Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.09.2017 г. № Ф06-24976/2017

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.09.2017 г. № Ф06-24976/2017

Как отметили суды, отсутствие у контрагентов налогоплательщика в собственности какого-либо имущества не свидетельствует о невозможности ведения контрагентами хозяйственной деятельности, поскольку действующее законодательство допускает возможность использования имущества, принадлежащее на ином праве, чем право собственности. Непредставление контрагентами общества, являющимися самостоятельными юридическими лицами, справок 2-НДФЛ в налоговые органы по месту учета достаточным и безусловным доказательством отсутствия у контрагентов работников в проверяемом периоде признано быть не может. Неисполнение контрагентами налоговых обязательств о направленности действий заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды не свидетельствует. Действующее законодательство не возлагает на налогоплательщиков ответственность за действия третьих лиц, являющихся самостоятельными налогоплательщиками. Суды пришли к выводу о том, что доказательств отсутствия реальной хозяйственной операции между налогоплательщиком и его контрагентами, а также наличие должностных лиц умысла, направленного на получение налоговой выгоды, налоговым органом не представлено, судами не установлено. Поэтому оснований для непринятия произведенных обществом расходов по названным контрагентам у инспекции не имелось.

16.10.2017Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27.09.2017 г. № Ф06-24976/2017

 

Дело N А12-66175/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 сентября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 сентября 2017 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Логинова О.В., Мухаметшина Р.Р.,

при участии представителей:

заявителя - Стручалина А.С., доверенность от 18.11.2015,

ответчика - Мосенковой С.С., доверенность от 24.01.2017,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.2017 (судья Селезнев И.В.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2017 (председательствующий судья Землянникова В.В., судьи Смирников А.В., Комнатная Ю.А.)

по делу N А12-66175/2016

по заявлению общества с ограниченной ответственностью Консультационно-информационный центр "Налоги и бизнес" (ИНН 3444144867, ОГРН 1073444004347), заинтересованное лицо: Инспекция Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда о признании недействительным решения инспекции, с учетом изменений, внесенных решением Управлением Федеральной налоговой службы по Волгоградской области,

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью Консультационно-информационный центр "Налоги и бизнес" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району Волгограда (далее - инспекция) от 14.07.2016 N 12-11/622 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области (далее - управление) от 17.10.2016 N 1152.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.2017 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2017 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит отменить принятые судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2012 по 31.12.2014. По результатам проверки составлен акт от 27.05.2016 N 12-11/578 и принято решение от 14.07.2016 N 12-11/622 о привлечении заявителя к налоговой ответственности, доначислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения и начислении пеней.

Решением управления от 17.10.2016 N 1152, принятым по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества, решение инспекции от 14.07.2016 N 12-11/622 отменено в части расчета суммы штрафа и пени по единому налогу, произведен перерасчет сумм пени и штрафа.

Не согласившись с вынесенным решением, общество обратилось в арбитражный суд.

Заявитель в проверяемый период применял специальный режим налогообложения в виде упрощенной системы налогообложения с выбранным объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов".

В 2012 году между Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 1 по Волгоградской области (далее - Инспекция N 1) и заявителем заключены государственные контракты от 02.05.2012 N 02/05-12 и от 19.11.2012 N 01290000481200008-0020849 на оказание услуг по курьерской доставке налоговых документов налогоплательщикам Волгоградской области.

В ходе проверки инспекция пришла к выводу о занижении заявителем сумм полученной выручки от оказания услуг по предоставлению налоговой отчетности в электронном виде и, соответственно, не отражение данных сумм в книгах доходов и расходов за 2012 - 2014 годы.

В обоснование заявленных требований налоговый орган указывает на то, что проверкой установлено несоответствие размера отраженной налогоплательщиком выручки и количества представленных налоговых деклараций в электронном виде.

По мнению инспекции, представленные обществом первичные учетные документы не свидетельствуют о совершении им реальных хозяйственных операций, сведения налоговой декларации являются недостоверными.

Сведения о количестве оказанных платных услуг по представлению налоговых деклараций в электронном виде определены налоговым органом "методом проведения выборки по удаленному доступу из Автоматизированной базы данных Единого государственного реестра налогоплательщиков федерального и регионального уровня о проверяемом налогоплательщике, а также сведений (информации), содержащейся в информационном ресурсе базы данных АИС "СЭОД".

На основании представленного перечня платных услуг по предоставлению налоговой отчетности в электронном виде, которая составляет от 100 до 300 рублей, инспекцией определена средняя стоимость услуг в размере 200 рублей.

По результатам проверки налоговый орган произвел перерасчет суммы полученной выручки расчетным способом исходя из среднего арифметического показателя стоимости одной услуги (200 рублей), умноженного на количество таких услуг (5157 в 2012 году, 4988 в 2013 году и 4893 в 2014 году). При этом источник сведений о таком количестве платных услуг ни в акте налоговой проверки, ни в тексте оспариваемого решения не указан.

Удовлетворяя заявление общества в указанной части суды исходили из того, что частью 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) установлен исчерпывающий перечень случаев, при которых допускается исчисление суммы налогов расчетным путем, к которым относятся: случаи отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения, ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги, или непредставления налогоплательщиком - иностранной организацией, не осуществляющей деятельность на территории Российской Федерации через постоянное представительство, налоговой декларации по налогу на имущество организаций.

Судами установлено и налоговым органом не оспаривается надлежащее ведение заявителем учета полученных доходов с применением системы "1-С Бухгалтерия" на основании платежных поручений и приходно-кассовых ордеров с применением контрольно-кассовой техники.

Допрошенные налоговым органом в качестве свидетелей клиенты налогоплательщика подтвердили факт оказания им услуг по отправке налоговой отчетности в электронном виде.

Кроме того, налоговый орган в акте налоговой проверки сделал вывод о том, что уплаченные клиентами суммы за данные услуги соответствуют ценам, указанным в перечне платных услуг заявителя (от 100 до 300 рублей). Инспекцией также не ставится под соответствие объема полученной выручки, содержащейся в Z-отчете кассового аппарата, данным налоговой декларации, представленной обществом.

Исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, суды признали недоказанным инспекцией сведений о количестве оказанных платных услуг, послуживших основанием для доначисления единого налога. Суды исходили из того, что оспариваемое решение от 14.07.2016 N 12-11/622 не содержит ссылок на документы, подтверждающие выводы инспекции об ином количестве оказанных платных услуг. Как указали суды, ссылка на сведения из Автоматизированной базы данных Единого государственного реестра налогоплательщиков, а также на сведения, содержащиеся в информационном ресурсе базы данных АИС "СЭОД - местного уровня" является не конкретизированной, не оформлена в виде документа налогового органа с указанием на то, какая отчетность, когда и от какого налогоплательщика предоставлена в электронном виде. Это противоречит требованиям подпункта 12 пункта 3 статьи 100 и пункта 8 статьи 101 Кодекса, предусматривающие обязательное изложение обстоятельств совершенного налогового правонарушения и как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

Таким образом, налоговым органом фактическое оказание услуги (отправленных, но не принятых, повторно отправленных) и которое не соответствует заявленному налогоплательщиком количеству при определении объема оказанных услуг не установлено.

С учетом изложенного судебная коллегия признает обоснованными выводы судов о том, что налоговым органом не были установлены обстоятельства, предусмотренные подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса. Следовательно, перерасчет суммы полученной выручки расчетным способом исходя из среднего арифметического показателя стоимости одной услуги, умноженного на количество таких услуг, инспекцией произведен неправомерно. Выводы судов о необоснованном увеличении налоговым органом размера выручки заявителя обоснованы.

В ходе проверки инспекция пришла к выводу о наличии в деятельности общества "схемы" ухода от налогообложения путем дробления бизнеса и минимализации уплаты налогов в результате использования заниженной процентной ставки индивидуальным предпринимателем Блазновым Ю.В. (далее - предприниматель, Блазнов Ю.В.) с целью освобождения от уплаты налогов.

В обоснование данного вывода налоговый орган сослался на факт приобретения обществом услуг по курьерской доставке у взаимозависимого лица Блазнова Ю.В. По мнению налогового органа, взаимозависимость указанных лиц оказывает влияние на условия и экономические результаты их деятельности путем минимизации налогов, свидетельствует о согласованности действий и косвенной подконтрольности предпринимателя обществу. Регистрация Блазнова Ю.В. является имитацией финансово-хозяйственной деятельности с целью увеличения расходов взаимозависимого лица, деятельность Блазнова Ю.В. в качестве предпринимателя не имела экономического смысла, у последнего отсутствовала финансовая самостоятельность.

В силу пункта 2 статьи 346.18 Кодекса в случае, если объектом налогообложения являются доходы организации или индивидуального предпринимателя, уменьшенные на величину расходов, налоговой базой признается денежное выражение доходов, уменьшенных на величину расходов.

Как предусмотрено пунктом 2 статьи 346.17 Кодекса, расходами налогоплательщика признаются затраты после их фактической оплаты. При этом оплатой товаров (работ, услуг) и (или) имущественных прав признается прекращение обязательства налогоплательщика - приобретателя товаров (работ, услуг) и (или) имущественных прав перед продавцом, которое непосредственно связано с поставкой этих товаров (выполнением работ, оказанием услуг) и (или) передачей имущественных прав.

Расходы принимаются при условии их соответствия критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 Кодекса (пункт 2 статьи 346.16 Кодекса).

Согласно пункту 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" взаимозависимость участников сделки сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Указанное обстоятельство в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Судами установлено, что между заявителем и Инспекцией N 1 области заключены государственные контракты на оказание услуг по курьерской доставке налоговых уведомлений.

В целях исполнения указанных договоров между обществом и Блазновым Ю.В. заключен договор на оказание услуг от 01.04.2012 N 1 и договор поставки от 28.03.2012 N 4.

Таким образом, в проверяемом периоде заявитель приобрел у своего взаимозависимого лица (предпринимателя), услуги по курьерской доставке документов и товары по договору поставки.

Указанные договоры исполнены сторонами, результаты совершения хозяйственных операций учтены в бухгалтерской и налоговой отчетности, что не оспаривается налоговым органом.

Наличие взаимозависимости, влияющей на условия или экономические результаты деятельности взаимозависимых лиц, само по себе не является признаком нереальной экономической деятельности, если в действиях этих лиц отсутствуют признаки правонарушений, установленных налоговым законодательством.

Налоговым органом не установлено отсутствие у предпринимателя хозяйственной самостоятельности, наличие у общества и Блазнова Ю.В. согласованных действий, направленных непосредственно на минимизацию налогообложения, создание обществом искусственного документооборота в отсутствие реальной деловой цели и экономического смысла с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения размера налоговой обязанности по уплате налогов. В проверяемый период заявитель и Блазнов Ю.В. осуществляли самостоятельные виды деятельности, не являющиеся частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата. С целью исполнения указанных договоров Блазнов Ю.В. заключал договоры с субподрядчиками, нес соответствующие расходы на выполнение работ по разноске налоговых уведомлений самостоятельно от собственного имени, что подтверждается материалами проверки. Кроме того, как усматривается из материалов дела, в целях исполнения заключенных с налоговыми органами договоров на доставку налоговых уведомлений общество, помимо Блазнова Ю.В., заключало аналогичные сделки с другим предпринимателем, к аффилированности которого по отношению к обществу у налогового органа претензии не имеются.

Правовым последствием взаимозависимости участников сделки по смыслу налогового законодательства (статья 40 Кодекса) является возможность проверки правильности применения цен по указанной сделке. Вместе с тем налоговым органом вопрос правильности применения цен по сделкам общества с предпринимателем не исследовался, доначисление по данному эпизоду не производилось.

В свою очередь, Блазнов Ю.В. является самостоятельным налогоплательщиком и обязан исчислить налог к уплате в порядке, предусмотренном нормами главы 26.2 Кодекса.

В ходе выездной налоговой проверки подтвержден факт представления предпринимателем налоговых деклараций по упрощенной системе налогообложения за период совершения сделок - за 2012 - 2013 годы. Налоговая база в налоговых декларациях сопоставима с суммой реализации в адрес заявителя.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия признает правомерными выводы судов о несостоятельности довода инспекции о создании обществом схемы для ухода от налогообложения путем дробления бизнеса и минимизации уплаты налогов ввиду наличия взаимозависимости между обществом и Блазновым Ю.В.

В ходе проверки инспекция пришла к выводу о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды в результате учета расходов, понесенных в связи с оплатой поставленных товаров, которые согласно представленным документам были осуществлены обществами с ограниченной ответственностью "Строймаш", "Транссервис", "Компания Максима", "Кинг Логистик" и "Дор-Трейд" (далее - общества "Строймаш", "Транссервис", "Компания Максима", "Кинг Логистик" и "Дор-Трейд"). Инспекция исходила отсутствия у названных организаций имущества, основных средств, транспорта, как в собственности, так и в аренде, представление налоговой отчетности с минимальными показателями к уплате, отсутствие по расчетным счетам платежей, свидетельствующих о ведении контрагентами реальной хозяйственной деятельности, не явка на допрос в ходе проверки должностных лиц спорных контрагентов.

В отношении обществ "Строймаш", "Компания Максима" и "Кинг Логистик" налоговый орган сделал вывод о подписании первичных документов неустановленным и неуполномоченным лицом вследствие невозможности проведения допроса руководителей указанных организаций.

Удовлетворяя заявленные требования в указанной части, суды исходили из того, что неявка руководителей организации на допрос, непредставление указанными контрагентами сведений, подтверждающих заключение сделки с обществом, не являются доказательствами подписания первичных документов неустановленным и неуполномоченным лицом.

Указанные контрагенты были зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц в установленном законом порядке, на момент совершения с ними сделок обществом последние находились в Едином реестре, их регистрация не была признана недействительной, руководители данных контрагентов не были дисквалифицированы в установленном законом порядке

Во всех представленных документах, оформленных от имени указанных контрагентов, фигурируют подписи лиц, заявленных в Едином реестре как руководители данных организаций, что подтверждается имеющимися в материалах дела выписками из Единого государственного реестра юридических лиц. Расшифровка сведений о лицах, подписавших документы от имени контрагентов полностью соответствует данным о руководителях, указанным в Едином государственном реестре юридических лиц.

Отсутствие контрагентов по адресу государственной регистрации о фиктивности хозяйственных отношений с налогоплательщиком не свидетельствует. Доказательств, свидетельствующих о том, что заявитель прямо или косвенно причастен к миграции своих контрагентов или знал об этом, налоговый орган суду не представил, как и не представил достаточных и достоверных доказательств причастности общества к последующему распоряжению контрагентами поступившими на их счет денежными средствами.

К показаниям руководителей обществ "Транссервис" (Письменного В.С.) и "Дор-Трейд" (Мосеевой Е.А.) суды отнеслись критически, поскольку в силу статьи 51 Конституции Российской Федерации они не обязаны свидетельствовать против самих себя, так как именно на руководителя организации возлагается ответственность, в частности, за ненадлежащее исполнение обязанностей в сфере налогообложения.

Экспертиза соответствия подписей лиц, подписавших договор и первичных документов, налоговым органом также не проводилась, претензий к оформлению документов у налогового органа не имеется.

Безусловных доказательств подписания первичных документов от имени обществ "Транссервис" и "Дор-Трейд" неуполномоченными лицами, регистрации указанных контрагентов по утерянным паспортам, налоговым органом также не представлено.

Кроме того, согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлениях от 20.04.2010 N 18162/09 и от 09.03.2010 N 15574/09 и от 08.06.2010 N 17684/10, при реальности произведенного исполнения, то обстоятельство, что договор и документы, подтверждающие его исполнение, от имени контрагента налогоплательщика оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителях в Едином государственном реестре юридических лиц), само по себе не является безусловным и достаточным основанием, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Как установили суды, в рассматриваемом случае налоговым органом реальность хозяйственных операций с названными в первичных документах контрагентами не опровергнута, доказательств их фиктивности не представлено.

При этом оплата стоимости поставленных товаров произведена безналичным путем через банк, который произвел идентификацию клиентов (контрагентов) при заключении с ним договора банковского счета в соответствии с Инструкцией Центробанка России от 14.09.2006 N 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)" и "Положением об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию доходов), полученных преступным путем, и финансированию терроризма", утвержденным Центробанком России от 19.08.2004 N 262-П. Следовательно, у банков имеется карточка с подписью руководителей контрагентов, заверенные нотариусами, и при заключении договора банковского счета их личности были проверены.

Суды отклонили как доказательство отсутствия возможности осуществления хозяйственной деятельности доводы налогового органа об отсутствии у контрагентов в собственности какого-либо имущества, трудовых ресурсов, представление данными юридическими лицами налоговой отчетности, содержащей незначительные показатели финансово-хозяйственной деятельности.

Как отметили суды, отсутствие у контрагентов налогоплательщика в собственности какого-либо имущества не свидетельствует о невозможности ведения контрагентами хозяйственной деятельности, поскольку действующее законодательство допускает возможность использования имущества, принадлежащее на ином праве, чем право собственности. Непредставление контрагентами общества, являющимися самостоятельными юридическими лицами, справок 2-НДФЛ в налоговые органы по месту учета достаточным и безусловным доказательством отсутствия у контрагентов работников в проверяемом периоде признано быть не может. Неисполнение контрагентами налоговых обязательств о направленности действий заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды не свидетельствует. Действующее законодательство не возлагает на налогоплательщиков ответственность за действия третьих лиц, являющихся самостоятельными налогоплательщиками.

Суды пришли к выводу о том, что доказательств отсутствия реальной хозяйственной операции между налогоплательщиком и его контрагентами, а также наличие должностных лиц умысла, направленного на получение налоговой выгоды, налоговым органом не представлено, судами не установлено. Поэтому оснований для непринятия произведенных обществом расходов по названным контрагентам у инспекции не имелось.

Также, налоговым органом не оспаривается, что товар, приобретенный обществом у спорных контрагентов, был в последующем поставлен в управление и иные Инспекции Федеральной налоговой службы России, расположенные на территории Волгоградской области. Указанные договоры исполнены обществом в полном объеме, претензии со стороны вышеуказанных налоговых органов не поступали.

Судебная коллегия считает, что доводы налогового органа, изложенные в кассационной жалобе, тождественны тем доводам, которые являлись предметом рассмотрения судами первой и апелляционной инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, основания для ее непринятия у кассационной инстанции отсутствуют. Кроме того, указанные доводы направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых ими доказательств, что недопустимо в силу требований, предусмотренных статьей 286, частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судами не допущено. Поэтому оснований для удовлетворения жалобы и отмены принятых по данному делу судебных актов у кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.2017 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2017 по делу N А12-66175/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН

 

Судьи

О.В.ЛОГИНОВ

Р.Р.МУХАМЕТШИН

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Хитров Дмитрий
Хитров Дмитрий

Компания «Электронный арбитраж»

Почему в суд выгодно представлять именно электронные документы?

Право и возможность подачи электронных документов в суд предоставлено в России давно. Однако по старинке стороны ходят на заседания с большими папками бумажных документов вместо планшетов или ноутбуков. Почему?

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Ошибки риэлтора могут помешать получению имущественного вычета

При совершении сделок при покупке или продаже жилья советую быть внимательным при подписании договора купли-продажи. В противном случае покупатель не сможет вернуть НДФЛ в полном размере.

24
Упрощенная система налогообложения (УСН)
  • 06.11.2017  

    Суды пришли к правильному выводу о том, что налогоплательщик создал схему, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды в виде уклонения от уплаты налога по УСН (с момента утраты права на применение данного специального налогового режима - налогов по общей системе налогообложения) в результате формального создания условий для применения ЕНВД без реального разделения экономической деятельности между двумя хозяйст

  • 01.11.2017  

    Суды пришли к верному выводу, что несмотря на допущенную обществом ошибку при заполнении заявления о переходе на УСН, при наличии совокупности иных обстоятельств, данная ошибка не может указывать на неправомерность действий налогоплательщика, который фактически объект налогообложения не изменял. При этом суды обоснованно приняли во внимание, что в рассматриваемой ситуации источником об объекте налогообложения, прежде всего,

  • 25.10.2017  

    Суды правильно указали, что в связи с тем, что в ходе выездной проверки собрана вся информация о доходах и расходах проверяемого налогоплательщика, то у налогового органа отсутствовали основания для применения расчетного метода на основании данных об иных аналогичных налогоплательщиках, в том числе и с учетом реализации (получения дохода) спорного магазина в 2014 году, т.е за пределами проверяемого налогового периода.

    <


Вся судебная практика по этой теме »

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 22.11.2017  

    Отказывая обществу в удовлетворении требований в части доначисления НДС в сумме 5 млн руб., соответствующих пеней и штрафа, суды пришли к обоснованному выводу о том, что общество фактически осуществляло финансово-хозяйственные операции с перевозчиками - физическими лицами, без участия спорных контрагентов, при этом, организацией перевозок занимался лично руководитель общества.

  • 22.11.2017  

    Исходя из установленных при рассмотрении дела обстоятельств заключения договоров с ИП обществу, заключая сделки с данным предпринимателем, следовало исходить из того, что они влекут для него не только гражданско-правовые, но и налоговые последствия. Избрав в качестве контрагента данного предпринимателя, вступая с ним в правоотношения, общество самостоятельно его выбрало и ему следовало проявить такую степень заботливости и о

  • 22.11.2017  

    Суд первой инстанции сделал обоснованный вывод об отсутствии доказательств реальности приобретения обществом материалов для проведения работ по государственному контракту именно у указанных поставщиков. Как видно из мотивировочной части решения, исследовал содержание договоров и установил, что общество по условиям договоров должно было самостоятельно вывезти материалы со склада продавцов. Однако документы, свидетельствующие


Вся судебная практика по этой теме »