Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Уральского округа от 28.03.2013 г. № Ф09-7120/12

Постановление ФАС Уральского округа от 28.03.2013 г. № Ф09-7120/12

Ссылка общества на тот факт, что все расчеты с контрагентами производились безналичным путем, не имеет значения, поскольку сам по себе факт осуществления безналичных расчетов «номинальным» организациям широко используется недобросовестными налогоплательщиками в целях противоправного «обналичивания» денежных средств. С учетом обстоятельств, установленных судами при рассмотрении дела, выводы о неправомерном применении обществом налоговых вычетов по НДС и учете в составе расходов при исчислении налога на прибыль затрат по взаимоотношениям с обществом «СУПНР», обществом «СУ-39» являются верными.

11.04.2013Российский налоговый портал 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28.03.2013 г. № Ф09-7120/12

Дело N А47-6133/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 21 марта 2013 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 28 марта 2013 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Гавриленко О.Л.,

судей Гусева О.Г., Токмаковой А.Н.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "СМУ-33" (ИНН: 1644017439, ОГРН: 1021601631578); (далее - общество, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 14.08.2012 по делу N А47-6133/2012 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2012 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Оренбургской области (далее - инспекция, налоговый орган) - Федосеева Т.А. (доверенность от 18.03.2013);

управления Федеральной налоговой службы по Оренбургской области (далее - управление) - Ястребов А.А. (доверенность от 09.01.2013 N 3);

общества - Бондаренко Т.Г. (доверенность от 26.11.2012).

Общество обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением о признании недействительными решения инспекции от 15.12.2011 N 36 и решения управления от 06.02.2012 N 16-15/01410 в части начисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 13 500 168 руб. 72 коп., налога на прибыль в сумме 16 406 264 руб., соответствующих пени, привлечения к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122, 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс).

Решением суда от 14.08.2012 (судья Лазебная Г.Н.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2012 (судьи Кузнецов Ю.А., Толкунов В.М., Малышева И.А.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит обжалуемые судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами норм материального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Заявитель жалобы считает, что налоговым органом не опровергнута реальность хозяйственных операций со спорными контрагентами; инспекцией не доказано получение необоснованной налоговой выгоды. По мнению общества, налоговые органы не могут возлагать на налогоплательщика дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством; общество предприняло достаточные меры по установлению правоспособности общества с ограниченной ответственностью "СУПНР" (далее - общество "СУПНР"), общества с ограниченной ответственностью "СУ-39" (далее - общество "СУ-39").

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения, ссылаясь на их законность и обоснованность.

Как следует из материалов дела, инспекцией по результатам выездной налоговой проверки составлен акт от 11.10.2011 N 11-27/28дсп и принято решение от 15.12.2011 N 36 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым общество привлечено к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Кодекса, за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль организаций в виде штрафа в сумме 2 659 841 руб., за неуплату НДС в виде штрафа в сумме 2 336 133 руб. 03 коп., предусмотренной п. 1 ст. 126 Кодекса, за непредставление в установленный срок документов по требованию налогового органа в виде штрафа в сумме 26 400 руб.

Указанным решением налогоплательщику также доначислены НДС в сумме 13 500 168 руб. 72 коп., налог на прибыль организаций в сумме 16 406 264 руб., пени за несвоевременную уплату НДС, налога на прибыль организаций в общей сумме 8 308 823 руб. 41 коп.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Оренбургской области от 06.02.2012 N 16-15/01410 оспариваемое решение инспекции отменено в части предъявления штрафа за неполную уплату НДС в соответствии с п. 1 ст. 122 Кодекса в сумме 497 073 руб. 51 коп. В остальной части апелляционная жалоба налогоплательщика оставлена без удовлетворения, решение ответчика - без изменения.

Основанием для вынесения решения инспекции в части доначисления оспариваемых сумм налога на прибыль организаций, НДС, пени и штрафа по указанным налогам, послужили выводы налогового органа о необоснованном учете в целях налогообложения прибыли расходов и заявлении налоговых вычетов по НДС по взаимоотношениям с обществами "СУПНР", "СУ-39", и получении заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Полагая, что решения инспекции и управления являются незаконными и нарушают его права и законные интересы, общество обратилось с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

Суды отказали в удовлетворении требований налогоплательщика, признав доказанным в ходе проведенных мероприятий налогового контроля факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Выводы судов основаны на материалах дела, исследованных в соответствии со ст. 65, 71, ч. 4, 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, являются законными и обоснованными исходя из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в порядке, предусмотренном ст. 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Согласно п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении товаров (работ, услуг). При этом вычетам подлежат суммы налога, которые предъявлены налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Счет-фактура в силу п. 1 ст. 169 Кодекса является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. Указанный документ должен быть составлен с соблюдением требований к оформлению, изложенных в п. 5, 6 ст. 169 Кодекса. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением установленного порядка, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, в том числе личные подписи должностных лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления.

Объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций в соответствии со ст. 247 Кодекса признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с положениями Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Согласно п. 5 постановления о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа, в частности, о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствии необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

В соответствии с п. 9 данного постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

В соответствии с п. 10 данного постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Таким образом, помимо формальных требований, установленных ст. 172, 252 Кодекса, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозяйственной операции, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

При этом, как разъяснено в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 доказательством должной осмотрительности служит не только представление стандартного перечня документов, но и обоснование мотивов выбора контрагента и пояснение обстоятельств заключения и исполнения договора с контрагентом, при чем последние обстоятельства должны в равной степени устанавливаться в целях установления факта реальности хозяйственной операции.

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Вместе с тем, данные обстоятельства не исключают обязанности налогоплательщика доказать обоснованность предъявляемых сумм вычетов НДС и расходов по операциям приобретения товаров (работ, услуг).

В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям ст. 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Право оценки представленных сторонами доказательств и признания того или иного обстоятельства установленным принадлежит суду, рассматривающему спор по существу.

Как установлено судами и следует из материалов дела, для подтверждения обоснованности произведенных расходов за 2007 - 2009 гг. и применения налоговых вычетов по НДС заявителем в ходе проверки представлены первичные документы, подтверждающие, по его мнению, взаимоотношения с обществом "СУПНР" и обществом "СУ-39".

В ходе проверки налоговым органом установлено, что обществом заключены договоры на выполнение работ с обществом с ограниченной ответственностью "Бугурусланнефть" от 28.05.2007 N 80, 81, от 30.06.2007 N 176, от 29.12.2007 N 602, от 29.12.2007 N 603, от 29.02.2008 N 108, от 14.05.2009 N 190, от 24.08.2009 N 232, от 28.09.2009 N 292, от 29.12.2009 N 508, открытым акционерным обществом "Оренбургнефть" от 01.07.2009 N 191, закрытым акционерным обществом "Санеко" от 01.09.2007 N 15/91007/1212, от 01.10.2007 N 10/61107/1434, от 01.06.200 N 11/250608/21148, от 25.08.2009 N 17, открытым акционерным обществом "СГ-транс" от 23.03.2009 N 01/10/024/09, от 05.06.2009 N 01/10/034/09, от 05.06.2009 N 01/10/031/09, от 23.06.2009 N 01/10/048/09, от 02.09.2009 N 01/10/078/09, обществом с ограниченной ответственностью "Ясная поляна" от 01.08.2009 N 39.

В свою очередь общество в проверяемый период для выполнения работ по вышеуказанным договорам привлекло субподрядчиков, в том числе общество "СУПНР", общество "СУ-39".

По взаимоотношениям с данными контрагентами общество учло в составе расходов, учитываемых при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций, затраты на общую сумму 75 000 945 руб., в том числе по контрагенту - обществу "СУПНР" за субподрядные работы на сумму 52 516 317 руб., за аренду спецтехники и услуги автотранспорта - 16 929 004 руб., за приобретенные товарно-материальные ценности - 801 261 руб., по контрагенту обществу "СУ-39" - за субподрядные работы на сумму 4 706 771 руб., за приобретенные товарно-материальные ценности - 47 593 руб., а также заявило налоговые вычеты по НДС в общей сумме 13 500 170 руб.

С целью проверки взаимоотношений в проверяемом периоде с указанными контрагентами и совершения реальных финансово-хозяйственных операций налоговым органом проведены мероприятия налогового контроля, в ходе которых установлено следующее.

Общество "СУПНР" обладает признаками "фирмы-однодневки"; сведения об автотранспортных средствах, имуществе организации по данным бухгалтерских балансов в инспекции отсутствуют; лицензия на производство общестроительных работ отсутствует; численность работников в соответствии со сведениями о среднесписочной численности работников в 2007 - 2009 гг. составляла 1 человек; единственный руководитель и учредитель - Исаков Алексей Владимирович.

Согласно информации, представленной налоговому органу Альметьевским МРО ОРЧ N 3, Исаков А.В. 26.05.2008 умер; директором либо учредителем каких-либо фирм не являлся.

Исходя из заключения эксперта Оренбургского филиала ГУ Самарская ЛСЭ МЮ РФ N 910/7 от 12.12.2011 документы, представленные обществом в подтверждение правомерности заявленных расходов и вычетов, а именно: счета-фактуры, справки о стоимости выполненных работ и затрат формы КС-3, акты о приемке выполненных работ, подписаны от имени руководителя общества "СУПНР" не Исаковым А.В., а другим лицом (лицами).

Также в ходе проверки инспекцией установлено, что в документах (актах выполненных работ, справках о стоимости выполненных работ), представленных обществом в ходе выездной налоговой проверки, и документах, уже имеющихся в налоговом органе - представленных по месту учета в налоговый орган ранее за тот же период времени, по тем же объектам и объемам выполненных работ, имеются расхождения. Так, в актах выполненных работ, представленных ранее генподрядчиком, выполнившим и сдавшим весь объем работ заказчику, выступает общество (без привлечения субподрядчиков), что также подтверждается документами, полученными от общества с ограниченной ответственностью "Бугурусланнефть" (заказчика) в ходе контрольных мероприятий. Между тем в актах выполненных работ, представленных в ходе выездной налоговой проверки, подрядчиком выступает общество, а лицом, выполнившим и сдавшим весь объем работ выступает субподрядчик - общество "СУПНР".

В отношении контрагента заявителя - общества "СУ-39" инспекцией установлено, что оно также обладает признаками "фирмы однодневки"; какие-либо лицензии отсутствуют; численность организации - ноль человек; отчетность представлялась с минимальными суммами НДС к уплате; руководителем организации с момента постановки на учет (06.02.2006) по 14.08.2008 являлся Романов В.Н., который пояснил, что являлся фиктивным директором, бухгалтерскую и налоговую отчетность от имени вышеуказанной организации никогда не подписывал и не сдавал в налоговый орган; с 15.08.2008 - Шестаков Василий Владимирович.

Согласно заключению эксперта Оренбургского филиала ГУ Самарская ЛСЭ МЮ РФ N 910/7 от 12.12.2011 счета-фактуры от имени руководителя общества "СУ-39" вероятно выполнены не Романовым В.Н., а другим лицом (лицам).

Налоговым органом также установлено, что, заявляя право на применение налоговых вычетов по НДС и уменьшая налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций на произведенные расходы по взаимоотношениям с обществом "СУ-39", помимо счетов-фактур, общество не представило никаких первичных документов, подтверждающих принятие и оприходование приобретенных товаров (работ).

Проведенный инспекцией анализ движения денежных средств по счетам контрагентов свидетельствует о транзитном характере счетов, отсутствии доказательств приобретения ТМЦ контрагентами, перечислении денежных средств на счета других организаций с последующим их перечислением физическим лицам для погашения кредитов.

По мнению налогового органа, совокупность представленных суду доказательств, позволяет сделать вывод о наличии в действиях налогоплательщика недобросовестности, а также о создании обществом схемы формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды и причинения ущерба государству.

На основании установленных обстоятельств судами первой и апелляционной инстанций сделаны выводы о создании налогоплательщиком в результате формального документооборота с обществами "СУПНР" и "СУ-39" ситуации, позволяющей получить налоговые выгоды вне связи с реальной предпринимательской (иной экономической) деятельностью со спорными контрагентами и в отсутствие в сделках целей делового характера. Налоговым органом доказаны недостоверность представленных документов, отсутствие взаимоотношений между участниками сделки, недобросовестность действий налогоплательщика и спорных контрагентов.

Судами правомерно отклонены доводы налогоплательщика о недопустимости использования в качестве доказательства заключения эксперта от 12.12.2011 N 910/7 в связи с исследованием подписей на основании копий документов, так как экспертом, предупрежденным об ответственности (по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации) за дачу заведомо ложного экспертного заключения дано письменное заключение, соответственно, эксперт пришел к выводам о достаточности для проведения исследований и дачи заключения образцов подписей, подлежащих исследованию (сравнению).

Исследовав заключение эксперта в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 64, ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что указанное заключение является ясным и полным, сомнений в обоснованности выводов эксперта не имеется.

Судами отклонен довод налогоплательщика о проявлении им должной осмотрительности при выборе спорных контрагентов. Доказательства, свидетельствующие о проверке их деловой репутации, наличия у них необходимых ресурсов для осуществления реальной хозяйственной деятельности, не представлены. Налогоплательщиком не приведены конкретные сведения об обстоятельствах заключения и исполнения сделок и не представлены в подтверждение сделок с контрагентами все необходимые документы, подтверждающие реальность хозяйственных операций.

Принимая во внимание специфику спорных услуг, оказание которых требует также наличия соответствующего оборудования, квалифицированного персонала и лицензии, действия заявителя не признаны судами в качестве проявления им должной осмотрительности при выборе контрагентов.

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку правоспособности юридического лица, но и полномочий лиц, действующих от их имени, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью.

Как правомерно указано судами, доказательства, свидетельствующие о ведении деловых переговоров, например письма, принятие мер по установлению и проверки деловой репутации контрагентов, выяснение адресов и телефонов офисов, должностей, имен и фамилий должностных лиц и других действий, в материалах дела отсутствуют.

Общество, вступая в гражданские правоотношения с обществом "СУПНР", обществом "СУ-39", вопреки принципу разумности, добросовестности, заботливости и осмотрительности сторон при осуществлении хозяйственной деятельности, закрепленному ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, обычаям делового оборота, а также учитывая крупный размер сделок, значительный объем предстоящих работ, не убедилось в добросовестности своих контрагентов, не проверило полномочия лиц, представлявших интересы общества "СУПНР", общества "СУ-39".

Ссылка общества на тот факт, что все расчеты с контрагентами производились безналичным путем, не имеет значения, поскольку сам по себе факт осуществления безналичных расчетов "номинальным" организациям широко используется недобросовестными налогоплательщиками в целях противоправного "обналичивания" денежных средств.

С учетом обстоятельств, установленных судами при рассмотрении дела, выводы о неправомерном применении обществом налоговых вычетов по НДС и учете в составе расходов при исчислении налога на прибыль затрат по взаимоотношениям с обществом "СУПНР", обществом "СУ-39" являются верными.

Вышеуказанные выводы судов согласуются с правовой позицией, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Суды при разрешении спора не ограничились проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а оценили все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Изложенные в жалобе доводы не подтверждают неправильного применения судами норм материального права и не опровергают выводы судебных инстанций, основанные на фактических обстоятельствах, установленных после исследования по делу доказательств, направлены на переоценку доказательств, что в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 14.08.2012 по делу N А47-6133/2012 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2012 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "СМУ-33" - без удовлетворения.

Председательствующий

О.Л.ГАВРИЛЕНКО

Судьи

О.Г.ГУСЕВ

А.Н.ТОКМАКОВА

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать