Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Московского округа от 23 сентября 2008 г. N КА-А40/8513-08-2

Постановление ФАС Московского округа от 23 сентября 2008 г. N КА-А40/8513-08-2

Отсутствие указания на рекламный характер информации, при наличии признаков рекламы, указанных в статье 2 Федерального закона "О рекламе", не лишает налогоплательщика права учесть в качестве расходов на рекламу затраты, связанные с производством видеопродукции о компании и реализуемом ею товаре

16.10.2008  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 сентября 2008 г. N КА-А40/8513-08-2

Дело N А40-52908/07-115-325

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Власенко Л.В.,

судей: Дудкиной О.В., Шишовой О.А.

при участии в заседании:

от истца (заявителя): У. (дов. от 01.05.08 г.),

от ответчика: Т. (дов. от 17.04.08 г. N 02-1-27/036), С. (дов. от 21.05.08 г. N 02-1-27/050),

рассмотрев 09.09.08 г. в судебном заседании кассационные жалобы ООО "Дейрос" и Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3

на решение от 25.03.08 г.

Арбитражного суда г. Москвы,

принятое судьей Шевелевой Л.А.,

на постановление от 06.06.08 г. N 09АП-5496/2008-АК

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями: Крекотневым С.Н., Кольцовой Н.Н., Кораблевой М.С.

по иску (заявлению) ООО "Дейрос"

о признании недействительным решения

к Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3

установил:

ООО "Дейрос" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании частично недействительным решения Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3 (далее - Налоговой инспекции) от 06.09.07 г. N 02-36/38 от 06.09.2007 г. "О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 25.03.08 г. заявленное Обществом требование удовлетворено частично: признано недействительным оспариваемое решение Налоговой инспекции в части выводов, изложенных в п. 2.4, 2.5, 2.7, 2.8, 2.9, 2.10, 2.11 и связанных с ними п. 4.5, 4.6, 4.7, 4.8, 4.9, 4.10 и соответствующих им пунктов резолютивной части о доначислении налогов, штрафов; в удовлетворении остальной части отказано.

Постановлением от 06.06.08 г. Девятого арбитражного апелляционного суда названное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

На решение и постановление судов ООО "Дейрос" и Налоговой инспекцией поданы кассационные жалобы.

Налоговая инспекция в своей кассационной жалобе просит судебные акты отменить в части удовлетворения требования заявителя и отказать в удовлетворении требования полностью. В обоснование чего приводятся доводы о результатах, выявленных в ходе проведения выездной налоговой проверки ООО "Дейрос".

Заявитель в своей кассационной жалобе со ссылками на положения п. 7 ст. 3, п. 1 ст. 255, п. 1 ст. 252, ст. 247, пп. 3 п. 1 ст. 254, п. 4 ст. 283, ст. 169, п. 1 ст. 172, ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации просит отменить решение и постановление судебных инстанций в части отказа в удовлетворении заявленного Обществом требования и принять новый судебный акт. В обоснование чего приводятся доводы о не соответствии выводов судов фактическим обстоятельствам, имеющим значение для дела, и нарушении судами норм материального права.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители сторон поддержали доводы своих кассационных жалоб и приводили возражения относительно доводов другой стороны по мотивам, изложенным в обжалуемых судебных актах.

Налоговым органом представлен отзыв на кассационную жалобу ООО "Дейрос".

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, проверив доводы кассационных жалоб и возражений относительно них, не усматривает оснований для отмены судебных актов.

Судом установлено, что Налоговой инспекцией по результатам выездной налоговой проверки ООО "Дейрос" составлен акт от 03.08.07 г. N 02-34/24 и, с учетом рассмотрения возражений налогоплательщика на акт проверки, вынесено решение от 06.09.07 г. N 02-36/38, которым заявитель привлечен к налоговой ответственности по п. 2 ст. 120 НК РФ, по п. 1 ст. 122 НК РФ, по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде взыскания штрафа в общем размере 169 252 063,26 руб.; налогоплательщику начислены пени в общем размере 401 382 566,24 руб., ему предложено уплатить недоимку по налогам и сборам в общей сумме 1 179 128 649,39 руб., штрафы и пени, а также внести соответствующие исправления в бухгалтерский учет.

Суд установил обстоятельства, которые послужили основанием для вынесения оспариваемого решения налоговым органом, проверил законность выводов налогового органа.

Суд кассационной инстанции, проверяя законность обжалуемых решения и постановления, принятых судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения ими норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах сторон и возражениях относительно них, не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб сторон по следующим основаниям.

По кассационной жалобе заявителя.

По спорному эпизоду решения Налоговой инспекции (п. 1) суд установил обстоятельства, послужившие основанием для выводов Налоговой инспекции, и признал эти выводы обоснованными.

Так, суд установил, что Обществом по требованию налогового органа о представлении документов в соответствии со ст. 93 НК РФ с нарушением срока представлено 97 226 документов.

Учитывая нарушение заявителем положений ст. 93 НК РФ, суд пришел к выводу о том, что решение налогового органа в указанной части является законным, привлечение Общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 2 ст. 120 НК РФ, является правомерным.

В кассационной жалобе заявитель приводит довод о неправильном применении судами закона и неполном исследовании всех фактических обстоятельств дела, полагая, что в непредставлении регистров бухгалтерского учета и налогового учета, необходимых для проведения выездной налоговой проверки, а также других документов, подтверждающих достоверность совершения хозяйственных операций, отсутствует вина Общества и состав правонарушения, предусмотренный п. 2 ст. 120 Налогового кодекса Российской Федерации.

Между тем, судом установлено, что заявителем на требования Налоговой инспекции о представлении документов не представлены регистры бухгалтерского и налогового учета, необходимые для проведения выездной налоговой проверки, а также другие документы, подтверждающие достоверность совершения хозяйственных операций.

Данное обстоятельство Обществом не оспаривается.

В кассационной жалобе заявитель указывает, что согласно его Учетной политике бухгалтерский учет ведется с использованием компьютерной программы "ТАИС", однако в связи со сбоем в данной программе из-за замыкания жесткий диск стал неисправным.

Судом при рассмотрении дела разрешены вопросы о наличии или отсутствии спорных документов у налогоплательщика, а также о причинах их непредставления по требованиям налогового органа.

Оснований для переоценки данного вывода у суда кассационной инстанции в силу предоставленных процессуальным законом полномочий не имеется.

Вывод суда обоснован ссылками на положения п. 1 ст. 17 Федерального закона "О бухгалтерском учете", которыми предусмотрено, что организации обязаны хранить первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета и бухгалтерскую отчетность в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее 5 лет, а также Положения о документах и документообороте в бухгалтерском учете, утвержденного Минфином СССР 29.07.1983 N 105, п. 7 ст. 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете", п. 2 ст. 50 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Исследуя вопрос наличия вины, суд, руководствовался положениями ст. 110 Налогового кодекса Российской Федерации и пришел к выводу, что заявителем не обеспечены условия для хранения документов бухгалтерского учета, что свидетельствует о ведении учета с нарушением установленного порядка, заявителем допущено грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения в течение более одного налогового периода, ответственность за которое предусмотрена п. 2 ст. 120 НК РФ.

Суд кассационной инстанции вывод суда признает основанным на законе, так как исходя из требований ст. 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете" от 21.11.96 г. N 129-ФЗ, обязывающей налогоплательщика оформлять все хозяйственные операции оправдательными документами (первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет), и нормы ст. 10 Закона, определяющей, что систематизация и накопление информации, содержащейся в принятых к учету первичных документах, осуществляется в регистрах бухгалтерского учета, которые ведутся в специальных книгах (журналах), на отдельных листах и карточках, в виде машинограмм, полученных при использовании вычислительной техники, а также на магнитных лентах, дисках, дискетах и иных машинных носителях.

Согласно ст. 17 Закона организации обязаны хранить первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета и бухгалтерскую отчетность в течение сроков, установленных в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее 5 лет. Ответственность за организацию, хранение учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности несет руководитель организации.

В соответствии с п. 1 ст. 54 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Однако спорные документы по учету объекта налогообложения у налогоплательщика отсутствуют, в связи с чем привлечение Общества к налоговой ответственности в соответствии с п. 2 ст. 120 Налогового кодекса Российской Федерации является законным.

Оснований для отмены судебных актов в обсуждаемой части не имеется.

Не усматривает суд кассационной инстанции и оснований для отмены судебных актов в части выводов по пункту 2.1, касающихся получения необоснованной налоговой выгоды при включении в 2004 году в состав расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации, стоимости приобретения алкогольной продукции у акцизного склада ООО "Трейд мастер".

В соответствии с главой 25 Кодекса налогоплательщик вправе уменьшить полученные им доходы на сумму произведенных расходов. При этом материальные расходы, к которым относятся товары, приобретенные для перепродажи, также связаны с операциями по реализации товаров (работ, услуг).

Следовательно, для признания за налогоплательщиком права на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных затрат требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций по реализации товаров.

Исходя из Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Вывод судебных инстанций обоснован ссылками на положения п. 1 ст. 268, п. 1 ст. 252 НК РФ, Постановление Правительства Российской Федерации N 1019 от 15.08.1997, которым утвержден Перечень документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Российской Федерации, а также Письмо Росалкогольмонополии от 22.10.1997 N 4-10/2555.

Суд исходил из того, что заполнение разделов "А" и "Б" справок к товаротранспортным накладным позволяет проследить прохождение каждой партии алкогольной продукции от организации-производителя до последнего покупателя.

Подробно сопоставив содержание данных разделов, суд пришел к выводу, что алкогольная продукция приобретена акцизным складом ООО "Элита Трейдинг" у производителя в количестве, не позволяющем повторно ссылаться на раздел "А" справки к товаротранспортным накладным, а акцизный склад заявителя, приобретая алкогольную продукцию у акцизного склада ООО "Трейд Мастер", в комплекте сопроводительных документов получал разделы "А" справок к товаротранспортным накладным, следовательно, знал о недостоверных сведениях, содержащихся в разделах "Б".

Судом учтено, что Обществом не представлены в ходе выездной налоговой проверки регистры бухгалтерского и налогового учета, а местонахождение участников цепочки, располагающих документами (информацией), налоговым органам неизвестно, при этом документы ООО "Трейд Мастер" уничтожены в результате пожара, а генеральный директор ООО "Трейд Мастер" Н. одновременно являлся генеральным директором ООО "Дейрос +".

Учтены судом и представленные налоговым органом доказательства того, что с момента регистрации ООО "Аист-1" (Республика Дагестан) не представляет налоговую отчетность, при этом ООО "Аист-1" создано 17.03.04 г., незадолго до совершения хозяйственных операций по договорам с Обществом N 22-731 и N 04-732 от 28.04.04 г.

Суд принял во внимание, что акцизным складом ООО "Элита Трейдинг" уведомления о поставках алкогольной продукции в адрес акцизного склада ООО "Аист-1" не направлялись, а направлялись уведомления о поставках в адрес акцизного склада Общества.

При этом судом проверены и признаны необоснованными, противоречащими фактическим обстоятельствам дела доводы заявителя об ошибочном объединении разных и самостоятельных поставок и о непредставлении налоговым органом доказательств, подтверждающих отсутствие признака реальности, действительности хозяйственных операций.

В обжалуемых ООО "Дейрос" судебных актах указаны фактические обстоятельства, по результатам исследования которых в их совокупности и взаимосвязи суд пришел к выводу о представлении в Налоговую инспекцию недостоверных документов с целью получения необоснованной налоговой выгоды, эти документы не соответствуют требованиям налогового законодательства и не могут служить основанием для признания понесенных затрат в качестве расходов, признаваемых обоснованными и документально подтвержденными по налогу на прибыль согласно п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как видно из кассационной жалобы, Общество не согласно с правовыми выводами суда о характере и налоговых последствиях его взаимоотношений с контрагентами. Таким образом, доводы Общества направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установление которых не относится к компетенции суда кассационной инстанции, определенной в ст. 286 АПК РФ.

Оснований для отмены судебных актов в обсуждаемой части также не имеется.

Относительно выводов суда по пункту 2.2 оспариваемого решения Налоговой инспекции.

Суд признал обоснованной позицию налогового органа о том, что в нарушение п. 1 ст. 252, пп. 3 п. 1 ст. 268 НК РФ заявителем неправомерно с целью получения необоснованной налоговой выгоды включена в 2004 году в состав расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации, стоимость приобретения алкогольной продукции у ООО "Дейрос +".

При этом суд установил обстоятельства дела, связанные с приобретением в проверяемом периоде заявителем по договору поставки алкогольной продукции (водки "Салют, Златоглавая" изготовителя ОАО "Салют", РСО-Алания) у дочернего общества ООО "Дейрос +".

Проверив представленные документы, суд установил, что первоначальным покупателем данной продукции у ОАО "Салют" (РСО - Алания) являлся акцизный склад заявителя в г. Москве, т.е. ООО "Дейрос +" реализовал заявителю алкогольную продукцию, предыдущим собственником которой был акцизный склад Общества.

По выводу суда, ООО "Дейрос +" не могло реализовать заявителю водку "Салют, Златоглавая" в количестве 80 000 бутылок, так как приобрело только 39 500 бутылок.

Судом учтены результаты проведения контрольных мероприятий, в ходе которых установлено, что провести выездную налоговую проверку дочернего общества не представляется возможным в связи с отсутствием организации ООО "Дейрос +" по месту регистрации и фактического нахождения, ООО "Дейрос +" перестало отчитываться после II квартала 2006 года, находится в розыске, а должностные лица заявителя в ходе опросов отрицали взаимные поставки алкогольной продукции и любые взаимоотношения с ООО "Дейрос+".

Судом проверен довод Общества о том, что налоговым органом ошибочно не учтена одна поставка алкогольной продукции заявителя в адрес ООО "Дейрос +" - по товаротранспортной накладной N 7440 от 25.02.04 г. в количестве 40 500 бут. Этот довод приводится заявителем и в кассационной жалобе.

Между тем, суд, сопоставив сведения имеющихся документов, пришел к выводу, что данная поставка не имеет отношения к реализации по товаротранспортной накладной N 5 от 26.02.04 г. и товаротранспортной накладной N 6 от 26.02.04 г.

Доводами кассационной жалобы правильность выводов суда по приведенному эпизоду не опровергается. Судом оценены доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ, нормы материального права не нарушены. Оснований для отмены не имеется.

По пункту 2.3. оспариваемого решения. Суд также признал обоснованным утверждение Налоговой инспекции о том, что в нарушение п. 1 ст. 252, пп. 3 п. 1 ст. 268 НК РФ заявителем неправомерно включена в состав расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации, стоимость приобретения алкогольной продукции без документального подтверждения доставки товаров в адрес Общества и принятия товаров на учет.

Так, суд установил, что в ходе налоговой проверки документов, удостоверяющих легальность производства алкогольной продукции и контролирующих ее прохождение от организаций-производителей до Общества, были установлены нарушения, заключающиеся в отсутствии справки к товарно-транспортным накладным (разделы "А" и "Б") и отсутствии подписи и печати получателей в справках к товарно-транспортным накладным (раздел "Б"), отсутствии товарных и товарно-транспортных накладных, подписей грузоотправителей и грузополучателей в товарных накладных и товарно-транспортных накладных.

По выводу суда, документы, представленные заявителем налоговому органу для проверки, не подтверждают легальность производства и оборота приобретенной алкогольной продукции, поскольку на них отсутствуют обязательные реквизиты, поэтому они не могут быть приняты в целях бухгалтерского и налогового учета.

Вывод суда обоснован ссылками на положения п. 1 ст. 268, п. 1 ст. 252 НК РФ, Постановление Правительства Российской Федерации N 1019 от 15.08.1997 г., которым утвержден Перечень документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Российской Федерации, п. 2 ст. 9 Федерального закона N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", а также Письмо Росалкогольмонополии от 22.10.1997 г. N 4-10/2555, Постановление Госкомстата России от 28.11.1997 г. N 78 (принятого во исполнение Постановления Правительства России от 08.07.1997 N 835 "О первичных учетных документах"), п. 2.1.2 Методических рекомендаций по учету и оформлению операций приема, хранения и отпуска товаров в организациях торговли (утв. Письмом Комитета РФ по торговле от 10.07.1996 г. N 1-794/32-5), Постановление Росстата (Российского статистического агентства) от 09.08.1999 г. N 66 по согласованию с Минфином России и Минэкономики России об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету продукции, товарно-материальных ценностей в местах хранения.

Доводы кассационной жалобы являются необоснованными.

Проверяя довод заявителя о том, что спорные документы имеются в наличии, суд отклонил его, поскольку данный довод опровергается материалами проверки, а именно - реестрами документов, представленных заявителем, протоколом опроса N 1 от 28.02.07 г., протокол осмотра N 1 от 23.03.07 г.; протоколом выемки документов и предметов заявителя N 1 от 30.03.07 г., актом приема-передачи копий документов N 1 от 06.04.07 г., актом приема-передачи копий документов N 2 от 13.04.07 г.

Кроме того, суд признал, что представленные заявителем документы также не содержат обязательных реквизитов.

Суд правомерно исходил из того, что соответствие товарных и товарно-транспортных накладных требованиям, установленным п. 2 ст. 9 Федерального закона N 129-ФЗ к оформлению первичных документов, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки, количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров, цену товара, а также фактическую доставку товара, однако в товарных накладных, представленных Обществом в ходе выездной налоговой проверки, отсутствуют подписи лиц, принимавших груз к перевозке, и подписи лиц, принимавших груз от перевозчика, а за грузополучателя подписалось неизвестное лицо со значком "V", при этом подпись не расшифрована, не указана дата получения груза.

Судом учтено, что на требование Налоговой инспекции о представлении документов заявитель письменно сообщил, что в организации складское делопроизводство отсутствует.

Поскольку документов, подтверждающих принятие на учет покупных товаров, у заявителя не имеется, а также учитывая неведение складского учета, отсутствие в товарных накладных сведений о лицах, осуществивших отпуск и прием товаров, суд пришел к правильному выводу, что оправдательные документы, соответствующие требованиям Федерального закона N 129-ФЗ, согласно п. 1 ст. 252 НК РФ служат основанием для документальной подтвержденности затрат, без признания которой расходы, осуществленные налогоплательщиком, не могут быть учтены в целях исчисления налога на прибыль организаций, при отсутствии оформленных в установленном порядке документов, подтверждающих расходы организации, указанные расходы не могут быть учтены при определении налогооблагаемой прибыли.

Нарушений в применении норм материального права судом не допущено. Оснований для отмены судебных актов в данной части также нет.

Суд установил, что по пункту 2.6 оспариваемого решения Налоговая инспекция указала на то, что Обществом неправомерно включены страховые взносы в состав расходов на оплату труда, поскольку страховые риски, на случай наступления которых заключен договор страхования, не связаны с исполнением застрахованными лицами трудовых обязанностей.

Суд признал решение налогового органа в указанной части законным и обоснованным, поскольку страховые взносы включены заявителем в состав расходов на оплату труда неправомерно.

В кассационной жалобе заявитель приводит доводы о не соответствии вывода суда нормам законодательства РФ о налогах и сборах, полагая, что заявителем соблюдено предусмотренное законом условие - расходы, произведенные в пользу работников, предусмотрены трудовым договором.

Между тем, судом установлено, что заявителем (страхователем) заключен договор страхования граждан от несчастных случаев с ООО "Федеральная страховая компания" (страховщиком), в соответствии с условиями которого страховыми случаями являются несчастные случаи, приведшие к травматическому повреждению застрахованного лица, постоянной утрате застрахованным лицом трудоспособности с установлением инвалидности и смерти застрахованного лица, в том числе происшедшей не позднее года со дня наступления несчастного случая.

В соответствии с п. 16 ст. 255 НК РФ суммы платежей (взносов) работодателей относятся к расходам на оплату труда по договорам добровольного личного страхования, заключаемым исключительно на случай наступления смерти застрахованного лица или утраты застрахованным лицом трудоспособности в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Суд пришел к выводу, что страховые риски, на случай наступления которых заключен договор страхования, не связаны с исполнением застрахованными лицами трудовых обязанностей, что заявителем не представлено доказательств того, что страховые случаи, предусмотренные этим договором, связаны исключительно с исполнением работниками трудовых обязанностей.

Суд признал необоснованной ссылку заявителя на обязанность работодателя заключать договоры страхования, предусмотренную в заключенных с работниками трудовых договорах, поскольку среднесписочное количество сотрудников Общества составляло в 2004 году - 259 человек, а в 2005 году - 313 человек, однако, по спорному договору страхования граждан от несчастных случаев застраховано только 13 человек.

В кассационной жалобе никаких доводов, опровергающих выводы суда, не приведено.

Оснований для отмены судебных актов не имеется.

По пункту 2.12. оспариваемого решения суд согласился с тем, что в нарушение п. 1 ст. 252, пп. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ обществом в 2004 году неправомерно включена в состав материальных расходов стоимость приобретения комплекта торгового оборудования по договору с ООО "Техно-Дизайн".

При этом суд исходил из того, что в период проведения выездной налоговой проверки Обществом не представлены документы, подтверждающие изготовление стоек, принятие их на учет, ввод в эксплуатацию.

Опровергая данный вывод суда, заявитель в кассационной жалобе приводит доводы о том, что в ходе выездной проверки им были представлены договор, товарные накладные, счета-фактуры, фотография, поэтому в силу ст. 247, п. 1 ст. 252, пп. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ он имеет право уменьшить налогооблагаемую прибыль на расходы, понесенные по договору с ООО "Техно-Дизайн".

Между тем, суд пришел к обоснованному выводу о том, что заявителем документально не подтверждены спорные расходы. Выводы налогового органа о том, что представленные копии накладных не заверены, за грузополучателя подписалось неизвестное лицо со значком "V", подпись не расшифрована, не указана дата получения груза, на фотографии запечатлены только две стойки "Довгань", одна из которых по форме и внешнему виду не соответствует эскизу, приложенному к договору, заявителем не опровергнуты.

Оснований для отмены судебных актов по изложенному эпизоду решения не имеется.

Судом проверены доводы сторон по пункту 2.14 оспариваемого решения. Суд согласился с тем, что в нарушение ст. 250 НК РФ Обществом в 2004 году неправомерно занижена налоговая база на полученные внереализационные доходы.

Вывод суда обоснован ссылками на п. 11. Учетной политики Общества, ст. 250 Налогового кодекса Российской Федерации, Инструкцию по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций.

Суд установил, что согласно отчету о прибылях и убытках (форма N 2), налоговой декларации по налогу на прибыль организаций сумма внереализационных доходов заявителя в 2004 году, отраженная в бухгалтерской отчетности, выше доходов, учтенных для целей налогообложения.

Суд также установил, что в ходе проведения выездной налоговой проверки Налоговой инспекцией были выставлены требования о предоставлении документов - расшифровки счета 91 "Прочие доходы и расходы", аналитических регистров налогового и бухгалтерского учета, однако, заявителем указанные документы не представлены, а в ходе опроса финансового директора Общества выявлено, что в проверяемом периоде налоговый учет и бухгалтерский учет совпадали.

Факт непредставления истребуемых документов заявитель не отрицает. В кассационной жалобе не приведены нормы права, которые нарушил суд, рассматривая дело в данной части.

Оснований для отмены судебных актов не имеется.

По пункту 2.15 оспариваемого решения. Суд пришел к выводу, что в нарушение п. 1 ст. 252, п. 4 ст. 283 НК РФ заявителем неправомерно уменьшена налоговая база на сумму убытков, понесенных в предыдущих налоговых периодах, без документального подтверждении объема убытков и очередности их переноса.

В соответствии с п. 1 ст. 283 НК РФ налогоплательщики, понесшие убыток (убытки), исчисленный в соответствии с настоящей главой, в предыдущем налоговом периоде или в предыдущих налоговых периодах, вправе уменьшить налоговую базу текущего налогового периода на всю сумму полученного ими убытка или на часть этой суммы (перенести убыток на будущее). Налогоплательщик вправе осуществлять перенос убытка на будущее в течение десяти лет, следующих за тем налоговым периодом, в котором получен этот убыток (п. 2 ст. 283 НК РФ).

В случае, если налогоплательщик понес убытки более чем в одном налоговом периоде, перенос таких убытков на будущее производится в той очередности, в которой они понесены (п. 3 ст. 283 НК РФ).

Суд установил, что в налоговых декларациях по налогу на прибыль организаций Обществом отражены суммы убытка или части убытка, полученного в предыдущем (предыдущих) налоговом (налоговых) периоде (периодах), уменьшающего налоговую базу за налоговый период.

Принимая решение, суд исходил из того, что организация обязана хранить документы, подтверждающие объем понесенного убытка, в течение всего срока, когда уменьшает налоговую базу текущего налогового периода на суммы ранее полученных убытков согласно п. 4 ст. 283 НК РФ и общего положения пп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ, ст. 17 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете".

В связи с тем, что ст. 283 НК РФ содержит условия о документальном подтверждении убытков и об очередности их переноса, суд посчитал, что основанием для переноса убытка является наличие документов, подтверждающих его возникновение в тех налоговых периодах и в тех объемах, в которых он имел место.

21,1

В то же время суд исходил из того, что положениями главы 25 НК РФ не установлены какие-либо ограничения, препятствующие налогоплательщику реализовать свое право, связанное с переносом на будущее убытка одного налогового периода, в случае если документы, подтверждающие наличие убытка предыдущего налогового периода, утрачены.

Однако, суд, установив, что заявителем ни налоговому органу, ни суду не представлены документы, подтверждающие объемы убытков и очередность их переноса на будущее, пришел к обоснованному выводу о том, что в нарушение п. 1 ст. 247, ст. 274 НК РФ заявителем занижена налоговая база по налогу на прибыль организаций, а решение налогового органа в указанной части является законным и обоснованным.

Оснований полагать вывод суда неправильным у суда кассационной инстанции не имеется.

В кассационной жалобе заявитель указывает, что первичные документы, подтверждающие получение и объем убытка до 2004 года, не запрашивались. Между тем, как указано в п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.01 г. N 5, в соответствии с пунктом 5 статьи 100 НК РФ в случае несогласия с фактами, изложенными в акте выездной налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих налогоплательщик вправе в двухнедельный срок со дня получения акта проверки представить в соответствующий налоговый орган свои возражения.

Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, а арбитражный суд в силу ст. 71 АПК РФ оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Учитывая изложенное, суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки, независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу в сроки, определенные пунктом 5 статьи 100 НК РФ.

Документов, подтверждающих получение и объем убытка до 2004 года, заявителем суду не представлено. Оснований для отмены судебных актов в данной части также не имеется.

По пункту 3.1 оспариваемого решения суд пришел к выводу, что в нарушение п. 1 ст. 187, п. 1 ст. 190, п. 7 ст. 194 НК РФ заявителем не велся раздельный учет в отношении подакцизных товаров, для которых установлены различные налоговые ставки.

Вывод суда основан на том, что заявителем не представлены налоговому органу необходимые для расчета налогов документы бухгалтерского учета, в организации отсутствует учет объектов налогообложения (журналы регистрации отгруженной алкогольной продукции с начислением акциза, складское делопроизводство).

Суд признал правомерным применение налоговым органом положений пп. 7 п. 1 ст. 31, п. 7 ст. 194 НК РФ, согласно которым сумма акциза по подакцизным товарам определена налоговым органом на основании налоговых деклараций по акцизам на алкогольную продукцию, реализуемую с акцизных складов оптовой торговли, исходя из максимальной из применяемых налогоплательщиком налоговой ставки от единой налоговой базы, определенной по всем облагаемым акцизом операциям.

Вывод суда соответствует нормам права, регулирующим спорное правоотношение.

В соответствии с п. 1 ст. 187 НК РФ налоговая база определяется отдельно по каждому виду подакцизного товара.

В отношении подакцизных товаров, для которых установлены различные налоговые ставки, налоговая база определяется применительно к каждой налоговой ставке (п. 1 ст. 190 НК РФ).

Поскольку налогоплательщик не ведет раздельного учета, предусмотренного п. 1 ст. 190 НК РФ, сумма акциза по подакцизным товарам определяется исходя из максимальной из применяемых налогоплательщиком налоговой ставки от единой налоговой базы, определенной по всем облагаемым акцизом операциям (п. 7 ст. 194 НК РФ).

Довод кассационной жалобы о том, что непредставление документов, подтверждающих ведение раздельного учета подакцизных товаров, связано со сбоем в системе "ТАИС" по причине электрического замыкания на разъеме питания, шлейфе, контактах контролера жесткого диска, не может служить основанием для отмены судебных актов. Проверка данного довода приведена судебными инстанциями при рассмотрении эпизода по пункту 1.1, о чем указано выше.

По пункту 3.2 оспариваемого решения суд также признал обоснованным довод Налоговой инспекции о неисчислении и неуплате в бюджет Российской Федерации в проверяемом периоде суммы акциза в 2004 году при реализации алкогольной продукции с акцизного склада без налогообложения подакцизных товаров.

Так, судом установлено, что в проверяемом периоде заявителем осуществлялась реализация алкогольной продукции на акцизные склады оптовых организаций - ООО "Аист-1" по договору от 28.04.04 г. N 04-732 и ООО "Том и Джерри" по договору от 02.07.03 г. N 18.

Соглашаясь с позицией налогового органа, суд исходил из нижеследующего.

Согласно ст. 179 НК РФ налогоплательщиками акциза признаются: организации; индивидуальные предприниматели; лица, признаваемые налогоплательщиками в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, определяемые в соответствии с Таможенным кодексом Российской Федерации.

Организации и иные лица, указанные в ст. 179 НК РФ, признаются налогоплательщиками, если они совершают операции, подлежащие налогообложению в соответствии с главой 22 Налогового кодекса Российской Федерации.

Подпунктом 5 п. 1 ст. 182 НК РФ установлено, что объектом налогообложения признается реализация организациями с акцизных складов алкогольной продукции, приобретенной у налогоплательщиков производителей указанной продукции, либо с акцизных складов других организаций.

Не признается объектом налогообложения реализация алкогольной продукции с акцизного склада одной оптовой организации акцизному складу другой оптовой организации.

В соответствии со ст. 196 НК РФ хранение, транспортировка и поставка (передача) покупателям либо структурному подразделению налогоплательщика, осуществляющему оптовую или розничную реализацию, алкогольной продукции с объемной долей этилового спирта свыше 9 процентов, за исключением вин натуральных, в том числе шампанских, игристых, газированных, шипучих, производимой на территории Российской Федерации, осуществляются в соответствии с условиями режима налогового склада.

В период нахождения алкогольной продукции под действием режимов налогового склада указанная продукция не считается реализованной и в отношении этой продукции не возникает обязательство по уплате акциза.

Согласно п. 1 ст. 197 НК РФ под режимом налогового склада понимается комплекс мер и мероприятий налогового контроля, осуществляемых налоговыми органами в соответствии с пунктом 1 статьи 82 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении алкогольной продукции с момента окончания ее производства и (или) поступления на склад (далее - акцизный склад) до момента ее отгрузки (передачи) покупателям либо структурному подразделению налогоплательщика, осуществляющему оптовую или розничную реализацию.

Под действием режима налогового склада, согласно п. 2 ст. 197 НК РФ, находятся территория, на которой расположены производственные помещения, используемые налогоплательщиком для производства алкогольной продукции, а также расположенные вне этой территории специально учреждаемые акцизные склады для хранения этой продукции и акцизные склады оптовых организаций. Хранение указанной продукции до ее отгрузки (передачи) покупателям либо структурному подразделению налогоплательщика, осуществляющему оптовую или розничную реализацию, в иных местах, за исключением акцизных складов и транспортных средств при перевозке в режиме транспортировки, запрещается.

В соответствии с п. 3 ст. 197 НК РФ момент отгрузки (передачи) алкогольной продукции с акцизного склада покупателям либо своему структурному подразделению, осуществляющему ее оптовую или розничную реализацию, считается моментом завершения действия режима налогового склада.

При освобождении алкогольной продукции от акциза в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах моментом завершения действия режима налогового склада в отношении таких товаров является дата вступления в силу соответствующего акта или иная указанная в нем дата.

Алкогольная продукция, находящаяся под действием режима налогового склада, согласно п. 4 ст. 197 НК РФ, хранится под контролем налогового органа в специально выделенных обустроенных помещениях.

Согласно п. 7 ст. 197 НК РФ порядок хранения алкогольной продукции, находящейся под действием режима налогового склада, устанавливается Министерством финансов Российской Федерации.

Пунктом 2 Инструкции по осуществлению налогового контроля за работой акцизного склада (Приложение N 16 к Приказу Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 19.02.2001 г. N БГ-3-31/41 в редакции, действовавшей в проверяемый период) установлено, что налоговый контроль за работой акцизного склада осуществляется должностным лицом налогового органа по месту нахождения акцизного склада.

Во время нахождения на акцизном складе должностное лицо налогового органа: контролирует правильность заполнения товарно-сопроводительной документации на получаемую и отгружаемую алкогольную продукцию, своевременность и правильность отражения данных о движении алкогольной продукции в журналах складского учета; у контролирует получение алкогольной продукции с другого акцизного склада и заверяет направляемые поставщику уведомления о получении алкогольной продукции; ведет документацию в соответствии с Приложениями N 17 - 19 к Инструкции (журнал регистрации алкогольной продукции, отгруженной с акцизного склада на другие акцизные склады (без уплаты акциза), журнал регистрации алкогольной продукции, отгруженной с акцизного склада (с уплатой акциза), журнал регистрации алкогольной продукции, поступившей на акцизный склад с других акцизных складов).

Как было уже указано выше, суд установил, что у Общества складское делопроизводство отсутствует. Налоговой инспекцией в ходе проверки были истребованы у заявителя журналы регистрации отгруженной и полученной алкогольной продукции (с начислением акциза и без начисления), которые обществом представлены не были.

Между тем, порядок хранения и учета движения алкогольной продукции, находящейся под действием режима налогового склада, утвержден Приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 31.03.2003 г. N БГ-3-07/154.

Учет движения алкогольной продукции на акцизных складах, а также представление налоговым органам информации о ее движении осуществляется с использованием компьютерных программ, устанавливаемых на акцизных складах.

При реализации продукции с акцизного склада одной организации на акцизный склад другой организации указанные субъекты обмениваются уведомлениями соответственно о поставке и о получении алкогольной продукции в двухдневный срок. Одновременно копии указанных уведомлений в электронном виде направляются налоговому органу по месту нахождения акцизного склада.

Суд установил, что налогоплательщиком (Заказчик) был заключен договор от 27.10.2003 г. N ГМ-29/23-012/17 с Дочерним государственным унитарным предприятием "Научно-технический центр "Атлас-Северо-Запад" Федерального государственного унитарного предприятия "Научно-технический центр "Атлас" (Исполнитель). Предметом данного договора является поставка, установка и подготовка к вводу в эксплуатацию поста акцизного склада, входящего в единую систему учета движения алкогольной продукции (программно-информационный комплекс "Единая система учета движения алкогольной продукции"). Исполнитель принимает на себя обязательства в течение срока действия договора поддерживать работоспособность поста акцизного склада.

Согласно акту выполнения работ по установке и подготовке к вводу в эксплуатацию поста акцизного склада программно-информационный комплекс "Единая система учета движения алкогольной продукции" от 30.01.04 г. исполнителем выполнены следующие работы: проведение обследование объекта автоматизации заказчика; установка оборудования поста акцизного склада на производственных площадях заказчика; генерация сервера баз данных и сервера приложений; генерация рабочих станций; установка специального поста акцизного склада; настройка модема; настройка и тестирование поста акцизного склада программно-информационный комплекс "Единая система учета движения алкогольной продукции"; подготовка сотрудников заказчика к эксплуатации поста акцизного склада.

Суд посчитал, что заявитель, осуществляя отгрузку алкогольной продукции в адрес акцизного склада ООО "Том и Джерри", сообщал налоговому органу противоречивую информацию о соответствующих поставках.

ООО "Дейрос" в ходе выездной налоговой проверки не были представлены Налоговой инспекции уведомления о получении алкогольной продукции акцизным складом ООО "Том и Джерри".

Судом также учтено, что Следственным Управлением Министерства внутренних дел Республики Дагестан представлены копии документов, изъятых у заявителя по постановлению о производстве выемки от 06.10.2005 г. по уголовному делу N 569196, при этом уведомления о получении алкогольной продукции акцизным складом ООО "Аист-1" не заверены должностными лицами налогового органа по месту нахождения акцизного склада названного покупателя.

Суд исходил из того, что Перечень от 15.08.1997 г. определяет документы, удостоверяющие легальность производства этилового спирта и алкогольной продукции и контролирующие их прохождение от организации-производителя до потребителя на территории Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 Перечня от 15.08.1997 г. при отгрузке этилового спирта и алкогольной продукции организация-производитель оформляет комплект сопроводительной документации: копия сертификата соответствия, выданного территориальным органом Госстандарта России, заверенная печатью владельца товара. При каждой последующей оптовой перепродаже партия продукции должна сопровождаться заверенной копией сертификата соответствия; товарно-транспортная накладная установленного образца в зависимости от вида транспорта, осуществляющего перевозку товара; справка к товарно-транспортной накладной по форме согласно Приложению, заполняемая при каждой последующей оптовой реализации (передаче) товара последним собственником (продавцом) и покупателем (получателем) и заверяемая их печатями; г) акт об отгрузке и приемке спирта (типовая форма П-24 Инструкции по приемке, хранению, отпуску, транспортированию и учету спирта этилового) - при отгрузке спирта; д) акт об отгрузке и приемке вина и виноматериалов (типовая форма П-19 Инструкции о порядке транспортировки винопродукции в железнодорожных цистернах) - при отгрузке вина и виноматериалов наливом в железнодорожных цистернах.

Согласно пункту 2 Письма Росалкогольмонополии от 22.10.1997 г. N 4-10/2555 раздел "А" справки заполняется организацией-изготовителем на каждое наименование продукции, раздел "Б" заполняется при каждой последующей оптовой реализации (передаче) последним собственником товара (продавцом).

Предусмотренные в разделах "А" и "Б" справки реквизиты о покупателях (получателях) продукции указываются на основе соответствующей информации, представляемой ими собственнику (продавца) товара.

Судом установлено, что заявителем в ходе выездной налоговой проверки не были представлены справки к товарно-транспортным накладным, подтверждающие прохождение алкогольной продукции от организаций-производителей до акцизных складов ООО "Аист-1" и ООО "Том и Джерри".

Суд правомерно указал, что документы, подтверждающие реализацию алкогольной продукции с акцизного склада одной оптовой организации акцизному складу другой оптовой организации, должны в совокупности с достоверностью подтверждать реальность этой операции.

Между тем, по выводу суда, представленными заявителем документами не подтверждается реальность операций по поставке алкогольной продукции акцизным складам ООО "Аист-1" и ООО "Том и Джерри".

Суд посчитал, что налогоплательщиком в целях освобождения от налогообложения операций по реализации алкогольной продукции с акцизного склада одной оптовой организации акцизному складу другой оптовой организации нарушен Порядок хранения алкогольной продукции, находящейся под действием режима налогового склада, тем самым не подтвержден факт правомерности освобождения от уплаты акциза; в результате нарушения Обществом режима налогового склада при реализации на акцизные склады ООО "Том и Джерри" и ООО "Аист-1" в нелегальном обороте оказалось 844 037,216 долларов алкогольной продукции, что составляет 58,7 процентов от общего объема поставленной заявителем алкогольной продукции на акцизные склады в 2004 году.

При принятии судебных актов судом также учтены результаты контрольных мероприятий.

Так, в ходе проведения выездной налоговой проверки направлены поручения об истребовании документов в Межрайонную инспекцию ФНС России N 3 по Республике Дагестан, согласно ответу которой подтвердить факт взаимоотношений между ООО "Том и Джерри" и заявителем не представляется возможным, так как по требованию налогового органа документы для проведения встречной проверки не представлены.

При этом, ООО "Том и Джерри" состоит на налоговом учете в налоговом органе с 04.06.1997 г., организация относится к категории налогоплательщиков, не представляющих налоговую отчетность, налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость и по другим налогам за 2004 - 2005 годы в налоговый орган не представлялись.

Проведение встречной проверки ООО "Аист-1" также не представляется возможным ввиду того, что организация по зарегистрированному юридическому адресу не располагается, ООО "Аист-1" состоит на налоговом учете в Межрайонной инспекции ФНС России N 3 по Республике Дагестан с 17.03.04 г., с момента регистрации налоговую отчетность не представляло.

По выводу суда, налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки выявлены обстоятельства, свидетельствующие о необоснованности налоговой выгоды, полученной заявителем с целью реализации алкогольной продукции с акцизного склада без налогообложения подакцизных товаров.

Вывод суда основан на установленных судом обстоятельствах дела и имеющихся в деле доказательствах, а именно учтены факт отсутствия справки к товарно-транспортным накладным, подтверждающей прохождение алкогольной продукции от организаций-производителей до акцизных складов ООО "Аист-1" и ООО "Том и Джерри", не представление регистров бухгалтерского и налогового учета, не представление ООО "Аист-1" и ООО "Том и Джерри" налоговой отчетности, создание ООО "Аист-1" незадолго до совершения хозяйственных операций по договорам с заявителем, а также то обстоятельство, что акцизным складом ООО "Том и Джерри" не направлялись в адрес заявителя уведомления о получении алкогольной продукции.

Доводы кассационной жалобы заявителя о необоснованности вывода судебных инстанций о получении необоснованной налоговой выгоды отклоняются судом кассационной инстанции.

Судом оценены доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи, как того требуют положения, содержащиеся в ч. 2 ст. 71 АПК РФ, с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Оснований переоценивать представленные доказательства суд кассационной инстанции не имеет.

Далее. Проверяя доводы сторон по пункту 4.1 оспариваемого решения, суд согласился с позицией Налоговой инспекции о том, что в нарушение п. 1 ст. 154 НК РФ и в результате нарушений, описанных в 2.3.1.2. раздела "Акциз" акта налоговой проверки, Обществом в 2004 году неправомерно исчислена налоговая база по налогу НК РФ без учета акциза, в результате Обществом не исчислены и не уплачены в бюджет суммы налога на добавленную стоимость.

Как было уже указано выше, судом установлено, что в проверяемом периоде с акцизного склада заявителя осуществлялась реализация алкогольной продукции на акцизные склады оптовых организаций ООО "Аист-1" и ООО "Том и Джерри". Суд пришел к выводу, что Обществом не подтвержден факт правомерности освобождения от уплаты акциза при реализации алкогольной продукции с акцизного склада.

Суд, принимая решение в обсуждаемой части, исходил из положений п. 1 ст. 154 НК РФ, согласно которым налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг) определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со ст. 40 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

В кассационной жалобе заявитель указывает на свою позицию по пункту 3.2, что было рассмотрены выше, доводы кассационной жалобы по названному пункту признаны необоснованными.

По пункту 4.2 оспариваемого решения налогового органа.

Заявитель обжалует вывод суда о том, что в нарушение п. 2 ст. 171, п. 1 ст. 172 НК РФ и в результате нарушений, описанных в пункта 2.2.2.1. раздела "Налог на прибыль организаций" акта налоговой проверки, организацией в июле 2004 года неправомерно произведены вычеты сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных заявителю и уплаченных им ООО "Трейд Мастер" по сделкам, заключенным с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Между тем, законность решения в части выводов о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по п. 2.1 решения Налоговой инспекции обоснована выше, в связи с чем отказ налогового органа в подтверждении вычетов по НДС по данному эпизоду обоснованно признан судом правомерным.

По пункту 4.3 оспариваемого решения.

Также заявитель обжалует вывод суда о том, что в нарушение п. 2 ст. 171, п. 1 ст. 172 НК РФ и в результате нарушений, описанных в пункте 2.2.2.2. раздела "Налог на прибыль организаций" акта налогового органа, заявителем в феврале 2004 года неправомерно произведены вычеты сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных заявителю и уплаченных им ООО "Дейрос +" по сделкам, заключенным с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Законность решения в части выводов о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по п. 2.2 решения Налоговой инспекции также обоснована выше, в связи с чем отказ налогового органа в подтверждении вычетов по НДС по данному эпизоду признан судом правомерным.

По пункту 4.4. оспариваемого решения.

Обжалуется вывод суда о том, что заявителем в проверяемом периоде неправомерно произведены налоговые вычеты сумм налога на добавленную стоимость в 2004 году и в 2005 году.

Судом установлено, что в проверяемом периоде Обществом приобреталась алкогольная продукция без документального подтверждения доставки товаров заявителю и принятия товаров на учет, однако, НДС, уплаченный Обществом по договорам, предъявлен заявителем к налоговому вычету.

Суд признал правильным вывод Налоговой инспекции о том, что в ходе выездной налоговой проверки документов, удостоверяющих легальность производства алкогольной продукции и контролирующих ее прохождение от организаций-производителей до заявителя, установлены следующие нарушения: отсутствуют справки к товарно-транспортным накладным (разделы "А" и "Б"); отсутствуют подписи и печати получателей в справках к товарно-транспортным накладным (раздел "Б"); отсутствуют товарные и товарно-транспортные накладные; отсутствуют подписи грузоотправителей и грузополучателей в товарных накладных и товарно-транспортных накладных.

Суд пришел к выводу, что товарные, товарно-транспортные накладные на получение товара, представленные заявителем в ходе выездной налоговой проверки, не содержат необходимых сведений об отправителях и получателях продукции, а счета-фактуры содержат недостоверные сведения о грузоотправителях и грузополучателях, более того, суд посчитал, что представленными заявителем документами не подтверждается реальность операций по перевозке алкогольной продукции на его склады, а также принятие приобретенных товаров на учет.

Доводы кассационной жалобы по данному пункту аналогичны доводам, изложенным в п. 2.3, рассмотренным выше.

Нарушений в применении положений ст. ст. 171, 172, 169 Налогового кодекса Российской Федерации судом при рассмотрении дела не допущено.

По пункту 4.11. оспариваемого решения.

ООО "Дейрос" обжалует вывод суда о том, что в нарушение п. 1 ст. 172 НК РФ и в результате нарушений, описанных в пункте 2.2.2.12. раздела "Налог на прибыль организаций" акта налоговой проверки, Обществом в августе 2004 года неправомерно произведены вычеты сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных заявителю и уплаченных им за комплект торгового оборудования. Суд пришел к выводу о том, что в нарушение п. 1 ст. 172 НК РФ заявителем неправомерно произведены вычеты сумм налога на добавленную стоимость в размере 95 110,17 руб.

Суд исходил из того, что в период проведения выездной налоговой проверки заявителем не представлены документы, подтверждающие изготовление стоек, принятие их на учет, ввод в эксплуатацию.

Законность решения в части выводов по п. 2.12 решения Налоговой инспекции также обоснована выше, в связи с чем отказ налогового органа в подтверждении вычетов по НДС по данному эпизоду также признан судом правомерным.

По пункту 4.12 оспариваемого решения.

Также обжалуется заявителем вывод суда о том, что в нарушение п. 1 ст. 172 НК РФ обществом в 2004 году неправомерно произведены вычеты сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных заявителю и уплаченных им поставщику алкогольной продукции - ООО "Аист-1" без документального подтверждения доставки товаров в адрес Общества и принятия товаров на учет по сделкам, заключенным с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Законность решения в части выводов суда по приведенным обстоятельствам по решению Налоговой инспекции также обоснована выше, в связи с чем отказ налогового органа в подтверждении вычетов по НДС по данному эпизоду также признан судом правомерным.

По пункту 5 оспариваемого решения Налоговой инспекции.

Суд пришел к обоснованному выводу о правомерности привлечения Общества к налоговой ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ.

Суд правомерно исходил из того, что отказ проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную статьей 126 НК РФ.

То обстоятельство, что по требованиям налогового органа документы представлены с нарушением срока заявителем не оспаривается.

Заявитель указывает в кассационной жалобе на отсутствие в требованиях реквизитов документов и других индивидуализирующих признаков.

Между тем, при направлении требования Налоговая инспекция не знала и не могла знать, какое количество документов, и тем более их реквизиты (номер, дату), имеется у налогоплательщика в подтверждение, например, заявленной суммы к вычету.

В соответствии с п. п. 1, 3 ст. 93 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы посредством вручения этому лицу (его представителю) требования о представлении документов. Документы, которые были истребованы в ходе налоговой проверки, представляются в течение 10 дней со дня вручения соответствующего требования.

Кроме того, судом учтено, что в ходе налоговой проверки был составлен протокол об административном правонарушении в отношении финансового директора заявителя по статье 15.6 части 1 "Непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля" Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии со статьей 23.1 и статьей 28.8. части 1 КоАП РФ материалы дела переданы по подведомственности мировому судье судебного участка N 28 "Царицыно" ЮАО г. Москвы.

Мировой судья, рассмотрев административное дело, признал названное лицо виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 15.6 КоАП РФ, указав, что это лицо, являясь финансовым директором ООО "Дейрос", не представило документы, необходимые для осуществления налогового контроля, и указанные в требовании N 1 от 02.02.07 г., а именно: книги покупок и продаж, журналы ордера, главные книги и др. документы, указанные в требовании.

Оснований для отмены судебных актов в обсуждаемой части также нет.

Таким образом, проверив доводы кассационной жалобы ООО "Дейрос", суд кассационной инстанции не усматривает оснований считать их обоснованными и подлежащими удовлетворению.

По кассационной жалобе Налоговой инспекции.

По пунктам 2.4, 2.5 оспариваемого решения. Налоговая инспекция не согласна с выводом суда о правомерности включения в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, стоимости размещения информации о бренде "Довгань. Дамская" в литературных произведениях нерекламного характера и при съемке художественного сериала "Миллионерша".

В кассационной жалобе приводятся доводы о том, что информация о водке "Дамская" не содержит пометки "на правах рекламы", публикации не признаются рекламными и при налогообложении прибыли организации не должны учитываться. Налоговый орган считает, что заявителем оплачивались услуги по размещению информации, не соответствующей требованиям, предусмотренным ст. 5 Федерального закона от 18.07.1995 г. N 108-ФЗ "О рекламе".

Данные доводы были предметом проверки суда, получили надлежащую правовую оценку.

Судом установлено, что Обществом (Заказчик) заключен договор с ООО "Инфоменеджер" (Агентство), по условиям которого Агентство оказывает Заказчику услугу по созданию рекламных материалов и обеспечению их публикации в литературных произведениях, тиражируемых во время действия договора в виде книг, и заключен договор подряда с ООО "МедиаВельт" (Исполнитель), в соответствии с которым Исполнитель по заданию Заказчика обязуется осуществлять размещение продукции/торговой марки в качестве реквизита при съемке художественного сериала "Миллионерша".

Признавая решение налогового органа в указанной части незаконным, суд исходил из того, что отсутствие указания на рекламный характер информации, при наличии признаков рекламы, указанных в статье 2 Федерального закона "О рекламе", не лишает налогоплательщика права учесть в качестве расходов на рекламу затраты, связанные с производством видеопродукции о компании и реализуемом ею товаре.

Суд кассационной инстанции находит данный вывод правильным.

В соответствии с пп. 28 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на рекламу производимых (приобретенных) и (или) реализуемых товаров, деятельности налогоплательщика, товарного знака и знака обслуживания.

Пунктом 4 ст. 264 НК РФ предусмотрено, что к расходам организации на рекламу в целях настоящей главы относятся: расходы на рекламные мероприятия через средства массовой информации (в том числе объявления в печати, передача по радио и телевидению) и телекоммуникационные сети; расходы на световую и иную наружную рекламу, включая изготовление рекламных стендов и рекламных щитов; расходы на участие в выставках, ярмарках, экспозициях, на оформление витрин, выставок-продаж, комнат образцов и демонстрационных залов, изготовление рекламных брошюр и каталогов, содержащих информацию о реализуемых товарах, выполняемых работах, оказываемых услугах, товарных знаках и знаках обслуживания, и (или) о самой организации, на уценку товаров, полностью или частично потерявших свои первоначальные качества при экспонировании.

Расходы налогоплательщика на приобретение (изготовление) призов, вручаемых победителям розыгрышей таких призов во время проведения массовых рекламных кампаний, а также расходы на иные виды рекламы, не указанные в абзацах втором - четвертом настоящего пункта, осуществленные им в течение отчетного (налогового) периода, для целей налогообложения признаются в размере, не превышающем 1 процента выручки от реализации, определяемой в соответствии со статьей 249 настоящего Кодекса.

Суд правильно применил указанные нормы права, указав, что перечень расходов на рекламу не является закрытым.

Также правильно суд, учитывая, что Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит определения понятия "реклама", в силу ст. 11 НК РФ применил институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства.

Так, в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 13.03.2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" под рекламой понимается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Из положений указанной статьи суд сделал вывод, что пометка "на правах рекламы" не является существенным признаком рекламы.

Судом учтено, что изготовленные и размещенные Обществом материалы содержат информацию о бренде "Довгань.Дамская", а заявитель пояснил, что имеет заинтересованность в продвижении товара (указанного бренда) на рынке, поскольку, рекламируя товар, Общество преследует цель сформировать и поддержать у неопределенного круга лиц интерес к товарам указанного бренда с целью способствовать реализации товаров.

В обоснование принятого решения суд также сослался на ст. 16 Федерального закона "О рекламе", которым установлено, что размещение текста рекламы в периодических печатных изданиях, не специализирующихся на сообщениях и материалах рекламного характера, должно сопровождаться пометкой "реклама" или пометкой "на правах рекламы".

Суд правильно указал, что указанная норма не содержит положения о том, что сообщение о рекламном характере информации должно включаться в авторский текст такой информации. Обязанность приведения информации в форму рекламы, готовой для распространения, данным Законом на автора не возложена. При этом ответственность за распространение рекламной информации без пометки "на правах рекламы" возлагается на рекламораспространителя, то есть лицо, осуществляющее размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств радиовещания, телевизионного вещания, а также каналов связи, эфирного времени и иным способом (ст. 2 Федерального закона "О рекламе").

Кроме этого, суд учел, что в силу ст. 33 Федерального закона "О рекламе" полномочия государственного контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе осуществляет Федеральная антимонопольная служба РФ, а не налоговый орган.

Антимонопольный орган в случае нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе вправе привлекать к ответственности виновных лиц в порядке, установленном Правилами рассмотрения антимонопольным органом дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.08.2006 N 508.

Нарушение законодательства о рекламе образует состав правонарушения, предусмотренный ст. 14.3 КоАП РФ. В соответствии с требованиями ст. 23.48 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.3, рассматривает Федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы.

Указание суда, что только антимонопольный орган вправе принять решение о (не)признании рекламы не соответствующей требованиям законодательства и привлечению нарушителя к ответственности, основано на положениях приведенных норм права.

21,1

Посчитав, что налогоплательщиком в счета-фактуры, акты выполненных работ, подтверждающие несение расходов по спорным договорам, применив положения п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, суд принял правильное решение о неправомерности выводов Налоговой инспекции, изложенных в оспариваемой части ее решения.

Суд кассационной инстанции считает, что суд при рассмотрении спора правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследовал представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи с учетом доводов и возражений, приводимых сторонами, и сделал правильный вывод по делу в обсуждаемой части.

Нарушений в применении норм материального права судом не допущено. Оснований для отмены не имеется.

По пункту 2.7 оспариваемого решения.

В кассационной жалобе налоговый орган приводит довод о том, что в нарушение п. 1 ст. 247, ст. 274 НК РФ Обществом в 2005 г. занижена налоговая база по налогу на прибыль организаций.

Проверяя доводы Налоговой инспекции по данному пункту, суд установил обстоятельства дела, связанные с заключением договора подряда с ООО "Веста", которым произведены строительно-монтажные и ремонтные работы на объектах, не принятых Обществом в аренду (пользование) и не принадлежащих организации на праве собственности.

Отклоняя довод Налоговой инспекции о том, что расходы, понесенные в интересах других лиц, не могут быть признаны экономически обоснованными, суд исходил из того, что Обществом подтверждены все понесенные расходы.

Так, суд установил, что помимо использования помещений, принадлежащих Обществу на праве собственности, оно арендовало нежилые помещения у ОАО "Садко" и при выполнении работ подрядчиком их часть была выполнена на площадях, принадлежащих Обществу на праве аренды.

При этом суд установил, что в ходе выполнения строительно-монтажных работ на площадях арендодателя согласие собственника было получено и представлено Налоговой инспекции.

Суд отклонил довод Налоговой инспекции о том что копия письма ОАО "Садко", представленная Обществом вместе с возражениями, не заверена надлежащим образом, так как на ней отсутствуют подпись руководителя, дата выдачи копии, отметка о том, что подлинный документ хранится в организации. Суд признал довод налогового органа не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, так как, копии документов, представленные Обществом, были удостоверены надлежащим образом и уполномоченным лицом.

Также судом проверен довод Налоговой инспекции о том, что ОАО "Садко" дает согласие на проведение ремонта (покраска стен, замена полов, беление потолка) нежилых помещений, но ООО "Веста" по договору подряда произведены также работы по реконструкции (переоборудование, перепланировка) нежилых помещений.

По выводу суда, довод налогового органа не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку именно те работы, согласие на которые было получено от собственника и были выполнены на территории объекта, так как ООО "Веста" не выполняло реконструкций и переоборудований на территориях, принадлежащих ОАО "Садко", а Общество их не оплачивало.

Суд посчитал, что правомерность включения в состав расходов налогоплательщика подтверждается представленными доказательствами - налоговыми декларациями по налогу на прибыль, договорами аренды, договором подряда, актами выполненных работ, счетами-фактурами, платежными поручениями.

В кассационной жалобе никаких доводов, опровергающих выводы суда, не приведено. Оснований для отмены судебных актов не имеется.

По пункту 2.8. оспариваемого решения.

Суд отклонил доводы Налоговой инспекции о том, что Обществом неправомерно отнесло на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, затраты по договору об оказании консультационных услуг с ЗАО "ПРАДО Групп", поскольку они связаны не с получением организацией дохода, а с личной заинтересованностью руководства Общества в получении соответствующих знаний.

Суд установил, что заявителем заключен договор об оказании консультационных услуг с ЗАО "ПРАДО Групп", по условиям которого Общество (заказчик) поручает, а ЗАО "ПРАДО Групп" (исполнитель) принимает на себя обязательства по оказанию консультационно-информационных услуг путем проведения консультационного круглого стола (семинара) по следующей теме "Безопасность бизнеса с большой буквы: борьба с неправомерными решениями контролирующих органов, уголовное преследование руководителей".

Судом приняты пояснения заявителя о том, что программа семинара способствовала более эффективному использованию подготавливаемых специалистов и напрямую связана с их профессиональной деятельностью.

Суд учел, что проведение семинара было заранее запланировано налогоплательщиком, что подтверждается планом информирования работников на текущий год, в котором в том числе указаны причины и цели информирования кадров, а также перечислены лица, подлежащие обучению, и занимаемые ими должности.

Суд признал понесенные расходы обоснованными, подтвержденными документально.

Оснований переоценивать вывод суда не имеется.

В соответствии с пп. 14, 15 п. 1 ст. 264 НК РФ расходы налогоплательщика на информационные, консультационные и иные аналогичные услуги относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией и учитываемым при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль. Такие расходы включаются в налоговую базу при исчислении налога на прибыль в случае, если они удовлетворяют требованиям пункта 1 статьи 252 НК РФ.

Доводы кассационной жалобы о том, что затраты заявителя не связаны с получением дохода, а связаны с личной заинтересованностью руководства налогоплательщика, являются необоснованными.

По пункту 2.9 оспариваемого решения.

Не имеется оснований для отмены судебных актов и в данной части.

Судом дана оценка доводу Налоговой инспекции о занижении налоговой базы по налогу на прибыль по договорам с ПБОЮЛ С., ООО "Самохвал", ООО "Зодиак", ООО "М-КЕМ", ООО "Министр агентство маркетинговых коммуникаций".

Налоговая инспекция посчитала, что в ходе выездной налоговой проверки Обществом не предоставлены документы, подтверждающие выполнение работ, оказание услуг, являющихся предметами заключенных договоров, хотя эти документы (акты сдачи-приемки работ (услуг), акты выполненных работ и др.) в договорах указаны.

Суд обоснованно отклонил доводы Налоговой инспекции.

Согласно п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на рекламу производимых и/или реализуемых товаров, деятельности налогоплательщика, товарного знака и знака обслуживания, включая участие в выставках и ярмарках.

Суд установил, что по спорным договорам (на оказание услуг по продвижению продовольственных товаров, размещение рекламных материалов в печатном издании, изготовление полиграфической продукции, на изготовление рекламного ролика) все предусмотренные договорами работы/услуги выполнены и переданы от подрядчиков Обществу, которое приняло работы и осуществило их оплату, при этом акты выполненных работ/оказанных услуг по указанным выше договорам, накладные на переданные объекты были представлены Налоговой инспекции.

Суд отклонил довод налогового органа о непредставлении налогоплательщиком документов, подтверждающих выполнение работ, оказание услуг, как документально не подтвержденный.

В кассационной жалобе никаких претензий к представленным в материалы дела документам не приводится.

По пункту 2.10. оспариваемого решения.

Судом проверен довод Налоговой инспекции о том, что Обществом не подтверждена связь лизинговых платежей за принятые в лизинг автомобили с деятельностью, направленной на получение дохода, поскольку в период проведения проверки документы (путевые листы, журналы учета движения путевых листов), подтверждающие использование автомобилей только для производственных нужд и в рабочее время, заявителем представлены не были.

Суд пришел к выводу, что Общество не является автотранспортной организацией и не осуществляло такой вид деятельности как эксплуатация транспортных средств, поэтому форма N 3 "Путевый лист легкового автомобиля" (утв. Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 N 78) " не является для него обязательной.

Действительно, согласно Письму Росстата от 03.02.2005 г. N ИУ-09-22/257 "О путевых листах", на которое содержится ссылка в кассационной жалобе, форма N 3 "Путевый лист легкового автомобиля" распространяется на юридических лиц всех форм собственности, осуществляющих деятельность по эксплуатации автотранспортных средств (грузовых, легковых, в том числе служебных автомобилей, специализированных и такси), и носит обязательный характер.

Кроме того, согласно Письму Росстата от 03.02.2005 г. N ИУ-09-22/257 "О путевых листах", на которое содержится ссылка в апелляционной жалобе, форма N 3 "Путевый лист легкового автомобиля" (утв. Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 N 78) распространяется на юридических лиц всех форм собственности, осуществляющих деятельность по эксплуатации автотранспортных средств (грузовых, легковых, в том числе служебных автомобилей, специализированных и такси), и носит обязательный характер.

Судом приняты во внимание пояснения заявителя о том, что у налогоплательщика существует самостоятельно разработанная форма документа "лист разъезда служебного автотранспорта", который утвержден приказом и составляется в Обществе ежемесячно и содержит все реквизиты, предусмотренные п. 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете".

В соответствии с Письмом Минфина России от 07.04.2006 г. N 03-03-04/1/327 форма N 3 "Путевой лист легкового автомобиля", утвержденная Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 г. N 78, носит обязательный характер только для автотранспортных организаций. Остальные организации могут разработать свою форму путевого листа либо иного документа, подтверждающего произведенные расходы в виде горюче-смазочных материалов, в которой должны быть отражены все реквизиты, предусмотренные п. 2 ст. 9 Федеральным законом от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете".

Поскольку НК РФ не устанавливает перечень документов, подтверждающих расходы, и специальных требований к их оформлению (заполнению), суд правильно исходил из того, что условием для признания расходов является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены.

По выводу суда, обоснованность применения налогоплательщиком ст. 252 НК РФ подтверждается представленными в налоговый орган документами, в том числе актами оказанных услуг, счетами-фактурами, платежными поручениями.

Доводами кассационной жалобы правильность выводов суда не опровергается.

По пункту 2.11. оспариваемого решения Налоговой инспекции.

Налоговая инспекция приводит доводы, что Общество неправомерно отнесло на расходы затраты по арендным платежам по договору аренды нежилого помещения, поскольку указанные помещения взяты заявителем в аренду для сдачи в субаренду на менее выгодных условиях, что свидетельствует об отсутствии деловой цели и противоречит обычаям делового оборота.

Проверяя доводы, суд установил, что Обществом заключен договор аренды нежилого помещения с ОАО "Садко" и договор субаренды с ООО "Кам Трейд".

Согласно пп. 10 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся арендные (лизинговые) платежи за арендованное имущество.

В соответствии со ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные (т.е. экономически оправданные затраты) и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Суд признал довод Налоговой инспекции о неоднородности арендованных площадей не подтвержденным материалами дела и противоречащим фактическим обстоятельствам дела.

При этом суд исходил из того, что одним из основных условий возможности заключения договора аренды нежилого помещения с ОАО "Садко" являлось обязательность принятия объекта недвижимости в полном составе, включая и подвальные помещения, следовательно, площадь арендованных площадей не является однородной по своим свойствам и назначению.

Судом приняты пояснения заявителя, что в связи с отсутствием потребностей Общества в использовании подвальных помещений и, руководствуясь именно разумными экономическими интересами, Обществом было принято решение о передаче указанных подвальных площадей в субаренду ООО "Кам Трейд", а стоимость субаренды была рассчитана исходя из реальной рыночной стоимости недвижимости аналогичного назначения и с учетом указанных характеристик.

В обоснование этих пояснений Обществом был представлен налоговому органу расчет стоимости. Никаких претензий Налоговой инспекцией по расчету не приведено.

Оснований для отмены судебных актов не имеется.

В кассационной жалобе Налоговая инспекция приводит доводы о несогласии с выводами суда первой инстанции о признании недействительным рассматриваемого решения в части пунктов 4.5, 4.6, 4.7, 4.8, 4.9, 4.10.

Налоговый орган указывает, что судом первой инстанции в нарушение ст. 170 АПК РФ не дана оценка обстоятельствам, изложенным в названных пунктах решения, более того, исходя из мотивировочной части решения, названные пункты законны и обоснованны, поскольку на странице 8 решения суда первой инстанции сделан вывод о законности и обоснованности решения налогового органа в оставшейся части, за исключением пунктов 2.4, 2.5, 2.7, 2.8, 2.9, 2.10, 2.11, а суд апелляционной инстанции также не дал надлежащую правовую оценку доводам инспекции по эпизодам, связанным с начислением налога на добавленную стоимость, ограничившись ссылкой на представление Обществом пакета документов в обоснование права на налоговый вычет, при этом суд апелляционной инстанции не учел, что факт представления документов в обоснование права на налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость является не безусловным основанием для представления налогового вычета.

Рассмотрев данные доводы, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены судебных актов исходя из следующего.

При рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле доказательствам повторно рассмотрел дело, дав оценку доводам, приводимым сторонами по спорным пунктам решения Налоговой инспекции.

Так, проверяя доводы Налоговой инспекции по пункту 4.5. и 4.6 о том, что в нарушение п. 2 ст. 171 НК РФ и в результате нарушений, описанных в п. 2.4 решения налогового органа, Обществом неправомерно произведены вычеты сумм НДС, предъявленных и уплаченных заявителем за размещение информации о бренде "Довгань. Дамская" и за размещение ее в качестве реквизита при съемке художественного сериала "Миллионерша", судом установлен факт представления заявителем предусмотренных ст. ст. 171 и 172 НК РФ документов в целях подтверждения права на применение налогового вычета.

Поскольку незаконность решения в части выводов о неправомерном отнесении на затраты расходов на услуги по созданию рекламных материалов и обеспечению их публикации в литературных произведениях и художественном сериале обоснована выше, суд обоснованно признал отказ налогового органа в подтверждении вычетов по НДС по данному эпизоду неправомерным.

По пункту 4.7. оспариваемого решения. Суд установил, что НДС, предъявленных Обществу и уплаченных им за выполненные строительно-монтажные и ремонтные работы на объектах, не принадлежащих заявителю.

Отклоняя довод налогового органа, суд исходил из установленного факта представления заявителем предусмотренных ст. ст. 171 и 172 НК РФ документов в целях подтверждения права на применение налогового вычета.

Опять же никаких конкретных претензий к предоставленным документам в кассационной жалобе не приводится, а незаконность решения в части выводов о неправомерном отнесении на затраты расходов по НДС по данному эпизоду обоснованно признан судом неправомерным.

По пунктам 4.8, 4.9, 4.10 оспариваемого решения.

Судом также установлены обстоятельства дела, связанные с вменяемыми нарушениями п. 2 ст. 171 НК РФ в результате нарушений, описанных в п. 2.8., п. 2.9. и п. 2.10 решения налогового органа.

Поскольку незаконность решения в части выводов о неправомерном отнесении на затраты расходов по договору об оказании консультационных услуг с ЗАО "ПРАДО Групп", неправомерном отнесении на затраты расходов по договорам за работы по изготовлению полиграфических продукции, рекламные и маркетинговые услуги, о неправомерном отнесении на затраты расходов по договорам лизинга обоснована выше, отказ налогового органа в подтверждении вычетов по НДС по данным эпизодам также обоснованно признан судом не основанным на законе.

Таким образом, рассмотрев все доводы кассационной жалобы налогового органа, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для изменения или отмены судебных актов.

Руководствуясь ст. ст. 176, 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

постановил:

решение от 25 марта 2008 г. Арбитражного суда г. Москвы и постановление от 06 июня 2008 г. Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-52908/07-115-325 оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "Дейрос" и кассационную жалобу Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3 - без удовлетворения.

Взыскать с Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3 в доход федерального бюджета гос. пошлину за подачу кассационной жалобы в размере 1 000 руб.

Председательствующий-судья:

Л.В.ВЛАСЕНКО

Судьи:

О.В.ДУДКИНА

О.А.ШИШОВА

Разместить:
Sigurd
20 октября 2008 г. в 11:06

Ну и где здесь про рекламу?!

Admin
20 октября 2008 г. в 12:01

поправили

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать