Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа 27 марта 2008 г. N А19-7151/07-51-20-Ф02-992/08

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа 27 марта 2008 г. N А19-7151/07-51-20-Ф02-992/08

При доначислении налога на прибыль и налога на добавленную стоимость налоговая инспекция исходила из отсутствия у ООО права сдачи в аренду имущества, поскольку он не является ни собственником, ни субарендатором имущества, в связи с чем налоговая инспекция данную сделку оценила как фиктивную и совершенную с целью ухода от налогообложения

06.05.2008  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 марта 2008 г. N А19-7151/07-51-20-Ф02-992/08

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Парской Н.Н.,

судей: Белоножко Т.В., Скубаева А.И.,

при участии в судебном заседании представителей Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 6 по Иркутской области Власовой Т.А. (доверенность от 24.03.2008 N 08/04495), Кривошеевой Л.А. (доверенность от 24.03.2008 N 08/04497), Сераковой Л.И. (доверенность от 24.03.2008 N 08/04496) и общества с ограниченной ответственностью "Комбинат нерудных ископаемых "Диабаз" Борисова О.И. (доверенность от 11.01.2008 N 1-юр), Лаврика М.А. (доверенность от 11.01.2008 N 2-юр),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 6 по Иркутской области на решение от 15 ноября 2007 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-7151/07-51-20 (суд первой инстанции: Гурьянов О.П.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Комбинат нерудных ископаемых "Диабаз" (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании незаконным решения от 30.03.2007 N 02/03 Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 6 по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу (далее - налоговая инспекция) в части подпункта "а" пункта 1, подпункта "б" пункта 1 в размере 2 562 990 рублей, подпункта "а" пункта 2.1, подпункта "б" пункта 2.1 в размере 17 171 805 рублей, пункта 2.2, пункта 3 в размере 23 092 810 рублей 61 копейки.

Решением от 15 ноября 2007 года заявленные требования удовлетворены частично. Решение налоговой инспекции признано незаконным в части подпункта "а" пункта 1 резолютивной части в части привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа в общей сумме 3 358 015 рублей 61 копейки; подпункта "б" пункта 1 резолютивной части в части начисления пени в общей сумме 2 562 990 рублей; подпункта "а" пункта 2.1 резолютивной части в части предложения уплатить налоговые санкции в общем размере 3 358 015 рублей 61 копейки, пени в сумме 2 562 990 рублей; подпункта "б" пункта 2.1 резолютивной части в части предложения уплатить налоги в общем размере 17 171 805 рублей; пункта 2.2 резолютивной части в части уменьшения излишне предъявленных сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих возмещению из бюджета за 2005 год в размере 864 687 рублей; пункта 3 резолютивной части в части предложения перечислить доначисленные суммы налогов, пени и налоговые санкции в общем размере 23 092 810 рублей 61 копейки. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения суда не проверялись.

Не согласившись с решением суда в части удовлетворения заявленных требований, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит его отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

По мнению заявителя кассационной жалобы, решение налоговой инспекции является основанным на действующем законодательстве, поскольку по эпизоду с арендой движимого и недвижимого имущества налоговой проверкой установлено наличие недобросовестности в действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

По эпизоду взаимоотношений налогоплательщика с ООО "Диаль" налоговая инспекция настаивает на фиктивности заключенного с данным поставщиком договора поставки, поскольку у последнего отсутствовала фактическая возможность поставить налогоплательщику товар ввиду отсутствия основных средств, кадровых и материальных ресурсов, а также в связи с отсутствием поставщика по месту государственной регистрации.

В отзыве на кассационную жалобу налоговой инспекции общество, ссылаясь на законность и обоснованность решения суда, просит в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Дело рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представители налоговой инспекции поддержали доводы жалобы, указывая на доказанность налоговой инспекцией фактов получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Представители общества против доводов жалобы возражали, ссылаясь на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта.

В судебном заседании 26 марта 2008 года в соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации был объявлен перерыв до 16 часов 00 минут 27 марта 2008 года.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и возражений на жалобу, заслушав представителей сторон и проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом норм материального и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в материалах дела доказательствам, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

Как установлено Арбитражным судом Иркутской области, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности общества по вопросам соблюдения налогового законодательства: правильности исчисления, удержания, перечисления и уплаты в бюджет налогов, в ходе которой установлена неполная уплата налогов, в том числе, в оспариваемой части: налога на прибыль за 2005 год в сумме 11 748 765 рублей, налога на добавленную стоимость за 2005 год в общей сумме 5 452 441 рубль. Также обществу уменьшен излишне предъявленный к возмещению из бюджета налог на добавленную стоимость в общей сумме 864 687 рублей.

По результатам проверки налоговой инспекцией принято решение от 30.03.2007 N 02/03 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в сумме 3 358 015 рублей 61 копейки, в том числе: в сумме 2 267 565 рублей - по налогу на прибыль, в сумме - 1 090 450 рублей по налогу на добавленную стоимость (пункт 1 резолютивной части решения); об уплате пени, в том числе, по налогу на прибыль - 1 374 736 рублей, по налогу на добавленную стоимость - 1 188 254 рубля. Также данным решением обществу предложено уплатить и перечислить начисленные суммы налогов, пени и налоговых санкций в общем размере 23 092 810 рублей 61 копейки.

Общество, не согласившись с вынесенным решением в части налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании названного ненормативного акта налоговой инспекции незаконным в указанной части.

Арбитражный суд, частично удовлетворяя заявленные требования по эпизодам дополнительного начисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, соответствующих сумм пени и штрафов, связанным с арендой движимого и недвижимого имущества, признал выводы налоговой инспекции о недобросовестности налогоплательщика и участников сделки обоснованными, однако пришел к выводу о неправомерном доначислении налога на прибыль и налога на добавленную стоимость в связи с непринятием налоговой инспекцией мер к установлению рыночного уровня арендной платы на аналогичное имущество в соответствии с правилами статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 246 Налогового кодекса Российской Федерации общество является плательщиком налога на прибыль.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой в целях главы 25 Кодекса признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Пунктом 1 статьи 252 Кодекса установлено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии со статьей 143 Налогового кодекса Российской Федерации общество является плательщиком налога на добавленную стоимость.

Статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации установлено право налогоплательщиков на уменьшение общей суммы начисленного налога на добавленную стоимость на сумму налоговых вычетов, то есть сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных налогоплательщику и уплаченных при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченных налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления производственной деятельности или иных операций, признаваемых объектами налогообложения, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Как следует из оспариваемого решения налоговой инспекции, основанием для доначисления сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость явились установленные при проведении мероприятий налогового контроля обстоятельства, свидетельствующие о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в результате неправомерного уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль и предъявления налоговых вычетов, уменьшающих сумму исчисленного к уплате в бюджет налога на добавленную стоимость.

Из материалов дела следует, что общество осуществляло свою деятельность на Усть-Нюринском месторождении долеритов на основании лицензии ИРК N 01900 ТЭ, зарегистрированной 23.06.2003. В связи с отсутствием у общества собственного имущества для производства основного продукта - щебня, в проверяемом периоде (2005 год) обществом использовалось движимое и недвижимое имущество на основании договора аренды от 01.01.2005 N 01-01/05, заключенного с ООО "Технохим".

В целях налогообложения прибыли к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации, относятся арендные платежи за арендуемое имущество.

Предметом заключенного между обществом и ООО "Технохим" договора аренды от 01.01.2005 N 01-01/05 является передача обществу за плату во временное пользование объектов движимого и недвижимого имущества, автотранспортной и иной техники.

При доначислении налога на прибыль и налога на добавленную стоимость налоговая инспекция исходила из отсутствия у ООО "Технохим" права сдачи в аренду имущества, поскольку он не является ни собственником, ни субарендатором имущества, в связи с чем налоговая инспекция данную сделку оценила как фиктивную и совершенную с целью ухода от налогообложения.

Налоговой инспекцией в ходе проверки установлено, что собственниками движимого и недвижимого имущества, передаваемого арендодателем обществу, являются иные юридические лица, а также физические лица, с которыми в предыдущем и последующем налоговых периодах налогоплательщиком непосредственно заключались договоры аренды. При этом данные физические лица являются учредителями учредителя налогоплательщика или иным образом взаимосвязаны с обществом.

Налоговой инспекцией установлено, что в проверяемом периоде передача арендованного имущества производилась в следующей последовательности: собственники - ООО "Агидель" - ООО "Нирагран" - ООО "Технохим" - налогоплательщик.

Как следует из материалов проверки, согласно данным Единого государственного реестра юридических лиц, учредителями общества при его создании являются открытое акционерное общество (ОАО) "Долерит" и ООО "Горняк плюс", в период с 29.12.2003 по 27.12.2005 единственным учредителем налогоплательщика являлось ООО "Горняк плюс", учредителями которого являются физические лица - Бейтонова Альбина Гавриловна, Гранкина Елена Викторовна, Сергеева Елена Геннадьевна, Новикова Ольга Александровна - собственники арендуемого налогоплательщиком имущества. Генеральным директором юридического лица в период с 01.01.2005 по 27.12.2005 являлся Старостенко Виктор Тимофеевич, с 28.12.2005 должность генерального директора замещает Лукьянов Сергей Анатольевич.

Согласно Уставу налогоплательщика общество создано для продолжения деятельности ОАО "Долерит" по добыче долеритов на Усть-Нюринском месторождении с целью производства щебня в соответствии с лицензией на право пользования недрами серии ИРК N 01557. При этом у налогоплательщика отсутствуют основные средства, необходимые для осуществления производственной деятельности по выпуску щебня.

Согласно информации, представленной инспекцией Гостехнадзора г. Тулуна и Тулунского района Иркутской области, а также паспортам транспортных средств, паспортам самоходной машины и других видов техники собственниками техники, переданной обществу по договору аренды, являются ООО "Нерудная промышленная компания", ООО "Праксис", Лукьянов Александр Сергеевич.

Учредителями ООО "Нерудная промышленная компания" в период 2005 года являлись Елисеев Алексей Николаевич, Кальченко Андрей Геннадьевич, Лукьянов Александр Сергеевич, Старостенко Евгений Викторович, с 22.08.2006 - Бейтонова Альбина Гавриловна, генеральным директором - Лукьянов Сергей Анатольевич.

Согласно информации, представленной отделом по г. Тулуну и Тулунскому району Управления Службы записей актов гражданского состояния по Иркутской области (справки о рождении N 467, 469, справка о заключении брака N 468), Старостенко Евгений Викторович и Гранкина Елена Викторовна - дети Старостенко Виктора Тимофеевича, который в период 2005 года являлся учредителем ООО "Горняк плюс" и генеральным директором налогоплательщика.

В ходе проведения выездной налоговой проверки были проведены опросы физических лиц, из содержания которых следует, что принадлежащее им имущество приобретено в 2004 году у ОАО "Долерит" и в 2005 году передано в соответствии с условиями заключенных договоров аренды ООО "Агидель". При этом инициаторами заключения сделок по аренде объектов недвижимого имущества являлся налогоплательщик, руководителем которого были даны указания работникам общества на заключение договоров с собственниками имущества в пользу ООО "Агидель". При этом в заключенных договорах была предусмотрена минимальная арендная плата, которая собственникам не выплачивалась.

Таким образом, материалами дела подтверждается согласованность действий участников схемы по передаче имущества в аренду именно через сеть номинальных посредников, причем инициатива передачи имущества по указанной схеме исходила от руководства налогоплательщика.

Роль посредников сводилась к подписанию договоров, выставлению счетов-фактур и транзиту денежных средств по своим расчетным счетам. При этом непосредственные собственники имущества не были знакомы с руководством ни одной из фирм-посредников (ООО "Агидель", ООО "Нирагран", ООО "Технохим"), а в момент подписания договоров руководитель ООО "Агидель" вообще отсутствовал.

По информации Инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по г. Москве, в которой состоит на налоговом учете ООО "Агидель", данная организация не исполняет обязанности по исчислению и уплате в бюджет налогов, с IV квартала 2004 года не представляет документы налоговой и бухгалтерской отчетности, отсутствует по юридическому адресу. Анализ операций по расчетному счету ООО "Агидель" N 40702810400040000141, открытому в филиале ОАО "Всероссийский банк развития регионов" в г. Иркутске, свидетельствует о том, что поступившие на расчетный счет ООО "Агидель" в период 2005 года денежные средства в основном перечислены ООО "Нирагран" и физическому лицу - Косову Андрею Игоревичу, являющемуся генеральным директором ООО "Нирагран".

При проведении мероприятий налогового контроля установлено, что деятельность ООО "Технохим", ООО "Нирагран" сводится к обналичиванию денежных средств посредством оформлении соответствующих первичных документов, позволяющих создать видимость наличия финансово-хозяйственных взаимоотношений с широким кругом лиц. Вместе с тем, реальность заключенных сделок, оформленных данными документами, не подтверждается. Данные о движении денежных средств при взаиморасчетах с указанными лицами свидетельствуют о том, что все поступающие на их расчетные счета денежные средства практически в полном объеме в однодневный срок либо обналичиваются, либо транзитом перечисляются на расчетные счета третьих лиц, с которых впоследствии также обналичиваются.

Кроме того, несмотря на отражение в налоговой отчетности исчисленных с полученной выручки от реализации товаров (работ, услуг) сумм налога на добавленную стоимость, ООО "Технохим" и ООО "Нирагран" не производилась уплата налога в бюджет, так как исчисленные суммы налога уменьшались на налоговые вычеты в фактически аналогичных размерах. При этом правомерность применения соответствующих налоговых вычетов не подтверждалась по результатам проводимых налоговым органом по месту учета данных организаций мероприятий налогового контроля, что подтверждается представленными в материалы дела решениями налоговой инспекции.

Решениями Арбитражного суда Иркутской области от 24 октября 2006 года по делу N А19-17183/06-37, от 19 декабря 2006 года по делу N А19-15151/06-38 ООО "Технохим", ООО "Нирагран" признаны несостоятельными (банкротами). Указанными судебными актами установлено, что задолженность по уплате обязательных платежей в бюджет ООО "Технохим" составляет 30 149 431 рубль, ООО "Нирагран" - 86 801 964 рубля.

1

При вынесении обжалуемого решения суд также принял во внимание существенное увеличение размера арендной платы, установленной налогоплательщику ООО "Технохим", ООО "Нирагран", относительно размера арендной платы, предусмотренного заключенными ООО "Агидель" с собственниками имущества.

На основании оценки представленных в материалы дела доказательств, арбитражный суд пришел к правильному выводу о недобросовестности действий налогоплательщика, направленных на необоснованное получение налоговой выгоды в виде неправомерности уменьшения налогооблагаемой прибыли на суммы расходов, а также неправомерное принятие к вычетам сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных в связи с арендой имущества у ООО "Технохим", так как совершенная налогоплательщиком сделка носит формальный характер и не обусловлена разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

В соответствии с пунктом 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда, изложенной в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды" признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.

Вместе с тем, соглашаясь с выводами налоговой инспекции о направленности действий общества на получение необоснованной налоговой выгоды, суд счел необоснованным доначисление соответствующих сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость. При этом суд указал, что, поскольку необходимость в использовании арендованного имущества обществом очевидна, и это не оспаривается налоговой инспекцией, то в определенной части налогоплательщиком обоснованно отнесены на расходы арендные платежи, реальный размер которых должен был быть установлен налоговым органом на основании положений статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

В связи с указанным, суд признал необоснованным доначисление налоговой инспекцией обществу соответствующих сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость в связи с уплатой арендной платы в размере 39 679 804 рублей и завышением расходов на указанную сумму, и удовлетворил требования заявителя о признании недействительным решения налоговой инспекции в указанной части.

Суд кассационной инстанции считает данный вывод суда противоречащим нормам материального права и установленным по делу фактическим обстоятельствам.

В соответствии с положениями статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь в следующих случаях: 1) между взаимозависимыми лицами; 2) по товарообменным (бартерным) операциям; 3) при совершении внешнеторговых сделок; 4) при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

При проведении выездной налоговой проверки в отношении общества налоговой инспекцией не проверялась правильность применения цен по сделкам, поскольку предметом оценки была сделка между налогоплательщиком и ООО "Технохим", которые не являются взаимозависимыми. Факты взаимозависимости физических и юридических лиц, наличие родственных отношений, а также доводы о значительном завышении арендной платы в 2005 году по сравнению с иными налоговыми периодами приводились налоговой инспекцией в качестве доказательств создания схемы минимизации налоговых платежей, недобросовестности действий налогоплательщика и получения им необоснованной налоговой выгоды.

Поскольку в ходе проверки налоговой инспекцией проверялись вопросы обоснованности заявленных налогоплательщиком расходов и налоговых вычетов, и не проверялась правильность применения цен по сделкам, основания для использования положений статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации у налоговой инспекции отсутствовали.

Таким образом, указав на необходимость соблюдения баланса публичных и частных интересов, суд необоснованно признал налоговую инспекцию обязанной в данном случае установить рыночный размер арендной платы на принятое от арендодателя движимое и недвижимое имущество и применить положения статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, возложив бремя доказывания обоснованности расходов налогоплательщика на налоговую инспекцию.

Вместе с тем, при условии признания фиктивного характера совершенной налогоплательщиком сделки и отсутствия разумных экономических причин и деловых целей ее совершения следует считать, что налогоплательщиком не выполнены требования статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации об обоснованности и документальном подтверждении расходов.

Указав на необходимость применения правил определения рыночной стоимости аренды движимого и недвижимого имущества, суд не учел также, что в соответствии со статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность подтвердить правомерность и обоснованность налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость лежит на налогоплательщике. При этом пунктом 7 статьи 166 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено право налоговых органов исчислять суммы налога на добавленную стоимость, подлежащие уплате, расчетным путем на основании данных по иным аналогичным налогоплательщикам только в случае отсутствия у налогоплательщика бухгалтерского учета или учета объектов налогообложения. В связи с чем в данном случае у налоговой инспекции отсутствовали правовые основания для применения указанного метода при определении суммы налоговых вычетов.

При таких обстоятельствах и признании направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды суд пришел к противоречивому выводу о наличии у налогоплательщика намерения осуществлять реальную экономическую деятельность и необоснованно признал расходы по уплате арендных платежей экономически оправданными.

Согласно оспариваемому решению налоговой инспекции и представленным в материалы дела пояснениям (том 13 л.д. 1 - 2) по эпизоду, связанному с арендой движимого и недвижимого имущества у ООО "Технохим", налогоплательщику дополнительно начислены: налог на прибыль за 2005 год в сумме 9 455 018 рублей 36 копеек, пени по данному налогу в сумме 1 109 117 рублей 71 копейка, налог на добавленную стоимость в сумме 3 993 961 рубль, пени в сумме 870 407 рублей, уменьшен заявленный к возмещению из бюджета налог на добавленную стоимость по счетам-фактурам ООО "Технохим" за октябрь, ноябрь 2005 года в общей сумме 789 042 рубля. Кроме того, по данному эпизоду налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности за неуплату налогов в виде штрафа в общей сумме 2 628 204 рубля 10 копеек (в том числе за неуплату налога на прибыль - в сумме 1 829 440 рублей 10 копеек, и за неуплату налога на добавленную стоимость - в сумме 798 764 рубля).

С учетом изложенного, суд кассационной инстанции полагает, что вывод суда первой инстанции о незаконности оспариваемого решения налоговой инспекции в названной части не соответствует нормам законодательства о налогах и сборах, в связи с чем решение суда в данной части подлежит отмене.

Вместе с тем суд кассационной инстанции считает обоснованными выводы суда в отношении дополнительного начисления налогов, пени и штрафов по операциям поставки обществу товарно-материальных ценностей его поставщиком - ООО "Диаль". По данному эпизоду суд признал недоказанным факт недобросовестности налогоплательщика, заявившего налог на добавленную стоимость к вычету, а также предъявившего в составе затрат расходы по этим операциям на основании подтверждающих данные операции документов, составленных и оформленных в соответствии с требованиями законодательства.

Основанием доначисления налогоплательщику сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость за проверяемый период по поставщику ООО "Диаль" на основании счетов-фактур по договору от 29.02.2005 N 29-04/05ДП всего на сумму 11 077 422 рублей 79 копеек, в том числе налог на добавленную стоимость - 1 689 776 рублей 36 копеек, послужили выводы налоговой инспекции о неправомерном включении налогоплательщиком за 2005 год в расходы, связанные с производством и реализацией, материальных затрат на сумму 9 265 142 рублей, а также неправомерное предъявление к вычету сумм налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам указанного поставщика.

Из содержания статей 172, 247, 252 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что обоснованность расходов, связанных с приобретением сырья и товаров, а также вычетов налога на добавленную стоимость, предъявленного по этим операциям, должен доказать налогоплательщик. При этом документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия.

Для подтверждения обоснованности материальных затрат, а также права на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченных вышеуказанному контрагенту общества в оспариваемых суммах, налогоплательщик представил в налоговую инспекцию первичные документы, в том числе счета-фактуры, выставленные в его адрес; договор поставки; товарные накладные унифицированной формы ТОРГ-12; платежные документы (с выделенной суммой налога на добавленную стоимость).

Поставщиком налогоплательщика - ООО "Диаль" при встречной проверке были представлены документы, свидетельствующие о том, что производителем товара он не является. Согласно представленным материалам проверки, указанный в вышеперечисленных счетах-фактурах товар был в 2005 году приобретен ООО "Диаль" у ООО "Полистер", ООО "Альмада", ООО "Нирагран".

С учетом позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной им в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды", полученная налогоплательщиком налоговая выгода предполагается обоснованной до тех пор, пока налоговым органом не будет доказана недобросовестность налогоплательщика.

Необоснованная налоговая выгода может возникать в связи с отсутствием должной осмотрительности и осторожности налогоплательщика при совершении им операций с третьими лицами, не исполняющими свои налоговые обязанности. Однако факт нарушения третьим лицом своих налоговых обязательств сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. В этом случае налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщику было известно о нарушениях, допущенных третьими лицами, или могло быть известно о таких нарушениях в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с третьими лицами или что налогоплательщик (его взаимозависимые или аффилированные лица) совершает связанные с налоговой выгодой иные операции исключительно с лицами, не исполняющими свои налоговые обязательства.

Как указала налоговая инспекция в оспариваемом решении, в ходе контрольных мероприятий установлено, что поставщик общества - ООО "Диаль" и его контрагенты, по юридическому адресу отсутствуют; трудовыми и материальными ресурсами для выполнения работ не располагают, налоги в бюджет не исчисляют и не уплачивают; не имеют основных и транспортных средств, а также среднесписочная численность работников на предприятии составляет 1 человек; движение денежных средств по расчетному счету организаций носит транзитный характер, в связи с чем налоговая инспекция пришла к выводу о неподтверждении реального осуществления хозяйственных операций налогоплательщика с ООО "Диаль".

Вместе с тем налоговой инспекцией не представлено доказательств, подтверждающих указанные в оспариваемом ненормативном акте, факты недобросовестности налогоплательщика во взаимоотношениях с ООО "Диаль".

При этом суд указал на достоверность (соответствие документам о государственной регистрации) адресов поставщика и грузоотправителя в представленных первичных документах. Доказательств того, что налогоплательщик на дату выставления ему первичных документов за рассматриваемый период знал или должен был знать о том, что его поставщик (его контрагенты) не находится по своему юридическому адресу, либо иным образом злоупотребляют правом и (или) нарушают нормы налогового законодательства, налоговой инспекцией также не представлено.

Арбитражный суд на основании оценки условий договора поставки, обстоятельств дальнейшей реализации налогоплательщиком приобретенного товара обоснованно не принял, как недоказанный, довод налоговой инспекции о невозможности фактического осуществления операций по поставке товара ввиду отсутствия у поставщика необходимых трудовых и производственных мощностей.

Ссылки налоговой инспекции на непредставление на проверку контрагентами поставщика документов, подтверждающих финансово-хозяйственные отношения между участниками договорных отношений, также обоснованно не были приняты судом, поскольку без доказательств недобросовестности налогоплательщика данные обстоятельства сами по себе не опровергают факта исполнения поставщиками обязанности по поставке товара и не являются согласно положениям Налогового кодекса Российской Федерации основанием к отказу в принятии расходов по налогу на прибыль, а также к отказу в применении вычетов по налогу на добавленную стоимость в оспариваемой сумме.

В силу правовой позиции, изложенной в пункте 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Более того, из представленного налоговой инспекцией протокола допроса руководителя ООО "Диаль" следует, что в 2005 году ООО "Диаль" состояло в договорных отношениях с налогоплательщиком, ООО "Полистер", ООО "Альмада", ООО "Нирагран".

Судом установлено, что в материалах дела отсутствуют доказательства (платежные поручения, иные первичные документы), свидетельствующие об организованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке. А налоговой инспекцией не опровергнут факт оплаты товаров (работ, услуг) по вышеуказанным счетам-фактурам, более того, налоговая инспекция не указывает в своем решении на то, что средства не зачислены на счета поставщиков налогоплательщика.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Между тем, налоговой инспекцией, в нарушение указанной нормы не представлены в суд доказательства, свидетельствующие о том, что у налогоплательщика и его поставщика при заключении сделки отсутствовала деловая цель (получение прибыли), а их действия были направлены исключительно на получение необоснованной налоговой выгода, в виде возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость и неосновательное завышение произведенных расходов.

Таким образом, вывод арбитражного суда об удовлетворении заявленных требований в данной части является правильным.

Иных доводов в пользу отмены обжалуемого решения суда по делу в кассационной жалобе не приведено.

Исходя из положений части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае выявления несоответствия выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой инстанции, и имеющимся в деле доказательствам, нарушения либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, арбитражным судом кассационной инстанции выносится постановление об отмене обжалуемого решения, постановления.

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене в части признания незаконным решения налоговой инспекции от 30.03.2007 N 02/03 о дополнительном начислении налога на прибыль в сумме 9 455 018 рублей 36 копеек, пени 1 109 117 рублей 71 копейка, налога на добавленную стоимость в сумме 993 961 рубль, пени в сумме 870 407 рублей, об уменьшении излишне предъявленных к возмещению из бюджета сумм налога на добавленную стоимость в размере 789 042 рубля, а также привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности в виде штрафа за неуплату указанных налогов за 2005 год в сумме 2 628 204 рубля 10 копеек.

Учитывая, что судом обстоятельства дела установлены на основании всестороннего и полного исследования представленных в дело доказательств, но выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права, суд кассационной инстанции считает возможным в отмененной части принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований в названной части.

В остальной части судебный акт первой инстанции, принятый на основании всестороннего и полного исследования представленных в материалы дела доказательств и при правильном применении норм материального и процессуального права, изменению или отмене не подлежит.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

решение от 15 ноября 2007 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-7151/07-51-20 в части признания незаконными подпунктов "а", "б" пункта 1, подпунктов "а", "б" пункта 2.1, пункта 2.2, пункта 3 решения от 30.03.2007 N 02/03 Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 6 по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу о дополнительном начислении и предложении уплатить налог на прибыль в сумме 9 455 018 рублей 36 копеек, пени по данному налогу в сумме 1 109 117 рублей 71 копейка, налог на добавленную стоимость в сумме 3 993 961 рубль, пени в сумме 870 407 рублей, привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за неуплату указанных налогов в виде штрафа в общей сумме 2 628 204 рубля 10 копеек, а также об уменьшении излишне предъявленных к возмещению из бюджета сумм налога на добавленную стоимость в размере 789 042 рубля отменить.

Принять в отмененной части новое решение.

В удовлетворении заявленных требований в указанной части отказать.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

Н.Н.ПАРСКАЯ

Судьи:

Т.В.БЕЛОНОЖКО

А.И.СКУБАЕВ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 05.12.2016  

    Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из доказанности совокупности обстоятельств, подтверждающих отсутствие реальности хозяйственных отношений с контрагентами, недостоверности сведений, содержащихся в первичных документах, направленности действий общества на получение необоснованной налоговой выгоды.

  • 30.11.2016  

    Судами правильно применили нормы права, а также учли разъяснения Высшего арбитражного суда Российской Федерации, и пришли к обоснованному выводу, что общество в проверенном периоде получило необоснованную налоговую выгоду в виде применения УСН и освобождения от уплаты налогов по общей системе налогообложения.

  • 30.11.2016  

    Судебные инстанции пришли к выводу о доказанности налоговым органом факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку реальность хозяйственных операций с поставщиком не подтверждена, сведения в представленных документах налогоплательщика недостоверны.


Вся судебная практика по этой теме »

Налог на прибыль
  • 29.11.2016   Нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной если, налоговым органом будет доказано, что налогоплательщику должно быть известно о нарушениях допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированное налогоплательщика с контрагентом.
  • 16.11.2016   Само по себе наличие у налогоплательщика документов, подтверждающих, по его мнению, право на учет в расходах текущего периода убытков прошлых лет, без отражения (указания, заявления) суммы данных убытков в налоговой декларации не является основанием для уменьшения, подлежащего уплате в бюджет по итогам налогового периода налога на прибыль организаций.
  • 14.11.2016   Датой получения дохода признается дата, когда получатель имущества (в том числе денежных средств) фактически использовал указанное имущество (в том числе денежные средства) не по целевому назначению либо нарушил условия, на которых они предоставлялись, - для доходов в виде имущества (в том числе денежных средств), указанных в п. 14, 15 статьи 250 НК РФ. Таким образом, с момента, когда получатель средств фактически использовал их не по целевому назначению (

Вся судебная практика по этой теме »