на том, что встречными проверками Орловских заводов-изготовителей строительных гвоздей (ООО "Метизкомплект", ООО "Промметиз", ОАО "Северсталь-Метиз"), оптовых продавцов строительных гвоздей (ЗАО "Технобелметиз", ЗАО "Сторойрезерв", ООО "Энергоконтракт") установлено, что цена их реализации более чем на 25% ниже, чем у ООО "ЭКСПО Технолоджи", суд указал, что в оспариваемом решении отсутствует информация о том, за какой период времени налоговым органом указаны цены реализации строительных гвоздей у Орловских заводов-изготовителей строительных гвоздей, а также информация об аналогичности товаров, цены на которые сравнивались с Орловскими заводами-изготовителями. В решении отсутствует расчет полученного заявителем дохода от сделок с контрагентом, а также сравнительный анализ возможного дохода в случае приобретения ИП Пановой К.Н. строительных гвоздей у продавцов г. Орла. Не учтен и тот факт, что указанные строительные гвозди закупались у ООО "ЭКСПО Технолоджи" для доставки не в г. Орел, а в г. Липецк, где они вовлекались в производственный цикл. Выбор налогоплательщиком поставщика был предопределен налаженными деловыми связями с этой организацией.

Исходя из изложенного суд посчитал, что вывод налогового органа об экономической нецелесообразности сделок носит предположительный характер, не подтвержден экономическими расчетами и соответствующими доказательствами, сделан без учета всех факторов, влияющих на формирование окончательной цены на продукцию, производимую ИП Пановой К.Н.

Частью 1 статьи 421 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

По мнению суда кассационной инстанции, позиция налогового органа, основанная на оценке действий налогоплательщика при ведении хозяйственной деятельности с точки зрения целесообразности, противоречит требованиям налогового законодательства и правовым подходам, изложенным в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.06 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды" и Определении Конституционного Суда РФ от 04.06.07 N 320-0-П.

В пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" разъяснено: обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использования собственных, заемных средств, эмиссии ценных бумаг, увеличения уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

В Определении от 04.06.2007 N 320-О-П Конституционный Суд РФ изложил правовую позицию, которая определяет, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24 февраля 2004 года N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Следовательно, нормы, содержащиеся в абзацах втором и третьем пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы. Таких доказательств инспекция суду не представила.

ИП Панова К.Н. осуществляла деятельность по оптовой торговле минеральной водой и производство поддонов.

Названная деятельность (производство поддонов) невозможна без наличия гвоздей, поэтому у суда первой инстанции отсутствовали основания сомневаться в реальности их поставок заявителю ООО "ЭКСПО Технолоджи", подтвержденных представленными заявителем в материалы дела и налоговый орган договором от 18.10.04 N б/н, товарными накладными, счетами-фактурами, платежными поручениями об оплате за товар.

Оценивая довод налогового органа о невозможности перевозить гофроящики на легковом автомобиле, суд сделал вывод, что проведенная инспекцией проверка по данному эпизоду носит неполный, поверхностный характер. Оснований для переоценки этого вывода суда не имеется.

Ссылка налогового органа о том, что представленные ИП Пановой К.Н. товарные накладные формы ТОРГ-12 не содержат всех необходимых реквизитов, таких как "отпуск груза произвел", дата отпуска и дата принятия груза, обоснованно отклонена судом, поскольку из содержания представленных заявителем товарных накладных формы ТОРГ 12, полученных от своего контрагента, видно, что на этих товарных накладных стоит дата их составления, которая соответствует дате фактической отгрузки гвоздей покупателю, подписи лиц, отпустивших товар (руководителя, главного бухгалтера) и подпись лица, его принявшего.

Неточности в заполнении товарных накладных не свидетельствуют об отсутствии хозяйственных операций между обществом и его поставщиком и не препятствуют предъявить уплаченный поставщику НДС к возмещению из бюджета, а также уменьшить налогооблагаемую базу по НДФЛ на документально подтвержденные расходы, непосредственно связанные с извлечением доходов.

Ссылка инспекции на ненахождение поставщика по юридическому адресу, непредставление им налоговой и бухгалтерской отчетности правомерно не принята судом во внимание, исходя из позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" согласно которой факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Таких доказательств инспекцией не представлено.

Как правильно указал суд, при наличии у заявителя всех необходимых бухгалтерских документов, подтверждающих реальность осуществленной им сделки с ООО "ЭКСПО Технолоджи", ИП Панова К.Н. не может нести ответственность за то обстоятельство, что ООО "ЭКСПО Технолоджи" не представляет бухгалтерскую и налоговую отчетность в налоговый орган с момента регистрации.

На основании изложенного, суд на законных основаниях признал неправомерным доначисление налоговым органом по данному эпизоду спорных сумм НДС, НДФЛ, а также пеней и штрафов по этим налогам.

Другим основанием отказа заявителю в применении налогового вычета по НДС в сумме 982 980 руб. по счетам-фактурам, выставленным ООО "Торговый дом "УпакПромСервис", и начисления по указанному эпизоду НДС, НДФЛ, пеней и взыскания налоговых санкций послужил вывод налогового органа о несоответствии счетов-фактур, выставленных данным контрагентом заявителя положениям, ст. 169 НК РФ.

Исследовав довод налогового органа, суд обоснованно исходил из того, что согласно п. 2 ст. 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 ст. 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных пунктами 5 и 6 ст. 169 НК РФ, не может являться основанием для отказа принять к вычету суммы налога, предъявленные продавцом.

Таким образом, ст. 169 НК РФ не содержит ограничений в способах заполнения счета-фактуры.

Сам факт заполнения счета-фактуры смешанным способом не может рассматриваться как нарушение порядка заполнения счетов-фактур.

Кроме того, в Письме МНС РФ от 13 мая 2004 г. N 03-1-08/1191/15 также подчеркивается, что счета-фактуры, заполненные комбинированным способом, признаются соответствующими требованиям налогового законодательства.

Довод инспекции о том, что частичное заполнение счетов-фактур рукописным текстом "возможно" было осуществлено главным бухгалтером заявителя - Прыгуновой Н.А. носит предположительный характер, ничем не подтвержден, поэтому правомерно отклонен судом как необоснованный.

В соответствии пп. 4 п. 5 ст. 169 НК РФ в счете-фактуре должен быть указан номер платежно-расчетного документа в случае получения авансовых или иных платежей в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг).

Как установил суд, отсутствие в счетах-фактурах номера платежно-расчетного документа обусловлено тем, что в соответствии с договорными условиями реализация, по которым выставлены оспариваемые счета-фактуры, осуществлялась без предоплаты.

В соответствии с п. 6 ст. 169 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации. При выставлении счет-фактура подписывается индивидуальным предпринимателем с указанием реквизитов свидетельства о государственной регистрации этого индивидуального предпринимателя.

Налоговое законодательство не предусматривает обязательное указание в счете-фактуре расшифровки подписи руководителя и главного бухгалтера организации. Соответственно, эти обстоятельства не могут являться основанием для отказа в праве на применение налоговых вычетов.

Представленные заявителем в материалы дела НДС, НДФЛ, ЕСН, пеней по указанным налогам и привлечение к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ.

Из оспариваемого решения налогового органа видно, что инспекцией отказано в налогом вычете по НДС в сумме 1 083 руб. по коммунальным услугам на основании счетов-фактур, выставленных ИП Николаевой Е.Н. по НДС в сумме 5 561 руб. по коммунальным услугам на основании счетов-фактур, выставленных ЗАО "ПродмашОрел" по договору возмездного оказания услуг. По мнению налогового органа, по коммунальным услугам, услугам связи, а также услугам по охране и уборке арендуемых помещений в рамках вышеуказанных договоров счета-фактуры арендодателями арендатору не должны выставляться, поскольку реализация данных услуг арендодателем не производится. Соответственно, при получении денежных средств, перечисленных арендатором арендодателю в целях компенсации расходов арендодателя по оплате указанных услуг, объекта налогообложения налогом на добавленную стоимость не возникает. Кроме того, как следует из п. 1 ст. 169 НК РФ, право на вычет имеет лишь покупатель коммунальных услуг. Факт предоставления по договору аренды коммунальных услуг сам по себе не влечет обязанности у продавца указанных услуг, а лишь указывает на то, что арендатор компенсирует затраты арендодателя.

Удовлетворяя заявленные предпринимателем требования, суд первой инстанции исходил из того, что заявитель, являясь арендатором, получающим коммунальные услуги от арендодателя, имеет право заявить налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость в сумме налога, уплаченной им арендодателю.

Однако, указанный вывод суда не основан на соответствующей доказательственной базе, не соответствует имеющимся в деле доказательствам, базируется на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса РФ суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление апелляционной инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в обжалуемых решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Судом установлено, что по условиям договоров аренды нежилых помещений арендатор обязан вносить арендодателю арендную плату путем перечисления денежных средств на расчетный счет арендодателя, либо путем внесения наличных денежных средств в кассу арендодателя. Коммунальные платежи (электричество, вода, канализация, газоснабжение, вывоз мусора) оплачивались арендатором отдельно по предъявленным счетам.

Однако, как следует из материалов дела, одни договоры аренды предусматривали обязанность арендатора оплачивать арендную плату и коммунальные платежи по отдельно предъявленным счетам-фактурам. При этом определено, что расчет причитающихся платежей осуществляется сторонами пропорционально площади арендуемых нежилых помещений. Сумма коммунальных платежей подтверждается двухсторонним актом, составленным арендодателем и арендатором (например, договор аренды нежилых помещений от 01.01.05 N 10). Другие договоры аренды предусматривали, что арендная плата по договору аренды включает в себя плату за пользование помещением и стоимость расходов на его содержание, в том числе оплату за коммунальные услуги (энергоснабжение, водоснабжение, канализацию, отопление), оплату за пользование оборудованием и коммуникациями, установленными (подключенными) в вышеуказанном помещении (например, договор аренды нежилых помещений от 01.08.05 N 15).

Между тем, установление обстоятельств дела на предмет того, включались ли расходы арендодателя по оплате электроэнергии, других коммунальных услуг в состав арендной платы, имеет важное значение для правильного разрешения спора.

Отношения между арендатором и арендодателем по поводу оплаты электроэнергии и иных коммунальных услуг могут являться арендными отношениями, если стоимость потребленной электроэнергии и услуг связи войдет в состав арендных платежей как составляющая часть расчета арендной платы. В ситуации, когда сумма коммунальных платежей входит в состав арендной платы, она формируется из двух частей - величины платы за пользование арендованным помещением, которая должна быть фиксированной (в силу п. 3 ст. 614 ГК РФ размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные договором, но не чаще одного раза в год), и переменной составляющей, равной приходящейся на долю арендатора части коммунальных платежей, потребленных им за соответствующий расчетный период. Эта доля должна подтверждаться первичными документами, в частности, счетами арендодателя, составленными на основании аналогичных документов, выставленных арендодателю соответствующими организациями, в отношении фактически использованных арендатором коммунальных услуг.

В этих случаях, когда сумма коммунальных платежей входит в состав арендной платы, право на вычет возникает на общих основаниях, предусмотренных ст. 172 НК РФ.

Однако суд не исследовал эти обстоятельства дела, не указал исходя из каких показателей определялась арендодателем доля арендатора по стоимости расходов на оплату коммунальных услуг, входящей в состав арендной платы.

В тех случаях, когда коммунальные услуги покрываются арендатором в порядке компенсации расходов арендодателя, то включение сумм налога по потребленным услугам на добавленную стоимость в налоговые вычеты является нарушением ст. ст. 171, 172 НК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

Материалами дела подтверждено, что счета-фактуры выставлялись арендодателями, которые самостоятельно не реализует коммунальные услуги. Арендодатель сам в качестве абонента получает электроэнергию и другие услуги от энергоснабжающей и иных организаций, поэтому непосредственным продавцом быть не может.

Статьей 545 ГК Российской Федерации предусмотрено, что абонент может передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации через присоединенную сеть, другому лицу (субабоненту) только с согласия энергоснабжающей организации. В этом случае в договоре на электроснабжение или в приложении к договору между абонентом и энергоснабжающей организацией указываются данные о присоединенных к сети абонента субабонентах (наименование, мощность, энергопотребление, расчетные электросчетчики, тарифы и другое). Таким образом, права и обязанности по договору могут передаваться другим лицам только в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. На наличие соответствующего разрешения энергоснабжающей организации (согласование соответствующих условий в договоре) суд не ссылается.

Доказательств того, что арендатор для получения электроэнергии обладает необходимым для этого принимающим устройством, в материалах дела нет. Такие договорные отношения, возникшие между арендодателем и арендатором по поводу предоставления энергии не могут быть признаны договором энергоснабжения.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг).

В соответствии с п. 3 ст. 168 Налогового кодекса РФ счета-фактуры выставляются при реализации товаров (работ, услуг).

Суммы возмещения по оплате коммунальных платежей, полученные от арендаторов, не являются доходом арендодателя, поскольку в данном случае не осуществляется перепродажа этих услуг арендаторам, а компенсируются затраты арендодателя по оплате коммунальных услуг.

Если арендодатель не осуществляет реализации коммунальных услуг, выручки от этой операции не имеет, сумма возмещения коммунальных расходов не является объектом обложения налогом на добавленную стоимость.

Учитывая изложенное, относить такие операции по поставке (отпуску) электроэнергии, других коммунальных услуг к операциям по реализации товаров (работ, услуг) для целей налога на добавленную стоимость оснований не имеется. В связи с тем, что данные операции объектом обложения налогом на добавленную стоимость не являются, то, соответственно, счета-фактуры по коммунальным услугам, потребленным арендатором, арендодателем выставляться не должны.

Так как сумма возмещения коммунальных расходов не образует объекта обложения налогом на добавленную стоимость, то и правила о возмещении этого налога к ней не могут применяться.

Следовательно, налогоплательщик не вправе включать в состав налоговых вычетов суммы налога на добавленную стоимость, если они уплачены арендодателю в составе суммы компенсации затрат по оплате коммунальных услуг.

Кроме того, арендатор, компенсируя расходы арендодателя на оплату электроэнергии и других коммунальных услуг, не имеет счетов-фактур от продавцов - организаций системы коммунального хозяйства, которые фактически оказывают эти коммунальные услуги. В случаях, когда арендатор компенсирует расходы арендодателя на оплату коммунальных услуг и поэтому не имеет счета-фактуры по потребленным коммунальным услугам от продавцов, права на вычет налога на добавленную стоимость, перечисленного арендатором арендодателю в составе суммы компенсации, у арендатора в силу требований ст. ст. 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации не возникает.

Таким образом, поскольку в таких случаях арендодатель не осуществляет реализации коммунальных услуг, выручки от этой операции не имеет, сумма возмещения коммунальных расходов не является объектом обложения налогом на добавленную стоимость, арендатор не вправе включать в состав налоговых вычетов суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные организациям за оказанные арендодателю коммунальные услуги.

Поскольку выводы суда в данной части базируются на неполно исследованных обстоятельствах дела, обжалуемое решение подлежит частичной отмене.

Учитывая, что в материалах дела не имеется расшифровки сумм доначисленного в бюджет налога на добавленную стоимость, приходящегося на спорную сумму налогового вычета в размере 6644 руб. (1083 руб. + 5561 руб.) по счетам-фактурам арендодателей, а также сумм доначисленного налога на добавленную стоимость по иным основаниям (начисление которого обоснованно признано судом неправомерным), соответственно нет таких же расшифровок по суммам пени и штрафа, суд кассационной инстанции отменяет решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований налогоплательщика о признании недействительным указанного выше решения налогового органа о применении к налогоплательщику налоговой санкции по НДС в сумме 168004 руб., доначислении к уплате пени по НДС в сумме 103 372 руб., налога на добавленную стоимость в размере 840 022 руб. и в этой части направляет дело на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду необходимо полно и всесторонне исследовать обстоятельства дела, дать судебную оценку всем доводам и доказательствам сторон в обоснование своих требований и возражений, правильно применить по делу нормы материального права.

Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 287, ч. ч. 1 - 3 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Орловской области от 06.11.07 по делу N А48-3605/07-18 отменить в части признания недействительным решения МИНДС в сумме 168 004 руб., а также в части предложения уплатить НДС в размере 840 022 руб., пени за его несвоевременную уплату в сумме 103 372 руб. и в данной части дело передать на новое рассмотрение в ином судебном составе в Арбитражный суд Орловской области.

В остальной части принятое по делу решение оставить без изменения, а кассационную жалобу- без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать

Договор аренды
  • 27.03.2012  

    Как отметил ФАС Волго-Вятского округа, уплата арендатором дополнительно к цене услуг суммы НДС предусмотрена НК РФ и является обязательной в соответствии с п. 1 ст. 422 ГК РФ, независимо от наличия в договоре соответствующего условия.

  • 25.11.2011  

    Сделки между взаимозависимыми лицами могут приниматься во внимание лишь при условии, когда упомянутая взаимозависимость не повлияла на результаты этих сделок. Поскольку промежуточные арендатор и субарендаторы признаны лицами, взаимозависимыми с обществом, рыночная стоимость аренды определена исходя из показателей лиц, первых независимых от общества и их контрагентов.

     

  • 14.09.2011  

    Суд установил, что после расторжения договора аренды части недвижимого имущества арендатор возвратил арендодателю помещения в состоянии, не пригодном для использования по целевому назначению, что подтверждается актом приема-передачи. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.


Вся судебная практика по этой теме »

Вычеты по коммунальным платежам (аренда)

Вся судебная практика по этой теме »