Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Северо-Западного округа 6 марта 2008 г. по делу N А56-6878/2007

Постановление ФАС Северо-Западного округа 6 марта 2008 г. по делу N А56-6878/2007

Получаемые из бюджета средства по своему экономическому содержанию представляют собой часть выручки за услуги, оказанные в рамках предпринимательской деятельности заявителя, а следовательно, подлежат обложению налогом на прибыль.

14.04.2008  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 марта 2008 г. по делу N А56-6878/2007

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Морозовой Н.А., судей Асмыковича А.В., Дмитриева В.В., при участии от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 13 по Санкт-Петербургу Чуб Ю.А. (доверенность от 09.01.2008 N 03-16/00075), Номоконовой К.О. (доверенность от 11.01.2008 N 03-16/00339), от Санкт-Петербургского государственного унитарного предприятия пассажирского автомобильного транспорта "Пассажиравтотранс" Карпович Е.А. (доверенность от 25.12.2007 N 162), Богдановой Т.А. (доверенность от 25.12.2007 N 161), рассмотрев 06.03.2008 в открытом судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 13 по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.08.2007 (судья Соколова С.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2007 (судьи Будылева М.В., Горбачева О.В., Загараева Л.П.) по делу N А56-6878/2007 и Санкт-Петербургского государственного унитарного предприятия пассажирского автомобильного транспорта "Пассажиравтотранс" на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2007 по вышеуказанному делу,

установил:

Санкт-Петербургское государственное унитарное предприятие пассажирского автомобильного транспорта "Пассажиравтотранс" (далее - Предприятие) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением (с учетом уточнений) о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 13 по Санкт-Петербургу (далее - Инспекция) от 20.02.2007 N 6-13-27 в части занижения налоговой базы по НДС); начисления 131 965 руб. пеней по НДС, 7 544 612 руб. - по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) и 3 595 869 руб. - по единому социальному налогу (далее - ЕСН), зачисляемому в федеральный бюджет.

Решением арбитражного суда от 27.08.2007 заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением апелляционной инстанции от 03.12.2007 решение от 27.08.2007 отменено в части признания недействительным решения Инспекции от 20.02.2007 N 6-13-27 по эпизоду начисления 7 544 612 руб. пеней за несвоевременную уплату НДФЛ. В указанной части в удовлетворении требований Предприятию отказано. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Предприятие, ссылаясь на неправильное применение апелляционным судом норм материального права, просит отменить постановление от 03.12.2007 в части отказа в удовлетворении требований и по данному эпизоду оставить в силе решение суда первой инстанции от 27.08.2007. Податель жалобы указывает, что налоговый агент обязан уплатить пени только в случае удержания сумм НДФЛ с доходов налогоплательщиков, поскольку при таких обстоятельствах налоговый агент необоснованно пользуется бюджетными денежными средствами.

Инспекция в кассационной жалобе выражает свое несогласие с судебными актами в части удовлетворения требований заявителя и указывает на следующее:

- Предприятие неправомерно не включило в состав внереализационных доходов бюджетные средства в размере 745 188 507 руб., полученные в качестве компенсации убытков, связанных с перевозкой автобусным транспортом на городских, пригородных и междугородних социальных маршрутах пассажиров, пользующихся правом льготного проезда в соответствии с законодательством Российской Федерации;

- в ходе проведения проверки установлено, что действия налогоплательщика направлены на получение необоснованной налоговой выгоды, что привело к неправомерному предъявлению к вычету 583 249 руб. 01 коп. НДС;

- при проведении проверки налоговым органом установлены факты занижения Предприятием ЕСН, подлежащего уплате в федеральный бюджет, в связи с несвоевременной уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование после срока, установленного для уплаты налога по итогам налогового периода, - 14 апреля следующего года.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, приведенные в кассационных жалобах, и заявили возражения относительно доводов другой стороны.

Законность судебных актов в обжалуемой части проверена в кассационном порядке в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) в рамках доводов, изложенных в жалобах.

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку соблюдения Предприятием и его филиалами валютного и налогового законодательства, а именно: своевременности исчисления и полноты уплаты налога на имущество, транспортного налога, налога на прибыль организаций, НДС, НДФЛ, ЕСН, единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, а также платы за негативное воздействие на окружающую среду за период с 01.01.2003 по 31.12.2003, по результатам которой составила акт от 28.12.2006 N 6-13-27 и вынесла решение от 20.02.2007 N 6-13-27.

Названным решением Предприятию доначислено 3 382 540 руб. НДС, 14 653 руб. налога на имущество, 288 907 руб. НДФЛ, 45 377 руб. ЕСН; начислено 605 927 руб. пеней по НДС, 4 669 руб. - по налогу на имущество, 7 539 375 руб. - по НДФЛ, 3 595 869 руб. - по ЕСН. Предприятию также предложено удержать неудержанные суммы НДФЛ из доходов физических лиц и внести необходимые исправления в бухгалтерский учет. На основании пункта 4 статьи 109 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в привлечении Предприятия к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения отказано.

Общество не согласилось с принятым решением и обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением о признании его частично недействительным.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, пришла к следующим выводам.

1. По эпизоду, связанному с отнесением 745 188 507 руб. в состав внереализационных доходов, за 2003 год (раздел 1.2 оспариваемого решения).

В ходе проведения налоговой проверки Инспекция пришла к выводу о том, что в нарушение пункта 14 статьи 250, подпунктов 14 и 26 пункта 1 статьи 251 НК РФ Предприятие неправомерно не включило в состав внереализационных доходов бюджетные средства в размере 745 188 507 руб., полученные им в качестве компенсации убытков, связанных с перевозкой автобусным транспортом на городских, пригородных и междугородних социальных маршрутах пассажиров, пользующихся правом льготного проезда в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Судебные инстанции, признавая решение Инспекции по данному эпизоду недействительным, исходили из того, что денежные средства в размере 745 188 507 руб., полученные от собственника имущества Предприятия в соответствии с подпунктом 26 пункта 1 статьи 251 НК РФ, не подлежат учету при определении облагаемой налогом на прибыль базы.

Кассационная инстанция считает такой вывод судов ошибочным, в связи с чем судебные акты по рассматриваемому эпизоду подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 248 НК РФ к доходам в целях главы 25 "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации относятся: доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы, которые определяются в соответствии со статьей 250 НК РФ.

В статье 41 НК РФ установлено, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с названными в этой статье главами Налогового кодекса Российской Федерации.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 249 НК РФ доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах. В зависимости от выбранного налогоплательщиком метода признания доходов и расходов поступления, связанные с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, признаются для целей главы 25 "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации в соответствии со статьями 271 и 273 НК РФ.

Из материалов дела следует, что между Комитетом по транспорту Администрации Санкт-Петербурга (заказчик) и Предприятием (исполнитель) заключены государственные контракты на перевозку пассажиров автобусным транспортом на социальных городских, пригородных и междугородних маршрутах, в соответствии с которыми заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязанности по организации и выполнению перевозок пассажиров автобусами средней, большой и особо большой вместимости на социальных городских, пригородных и междугородних маршрутах. Источником финансирования государственных контрактов является бюджет Санкт-Петербурга.

Из материалов дела также видно, что денежные средства получены Предприятием из бюджета Санкт-Петербурга в виде субсидий, предусмотренных Законом Санкт-Петербурга от 18.11.2002 N 536-56 "О бюджете Санкт-Петербурга на 2003 год".

Кассационная коллегия полагает, что судебными инстанциями неверно применена норма подпункта 26 пункта 1 статьи 251 НК РФ, согласно которой при определении налогооблагаемой базы не учитываются доходы в виде средств и иного имущества, которые получены унитарными предприятиями от собственника имущества этого предприятия или уполномоченного им органа.

Как видно из материалов дела, Предприятие оказывало услуги населению по перевозке пассажиров, имеющих право льготного проезда. Данный вид деятельности согласно его Уставу являлся для заявителя основным.

Бюджетные поступления в спорном размере не могут быть квалифицированы как средства или имущество, полученные заявителем от собственника имущества этого Предприятия или уполномоченного им органа, так как они носят возмездный характер и направлены исключительно на покрытие убытков, связанных с оказанием услуг по перевозке пассажиров, в том числе и на покрытие неполученной выгоды.

Кроме того, эти денежные средства не могут рассматриваться в качестве средств целевого финансирования (подпункт 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ) либо целевых поступлений из бюджета (пункт 2 статьи 251 НК РФ), так как целевой характер выплат проявляется в возложении на получателя бюджетных средств обязанности осуществлять их расходование в соответствии с определенными целями либо, если соответствующие расходы к моменту получения средств из бюджета уже осуществлены получателем, в полном или частичном возмещении понесенных расходов. В данном случае поступившие Предприятию денежные средства не подлежали отдельному учету, поскольку не предназначались для расходования на строго определенные цели и могли быть использованы его получателем по своему усмотрению без представления отчета лицу, которое перечислило эти денежные средства заявителю. Как установлено в ходе выездной налоговой проверки, бюджетные средства были израсходованы Предприятием как раз по своему усмотрению, а именно: на приобретение горюче-смазочных материалов, шин, запасных частей, выплату заработной платы, и отнесены в состав расходов. При этом о расходовании указанных средств Предприятие не отчиталось.

В рассматриваемом случае Предприятие также не приобретало каких-либо товаров (работ, услуг), для оплаты которых ему были бы необходимы целевые бюджетные средства, а, наоборот, само оказывало услуги по перевозке пассажиров, имеющих право льготного проезда. В связи с этим получаемые им из бюджета Санкт-Петербурга средства по своему экономическому содержанию представляют собой часть выручки за услуги, оказанные в рамках предпринимательской деятельности заявителя, а следовательно, подлежат обложению налогом на прибыль. Ссылка Инспекции на пункт 3 статьи 250 НК РФ не может быть принята во внимание судом кассационной инстанции, поскольку эта норма не подлежит применению в данном случае.

Таким образом, факт получения Предприятием бюджетных средств на возмещение не полученной от потребителей платы за оказанные услуги ввиду применения регулируемых цен и льгот сам по себе не может свидетельствовать об отсутствии у Предприятия дохода (экономической выгоды) от реализации услуг.

Данный вывод согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, приведенной в пункте 1 информационного письма от 22.12.2005 N 98 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - Письмо N 98).

Таким образом, выводы судов первой и апелляционной инстанций по данному эпизоду не соответствуют судебно-арбитражной практике, сформированной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 Письма N 98 по данной категории дел.

Кроме того, как видно из оспариваемого решения, полученные Предприятием из бюджета денежные средства в спорной сумме отнесены Инспекцией в состав внереализационных доходов, а не в состав доходов от основной деятельности Предприятия, связанной с перевозкой пассажиров.

Поскольку в судебном заседании представители налогового органа не могли пояснить, каким образом может повлиять отнесение спорной суммы дохода в состав реализации по основной деятельности на выводы относительно размера доначисленного налога на прибыль, пеней и налоговой санкции, а судами такой вопрос вообще не исследовался и не оценивался, то судебные акты в отмененной части подлежат направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду надлежит учесть изложенное, а также проверить, повлияло ли отнесение Инспекцией 745 188 507 руб. в состав внереализационных доходов на конечный финансовый результат Предприятия и уплату налога на прибыль и принять законное и обоснованное решение.

2. По эпизоду, связанному с доначислением 583 249 руб. 01 коп. НДС за 2003 год (раздел 2.2.2 оспариваемого решения).

При проведении выездной проверки НДС по внутреннему рынку в размере 583 249 руб. 01 коп. по дефектным счетам-фактурам, оформленным с нарушением требований статьи 169 НК РФ, выставленным поставщиками ООО "Инновационная фирма", ООО "Вега", ООО "Стройсервис", ООО "Ростэк". Инспекция отмечает, что руководитель Предприятия подписывал договорную документацию, в том числе счета-фактуры и акты выполненных работ, совместно с неустановленными лицами, что, по ее мнению, подтверждается опросами руководителей вышеназванных организаций. Таким образом, налоговый орган пришел к выводу об искажении Предприятием сведений, содержащихся в первичных документах, в частности о лицах, осуществлявших хозяйственные операции.

Суды по данному эпизоду признали решение Инспекции недействительным и указали на то, что ею не представлено надлежащих и достаточных доказательств получения Предприятием необоснованной налоговой выгоды и участия в создании противоправной схемы ухода от налогообложения.

В данном случае следует согласиться с позицией судебных инстанций с учетом следующего.

Согласно статье 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории в отношении:

- товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 НК РФ;

- товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Статьей 172 НК РФ установлен порядок применения налоговых вычетов. Налоговые вычеты, определенные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 НК РФ. Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 НК РФ, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Из изложенных норм права в редакции, действовавшей в спорные налоговые периоды, следует, что основанием для принятия к вычету НДС по операциям на внутреннем рынке являются счет-фактура, оформленный в соответствии со статьей 169 НК РФ, а также документы, подтверждающие фактическую уплату сумм налога и принятие товаров (работ, услуг) на учет.

Как видно из материалов дела и установлено судебными инстанциями, Предприятие представило все необходимые документы (счета-фактуры, акты выполненных работ, выписки банка по расчетам с поставщиками товаров и услуг, приходные ордера складского учета по принятию запчастей и комплектующих на склад, товарные накладные), предусмотренные статьями 171 и 172 НК РФ, тем самым подтвердив свое право на применение налогового вычета по НДС по спорным операциям.

Доводы налогового органа относительно ненадлежащего оформления счетов-фактур обоснованно не приняты судами и отклоняются кассационной коллегией, поскольку имеющиеся в материалах дела счета-фактуры соответствуют требованиям статьи 169 НК РФ и имеют все необходимые и обязательные реквизиты. Недостоверность сведений, указанных в них, в частности о лицах, осуществлявших хозяйственные операции, налоговым органом ни одним надлежащим документом не подтверждена. Ссылка на опросы руководителей ООО "Инновационная фирма", ООО "Вега", ООО "Стройсервис", ООО "Ростэк" также не может быть принята кассационной инстанцией, поскольку они не опровергают того, что опрошенные лица являются директорами и учредителями названных организаций. Отрицание ими своей причастности к хозяйственной деятельности организаций само по себе без подтверждения данного обстоятельства другими допустимыми и относимыми доказательствами не свидетельствует о неподписании этими лицами счетов-фактур либо иных документов. Стоит отметить, что ни в оспариваемом решении, ни в кассационной жалобе налоговый орган не указывает на конкретные нарушения, допущенные в оформлении счетов-фактур, а также последствия данных нарушений и степень их значимости.

При этом исходя из установленного, по мнению налогового органа, факта "искажения сведений, содержащихся в первичных документах", Инспекция не делает выводов о том, что работы не выполнялись, услуги не оказывались, а товары не поставлялись, равно как и об отсутствии реальных хозяйственных операций. На эти же обстоятельства она не указывает и в кассационной жалобе.

Кассационной инстанцией отклоняется и довод Инспекции об участии Предприятия в создании противоправной схемы ухода от налогообложения. В ходе исследования представленных в материалы дела доказательств судами не установлены обстоятельства, свидетельствующие о причастности Предприятия к созданию противоправной схемы, связанной с заключением фиктивных сделок и расчетов в рамках этих сделок, направленных на уход от налогов. Доказательств того, что налогоплательщик совместно с другими участниками гражданско-правовых отношений действовал в целях необоснованного возмещения НДС, Инспекцией также не представлено.

Доводы налогового органа носят предположительный характер и не находят своего подтверждения ни в материалах судебного дела, ни в материалах налоговой проверки.

Исходя из правовой позиции, сформулированной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В данном случае суды правильно указали на то, что в нарушение статьи 65 АПК РФ Инспекцией не представлено доказательств, подтверждающих выводы, изложенные в оспариваемом решении по данному эпизоду, поэтому судебные акты в этой части являются законными и обоснованными и отмене не подлежат.

3. По эпизоду, связанному с начислением 3 595 869 руб. пеней за несвоевременную уплату ЕСН (раздел 5 оспариваемого решения).

В ходе проведения проверки Инспекцией установлен факт занижения Предприятием в 2003 году ЕСН, подлежащего уплате в федеральный бюджет, в связи с несвоевременной уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование по истечении срока, установленного для уплаты налога по итогам налогового периода, - 14 апреля следующего года.

По этому эпизоду суды пришли к выводу о том, что Инспекция не представила доказательств обоснованности расчета пеней и отсутствия повторного их начисления с учетом позиции, изложенной заявителем.

Судебными инстанциями на основе исследования и оценки в соответствии со статьей 71 АПК РФ имеющихся в материалах дела доказательств установлено и налоговым органом не опровергнуто, что Инспекцией не доказан факт наличия недоимки в спорной сумме и, соответственно, - обоснованность начисления пеней в размере, указанном в оспариваемом решении.

Действительно, Инспекция как сторона по делу не представила надлежащих и допустимых доказательств, подтверждающих обоснованность начисления пеней по ЕСН как по праву, так и по размеру.

Так, ЕСН и не установил, были ли повторно начислены пени на уже уплаченную сумму. Данное обстоятельство в рамках проведения выездной налоговой проверки Инспекция не проверяла и соответствующие документы не исследовала, равно как и не провела совместную сверку расчетов сумм пеней по ЕСН с учетом позиции Предприятия. Кроме того, в кассационной жалобе ЕСН. Стоит отметить, что Инспекция не представила и доказательств непоступления сумм авансовых платежей в бюджет.

Довод налогового органа о том, что спорный размер начисленных пеней включает и те суммы, которые не были доначислены по результатам камеральной проверки, но рассчитаны по итогам данной выездной проверки, кассационной инстанцией отклоняется как необоснованный и ничем не подтвержденный.

В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие об этом обстоятельстве, в том числе соответствующие декларации, представленные Предприятием в налоговый орган, и сведения о результатах их проверок. Более того, ни в акте выездной проверки, ни в оспариваемом решении нет ни одной ссылки на установление того обстоятельства, на которое ссылается налоговый орган в своей жалобе, следовательно, налоговым органом в рамках выездной налоговой проверки оно не исследовалось.

Нормы части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 АПК РФ устанавливают, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Таким образом, Инспекция в нарушение статей 65, 200 АПК РФ документально не подтвердила обоснованность оспариваемого решения по данному эпизоду и не представила документы, свидетельствующие об обоснованности начисления пеней по ЕСН в спорной сумме. При указанных обстоятельствах суды двух инстанций правомерно признали решение налогового органа в соответствующей части недействительным, поскольку оно возлагает на налогоплательщика обязанность по уплате пеней, обоснованность и правомерность начисления которых налоговый орган не доказал, что в рамках проведения выездной налоговой проверки недопустимо.

Следовательно, оснований для отмены судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы Инспекции по данному эпизоду не имеется.

4. В кассационной жалобе Предприятие указывает на то, что не согласно с постановлением апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительным решения Инспекции по эпизоду взыскания с него 7 544 612 руб. пеней за несвоевременную уплату НДФЛ.

По данному эпизоду суд первой инстанции признал решение Инспекции недействительным, указав на то, что ею не доказан факт удержания Обществом исчисленной суммы налога непосредственно с доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Апелляционная инстанция, отменив решение суда и отказав налогоплательщику в удовлетворении требований в этой части, признала названный вывод ошибочным.

Кассационная коллегия считает, что выводы апелляционного суда по этому эпизоду являются правильными и соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии со статьей 207 НК РФ плательщиками НДФЛ признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

На основании пункта 2 статьи 45 НК РФ если обязанность по исчислению и удержанию налога возложена в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации на налогового агента, то обязанность налогоплательщика по уплате налога считается выполненной с момента удержания налога налоговым агентом.

В соответствии с пунктами 1 и 5, подпунктами 1, 5 пункта 3 статьи 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

Налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять налоги в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующие счета Федерального казначейства, письменно сообщать в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и о сумме задолженности налогоплательщика в течение одного месяца со дня, когда налоговому агенту стало известно о таких обстоятельствах. За неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 226 НК РФ российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 НК РФ, с учетом особенностей, предусмотренных этой статьей.

В силу пункта 4 статьи 226 НК РФ налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам.

На основании пункта 6 статьи 226 НК РФ налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

Апелляционным судом правильно установлено, материалами дела подтверждается и Предприятием не оспаривается, что заработная плата работникам перечислялась на лицевые счета физических лиц (пластиковые карты) с расчетного счета Предприятия. Начисление и удержание НДФЛ производилось Предприятием при расчете заработной платы за прошедший месяц, что подтверждается оборотами по бухгалтерским счетам 70 и 68.1. Выплата заработной платы осуществлялась Предприятием за вычетом исчисленных и удержанных сумм НДФЛ. Расчет пеней произведен исходя из доходов, фактически выплаченных работникам Предприятия.

При этом, как правильно отметила апелляционная инстанция, стороны не оспаривают размер начисленных пеней по НДФЛ, что подтверждается актом совместной сверки расчета пеней по налогу.

Довод Предприятия о невозможности перечислить НДФЛ с доходов налогоплательщиков обоснованно отклонен судом апелляционной инстанции и не принимается кассационной коллегией, поскольку отсутствие денежных средств на расчетных счетах Предприятия, во-первых, не влияет на порядок исчисления и удержания НДФЛ, а во-вторых, однозначно не свидетельствует о невозможности перечислить в бюджет именно ту сумму НДФЛ, которая удерживается с фактически выплаченных физическим лицам доходов. Кроме того, в данном случае налоговый орган не привлек Предприятие к налоговой ответственности, а начислил только пени в соответствии со статьей 75 НК РФ по установленному в рамках налоговой проверки факту несвоевременного перечисления налога в бюджет.

Таким образом, оснований для удовлетворения жалобы Предприятия по рассмотренному эпизоду не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286, пунктами 1 и 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.08.2007 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2007 по делу N А56-6878/2007 отменить в части признания недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 13 по Санкт-Петербургу от 20.02.2007 N 6-13-27 по эпизоду занижения налоговой базы по налогу на прибыль в виде невключения в состав внереализационных доходов 745 188 507 руб.

В отмененной части дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

В остальной части постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2007 по делу N А56-6878/2007 оставить без изменения.

Председательствующий

Н.А.МОРОЗОВА

Судьи

А.В.АСМЫКОВИЧ

В.В.ДМИТРИЕВ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать