Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Аналитические обзоры / Справка по результатам анализа причин отмены (изменения) Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа судебных актов, принятых судьями коллегии по рассмотрению споров, возникающих из, административных правоотношений, за 1 полугодие 2007 года

Справка по результатам анализа причин отмены (изменения) Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа судебных актов, принятых судьями коллегии по рассмотрению споров, возникающих из, административных правоотношений, за 1 полугодие 2007 года

17.01.2008

Арбитражный суд Владимирской области
Справка
по результатам анализа причин отмены (изменения) Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа судебных актов, принятых судьями коллегии по рассмотрению споров, возникающих из, административных правоотношений, за 1 полугодие 2007 года

За 1 полугодие 2007 года в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа было обжаловано 140 судебных актов, принятых судьями коллегии по рассмотрению споров, вытекающих из административных правоотношений, Арбитражного суда Владимирской области, что составляет 9 % от общего количества рассмотренных данной коллегией арбитражных дел за указанный период.

Постановлениями Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа изменено (отменено) 9 судебных актов, что составляет 7 % от обжалованных судебных актов или 1% от рассмотренных за 1 полугодие 2007 года.
Отмены (изменения) произведены по следующим причинам:

  • нарушение или неправильное применение норм процессуальногоправа - по 4 делам;
  • нарушение или неправильное применение норм материального права - по 3 делам;
  • несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела - по2 делам.

1. Нарушение норм материального права

1.1. Постановление судебного пристава-исполнителя о выделении взыскания исполнительского сбора в отдельное производство и о передаче арестованного имущества на реализацию неправомерно, так как вынесено за рамками возбуждённого исполнительного производства.

Решением арбитражного суда от 11.12.2006 было отказано обществу с ограниченной ответственностью в удовлетворении заявления о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя отдела судебных, приставов Ленинского района города Владимира о выделении постановления о взыскании исполнительского сбора в отдельное производство и о передаче арестованного имущества на реализацию.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда указанное решение оставлено без изменения.

Разрешив спор, обе судебные инстанции руководствовались статьями 7, 46, 51, 54,- 55, 77, 81 Федерального Закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве" и исходили из того, что исполнительский сбор представляет собой санкцию штрафного характера, применяемую в связи с совершением правонарушения в процессе исполнительного производства, поэтому окончание исполнительного производства не является основанием освобождения должника от ответственности. Передача на реализацию в связи с неуплатой исполнительского сбора имущества, арестованного в рамках основного исполнительного, производства, соответствует вышеуказанному Закону и не нарушает права заявителя.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа отменил решение Арбитражного суда Владимирской области и постановление Первого арбитражного апелляционного суда в силу следующего.

Как видно из документов и установлено судом, на основании двух исполнительных листов Арбитражного суда города Москвы о взыскании с общества с ограниченной ответственностью (заявителя по настоящему делу) в пользу акционерного коммерческого банка 56 536 161 рубля 39 копеек судебный пристав-исполнитель вынес постановлениях от 11.10.2005 о возбуждении исполнительных производств в отношении должника. В рамках указанных исполнительных производств постановлением судебного пристава-исполнителя наложен арест на имущество должника.

В установленный законом пятидневный срок должник не исполнил исполнительные документы, поэтому судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании с общества исполнительского сбора в размере семи процентов от взыскиваемой суммы.

В связи с отзывом взыскателем исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вынес постановление об окончании исполнительных производств.

Постановлением от 03.07.2006 судебный пристав-исполнитель выделил постановление о взыскании исполнительского сбора в отдельное производство с передачей арестованного имущества на реализацию.

Как следует из положений статей 1, 9 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве", совершение судебным приставом-исполнителем всех исполнительных действий предусмотрено только в рамках возбужденного исполнительного производства.

Согласно подпункту 7 пункта 1 статьи 7 названного Закона, постановление судебного пристава-исполнителя является исполнительным документом.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 27 данного Закона исполнительное производство оканчивается возвращением исполнительного документа без исполнения по требованию суда или другого органа, выдавшего документ, либо взыскателя.

Как установлено судом, судебный пристав-исполнитель окончил исполнительные производства; исполнительные листы возвращены взыскателю. Следовательно, постановление от 03.07.2006 о выделении в отдельное производство постановления о взыскании исполнительского сбора и о передаче арестованного имущества на реализацию вынесено за рамками возбужденного исполнительного производства, что противоречит статьям 1 и 9 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве". С окончанием исполнительного производства прекращается применение принудительных мер исполнения судебного решения, в том числе снимаются наложенные аресты, в связи с чем изъятие и передача на реализацию имущества, принадлежащего заявителю, нарушают его права.

1.2. Дело о признании незаконным решения налогового органа о начислении в лицевую карточку предприятия суммы налога на имущество и пеней направлено на новое рассмотрение для проверки наличия содержания спорного имущества за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации и/или местного бюджета.

Решением арбитражного суда от 30.06.2006 удовлетворено требование муниципального унитарного предприятия о признании незаконным решения налогового органа от 22.12.2005 в части начисления в лицевую карточку предприятия суммы налога на имущество в размере 1 276 298 рублей и пеней в сумме 40 373 рублей.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2006 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа судебные акты обеих инстанций отменены и дело направлено на новое рассмотрение по следующим причинам.

Как следует из материалов дела, по результатам камеральной налоговой проверки заместитель руководителя Инспекции вынес решение, в котором предложил заявителю перечислить в бюджет неуплаченную сумму налога на имущество и пени в размере 85 746 рублей 11 копеек.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Владимирской области от 19.05.2006 данное решение Инспекции было изменено: с учетом имеющейся переплаты предприятию предложено перечислить в бюджет налог на имущество в сумме 1 556 553 рублей и пени в размере 49 238 рублей 95 копеек.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 21 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.

Согласно статье 56 названного Кодекса льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов предусмотренные законодательством о налогах и сборах преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками или плательщиками сборов, включая возможность не уплачивать налог или сбор либо уплачивать их в меньшем размере.

В пункте 1 статьи 374 данного Кодекса предусмотрено, что объектом налогообложения по налогу на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств, в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Налоговые льготы по названному налогу определены в статье 381 Кодекса, в пункте 6 которой на момент возникновения спорных правоотношений предусматривалось, что от налогообложения освобождаются организации в отношении объектов жилищного фонда и инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса, содержание которых полностью или частично финансируется за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и (или) местных бюджетов.

Из содержания приведенных норм следует, что необходимыми условиями для получения права на налоговую льготу являются нахождение объектов жилищного фонда и инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса на балансе предприятия и полное или частичное финансирование содержания этих объектов за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и (или) местных бюджетов.

Понятие "инфраструктура" (инженерная, транспортная и социальная) содержится в статье 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации, согласно которой это комплекс сооружений и коммуникаций транспорта, связи, инженерного оборудования, а также объектов социального и культурно-бытового обслуживания, населения, обеспечивающих устойчивое развитие и функционирование поселений и межселенных территорий.

В состав объектов инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса согласно Положению о порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность Российской Федерации и муниципальную собственность (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 № 235), включаются объекты коммунально-бытового назначения. К ним относятся сооружения и сети водопровода и канализации, котельные, тепловые сети, электрические сети, объекты благоустройства, другие сооружения и коммуникации инженерной инфраструктуры; эксплуатационно-ремонтные организации, участки, цеха, базы, мастерские, гаражи, складские помещения, предназначенные для технического обслуживания и ремонта объектов коммунального хозяйства.

Таким образом, к объектам инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса могут быть отнесены различные сооружения, коммуникации, которые используются для оказания жилищно-коммунальных услуг.

Согласно Государственному стандарту Российской Федерации ГОСТ Р 51617-2000 "Жилищно-коммунальные услуги" - это действия или деятельность исполнителя по поддержанию и восстановлению надлежащего технического и санитарно-гигиенического состояния зданий, сооружений, оборудования, коммуникаций и объектов жилищно-коммунального назначения, вывозу бытовых отходов и подаче потребителям электрической энергии, питьевой воды, газа, тепловой энергии и горячей воды.

Общероссийский классификатор услуг населению ОК-002-93, утвержденный постановлением Госстандарта Российской Федерации от 28.06.1993 №163, к жилищно-коммунальным услугам относит в том числе услуги дорожно-мостового хозяйства и инженерной защиты (включая ремонт и содержание транспортных и пешеходных улиц и дорог, дорожных сооружений: мостов, путепроводов, водоотводных систем; услуги по зеленому хозяйству и декоративному цветоводству); услуги санитарно-гигиенической очистки территорий городов и других поселений.

В соответствии с Классификатором работ и услуг по видам деятельности "Эксплуатация инженерной инфраструктуры городов и других населенных пунктов", утвержденным постановлением Госстроя России от 25.05.2000 № 51, в перечень работ и услуг подлежащих включению в ОКПД для раскрытия состава, работ и услуг по лицензируемым видам деятельности (эксплуатация инженерный инфраструктур городов и других населенных пунктов), включены услуги по озеленению городов и поселков городского типа, посадка деревьев и кустарников, разбивка газонов и цветников, работы по эксплуатации централизованных систем отвода поверхностных сточных вод, работы по эксплуатации централизованных систем сточных вод, работы по диагностике технического состояния централизованных систем отвода поверхностных сточных вод, работы по техническому обслуживанию централизованных систем отвода поверхностных сточных вод, сбор и перемещение различных видов отходов, услуги по ремонту дорожного покрытия, услуги по текущему ремонту автомобильных дорог, услуги по аварийному ремонту автомобильных дорог, услуги по капитальному ремонту автомобильных дорог, услуги по ремонту мостов, услуги по ремонту прочих сооружений, работы по эксплуатации систем водоснабжения, входящих в инфраструктуру городов и иных населенных пунктов, работы по диагностике технического состояния систем водоснабжения, работы по техническому w обслуживанию систем водоснабжения.

В рассматриваемом случае предприятие применило указанную льготу в отношении следующего имущества: дорог и тротуаров, кладбищ, лестниц, мостов, памятников, подземных переходов, проезжей части, путепроводов и полигона твердых бытовых отходов.

Арбитражный суд Владимирской области и Первый арбитражный апелляционный суд установили, что спорное имущество относится к объектам общего пользования, является муниципальной собственностью; оно закреплено за предприятием на, праве хозяйственного ведения и учитывается на его балансе в качестве основных средств. Согласно пункту 5.3 устава предприятия выполнение работ по содержанию спорного имущества, включая ремонт, является одним из основных видов деятельности. Выполнение работ по текущему содержанию и капитальному ремонту указанных объектов осуществляется на основании договора, заключенного с Управлением жилищно-коммунального хозяйства администрации города Владимира и оплачивается средствами местного бюджета. В связи с этим суды первой и апелляционной инстанций сделали вывод о правомерном применении предприятием льготы, предусмотренной в пункте 6 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации.

Однако суды не учли следующее.

Согласно пунктам 1.1, 3.6 договора от 05.01.2005.предприятие принимает на себя обязанность по выполнению работ по текущему содержанию и капитальному ремонту объектов внешнего благоустройства согласно приложению к договору, а Управление жилищно-коммунального хозяйства администрации города Владимира производит финансирование этих объектов за счет средств городского бюджета. Между тем в приложении к договору, в котором указан перечень объектов, V подлежащих уборке и текущему содержанию, не названы дороги и проезжая часть.

При рассмотрении дела суды не проверили наличие финансирования содержания этих объектов за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации и (или) местного бюджета. Налоговый орган неоднократно обращал внимание судов на то, что финансирование указанных объектов не осуществлялось.

Кроме того, в числе спорного имущества указаны памятники, которые неотносятся к объектам инженерной инфраструктуры жилищно-коммунальногокомплекса. В отношении этого имущества налогоплательщик вправе применитьльготу, но только, в соответствии с пунктом 5 статьи 381 Налогового кодексаРоссийской Федерации в случае соблюдения условия, предусмотренного в этойнорме, а именно: памятники должны быть федерального значения.

Следовательно, для признания за предприятием права на применение льготы по налогу на имущество в отношении памятников необходимо проверить соблюдение данного условия.

1.3. Техническое обслуживание системы коллективного приёма телевидения не является услугой связи лицензии на такой вид деятельности не требуется.

Решением суда от 05.02.2007 общество с ограниченной ответственностью привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 рублей по иску прокурора города Владимира (ответственность предусмотрена частью 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В апелляционном суде дело не рассматривалось.

Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа указанное решение суда было отменено в силу следующего.

Как видно из материалов дела, 14.12.2006 сотрудники Управления внутренних дел Владимирской области провели проверку общества и установили наличие антенного поста, принадлежащего обществу, и предназначенного для приема телепрограмм на техническом этаже и крыше дома, а также факт оказания возмездных услуг в области связи.

По результатам проверки прокурор вынес постановление от 18.12.2006 о возбуждении производства об административном правонарушении по части 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности.

На основании статьи 2 Федерального закона от 07.07.2003 №126-ФЗ "О связи" услуга связи - это деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи или почтовых отправлений.

В соответствии со статьей 29 указанного Закона деятельность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по возмездному оказанию услуг связи осуществляется только на основании лицензии на осуществление деятельности в области оказания услуг связи (далее - лицензия). Перечень наименований услуг связи, вносимых в лицензии, и соответствующие перечни лицензионных условий устанавливаются Правительством Российской Федерации и ежегодно уточняются.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18.02.2005 № 87 "Об утверждении перечня наименований услуг связи, вносимых в лицензии, и перечней лицензионных условий" утвержден перечень наименований услуг связи, вносимых в лицензии на осуществление деятельности в области оказания услуг связи. К таким услугам, в частности, относятся услуги связи для целей кабельного вещания.

Осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (лицензия) обязательно, образует состав правонарушения, предусмотренный в части 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При проведении проверки прокурором установлено, что общество представляло возмездные услуги связи без специального разрешения (лицензии), а именно:
- заключало договоры на монтаж и техническое обслуживание сети коллективного приема (СКПТ);
- установило на техническом этаже и крыше дома антенный пост для целей кабельного вещания.

Данные факты подтверждены договорами и платежными документами.

Между тем техническое обслуживание системы коллективного приема телевидения по смыслу статьи 2 Федерального закона от 07.07.2003 №126-ФЗ "О связи" услугой связи не является и лицензии на такой вид деятельности не требуется.

Объективная сторона правонарушения, вменяемого Обществу, включает осуществление предпринимательской деятельности, в частности, деятельности по возмездному оказанию услуг связи.

Оказание услуг подтверждается договорами, счетами, кассовыми чеками, объяснениями лиц, получающими услугу.

В материалах рассматриваемого дела такие документы отсутствуют.

В актах проверки, протоколе осмотра, постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении указано, что обществом установлен антенный пост, предназначенный для кабельного вещания. Доказательств оказания услуг в сфере кабельного телевещания не имеется, тогда как из статьи 29 Федерального закона от 07.07.2003 №126-ФЗ "О связи" следует, что лицензированию подлежит деятельность по возмездному оказанию услуг связи.

Протокол результатов измерений параметров распределительной сети кабельного вещания, на который ссылается прокурор в постановлении о привлечении к административной ответственности от 18.12.2006, также не содержит сведений о возмездном оказании услуг кабельного телевидения. Наличие антенного поста на техническом этаже и крыше дома не подразумевает безусловную передачу сигнала телепрограмм по сети кабельного вещания. Для этого необходимо установить, что данная услуга кабельным оператором осуществлялась. В рассматриваемом случае факт возмездного оказания услуг по системе кабельного телевидения (лицензируемый вид деятельности) установлен не был.

2. Нарушение норм процессуального права

2.1. Копии заявления о выделении постановления о взыскании исполнительского сбора в отдельное исполнительное производство направляются соответствующему подразделению судебных приставов, так как в силу статьи 81 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве" данный сбор является штрафной санкцией, взыскиваемой в пользу государства в лице уполномоченных органов.

Определениями арбитражного суда было оставлено без движения, а потом возвращено заявление общества с ограниченной ответственностью о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Ленинскому району города Владимира о выделении постановления о взыскании исполнительского сбора в отдельное исполнительное производство и о передаче арестованного имущества на реализацию.

Обжалуемое в апелляционном порядке определение оставлено без изменения постановлением от 23.10.2006 Первого арбитражного апелляционного суда.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа пришёл к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим мотивам.

В соответствии с частью 1 статьи 329 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя могут быть оспорены в арбитражном суде в случаях, предусмотренных Кодексом и другим федеральным законом по правилам, установленным главой 24 Кодекса.

Правила пункта 2 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации гласят, что к заявлению об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя прилагаются, кроме того, уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление копии заявления и необходимых доказательств судебному приставу-исполнителю и другой стороне исполнительного производства.

Сторонами исполнительного производства силу прямого указания статьи 29 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве" являются взыскатель и должник.

В названной статье взыскатель определяется как гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ, а должник - как гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения.

Как следует из документов, в рамках исполнительных производств, возбужденных в отношении заявителя, судебный пристав-исполнитель принял постановления от 14.06.2006 о взыскании с должника 1 566 721 рубля и 2 404 809 рубля исполнительского сбора.

Постановлениями судебного пристава-исполнителя от 19.06.2006 названные исполнительные производства завершены в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве" в связи с заявлением взыскателя - акционерного коммерческого банка, об отзыве исполнительных документов.

Исследовав природу исполнительского сбора, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 30.07.2001 №13-П разъяснил, что сбор, установленный статьёй 81 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве", является штрафной санкцией с признаками административного характера: имеет фиксированное, установленное законом денежное выражение, взыскивается принудительно, оформляется постановлением уполномоченного должностного лица, взимается в случае совершения правонарушения и зачисляется в бюджет и во внебюджетный фонд, средства которых находятся в государственной собственности. Юридическая сила постановления, выносимого судебным приставом-исполнителем в порядке статьи 81 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве", обусловлена его природой как особого рода самостоятельного правоприменительного акта, издаваемого в порядке административной юрисдикции с целью пресечения правонарушений, совершаемых в процессе принудительного исполнения судебных и иных решений.

Таким образом, при рассмотрении дел по оспариванию ненормативного правового акта судебного пристава, содержащего штрафную меру за нарушение требований Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ "Об исполнительном производстве", следует учитывать общие принципы рассмотрения дел о привлечении нарушителей к административной ответственности. Одним из таких принципов рассмотрения дела об административном правонарушении является участие в нем только правонарушителя и государственного органа, налагающего санкцию (глава 25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя от 03.07.2006 о выделении постановления о взыскании исполнительского сбора в отдельное исполнительное производство и о передаче арестованного имущества на реализацию вынесено на основании постановлений от 14.06.2006 о взыскании исполнительского сбора; взыскателем по данному исполнительному документу выступает соответствующее подразделение службы судебных приставов; сумма штрафной санкции взыскивается в пользу государства в лице уполномоченных органов.

Совершение в ходе исполнительного производства судебным приставом-исполнителем действий по наложению штрафа на должника не затрагивает имущественных интересов взыскателя по основному исполнительному производству - акционерного коммерческого банка.

Следовательно, обратившись с настоящим заявлением, и представив в арбитражный суд доказательство направления его копии в адрес взыскателя - службы судебных приставов Ленинского района города Владимира, общество действовало в строгом соответствии с нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

2.2. Дело о признании незаконным постановления правоохранительного органа о проведении проверки финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой деятельности и возврат изъятого имущества подведомственно арбитражному суду, так как спор возник из административных правоотношений в сфере осуществления обществом экономической деятельности.

Определением арбитражного суда от 29.08.2006 прекращено производство по делу по заявлению открытого акционерного общества о признании незаконными постановления начальника криминальной милиции Управления внутренних дел Владимирской области от 28.03.2006 о проведении проверки финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой деятельности; действий сотрудников Управления внутренних дел Владимирской области по проведению 29.03.2006 проверки общества и изъятию четырех системных блоков персональных компьютеров; об обязании Управления внутренних дел Владимирской области возвратить изъятое имущество.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2006 определение суда оставлено без изменения:

Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа отменены судебные акты обеих инстанций по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, начальник криминальной милиции Управления внутренних дел Владимирской области принял постановление о проведении проверки финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой деятельности общества на предмет соблюдения требований Закона Российской Федерации от 09.07.1993 № 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах". Основанием проверки явилась информация о незаконном использовании Обществом программного обеспечения в целях извлечения дохода.

В ходе проверки произведен осмотр принадлежащих обществу помещений иизъяты четыре системных блока персональных компьютеров, на которыхобнаружены установленные и использующиеся в хозяйственной деятельностинелицензионные копии программных продуктов. Об изъятии четырех системных блоков, как предметов административного правонарушения, составлен протокол от 29.03.2006.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что данный спор неподведомственен арбитражному суду, в связи с чем прекратил производство по делу.

К такому же выводу пришел суд апелляционной инстанции.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (пункт 2 статьи 29).

В части 1 статьи 198 данного Кодекса предусмотрено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий, (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Из изложенного следует, что обязательным условием для принятия дела крассмотрению арбитражным судом является то, что спор с участием юридическихлиц должен носить экономический характер.

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спор не связан с осуществлением обществом экономической деятельности, поскольку должностные лица Управления внутренних дел Владимирской области в процессе проверки действовали на основании Закона Российской Федерации от 18.04.1991 №1026-1 "О милиции". Названный Закон, а также Закон Российской Федерации от 12.08.1995 №144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" предусматривают иной порядок обжалования действий, совершенных должностными лицами по принятию мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Однако при разрешении вопроса о подведомственности спора судом не учтено, что сотрудники милиции проводили проверку финансовой, хозяйственной, торговой деятельности общества на предмет соблюдения им законодательства об авторском и смежных правах; в ходе проверки изъяты принадлежащие обществу и используемые в производственной деятельности системные блоки персональных компьютеров.

Таким образом, спор возник из административных правоотношений в сфере осуществления обществом экономической деятельности.

Кроме того, с аналогичными требованиями общество обращалось в суд общей юрисдикции. Вступившим в законную силу определением Фрунзенского районного суда города Владимира от 06.07.2006 производство по делу прекращено. Суд пришел к выводу, что данный спор затрагивает права и законные интересы общества в сфере экономической деятельности, поэтому подведомственен арбитражному суду.

Таким образом, общество было лишено права на судебную защиту, гарантированного статьей 47 Конституции Российской Федерации.

2.3. Арбитражный суд обязан исследовать документы, которые являются основанием для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении указанного вопроса.

Решением арбитражного суда от 23.11.2006 частично удовлетворено требование общества с ограниченной ответственностью о признании ненормативного акта налогового органа недействительным в части применения обществом налоговой ставки ноль процентов по операциям при реализации товаров (работ, услуг) в сумме 431 683 рубля по контракту от 28.06.2005.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2007 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа судебные акты обеих инстанций в части отказа в удовлетворении остальных требований заявителя отменил по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, общество представило в Инспекцию налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость по налоговой ставке ноль процентов за январь 2006 года и пакет документов, предусмотренных в статье 165 Налогового кодекса Российской Федерации.

По результатам камеральной проверки указанной декларации и представленных документов заместитель руководителя Инспекции принял решение от 22.05.2006 об отказе в подтверждении обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов по налогу на добавленную стоимость по причине непредставления документов, необходимых для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов, предусмотренных в статье 165 Налогового кодекса Российской Федерации. По мнению налогового органа, общество неправомерно не представило спецификацию № 1 с дополнением № 1 и дополнительное соглашение № 2, которые являются неотъемлемыми частями контракта № 1; спецификацию № 1, которая является неотъемлемой частью кон­тракта №3.

Не согласившись с указанным решением, общество обжаловало его в арбитражный суд.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации налогообложение производится по налоговой ставке ноль процентов при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 Кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 165 настоящего Кодекса при реализации товаров для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов и налоговых вычетов в налоговые органы представляются контракт с иностранным лицом на поставку товара за пределы таможенной территории Российской Федерации; выписка банка, подтверждающая фактическое поступление выручки от иностранного лица - покупателя товара, на счет налогоплательщика в российском банке; грузовая таможенная декларация (или ее копия) с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товаров в режиме экспорта; копии транспортных, товаросопроводительных и иных документов с отметками по­граничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации.

Норма статьи 165 Налогового Кодекса Российской Федерации не устанавливает обязанности налогоплательщиков одновременно с налоговой декларацией представлять в камеральной проверки камеральной проверки установила, что общество для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов по налогу на добавленную стоимость не представило спецификацию № 1 с дополнением № 1, дополнительное соглашение № 2 к контракту от 21.03.2005 № 1; спецификацию № 1 к контракту 21.03.2005 № 3.

Между тем она не затребовала у налогоплательщика указанные документы.

Налогоплательщик вправе представить, а арбитражные суды обязаны исследовать документы, которые являются основанием для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки ноль процентов, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении указанного вопроса.

Как свидетельствуют материалы дела, спорные документы были представлены обществом в арбитражный суд. Принимая решение об отказе обществу в удовлетворении заявленного требования в оспариваемой части, суды не исследовали представленные обществом документы.

2.4. Поскольку доказательства в подтверждение факта заявления недостоверных сведений таможенному органу арбитражным судом должным образом не были проверены, решение суда было отменено.

Решением арбитражного суда от 15.05.2006 отказано в удовлетворении заявленного требования открытому акционерному обществу о признании незаконным и отмене постановления Владимирской таможни от 10.01.2006 о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной статьей 16.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2006 решение оставлено без изменения.

Кассационная инстанция отменила судебные акты обеих судебных инстанций и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию в связи со следующим.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что 14.07.2005 на таможенный пост от имени общества была подана грузовая таможенная декларация с целью оформления в таможенном режиме экспорта стали марки 30ХГСА. Декларирование товара производилось таможенным брокером.

К комплекту документов к грузовой таможенной декларации был приложен контракт от 22.02.2005, заключенный обществом с государственным предприятием по экспорту и импорту товаров (Республика Куба) на поставку стали марки ЗОХГСА, а также заключение управления экспертизы поставок вооружения и военной техники Министерства обороны Российской Федерации от 30.06.2005 о том, что указанная сталь не является продукцией военного назначения, паспорт сделки, счет-проформа, отгрузочная спецификация, сертификат качества, железнодорожные накладные.

Однако, как установлено таможенным органом в ходе проведения мероприятий таможенного контроля, вместо указанной марки отгружалась сталь марки 2П (сталь «1», сталь 26ГСМ), что и послужило основанием для вынесения таможней оспариваемого постановления о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной статьей 16.7 указанного Кодекса.

Не согласившись с указанным постановлением таможни, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

Рассматривая названное заявление, суды первой и апелляционной инстанцийпришли к выводу об отказе в его удовлетворении. Решение мотивировано тем, чтообществом допущено представление таможенному брокеру документов,содержащих недостоверные сведения о товаре, повлекшее за собой заявление такихсведений при его декларировании.

Статьей 16.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена ответственность за представление декларантом или иным лицом таможенному брокеру (представителю) либо иному лицу документов для представления их в таможенный орган при таможенном оформлении товаров и (или) транспортных средств, повлекшее за собой сообщение (заявление) таможенному органу таможенным брокером (представителем) либо иным лицом недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах.

В соответствии с пунктом 2 статьи 124 Таможенного кодекса Российской Федерации перечень сведений, подлежащих указанию в таможенной декларации, ограничивается только теми сведениями, которые необходимы для целей исчисления и взимания таможенных платежей, формирования таможенной статистики и применения таможенного законодательства.

Исходя из содержания указанных правовых норм, элементом состава правонарушения является сообщение (заявление) таможенному органу недостоверных сведений о товаре и (или) транспортных средствах и имеющих правовое значение согласно пункту 2 статьи 124 Таможенного кодекса Российской Федерации.

Судами не учтено, что заявление таможенному органу недостоверныхсведений о товаре и (или) транспортных средствах образует объективную сторонусоставов административного правонарушения, предусмотренных частями 2 и 3статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в связи с чем факт заявления таможенному органу недостоверных сведений должен был быть установлен в рамках дела об административном правонарушении, возбужденного по таким составам правонарушения.

Однако доказательства в подтверждение факта заявления недостоверных сведений должным образом не проверены.

Судами не выяснено правовое значение указания марок стали ЗОХГСА или 2П в целях классификации товара по коду ТН ВЭД, определения ставок таможенной пошлины, применения запретов и ограничений вывоза товара, что в силу пункта 2 статьи 124 Таможенного кодекса Российской Федерации оказывает существенное влияние на квалификацию действий общества.

Судами не приняты во внимание имеющиеся в деле технические решения об отнесении стальных листов марки 2П к стали марки ЗОХГСА.

Не получили надлежащей правовой оценки заключение независимой идентификационной экспертизы товара (технологии) в целях экспортного контроля от 01.08.2005, составленное Центральным научно-исследовательским институтом черной металлургии им. И.П. Бардина, об аналогичности стали марке ЗОХГСА, а также письмо Научно-исследовательского института стали марки 2 П от 28.07.2005 об обоснованности перевода стали «1» в категорию материалов, аналогичных стали типа ЗОХГСА.

3. Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела

3.1. Дело о признании недействительными решения и требования налогового органа в части взыскания налога на добавленную стоимость направлено на новое рассмотрение в связи с неполным исследованием судом обстоятельств дела, имеющих существенное значение для разрешения спора.

Решением арбитражного суда от 06.05.2005 отказано в удовлетворении заявленных требований обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительными решения и требования Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы от 01.02.2005 и от 11.02.2005 в части взыскания 143 723 рублей налога на добавленную стоимость, 63 155 рублей пеней и 28 744 рублей 40 копеек штрафа.

Постановлением апелляционной инстанции от 20.09.2006 решение суда оставлено без изменения.

Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа решение Арбитражного суда Владимирской области и постановление Первого арбитражного апелляционного суда отменены в силу следующего.

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты в бюджет налога на добавленную стоимость и установила неуплату Обществом 143 723 рублей названного налога за III квартал 2002 года вследствие необоснованного, по мнению налогового органа, применения льготы, предусмотренной в подпункте 1 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, в отношении операций по реализации производимых налогоплательщиком переносных термоконтейнеров для кратковременного хранения крови.

Результаты проверки отражены в акте от 30.11.2004, на основании которого заместитель руководителя Инспекции принял решение от 01.02.2005 о привлечении общества к ответственности за неуплату налога на добавленную стоимость по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде взыскания 28 744 рублей 10 копеек штрафа и предложил уплатить данные суммы недоимки и налоговой санкции, а также 63 155 рублей пеней.

Налоговый орган выставил обществу требование от 11.02.2005 об уплате в срок до 21.02.2005 указанных сумм налога и пеней.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) по налогу на добавленную стоимость реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации важнейшей жизненно необходимой медицинской техники отечественного и зарубежного производства по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации.

Данный перечень утвержден в постановлении Правительства Российской Федерации от 17.01.2002 № 19 "Об утверждении перечня важнейшей и жизненно необходимой медицинской техники, реализация которой на территории Российской Федерации не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость".

В пунктах 14 и 18 Перечня к важнейшей и жизненно необходимой медицинской технике отнесены соответственно: приборы и аппараты для лечения, наркозные устройства для замещения функций органов и систем организма (код по ОКП 94 4400), оборудование для кабинетов и палат, оборудование для лабораторий и аптек (код по ОКП 94 5200).

В примечании 2 к Перечню установлено, что принадлежность отечественной медицинской техники к перечисленной в настоящем перечне медицинской технике подтверждается соответствием кодов по классификации ОК 005-93 (ОКП), приведенных в настоящем перечне, кодам ОКП, указанным в государственном стандарте, отраслевом стандарте, техническом условии.

Таким образом, в рассматриваемый налоговый период для применения упомянутой льготы требовалось соответствие кода медицинской техники, проставленного в технических условиях, коду по ОКП, перечисленному в названном Перечне.

Согласно ГОСТу 2.114-95 "Единая система конструкторской документации. Технические условия", ГОСТу 15.013-64 "Система разработки и постановки продукции на производство. Медицинские изделия" и ГОСТу 2.105-95 "Единая система конструкторской документации. Общие требования к текстовым документам" код медицинской техники по ОКП проставляется на титульном листе утвержденных технических условий и отражается в первых четырех цифрах обозначения этих технических условий.

Из материалов дела усматривается, что на титульном листе представленных обществом технических условий на переносной термоконтейнер для кратковременного хранения крови указано "ОКПД 944477", а сами технические условия обозначены как "ТУ 9467-002-32910657-95".

Арбитражный суд Владимирской области вследствие данного противоречия сослался на неподтверждение обществом соответствия производимых им термоконтейнеров какому-либо коду ОКП, приведенному в Перечне.

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 21 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики имеют право пользоваться налоговыми льготами при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.

В подпункте 1 пункта 2 статьи 149 настоящего Кодекса предусмотрено освобождение от обложения налогом на добавленную стоимость ряда операций (льгота). Таким образом, по общему правилу на налогоплательщике лежит обязанность по представлению доказательств в обоснование правомерности применения им данной льготы.

Вместе с тем пределы активности суда в получении и оценке доказательств в арбитражном процессе определены в главе 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а в рассматриваемой ситуации - и в главе 24 данного Кодекса.

В части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов государственных органов арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа, который принял оспариваемый акт, а также устанавливает, нарушает ли оспариваемый акт права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, суд должен был проверить соответствие закону и иным нормативным правовым актам вывода налогового органа о неправомерном применении обществом искомой льготы на основе установления всех фактических обстоятельств, составляющих предмет доказывания, который, в свою очередь, определяется нормами законодательства, подлежащего применению исходя из характера спорного правоотношения.

В то же время в соответствии со статьями 65, 71, 75 и 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд устанавливает фактические обстоятельства на основании всестороннего и полного исследования доказательств по делу, в числе которых могут быть письменные доказательства, а именно документы, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, и заключения экспертов, когда ответ на вопрос требует специальных знаний.

Согласно подпункту "у" пункта 1 статьи 5 Закона Российской Федерации от 06.12.1991 №1992-1 "О налоге на добавленную стоимость", действовавшему в период получения, обществом технических изделий на термоконтейнер, условием применения искомой льготы было отнесение производимых и реализуемых товаров к изделиям медицинского назначения либо к медицинской технике. При этом в тот период для применения льготы не требовалось соответствие данного товара определенному коду продукции, содержащемуся в Общероссийском классификаторе продукции ОК 005-93 (далее ОКП).

Из предусмотренной в ГОСТе 2.114-95 "Единая система конструкторской документации. Технические условия", ГОСТе 15.013-64 "Система разработки и постановки продукции на производство. Медицинские изделия" и ГОСТе 2.105-95 "Единая система конструкторской документации. Общие требования к текстовым документам" процедуры утверждения технических условий следует, что именно разработчик (в рассматриваемом случае общество) готовит проект технических условий и, соответственно, присваивает продукции код по ОКП, а уполномоченные органы лишь согласовывают сведения, указанные в данном проекте. При этом медицинские испытания, предусмотренные в ГОСТе 15.013-64, имеют своей целью определить возможность использования изделия по медицинскому назначению, а не присвоение определенного кода по ОКП. Одновременно с этим на основании утвержденных технических условий орган, уполномоченный на их согласование, отражает присвоенный изделию код по ОКП в каталожном листе.

Таким образом, устранение противоречия в сведениях об ОКП, содержащихся в представленных в материалы дела технических условиях, в рассматриваемой ситуации не требовало проведения повторного медицинского испытания (технической экспертизы) и могло быть осуществлено посредством мотивированного объяснения (письма) органа, уполномоченного согласовывать эти технические условия, о причинах допущенной ошибки и действительном коде изделия по ОКП.

В материалы дела представлены письма названных органов, в которых содержатся искомые объяснения.

Вместе с этим суды в нарушение приведенных норм не оценили данных доказательств на предмет устранения ими указанных противоречий, в результате чего не установили в полном объеме фактических обстоятельств, имеющих непосредственное значение для правильного рассмотрения спора по существу.

3.2. Согласование или отказ в согласовании землеустроительной документации должно быть дано Управлением земельными ресурсами в 30-дневный срок с даты представления заявителем всех необходимых документов.

Решением арбитражного суда от 21.12.2006 признано незаконным бездействиеУправления земельными ресурсами города Владимира, выразившееся внесогласовании проекта территориального землеустройства, выполненногомуниципальным унитарным предприятием для индивидуальногопредпринимателя Г.

В апелляционную инстанцию решение не обжаловалось.

Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа решение отменено в силу следующего.

По договору купли-продажи от 01.10.2004 предприниматель Г. приобрел торговый павильон общей площадью 77 квадратных метров.

В целях получения в аренду земельного участка под павильоном предприниматель обратился в Управление, которое указало, что предоставление участка возможно после проведения территориального землеустройства и постановки на государственный кадастровый учет вновь образованных земельных участков.

На основании договора от 08.02.2005, заключенного с предпринимателем Г., провело работы по составлению проекта территориального землеустройства земельного участка путем его раздела на два участка.

Предприниматель направил в Управление обращение от 18.09.2005 с просьбой о согласовании данного проекта с целью формирования земельного участка для содержания торгового павильона.

Управление письмом от 01.11.2005 сообщило заявителю, что проект терри­ториального землеустройства отправлен 19.10.2005 для доработки в муниципальное унитарное предприятие с предложением о формировании из упомянутого земельного участка трёх (вместо двух) участков.

22.05.2006 предприниматель повторно направил в Управление заявление с просьбой о согласовании проекта территориального землеустройства. Не получив такого согласования, посчитал незаконным бездействие Управления и обратился в арбитражный суд.

В силу статьи 29 Земельного кодекса Российской Федерации предоставление юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в муниципальной собственности, осуществляется на основании решения органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков в пределах их компетенции в соответствии со статьей 11 настоящего Кодекса, согласно которой управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности, осуществляются органами местного самоуправления.

В пункте 4 Положения о проведении территориального землеустройства предусмотрен 30-дневный срок для принятия решения о согласовании или об отказе в согласовании землеустроительной документации, который исчисляется с даты представления всех необходимых материалов.

Суд признал факт бездействия Управления, выразившегося в несогласовании проекта территориального землеустройства, однако этот вывод суда опровергается представленными в дело доказательствами, а именно, направленными предпринимателю в ответ на обращение письмами Управления от 17.08.2006 и от 23.08.2006, в которых указано на непредставление заявителем необходимых документов для согласования упомянутого проекта и на отсутствие в Управлении проекта территориального землеустройства после его отправки 19.10.2005 на доработку в муниципальное унитарное предприятие.

Принимая решение, суд исходил из того, что заявитель представил вУправление упомянутый проект, однако этот вывод не подтвержден материаламидела и противоречит письму от 01.11.2005 № 3030. Суд не выяснил вопрос о местенахождения проекта на момент обращения предпринимателя с заявлением от22.05.2006, хотя это имеет значение для оценки законности действий (бездействия)Управления.

Вышеназванные письма правления суд оценил как отказ в согласовании спорного проекта, но при это вышел за предмет заявленного требования, поскольку заявитель не оспаривал отказ в согласовании. В итоге резолютивная часть решения противоречит его мотивировочной частей которой суд установил наличие отказа, то есть отсутствие бездействия.

И.о. заместителя
председателя суда
И.В.Васильев
Начальник отдела анализа
и обобщения судебной практики,
учета законодательства
Т.Ю.Кочеловская

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Налог на имущество организаций
  • 29.11.2016  

    Президиум ВАС РФ разъяснил, что при рассмотрении споров, связанных с исчислением налоговой базы по налогу на имущество организаций, необходимо иметь в виду, что если конкретное имущество требует доведения до состояния готовности и возможности эксплуатации, такое имущество может учитываться в качестве основного средства и признаваться объектом налогообложения только после осуществления необходимых работ и формирования в установленном порядке первоначальн

  • 19.10.2016  

    Судами правомерно отмечено, что отсутствие правоустанавливающих документов на созданные объекты не может являться основанием для освобождения налогоплательщика от обязанности учета и налогообложения имущества, поскольку оформление указанных документов зависит от волеизъявления налогоплательщика.

  • 03.10.2016  

    Поскольку установление льготы по спорному налогу, условия ее применения предусмотрены самим законодателем, неуплата налогоплательщиком налога на имущество организаций, ошибочное толкование обществом действующего законодательства, регулирующего налоговые обязательства по данному налогу, а также исполнение в силу недостаточной юридической техники указаний законодателя, изложенные в ч. 1 п. 1 ст. 3.1 Закона № 35-ОЗ не свидетельствуют о неправомерности начи


Вся судебная практика по этой теме »

Судебная защита
  • 28.04.2014  

    ВАС РФ в п. 67 Постановления Пленума от 30.07.2013 г. № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснил, что решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть оспорено в суде только в той части, в которой оно было обжаловано в вышестоящий налоговый орган. При этом названное решение считается обжалованным в вышесто

  • 23.04.2014  

    Право физических и юридических лиц оспорить результаты определения кадастровой стоимости земельного участка, том числе в суде предусмотрено в статье 24.19 ФЗ от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 22.07.2010 г. № 167-ФЗ). При этом согласно статье 24.20 Закона об оценочной деятельности в случае установления судом рыночной стоимости земельного участка, такие сведения подл

  • 10.04.2014  

    В определении от 16.11.2006 г. № 467-О Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг


Вся судебная практика по этой теме »