Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Налогообложение / Индивидуальные предприниматели-«упрощенцы» и суды против ПФР

Индивидуальные предприниматели-«упрощенцы» и суды против ПФР

Арбитражный суд Кемеровской области вынес решение, чем, по всей видимости, поста-вил точку в одном конкретном разбирательстве между индивидуальным предпринимателем и ПФР. Об интересных моментах рассмотрения спора с ПФР, а также о последствиях вынесенного решения читайте в предложенном материалеАрбитражный суд Кемеровской области вынес решение, чем, по всей видимости, поста-вил точку в одном конкретном разбирательстве между индивидуальным предпринимателем и ПФР. Об интересных моментах рассмотрения спора с ПФР, а также о последствиях вынесенного решения читайте в предложенном материале

08.09.2017
Автор: Е. П. Зобова

Арбитражный суд Кемеровской области вынес Решение от 24.07.2017 по делу № А27-5253/2016, чем, по всей видимости, поставил точку в одном конкретном разбирательстве между индивидуальным предпринимателем и ПФР по вопросу начисления страховых взносов за себя за 2014 год. Данное дело затрагивает всех индивидуальных предпринимателей, применяющих УСНО, поскольку оно принципиально изменило подход к начислению страховых взносов предпринимателями за себя за прошлые периоды.

Об интересных моментах рассмотрения спора с ПФР, а также о последствиях вынесенного решения читайте в предложенном материале.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ПРОТИВ ПФР.

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 24.07.2017 по делу № А27-5253/2016 стало на сегодняшний день последним этапом на пути индивидуального предпринимателя, применяющего УСНО с объектом налогообложения «доходы минус расходы». Теоретически последнее решение может быть обжаловано, но практически это бессмысленно, так как ВС РФ уже сказал свое слово по рассматриваемой проблеме. Напомним суть спора[1].

ПФР обратился в суд с заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя недоимки по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование на страховую часть трудовой пенсии, при величине дохода, превышающего 300 000 руб. за 2014 год в размере около 120 000 руб., а также пени в размере более 5 000 руб. Требования ПФР были удовлетворены, решение было оставлено в силе и апелляционной, и кассационной инстанцией. Тогда индивидуальный предприниматель обратился в ВС РФ. И тут произошло «чудо»: решения трех инстанций были отменены, дело отправлено в первую инстанцию на новое рассмотрение.

Если сформулировать кратко, то разногласия между сторонами сводятся к порядку определения суммы страховых взносов в ПФР, уплачиваемых свыше фиксированного размера, в размере 1 % от суммы дохода, превышающего 300 000 руб. Поскольку до 2017 года страховые взносы исчислялись и уплачивались в соответствии с Федеральным законом № 212‑ФЗ[2], суды при вынесении решений рассматривали нормы этого закона.


ПФР рассчитал страховые взносы на основании ст. 12, 14 Федерального закона № 212‑ФЗ и данных, полученных из налогового органа (на основании декларации по «упрощенному» налогу за 2014 год): в качестве базы был взят доход предпринимателя за 2014 год. К уплате получилась максимально возможная сумма – 121 299,36 руб.

По мнению предпринимателя, при расчете страховых взносов ПФР не учел сумму расходов, учитываемых при УСНО, на которую должна быть уменьшена общая сумма дохода. Соответственно, по расчетам предпринимателя получилось 14 350,54 руб.


Как уже было сказано, три судебные инстанции поддержали ПФР, руководствуясь нормами Федерального закона № 212‑ФЗ. Но достаточно неожиданно ВС РФ развернул ситуацию на 180 градусов и вынес решение в пользу индивидуального предпринимателя. В Определении от 18.04.2017 № 304‑КГ16-16937 по делу № А27-5253/2016 судьи ВС РФ руководствовались следующим. Конституционный суд в Постановлении от 30.11.2016 № 27‑П разъяснил: взаимосвязанные положения пп. 1 п. 8 ст. 14 Федерального закона № 212‑ФЗ и ст. 227 НК РФ в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим НДФЛ и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего НДФЛ и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными НК РФ правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты НДФЛ.

Поскольку принцип определения объекта налогообложения плательщиками НДФЛ аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих УСНО с объектом налогообложения «доходы минус расходы», ВС РФ указал, что изложенная Конституционным судом правовая позиция подлежит применению и в рассматриваемой ситуации.

Это означает, что при применении индивидуальным предпринимателем объекта налогообложения «доходы минус расходы» база для исчисления страховых взносов определяется с учетом расходов, определяемых в соответствии со ст. 346.16 НК РФ. Хотя справедливости ради напомним, что в Федеральном законе № 212‑ФЗ подобных положений нет, в нем речь идет только о базе для исчисления страховых взносов в ПФР в виде доходов, которые рассчитываются в соответствии со ст. 346.15 НК РФ. Ни о каких расходах не упоминается.

Итак, ВС РФ постановил: при расчете страховых взносов, уплачиваемых на обязательное пенсионное страхование индивидуальными предпринимателями за себя, базу нужно исчислять как «доходы минус расходы». Но, поскольку суды расходы вообще не рассматривали, дело было направлено в первую инстанцию.

НОВОЕ РЕШЕНИЕ СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ.

После приведенного определения ВС РФ Арбитражный суд Кемеровской области вынужден был пересмотреть свой первоначальный подход к данной проблеме и при определении базы учесть расходы. В решении суда первой инстанции есть интересные моменты, на которые стоит обратить внимание. Поскольку дело резонансное, теперь судьи очень аккуратно подошли к подготовке мотивировочной части решения.

Чем руководствоваться? Арбитры вспомнили о том, что с 01.01.2017 администрирование страховых взносов было передано налоговым органам. Но, принимая во внимание установленные переходные положения законодательства, суд признал подлежащими применению к рассматриваемому периоду положения Федерального закона № 212‑ФЗ, действовавшего до 01.01.2017.

Замена ПФР на ФНС. Суд отказал в удовлетворении заявления ПФР по делу о замене стороны по делу на представителей ФНС, основываясь все на тех же переходных положениях: контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, подлежащих уплате за отчетные (расчетные) периоды, истекшие до 01.01.2017, осуществляется соответствующими органами ПФР в порядке, действовавшем до 01.01.2017. Ведь в деле рассматривался период 2014 года.

Судебные расходы. Арбитры очень серьезно подошли к разрешению требования предпринимателя о взыскании понесенных по делу судебных расходов. Общая сумма составила 61 300 руб.: 6 150 руб. – государственная пошлина, 55 150 руб. – оплата услуг представителя. ПФР возражал против заявленных предпринимателем требований, считая заявленные расходы чрезмерными, не подлежащими отнесению на него.

Отметим, что суд признал документально подтвержденным факт заключения договора на оказание юридических услуг и несения предпринимателем расходов в рамках такого договора. Данные обстоятельства ПФР не оспаривались.

При разрешении данного вопроса суд руководствовался ст. 101, 106, 110, 112 АПК РФ, Постановлением Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1. Учитывая возражения ПФР о чрезмерности заявленных издержек, суд признал необходимым сопоставить фактически проделанную в рамках этого дела представителем предпринимателя работу, а также произведенные сторонами расценки такой работы, с рекомендованными минимальными ставками вознаграждений за отдельные виды юридической помощи, утвержденными Решением Совета Адвокатской палаты Кемеровской области от 11.03.2016 № 2/5 (действующими в период заключения договора).

Проведя сравнительный анализ, суд исключил из расходов плату за устную консультацию как не связанную непосредственно с рассмотрением дела, сделав вывод о чрезмерности заявленных расходов. Для понимания того, какие судебные издержки не будут, по мнению суда, чрезмерными, приведем конкретные размеры судебных расходов, признанные судом обоснованными:

  • 5 000 руб. – за составление отзыва на заявление ПФР;
  • 500 руб. – за составление заявления о рассмотрении дела в отсутствие ответчика;
  • 10 000 руб. – за составление апелляционной жалобы;
  • 10 000 руб. – за составление кассационной жалобы;
  • 10 000 руб. – за составление кассационной жалобы;
  • 3 500 руб. – за составление отзыва при новом рассмотрении дела;
  • 3 500 руб. – за составление заявления о судебных расходах.

Поскольку в итоге требования предпринимателя были удовлетворены частично (об этом ниже), указанные расходы были распределены пропорционально между сторонами: всего 6 150 руб. – государственная пошлина, 42 500 руб. – судебные издержки на представителя. Из этой суммы 48 414,70 руб. было взыскано с ПФР.

И все‑таки «доходы минус расходы». При рассмотрении дела по существу вопроса суду первой инстанции ничего не оставалось, кроме как руководствоваться подходом, указанным ВС РФ, и исчислить базу для определения суммы страховых взносов как «доходы минус расходы». При этом почему‑то в решении нет слова «расходы», использован термин «вычеты».

При новом рассмотрении дела судом запрошены сведения относительно суммы доходов и суммы расходов предпринимателя за 2014 год. Так, на основании представленного в суд ответа налогового органа, а также копии приложенной декларации по «упрощенному» налогу за 2014 год, вычтя из доходов сумму расходов, учитываемых при УСНО, суд исчислил сумму страховых взносов в размере 14 350,54 руб., то есть ровно ту сумму, которую и заявлял изначально индивидуальный предприниматель.

О пенях. Первоначально ПФР хотел взыскать с предпринимателя пени в сумме 5 170,80 руб. за период с 02.04.2015 по 03.09.2015. Страховые взносы были уплачены в сумме14 350,54 руб. позже установленного срока, но, поскольку размер недоимки резко уменьшился, пени уменьшились до 611,69 руб.

О ПОСЛЕДСТВИЯХ ПРИНЯТЫХ РЕШЕНИЙ.

Итак, казалось бы, индивидуальные предприниматели, применяющие УСНО с объектом налогообложения «доходы минус расходы», должны праздновать победу. Так‑то оно так, но…

Судебные дела других предпринимателей. Несмотря на приведенное решение ВС РФ, ПФР отстаивает свою позицию по данному вопросу. В судах представители Пенсионного фонда настаивают на своем мнении, а также на том, что Постановление КС РФ № 27‑П не распространяется на правоотношения, возникшие ранее даты его вынесения. Но этот довод отклоняется (Постановление АС ЦО от 25.07.2017 по делу № А48-2906/2016): в резолютивной части данного постановления Конституционного суда указано, что оно окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Соответственно, выводы по вопросу толкования и применения действующего законодательства, изложенные в нем, являются обязательными для применения.

Все рассматриваемые в настоящее время кассационными инстанциями аналогичные дела направляются на новое рассмотрение, поскольку не установлены обстоятельства, связанные с действительным размером подлежащих уплате страховых взносов, исчисленных на основании расчетной базы, определенной исходя из доходов, уменьшенных на расходы. Такая практика сложилась в Северо-Западном и Центральном округах (постановления АС СЗО от 24.05.2017 № Ф07-1556/2017 по делу № А52-1630/2016, от 01.06.2017 № Ф07-12186/2016 по делу № А05-1904/2016, от 14.06.2017 № Ф07-1539/2017 по делу № А52-2150/2016, от 15.06.2017 № Ф07-5004/2017 по делу № А52-2831/2016, от 19.06.2017 № Ф07-12174/2016 по делу № А05-1907/2016).

Перерасчет обязательств по страховым взносам, уплачиваемым в ПФР. Индивидуальным предпринимателям, применяющим УСНО с объектом налогообложения «доходы минус расходы» и имеющим доходы более 300 000 руб., не стоит надеяться на то, что теперь ПФР в автоматическом режиме пересчитает их обязательства по страховым взносам, уплачиваемым на обязательное пенсионное страхование за себя, за 2014 – 2016 годы. И у них образуется переплата в ПФР. Для решения этого вопроса им нужно идти в суд. В данном случае их судебный путь будет значительно короче – решение, в котором база по страховым взносам будет исчислена с учетом расходов, можно будет получить уже в первой инстанции.

База для расчета страховых взносов – 2017. И конечно, возникает вопрос о том, как считать базу для страховых взносов индивидуальным предпринимателям в 2017 году. Вопрос интересный.

В 2017 году страховые взносы исчисляются и уплачиваются исходя из гл. 34 НК РФ. Ее нормы относительно рассматриваемой проблемы полностью идентичны нормам, действовавшим до 2017 года в соответствии с Федеральным законом № 212‑ФЗ.

Согласно ст. 430 НК РФ для плательщиков, применяющих УСНО, доход учитывается на основании ст. 346.15 НК РФ. И ни о каких расходах речь не идет. Никаких изменений, по крайней мере, на данный момент, вносить в ст. 430 НК РФ не планируется.

По данному вопросу уже после обнародования рассматриваемого определения ВС РФ высказался Минфин.

В Письме от 24.05.2017 № 03‑15‑05/31688 финансисты напомнили, что по своей юридической природе уплата страховых взносов в государственные внебюджетные фонды имеет не столько фискальный, сколько социально значимый характер, поскольку от уплаченных в конечном итоге сумм страховых взносов зависит обеспечение доходов государственных внебюджетных фондов, за счет средств которых финансируются различные виды социальных выплат гражданам. В частности, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование – это обязательные платежи, целевым назначением которых является обеспечение прав граждан на получение обязательного страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию, в том числе за счет средств пенсионных накоплений.

А в Письме от 09.06.2017 № 03‑15‑05/36277 представители Минфина, напомнив, что с 01.01.2017 отношения, связанные с исчислением и уплатой страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, регулирует гл. 34 «Страховые взносы» НК РФ, отметили следующее.

Согласно пп. 3 п. 9 ст. 430 НК РФ в целях применения положений п. 1 данной статьи для плательщиков, применяющих УСНО, доход учитывается в соответствии со ст. 346.15 НК РФ. Исходя из положений ст. 346.15 НК РФ индивидуальные предприниматели, применяющие УСНО, при определении доходов учитывают доходы, упомянутые в п. 1 и 2 ст. 248 НК РФ.

Таким образом, в целях определения размера страхового взноса по обязательному пенсионному страхованию за соответствующий расчетный период для индивидуальных предпринимателей на УСНО, как производящих, так и не производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, величиной дохода является сумма фактически полученного ими дохода от осуществления предпринимательской деятельности за этот расчетный период. Расходы, предусмотренные ст. 346.16 НК РФ, в данном случае не учитываются.

Что же касается рассматриваемого знакового определения ВС РФ, как отметили финансисты, оно принято в отношении исчисления и уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, которые регулировались Федеральным законом № 212‑ФЗ, действовавшим до 01.01.2017.

Вот так! Это означает, что Минфин не собирается менять свою позицию по анализируемому вопросу, налоговые органы будут подходить к исчислению суммы страховых взносов за 2017 год исходя только из суммы доходов, никаких расходов они учитывать не собираются. А поскольку по итогам 2017 года у них будут все необходимые для этого данные – налоговая декларация по «упрощенному» налогу, – доначислить страховые взносы на обязательное пенсионное страхование и выставить требование налоговикам труда не составит.

* * *

Вынесено решение суда первой инстанции по резонансному делу об исчислении суммы страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, уплачиваемых индивидуальными предпринимателями за себя в 2014 году. Суд исчислил базу как «доходы минус расходы», пересчитав обязательства предпринимателя.

Минфин менять свою позицию по данному вопросу не намерен: уже после рассматриваемого определения ВС РФ финансисты настаивают на том, что база в указанном случае считается как доходы, полученные при УСНО. Расходы при этом не учитываются. 


[1] Подробнее об этом см. статью Е. П. Зобовой «Верховный суд поддержал индивидуальных предпринимателей – «упрощенцев», № 5, 2017.

[2] Федеральный закон от 24.07.2009 № 212‑ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».

Аюдар-пресс

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Упрощенная система налогообложения (УСН)
  • 16.10.2017  

    Как отметили суды, отсутствие у контрагентов налогоплательщика в собственности какого-либо имущества не свидетельствует о невозможности ведения контрагентами хозяйственной деятельности, поскольку действующее законодательство допускает возможность использования имущества, принадлежащее на ином праве, чем право собственности. Непредставление контрагентами общества, являющимися самостоятельными юридическими лицами, справок 2-НД

  • 16.10.2017  

    Основанием для доначисления налога, пеней и штрафа послужили выводы инспекции о занижении заявителем налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи применением упрощенной системы налогообложения за проверяемый период, в результате не включения в нее доходов, полученных по договорам уступки право требования. Доводы заявителя о том, что налоговым органом не учтены расходы предпринимателя в связи с получением данного дохода, п

  • 11.10.2017  

    Суды обосновано пришли к выводу о том, что приведенная в законе формулировка "впервые зарегистрированных после вступления в силу указанных законов" прямо указывает на отсутствие фактов более ранней регистрации лиц в качестве предпринимателей и не затрагивает содержания признака первичности регистрации как противопоставленного повторной и последующей регистрации. Налогоплательщики вправе применять налоговую ставку в размере 0


Вся судебная практика по этой теме »

Судопроизводство
  • 31.07.2017  

    Суд, частично удовлетворяя заявленные обществом требования, исходил из того, что факт нарушения заявителем срока на представление отчетности подтверждается материалами дела, процедура привлечения к ответственности соблюдена, а подлежащий взысканию штраф с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, снижен исходя из принципа справедливости соразмерно последствиям допущенного нарушения.

  • 15.02.2017  

    Рассматривая ходатайство Общества о фальсификации доказательств, судами установлено, что Общество выражало несогласие с представленным Инспекцией заключением эксперта в связи с тем, что из постановлений о назначении почерковедческой экспертизы не следует, кем, когда и при каких обстоятельствах документы были получены экспертом. Суды пришли к выводу об отсутствии нарушений со стороны налогового органа и эксперта, влекущих при

  • 03.09.2015   Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015)

Вся судебная практика по этой теме »