Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Поволжского округа от 28 января 2010 г. по делу N А55-4259/2009

Постановление ФАС Поволжского округа от 28 января 2010 г. по делу N А55-4259/2009

Реализация продукции общества невозможна без осуществления посреднических услуг, заключающихся в подборе и оказании содействия в заключение договоров купли-продажи продукции общества. Поэтому расходы по оплате агентских услуг отвечают требованиям ст.252 НК РФ, и являются обоснованными для целей налогообложения по налогу на прибыль

21.02.2010  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 января 2010 г. по делу N А55-4259/2009

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области, г. Тольятти,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 03.08.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2009

по делу N А55-4259/2009

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Тольяттинский Трансформатор", г. Тольятти Самарской области, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области, г. Тольятти, о признании недействительным в части решения от 11.12.2008 N 19-20/60, при участии третьего лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области, г. Самара,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Тольяттинский Трансформатор" (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области (далее - налоговый орган, инспекция) о признании недействительным в части решения от 11.12.2008 N 19-20/60.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 03.08.2009, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2009, заявленные требования удовлетворены частично. Оспариваемое решение признано недействительным в части: предложения уплаты недоимки по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 2 027 933 руб., предложения уплаты недоимки по налогу на прибыль в размере 1 854 403 руб., начисления пени по НДС в размере 726 016 руб., начисления пени по налогу на прибыль в размере 90 941 руб., начисления штрафа по налогу на прибыль в размере 370 880 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить судебные акты в части удовлетворенных требований заявителя.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзывов к ней, заслушав объяснения представителей сторон, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, не находит оснований для их отмены.

Как следует из материалов дела, 11.12.2008 инспекция вынесла оспариваемое решение, которым привлекла общество к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в общем размере 626 975 руб. за неполную уплату налога на прибыль, доначислила налог на прибыль и НДС в общей сумме 6 052 937 руб., начислила пени на сумму 936 260 руб.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужило то, что в период с 01.01.2005 по 31.12.2006 (период финансово-хозяйственной деятельности, проверенный налоговым органом в ходе налоговой проверки) общество заключило договоры на оказание агентских услуг с обществом с ограниченной ответственностью "Омега+" (далее - ООО "Омега+"), обществом с ограниченной ответственностью "Креатив Групп" (далее - ООО "Креатив Групп"), обществом с ограниченной ответственностью "Коммерц Терминал" (далее - ООО "Коммерц Терминал"), обществом с ограниченной ответственностью "Фаворит" (далее - ООО "Фаворит").

Во исполнение данных договоров вышеназванные контрагенты оказали услуги обществу по содействию в заключение договоров по реализации продукции заявителя - трансформаторов. Общество уплатило вознаграждение вышеназванным контрагентам за оказанные услуги, в том числе и НДС, поскольку данные услуги являются объектом налогообложения по НДС.

Уплаченный контрагентам НДС общество заявило к вычету, а на сумму вознаграждения, уплаченного контрагентам, общество уменьшило налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Инспекция, осуществив встречные проверки вышеназванных контрагентов общества, пришла к выводу об их недобросовестности как налогоплательщиков, и поставила под сомнение обоснованность заключенных сделок и их исполнение.

По мнению инспекции, помимо того, что вышеназванные контрагенты являются недобросовестными, имела место частичная оплата их услуг векселями, которые на момент их передачи контрагентам были уже погашены; часть агентских договоров была заключена уже после совершения сделок с покупателями трансформаторов; часть договоров, содействие в заключение которых оказывали вышеназванные контрагенты, заключались с организациями, с которыми, по мнению налогового органа, у заявителя уже имелись налаженные и устойчивые деловые связи, и услуги посредников - вышеназванных контрагентов, - для заключения договоров по реализации продукции заявителя были не нужны; первичные документы от лица ООО "Омега+" подписаны ненадлежащим лицом, который, по мнению инспекции, не имел отношения к контрагенту.

Проанализировав данные нарушения, инспекция сделала вывод, что услуги вышеназванным контрагентам фактически не оказывались, первичная документация использовалась для создания видимости хозяйственных операций, и включение расходов по оплате оказанных услуг вышеназванными контрагентами в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, а также принятие к вычету суммы НДС предъявленные обществу по приобретенным услугам вышеназванными контрагентами, является необоснованным.

Заявитель, не согласившись с доводами налогового органа, и указав, что проявил должную осмотрительность при выборе вышеназванных контрагентов, обратился в арбитражный суд, судебными актами которого заявленные требования удовлетворены в части.

Кассационная инстанция находит выводы судебных инстанций правомерными по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации, в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Как установлено судебными инстанциями и следует из материалов дела, общество осуществляет изготовление и реализацию электрических трансформаторов. Реализация продукции общества невозможна без осуществления посреднических услуг, заключающихся в подборе и оказании содействия в заключение договоров купли-продажи продукции общества. В этой связи, возможность получения прибыли от деятельности общества посредством реализации продукции заявителя - невозможна без оказания агентских услуг обществу.

Поэтому, суды пришли к выводу о том, что расходы по оплате агентских услуг отвечают требованиям статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, и являются обоснованными для целей налогообложения по налогу на прибыль.

Правомерно не принят довод налогового органа о том, что контрагенты общества способствовали заключению договоров с покупателями, с которыми у общества уже имели место в предыдущих периодах деловые отношения, что, по мнению инспекции, говорит о том, что общество в посреднических услугах по оказанию содействия в заключение договоров с данными покупателями больше не нуждалось, и исключает обоснованность включения данных оказанных услуг в расходы по налогу на прибыль, поскольку заключение сделки является многофакторным процессом, на него могут оказывать влияние различные обстоятельства, вплоть до личных отношений руководителей, представителей юридических лиц, представителей агентов, и тому подобные факторы, которые при этом могут никак не зависеть от существовавших до этого хозяйственных отношений. Налоговый орган свой довод основывает на предположениях, что не может свидетельствовать об отсутствии необходимости в оказании агентских услуг.

Кроме того, налоговый орган указывает, что в части отчетов агентов по исполнению договоров на оказание агентских услуг, у разных агентов идет дублирование ссылок на одни и те же договоры купли продажи, что свидетельствует о получении вознаграждения разными агентами за оказание одних и тех же услуг.

Судами установлено, что разные агенты договаривались о продаже различных типов трансформаторов, и после того, как заявитель устанавливал, что между агентом достигнута договоренность о продаже трансформатора с покупателем, с которым уже имелся договор о купле-продаже, стороны приходили к выводу, что заключать новое соглашение между сторонами нецелесообразно, и к уже имеющемуся соглашению заключалось дополнительное соглашение, в котором оговаривалась поставка дополнительной единицы техники.

В подтверждение данных доводов заявителем представлены спецификации к соглашениям, из которых видно, что разными агентами в рамках одного договора поставки оказывалось содействие по продаже различных единиц товара, что свидетельствует о том, что функции агентов не дублировались, агенты не получали двойного вознаграждения за оказание одних и тех же услуг, и соответственно, они обоснованно получали свое вознаграждение.

С целью документального подтверждения понесенных расходов, обществом представлены договоры на оказание агентских услуг, счета-фактуры, акты выполненных работ, векселя, платежные поручения, которые, за некоторым исключением, о котором будет сказано ниже, документально подтверждают факт оказания агентских услуг и их оплату.

Также налоговый орган указывает на недобросовестность контрагентов.

Между тем, в соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О по смыслу пункта 3 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации в налоговых отношениях действует презумпция добросовестности. В силу указанной презумпции бремя доказывания недобросовестности налогоплательщика возлагается на налоговый орган. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О налогоплательщик не может нести ответственность за действия иных предприятий, которые участвуют в процессе уплаты налога в бюджет. В указанном определении подчеркнуто, что понятие "добросовестные налогоплательщики" не может истолковываться в значении, возлагающем на налогоплательщика какие-либо дополнительные обязанности, не предусмотренные налоговым законодательством.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" также разъяснено, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики и представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (пункт 1 Постановления).

В пункте 10 Постановления указывается, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

В оспариваемом решении налоговый орган приводит довод о подписании агентского договора с ООО "Омега+", актов приемки выполненных работ по данному договору, отчетов агента, счетов-фактур не установленным и не уполномоченным на это лицом.

Однако, как правильно указано судебными инстанциями, данные документы явных признаков недостоверности не несут. Подпись лица на первичных документах заверена печатью ООО "Омега+", что давало основания заявителю полагать, что подписавшее документы лицо обладает всеми правами и обязанностями представлять юридическое лицо в отношениях с другими контрагентами, т. е. предполагалась добросовестность указанного выше контрагента.

Как указано в оспариваемом решении, контрольными мероприятиями налоговым органом было установлено, что руководителем ООО "Омега+" является Полякова Светлана Петровна, в то время как агентский договор, акты приемки выполненных работ, отчеты агента, счета-фактуры на выполненные агентские услуги, акты приема-передачи ценных бумаг подписаны генеральным директором Рябчиковым Е.Д., что, по мнению налогового органа, подтверждается предоставленными Инспекцией Федеральной налоговой службы N 14 по г. Москве сведениями о руководителе ООО "Омега+" (ответ Инспекции Федеральной налоговой службы N 14 по г. Москве входящий N 5443@ от 24.04.2008 на запрос Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области - л. 8 решения N 19-20/60 от 11.12.2008).

Также налоговый орган, проведя контрольные мероприятия, установил, что месту регистрации ООО "Омега+" - 125284, г. Москва, ул. Беговая, д. 13/2, данная организация не значится.

Между тем, согласно выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, предоставленной представителем инспекции N 19 в материалы дела, Полякова С.П. является учредителем ООО "Омега+", а не его руководителем. Руководителем ООО "Омега+", т. е. его исполнительным органом, имеющим право действовать от имени ООО "Омега+" без доверенности, является Рябчиков Е.Д., как генеральный директор, и именно он должен был подписать документы от лица ООО "Омега+".

Согласно данным, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц, местом нахождения ООО "Омега+" является адрес: 125284, г. Москва, ул. Беговая, д. 13/2, совпадающий с адресом в первичных документах, прошедших по учету общества.

Контрольные мероприятия проводились в 2008 году, сделки заключались в 2005 году, место нахождения ООО "Омега+" подтверждается выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц. Доказательств того, что ООО "Омега+" не находилось по месту регистрации в 2005 году - ответчиком не представлено.

Таким образом, довод налогового органа о том, что от лица ООО "Омега+" документы подписаны неустановленным и неуполномоченным лицом, и содержат недостоверные сведения о месте нахождения ООО "Омега+" является неосновательным.

Кроме того, налоговый орган, проведя контрольные мероприятия, установил, что ООО "Креатив Групп" зарегистрировано по адресу: 121357, г. Москва, ул. Верейская, д. 7. Между тем по данным, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 13 по г. Москве, по данному адресу организация не значится. Однако, согласно данным, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц, местом нахождения ООО "Креатив Групп" является адрес: 121357, г. Москва, ул. Верейская, д. 7 (выписка из Единого государственного реестра юридических лиц от 05.02.2009). Тот факт, что данная организация по указанному адресу не значится, говорит лишь о неисполнении ООО "Креатив Групп" обязанности извещать налоговый орган об изменении места нахождения, и данный факт сам по себе не может свидетельствовать о недобросовестности и нарушениях законодательства со стороны общества.

Такие же выводы судами сделаны и в ООО "Коммерц-Терминал", зарегистрированного по адресу: 119049, г. Москва, Добрынинский пер., д. 3/5, стр. 2, и ООО "Фаворит", зарегистрированного по адресу: 107078, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 15А, которые, согласно материалов контрольных мероприятий, не находятся по данным адресам. Согласно данным, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц, местом нахождения вышеназванных организаций являются вышеназванные адреса.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 9 Постановления от 12.10.2006 N 53 разъяснил: установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В соответствии с изложенным, суды пришли к правильному выводу о том, что законных оснований доначислять обществу НДС в размере 2 841 791 руб. и налог на прибыль в размере 3 134 874 руб., по вышеназванным обстоятельствам, на которые ссылался налоговый орган, у последнего не было.

По исполнению агентского договора от 17.03.2005 (03.02.2005) N 478/206-05, заключенного между обществом и ООО "Креатив Групп" судами установлено, что сам агентский договор заключен позже, чем был заключен договор поставки от 04.02.2005 N 08/05, во исполнение которого заключен агентский договор, и частично прошли платежи по договору поставки 03.03.2005 и 15.03.2005.

В данном случае установлено, что настоящая дата заключения агентского договора 03.02.2005, однако экземпляр договора от 03.02.2005 был утерян. Восстановленный экземпляр даты не содержал, и был зарегистрирован юридическим отделом общества 17.03.2009. Дата регистрация была вписана в договор сотрудником отдела, и ее принял налоговый инспектор при проверке, за дату заключения договора.

В подтверждение довода представлена копия оригинального экземпляра договора, подписанного 03.02.2005, который сохранился у ООО "Креатив-Групп". В данной копии действительно проставлена дата заключения договора 03.02.2005.

Судами правомерно приняты данные пояснения, как документально подтвержденные, и объясняющие расхождение в датах заключения агентского договора и договора поставки.

Таким образом, требования о признании недействительным доначислений недоимок по оспариваемому акту, осуществленные инспекцией в отношении НДС и налога на прибыль, в размере 2 841 791 руб. и 3 134 874 руб. соответственно, суд правомерно удовлетворил в части: в отношении налога на прибыль в сумме 1 854 403,00 руб. (3 134 874 - 1 208 471 - 72 000); в отношении НДС в сумме 2 027 933 руб. (2 841 791 - 768 095 - 45 763).

В этой связи, привлечение общества к налоговой ответственности по части 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 370 880 руб. 60 коп. (1 854 403*0,2) является незаконным.

Также, заявитель просил признать недействительным оспариваемое решение в части начисления пеней по налогу на прибыль в размере 90 941 руб. и НДС в размере 726 016 руб.

Суды удовлетворили данное требование в связи со следующим. В оспариваемом решении указано, что за несвоевременное перечисление в бюджет доначисленной по оспариваемому решению суммы налога на прибыль, обществу начислены пени по налогу на прибыль в размере 90 941 руб. и НДС в размере 741 843 руб.

Согласно статье 75 Налогового кодекса Российской Федерации пенями признается установленная этой статьей денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

В силу главы 11 Налогового кодекса Российской Федерации пени являются способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов.

Однако, как правомерно отмечено судебными инстанциями, пени по налогу на прибыль и НДС налоговым органом рассчитаны исходя из полной суммы недоимок по обоим налогам. В то же время, недоимки по НДС и налогу на прибыль частично начислены безосновательно. Таким образом, расчет суммы пеней на начисленную налоговым органом недоимку по налогу на прибыль и НДС неверен, в связи с чем нельзя признать оспариваемое решение в части начисления и предложения уплаты пени по налогу на прибыль в размере 90 941 руб. и НДС в размере 741 843 руб., соответствующим Налоговому кодексу Российской Федерации.

Таким образом, доводы кассационной жалобы не опровергают правильность сделанных судами первой и апелляционной инстанций и подтвержденных материалами дела выводов.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для удовлетворения кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 03.08.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2009 по делу N А55-4259/2009 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать

НДС
  • 06.12.2016   Налогоплательщик, заключающий сделки по приобретению товара (выполнению работ, оказание услуг) несет не только гражданско-правовые последствия исполнения указанных сделок, но и налоговые последствия, связанные с возможностью отнесения сумм, уплаченных за товар поставщику на расходы по налогу на прибыль и налоговые вычеты, только в отношении добросовестных контрагентов (поставщиков, подрядчиков, исполнителей), осуществляющих реальную экономическую деятельно
  • 06.12.2016   Судебные инстанции пришли к выводу о доказанности налоговым органом факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку представленные обществом документы в обоснование права на применение налоговых вычетов, содержат недостоверные сведения, составлены формально и не отражают реальность сделок по заявленной ООО "Маристый" схеме поставки топлива, в связи с приобретением которого общество заявило к вычету НДС за 2, 3 кварталы 2014 го
  • 29.11.2016   Для применения вычетов по налогу на добавленную стоимость необходимо, чтобы сделки носили реальный характер, а документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов, содержали достоверную информацию.

Вся судебная практика по этой теме »

Налог на прибыль
  • 06.12.2016   Суды правильно указали, что задолженность налогоплательщика по спорным долговым обязательствам перед иностранными компаниями является контролируемой (более чем в 3 раза превышает величину собственного капитала), что сторонами не оспаривается; следовательно, в соответствии с п. 1 ст. 23, подп. 2 п. 2 ст. 269 НК РФ заявитель был обязан на последнее число каждого отчетного периода исчислять предельную величину признаваемых расходом процентов по контролируемой
  • 29.11.2016   Нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной если, налоговым органом будет доказано, что налогоплательщику должно быть известно о нарушениях допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированное налогоплательщика с контрагентом.
  • 16.11.2016   Само по себе наличие у налогоплательщика документов, подтверждающих, по его мнению, право на учет в расходах текущего периода убытков прошлых лет, без отражения (указания, заявления) суммы данных убытков в налоговой декларации не является основанием для уменьшения, подлежащего уплате в бюджет по итогам налогового периода налога на прибыль организаций.

Вся судебная практика по этой теме »