Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Интервью / Конфликты между налогоплательщиками и ревизорами: есть ли перемены к лучшему?

Конфликты между налогоплательщиками и ревизорами: есть ли перемены к лучшему?

Механизм налоговых взаимоотношений — штука сложная, требующая, так сказать, тонкой настройки. Между тем состояние налогового законодательства все еще представляет собой вполне благодатную почву для разногласий в толковании отдельных его положений и, следовательно, конфликтов, разбираться с которыми приходится арбитражным судам. Впрочем, нельзя не заметить и перемен к лучшему... Такого мнения придерживается судья Высшего Арбитражного Суда Анатолий Бабкин

25.01.2011
«Московский бухгалтер»
Автор: Владимир Хвориков

Анатолий Иванович, расскажите, пожалуйста, о практике заключения мировых соглашений между налогоплательщиками и инспекторами. Каков их правовой статус, на какой стадии судебного процесса они могут заключаться? Насколько заинтересованы идти «на мировую» сами налоговики? Были ли случаи заключения подобных соглашений в этом году? Вообще, можно ли назвать этот институт действующим, рабочим?

Тема интересная и в то же время достаточно «больная». Можно констатировать, что сейчас этот механизм практически не работает. Поясню, почему... В 2002 году в Арбитражный Процессуальный Кодекс (далее — АПК)    появилась норма (ст. 190) о легитимности соглашений между налоговикам и налогоплательщиками. Слова «мировые» в этом своде правил нет, но оно подразумевается. Ведь понятно, что соглашение — это когда две стороны идут на сближение друг с другом, в чем-то уступают и находят некий консенсус.

Суды восприняли новую данную норму с воодушевлением, стали утверждать такие соглашения. Заключались они как на стадии первой инстанции, так и на уровне апелляций, и даже при кассационном обжаловании. Вот пример из жизни: у крупной компании образовалась многомиллионная переплата, которую бюджет не смог вовремя погасить. Организация в суде потребовала вернуть ей этот долг с набежавшими процентами, что еще более обременительно для бюджета. В конце концов, коммерсанты заключили с налоговым органом соглашение, в котором они отказывались от процентов в обмен на поэтапное погашение долга.

Но уже к 2004 году эта практика застопорилась, а потом и вовсе сошла на нет. Дело в том, что в АПК говорится о возможности утверждения таких соглашений, только если для этого нет правовых препятствий. Как позже конкретизировал Президиум ВАС РФ, они должны применяться не в нарушение норм законов, в том числе регулирующих деятельность органов власти. Так вот, выяснилось, что препятствия есть. Дело в том, что рядовые инспекторы, представляющие в судах интересы государства и, возможно, готовые на компромиссный вариант, должны иметь на руках доверенность от руководителя налогового органа с непременной оговоркой о том, что  они уполномочены заключить такое соглашение. Обычно такой пункт в доверенности отсутствует. Не исключаю, что это вызвано опасением: как бы потом не обвинили, как минимум, в нерадении о бюджете. Кроме того, не ясно, в каких случаях они могут пойти на заключение соглашения, а в каких — нет. В результате суды перестали утверждать соглашения, даже если стороны об этом вроде бы договорились, а вышестоящие суды — отменяли состоявшиеся судебные акты об утверждении «мировых».

В настоящее время институт мировых соглашений с участием налоговых органов действует только по делам о несостоятельности (банкротстве), в которых налоговый орган выступает как кредитор (один из многих или, что не редко бывает — основной). Федеральный закон о несостоятельности (банкротстве) предусматривает возможность заключения мирового соглашения между должником и кредиторами, и субъектный состав кредиторов не имеет правового значения. Однако даже по таким делам в ряде случаев суды проявляют неоправданную осторожность, ссылаясь на отсутствие у представителя налогового органа надлежащей доверенности на участие в судебном процессе с возможным «мировым» результатом.

Думаю, что выход можно найти на законодательном уровне. И это не только мое мнение, а ряда ученых и юристов-практиков в различных сферах деятельности, включая судебную. Целесообразно прописать в Налоговом Кодексе перечень случаев, когда допустимо заключение мирового соглашения, и, следовательно, руководитель ИФНС в принципе не может не выдавать своим представителям доверенность на право заключения «мировых».

Кроме того, представляется также допустимым законодательно разрешить налоговым инспекциям заключать соглашения уже на стадии принятия решения по результатам налоговой проверки. Не по сумме недоимки (существует конституционная обязанность платить налоги и ее нужно исполнять), а, скажем, если это касается начисления пеней — компенсационной меры. Ведь до сих пор случается, что начисленные пени превышают размер недоимки, но такого в принципе быть не должно. Не исключаю распространения такого подхода и на штрафы.

Исходя из сегодняшних реалий, можно подвести следующий итог: определенные шаги в этом направлении уже сделаны, убедительный пример тому — мировые соглашения с участием налоговиков в делах о банкротстве; нужно идти дальше — так как соглашения имущественного характера в принципе возможны, необходимо только законодательно установить четкие параметры и условия применения. И тогда, возможно, руководители инспекций будут идти на заключение соглашений гораздо охотнее. В целом, бюджет от этого не пострадает, более того окажется в выигрыше.

Насколько, на Ваш взгляд, высок уровень правовой культуры отечественных налогоплательщиков и профессионализм инспекторов?

Если рассуждать о правовой культуре, то об этом, конечно, смогут больше рассказать представители арбитражных судов первой инстанции, поскольку они на переднем рубеже и у них, как говорится, все перед глазами. Но и у нас, судя по делам, проходящим через надзорную инстанцию, есть основания делать некоторые выводы. И налогоплательщик, и инспектор должны знать Закон и применять его правильно. Но в случаях, когда законодательные нормы сформулированы таким образом, что могут быть истолковываться двояко, расхождения неизбежны. Мы, судьи, подчас сами спорим друг с другом о том, как применить то или иное нормативное положение. Однако расхождения основаны на правовой позиции, которая должна быть аргументирована. Правильна она или нет — это иной вопрос. Для разрешения разногласий и существует судебный способ защиты права и законного интереса, нарушенного порой непреднамеренно. И здесь имеются все основания говорить только о высокой культуре спорящих сторон, стремящихся на правовом уровне устранить возникшую проблему.

Другое дело, когда при наличии абсолютно прямого и недвусмысленного указания закона, наличия соответствующих разъяснений, например, в постановлении Пленума ВАС РФ, сторона действует вразрез с Законом, проявляя, таким образом, явное пренебрежительное отношение к нормам права, стремление использовать судебный процесс в целях достижения желаемого результата с намерением причинить вред другому лицу. В таком случае, полагаю, можно говорить о нехватке правовой культуры.

Анатолий Иванович, расскажите, пожалуйста, о «краеугольных» постановлениях Президиума ВАС прошлого года, которые, так сказать, вызвали широкий общественный резонанс...

В числе интересных, значимых документов я бы назвал, в частности постановление Президиума ВАС от 28 октября 2010 года № 8867/10. В нем говорится о том, что инспекторы не должны расценивать расходы налогоплательщика с точки зрения их целесообразности, рациональности или получения результата. Тема эта уже набила оскомину, но, увы, до сих пор остается актуальной.

Постановление Президиума ВАС от 12 октября 2010 г. № 3299/10 подтверждает возможность судов использовать статью 112 Налогового Кодекса (снижать сумму штрафа при наличии смягчающих обстоятельств), даже если ее уже применили сами инспекторы. Суть дела заключается в следующем: инспекция, учтя смягчающие обстоятельства (например, компания прислала электронную декларацию на день позже из-за сбоя в компьютерной сети), снизила сумму штрафа в несколько раз. Компании этого показалось недостаточно и она обратилась в суд, указав на наличие других обстоятельств, смягчающих ответственность. Суд в удовлетворении требований отказал, сославшись на то, что статья 112 НК уже применена, и идти дальше они не в праве. Президиум, исходя из системного толкования норм указал, что это не так, и в случае обнаружения дополнительных смягчающих обстоятельств (перечень этот является открытым), суд не ограничен в повторном применении вышеуказанной нормы о снижении штрафных санкций.

В этом же постановлении Президиума отражена еще одна очень важная правовая проблема и приводится толкование норм, обязывающих налогоплательщика представлять налоговую декларацию (в данном деле по налогу на прибыль). Суды сделали вывод: поскольку налоговый период — один календарный год, налоговая декларация представляется только за этот период, поэтому требования инспекции о представлении декларации за каждый отчетный период, являющейся, по сути расчетом авансового платежа, неправомерно. Указывая на ошибочность такого подхода, Президиум исходил из определенных законодателем понятий «налоговая декларация» и «расчет авансового платежа» (статья 80 НК), применительно к каждому налогу. А по налогу на прибыль за отчетный период предусмотрена только налоговая декларация.

Давайте затронем тему правомерности проведения повторных выездных проверок при наличии решения суда, признавшего недействительным постановление инспекции по «первичной» проверке... Можно ли сделать вывод, что вердикт Конституционного Суда РФ по этой животрепещущей теме был воспринят арбитражными судьями не однозначно?

В этом году были опубликованы два «смежных» постановления Президиума ВАС РФ (от 16 марта 2010 г. № 14585/09 и от 20 октября 2010 г. № 7278/10), посвященных возможности проведения повторных выездных проверок в тех случаях, если решение первичной проверке признано судом недействительным. Оба вердикта являются своеобразным откликом на постановление Конституционного Суда РФ № 5-П от 2009 года, которое не все арбитражные суды восприняли одинаково. В нем говорится о недопустимости повторной выездной проверки, если она направлена на преодоление уже вступившего в силу судебного акта. Но большинство решений налогового органа о проведении повторной выездной проверки обычно обжалуются налогоплательщиками на самой ранней стадии — до ее фактического проведения и вынесения решения по результатам. То есть, когда еще не ясно, приведет ли назначенная проверка к «преодолению судебного акта». Мнения арбитражных судов разделились примерно поровну, 50 на 50.

Одни восприняли формулировку КС РФ формально — дескать, если суд признал решение инспекции недействительным, то назначение вышестоящим органом повторной проверки за тот же период по тем же налогам неправомерно. Другие считали, что в принципе проведение «повторки» в этом случае возможно, и надо сначала дождаться ее результата, оценить его, а не опережать события. Президиум ВАС РФ поддержал именно вторую позицию, четко сказав, что проведение повторной проверки возможно. Главное, чтобы ее результаты не привели к преодолению. Сама по себе повторная проверка возможна, если законные препятствия отсутствуют. Незаконным может быть решение по ее результатам, что является самостоятельным предметом обжалования. Так что, при наличии безусловного права на оспаривание акта назначения повторной проверки при таких обстоятельствах налогоплательщику, очевидно, нужно подумать о перспективе разрешения этого спора.

И еще нужно обязательно подчеркнуть: в подобных ситуациях, когда арбитражный суд отменяет решение налоговиков именно по процедурным основаниям (налогоплательщика не известили о времени рассмотрения материалов проверки), сам факт налогового правонарушения, в том числе наличия недоимки, налицо. И суд утвердительно говорит об этом в своем решении. Повторная проверка назначается УФНС для устранения нарушения, допущенного инспекцией. Налоговый орган идет на это, не имея другого механизма исправить ситуацию, а это уже «белые пятна» в Налоговом Кодексе. Думаю, что здесь тоже есть основания вмешаться законодателю, подкорректировать Кодекс, позволив налоговикам, если первоначальное решение отменено по процедурным основаниям, заново выносить решение по материалам первоначальной проверки без проведения повторных контрольных мероприятий, но уже с выполнением требований Кодекса о порядке рассмотрения. И это было бы справедливо со всех точек зрения.

Как Вы оцениваете нынешнее состояние российского налогового законодательства?

Налоговый Кодекс последние 10 лет пухнет на глазах. Один лишь перечень законов, которыми в него внесены изменения, уже занимает несколько страниц мелким шрифтом. Однако многие изменения все равно не в полной мере регулируют некоторые вопросы.

Приведите, пожалуйста, пример самых нелепых, формальных претензий, выдвигаемых налоговиками и примеры чрезмерной «хитроумности» налогоплательщиков, если таковые имеются в Вашей практике...


В нескольких постановлениях прошлого года Президиум ВАС сказал, что при доказанности реальности хозяйственных операций тот факт, что счет-фактура, выставленный контрагентом претендующего на вычет НДС налогоплательщика, подписан неустановленным лицом, не имеет решающего значения. При этом президиум сделал ссылку на постановление Пленума ВАС от 12 октября 2006 года № 53 о необоснованной налоговой выгоде. В принципе, ничего нового не прозвучало — фактически это лишь пояснения к применению 53-го постановления. Призыв не ориентироваться на него формально и слепо. Но пояснения очень нужные и своевременные.

Но это не значит, что споры по необоснованной налоговой выгоде исчезнут. Приведу другой пример: постановление Президиума ВАС от 27 июня 2010 г. № 505/10. Некий налогоплательщик скупал векселя и после претендовал на вычеты. Инспекция решила, что его действия направлены на получение необоснованной выгоды. С ней согласились и суды. Дело в том, что налогоплательщик оспаривал выводы ИФНС, но не смог ничего противопоставить им по сути. Действия же его были явно далеки от нормальной деловой цели: он скупал векселя у сомнительных фирм, зарегистрированных на подставных лиц, и реализовывал аналогичным организациям, причем, одна из них оказалось несуществующей. Кроме того, полученные суммы перечислялись на банковский счет, а вот плата за векселя производилась на весьма крупные суммы (свыше 4 млн рублей) через кассовые аппараты, к тому же не зарегистрированные.

Ну вот, пример «хитроумности» налогоплательщика я привел, а вот что касается «нелепости» претензий налоговых органов, то я не сторонник говорить столь категорично. Они делают свое дело, их задача — обеспечить полный, всеобъемлющий контроль за своевременностью и полнотой уплаты налогов. Так что зачастую в их неправильных действиях нет умысла. Часто главная «нелепость» заключается в требованиях законодательства, которым они следуют. Правда по делам прослеживается не всегда скоординированные действия различных инспекций, например, когда налогоплательщик часто меняет дислокацию, вероятно, ищет наиболее удобные для себя условия, а налоговые органы не всегда успевают за ним.

Впрочем, иногда их требования действительно завышены, и при желании, подойдя к вопросу без излишнего формализма, инспекции могли бы избежать определенных конфликтных ситуаций. У меня в памяти одно постановление Президиума — не этого года, но дело в принципе. Вот, скажем, налогоплательщик представляет в инспекцию декларацию по НДС, прилагает к ней большой объем документов, подтверждающих налоговую ставку «ноль» процентов. Затем тут же представляет декларацию по акцизам по тем же операциям. По закону, к ней должны прилагаться те же документы, что и по НДС. Коммерсант говорит инспекторам — эти документы у вас уже есть, зачем их подавать еще раз. «Не-ет, — отвечают ему. — Раз положено, значит представь еще раз». Разрастается конфликт. Вот яркий пример формального подхода.

Еще одна любопытная и характерная ситуация, касающаяся земельного налога. Дело рассматривалось  совсем недавно. Суть его заключается в том, что налогоплательщику был предоставлен участок под сооружение временных построек. Затем решением уполномоченного лица (руководителя администрации) судьба этому участку была назначена другая — под жилищное строительство. Лицо в соответствии с этим распоряжением начинает застройку и платит земельный налог по льготной ставке. В ИФНС заявляют: «Мы здесь проверили все документы... По кадастру у вас еще значится вид использования земли — под временные сооружения». Суды первой и последующих инстанций встали на сторону налоговиков, однако Президиум ВАС решил иначе: почему несвоевременное внесение изменений в кадастр должно становиться головной болью налогоплательщика?! Ведь за это ответственны органы власти!

Набившая оскомину тема «однодневок»... В проекте поправок в Гражданский Кодекс (опубликован, в частности, на сайте ВАС), с этой проблемой предлагается бороться путем значительного повышения уставных капиталов ООО и увеличением длительности процедуры регистрации. Как Вы относитесь к этим предложениям?

Думаю, как гражданин и специалист я имею право покритиковать и высказать свое суждение. Так вот, 500 тысяч рублей, до которых предлагают поднять уставный капитал ООО, это не те деньги, которые остановят лиц, собирающихся провернуть какую-либо махинацию, нацеленную на незаконное получение многомиллионное прибыли. Это только создаст дополнительные проблемы честным налогоплательщикам. Что касается второго предложения, то оно более важное — с регистрацией нужно наводить порядок. В метро налеплены объявления, ходят «люди-бутерброды» с рекламой: «Регистрация и ликвидация фирм за один день». Думаю, здесь присутствует и коррупционная составляющая в действиях самих регистраторов. Заинтересованные люди готовы платить деньги, а в чиновничьем аппарате находятся люди, которые согласны им помогать. От этого надо избавляться.

Вполне ли Вас устраивает нынешняя редакция АПК? Что хотелось бы в нем изменить?

Скажу о том, что уже сделано... Закон от 27 июля 2010 г. № 228-ФЗ внес в АПК нужные, и не побоюсь этого слова, революционные изменения. Речь идет и о запрете обращаться в кассационную инстанцию, минуя кассацию, о введении так называемого «электронного правосудия», системы видеоконференцсвязи в судах, а также иных норм по ускорению арбитражного процесса и о многом другом. Это отдельная тема и достаточно широкая. Кроме того, введены нормы о порядке взыскания компенсации с государства за чрезмерно длительное рассмотрение дел. Конечно, потенциал для улучшения системы арбитражного производства еще есть, по его совершенствованию предел не достигнут, и соответствующие предложения обсуждаются.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Налоговые проверки
  • 16.05.2014  

    Как следует из материалов дела, экспертиза была назначена по вопросу установления (определения) рыночной цены арендной платы за пользование производственными мощностями по договорам аренды, заключенным между обществом и его контрагентом и действующим в 2010 - 2011 годах. Налоговое законодательство наделяет налоговый орган полномочиями проводить в ходе выездной проверки ряд контрольных мероприятий, к числу которых относится и экспертиза. При этом в стать

  • 08.04.2014  

    Признав недействительным решение налоговой инспекции от 20.06.2013 г. № 6053 о приостановлении операций по счетам налогоплательщика (плательщика сборов) или налогового агента в банке, а также переводов электронных денежных средств, суды правильно руководствовались статьями 23, 80, 346.26 НК РФ и исходили из того, что в 2012 году предприниматель находился на специальном налоговом режиме, уплачивал ЕНВД, не являлся плательщиком НДФЛ и надлежаще исполнил с

  • 19.03.2014  

    Суды правильно указали, что лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков (от приостановления инспекцией операций по счетам), должно доказать наступление вреда, противоправность действий причинителя вреда, причинно-следственную связь между виновными (противоправными) действиями причинителя вреда и фактом причинения вреда, а также размер вреда, подтвержденный документально.


Вся судебная практика по этой теме »

Судебная защита
  • 28.04.2014  

    ВАС РФ в п. 67 Постановления Пленума от 30.07.2013 г. № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснил, что решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть оспорено в суде только в той части, в которой оно было обжаловано в вышестоящий налоговый орган. При этом названное решение считается обжалованным в вышесто

  • 23.04.2014  

    Право физических и юридических лиц оспорить результаты определения кадастровой стоимости земельного участка, том числе в суде предусмотрено в статье 24.19 ФЗ от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 22.07.2010 г. № 167-ФЗ). При этом согласно статье 24.20 Закона об оценочной деятельности в случае установления судом рыночной стоимости земельного участка, такие сведения подл

  • 10.04.2014  

    В определении от 16.11.2006 г. № 467-О Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг


Вся судебная практика по этой теме »