Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Налогообложение / Открытие островов: как «русские офшоры» пытаются сделать привлекательными

Открытие островов: как «русские офшоры» пытаются сделать привлекательными

Спрос на перерегистрацию в российские офшоры повысится, если компании смогут переезжать туда из любых стран. Тем более что издержки ведения бизнеса в традиционных офшорных юрисдикциях растут

05.08.2019
Автор: Сергей Нестеренко, директор по развитию бизнеса Hill Consulting

3 августа исполняется ровно год с момента принятия закона «О международных компаниях» (№290-ФЗ) и конкретизирующего его закона «О специальных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края» (№291-ФЗ), проще говоря — о российских офшорах. Незадолго до этой даты Минэкономразвития представило проект закона о допуске к редомициляции (смене юрисдикции) в Россию компаний из любых стран, включая традиционные офшоры. О чем говорит появление таких поправок в совсем недавно принятый закон?

Желающих немного

Идея отечественных офшорных зон возникла в рамках политики деофшоризации российской экономики. Авторы закона попытались дать возможность зарубежным холдингам, контролируемым российскими гражданами и владеющим активами в России, «вернуться» из зарубежной юрисдикции. После редомициляции компании приобретают новый для правовой среды России статус международных компаний, получают льготы в налогообложении прибыли и дивидендов, валютном регулировании и ряд других преференций.

Правительство предложило создать специальные административные районы (САР) с особым правовым и налоговым режимом весной 2018 года, спустя месяц после того как Минфин США включил в санкционный список ряд крупных российских компаний и их собственников. Главным бенефициаром нового законодательства и первым кандидатом на перемещение в САР называлась тогда UC Rusal, сильнее других пострадавшая от американских санкций.

Первый реальный резидент САР зарегистрировался 13 сентября 2018 года на острове Русский во Владивостоке. Им стала кипрская компания Finvision Holdings, основной акционер банка «Восточный». Второй, и пока последний, резидент в Приморье появился примерно через полгода — Donalink Ltd.

В феврале 2019 года первый международный резидент зарегистрировался и в САР на острове Октябрьский в Калининграде — это была холдинговая компания Adanimov trading limited с омскими корнями. В мае-июне там же перерегистрировались восемь кипрских компаний, аффилированных, как сообщалось в СМИ, с Олегом Дерипаской. И, наконец, 7 июля сюда переехала с Кипра долгожданная En+.

Таким образом, всего в двух САР зарегистрировано на сегодня 12 компаний, но и их регистрацию нельзя считать окончательной. Дело в том, что российский законодатель дал международным компаниям всего полгода на «выписку» с места предыдущей регистрации. Этого в большинстве случаев недостаточно. Скажем, на Кипре, откуда практически все сегодняшние резиденты САР, закрытие компании занимает полтора-два года.

В процессе рассмотрения находится, по информации Минэкономразвития, еще несколько заявок. Конечно, это не тот результат, на который рассчитывало правительство. В чем проблема закона? Может быть, не хватает стимулов для переезда в российскую юрисдикцию?

Льготы САР

Хотя иностранные компании, перерегистрировавшиеся в САР, и называются международными компаниями (МК), по сути, они становятся российскими компаниями с российской отчетностью (РСФУ) и российскими налогами.

Среди льгот, которые могут получить резиденты САР, обычно в первую очередь упоминают особый налоговый режим. Международные холдинговые компании (МХК) могут получить следующие льготы:

  • дивиденды, полученные МХК от российских дочерних компаний, облагаются налогом на прибыль по нулевой ставке;
  • дивиденды, выплачиваемые из МХК, облагаются налогом у источника по ставке 5%, правда, только если МХК является публичной;
  • доход от реализации долей участия МХК в российских или иностранных организациях облагается налогом на прибыль по нулевой ставке;
  • сами МХК не являются контролируемыми иностранными компаниями (КИК), а если МХК является, в свою очередь, владельцем КИК, то ее доходы в виде прибыли КИК освобождаются от налогообложения до 2029 года.

Второе и, на мой взгляд, более важное — это валютный контроль. Международным компаниям присваивается статус валютного нерезидента, который позволяет им без ограничений проводить валютные операции с другими нерезидентами. Здесь МК практически приравнены к иностранным компаниям, что существенно облегчает ведение международного бизнеса. МК могут сохранить свои счета в зарубежных банках, а могут и открыть новые в России, если за рубежом им стало по тем или иным причинам некомфортно.

Кроме того, для резидентов САР предусмотрен и ряд дополнительных льгот:

  • возможность скрыть информацию о своих бенефициарах;
  • возможность применять до 2029 года иностранное законодательство в корпоративных отношениях;
  • возможность рассчитывать размер дивидендов и стоимости компании по МСФО (также до 2029 года).

Зачем нужны поправки

Проблема в том, что максимальными льготами могли воспользоваться только публичные компании, причем только те, кто ранее был зарегистрирован в одной из стран, участвующих в работе ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) или Moneyval (Комитет экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма). Этот пункт закона с самого начала драматически сужал круг стран, откуда компании могут переехать в Россию.

Дело в том, что из популярных среди россиян зарубежных юрисдикций в ФАТФ входят только квазиофшоры Гонконг и Сингапур, а в Moneyval — Кипр, Мальта и страны Восточной Европы, где при определенных условиях можно работать в офшорном режиме, то есть с минимизацией налога на прибыль до 3–5%, а то и вообще практически до нуля.

В апреле 2019 года Минэкономразвития предложило расширить список за счет членов Карибской группы разработки мер борьбы с отмыванием денег (CFATF/КФАТФ), одной из восьми региональных групп, созданных по типу ФАТФ. Тогда это предложение не получило развития, но теперь в законопроекте, внесенном министерством на обсуждение, предлагается снять все ограничения вообще.

Возможные последствия

Если компании смогут переезжать в российские офшоры со всех концов света, это, конечно, повысит спрос на редомициляцию. Прежде всего это касается самой популярной у россиян юрисдикции — BVI.

Хотя закон по-прежнему будет рассчитан прежде всего на крупные бизнесы, среди интересантов могут появиться и небольшие компании. Дополнительным стимулом для переезда в Россию могут стать новые требования по организации существенного экономического присутствия, которые вводятся с этого года на BVI и в большинстве других традиционных офшорных юрисдикций, таких как Белиз, Багамы, Бермудские и Каймановы острова. Стоимость поддержания реального присутствия на островах, с учетом дороговизны инфраструктуры, может составлять $30–50 тыс. в год. Вполне себе причина задуматься о переезде.

Еще одно основание для перерегистрации в САР — возможное участие в третьей волне амнистии капиталов для тех, кто не успел воспользоваться первыми двумя этапами. Амнистией теперь могут воспользоваться лишь компании, которые редомицилируются в Россию.

Но резкого притока новых компаний ожидать не стоит. Бизнес пока присматривается к правоприменительной практике в САР. Должен пройти хотя бы год, пока резиденты сдадут свои первые отчеты и станет ясно, как работает этот механизм.

РБК

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Оптимизация налогообложения. Уклонение от уплаты налогов. Схемы
  • 18.09.2019  

    В ходе выездной налоговой проверки налоговой инспекцией установлено, что представленные ООО документы не подтверждают факта поставки материалов обществом Камснаб+, поскольку Камснаб+ реальной предпринимательской деятельности не осуществляло и не имело возможности поставить материал. При этом оформление операции с контрагентом в бухгалтерском учете ООО не свидетельствует об их реальности, а подтверждает лишь формальный учет х

  • 18.09.2019  

    Налоговый орган начислил НДС, налог на прибыль, ссылаясь на нереальность хозяйственных операций общества с контрагентом.

    Итог: дело передано на новое рассмотрение, поскольку не проверены доводы, что за контрагентом числится задолженность на сумму предварительной оплаты, факт выполнения работ по авансовому счету-фактуре не отражен в налоговых декларациях, которые общество не представило, не дана оценка б

  • 18.09.2019  

    По результатам выездной проверки обществу доначислены налог на прибыль, НДС, пени и штрафы в связи с получением необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль и НДС по взаимоотношениям с контрагентами.

    Итог: в удовлетворении требования отказано, поскольку в результате согласованных действий взаимозависимых лиц создана схема формального документооборота с использованием контрагентов, не осуществляющих


Вся судебная практика по этой теме »

Изменения в налоговом законодательстве
  • 08.03.2017  

    Кассационная инстанция считает, что все доводы инспекции, изложенные в кассационной жалобе (в том числе относительно непредставления обществом уточненной налоговой декларации за 2015 год, о неправомерной корректировке налогоплательщиком своих налоговых обязательств со ссылкой на копии платежных поручений), не опровергают выводы судов об отсутствии правовых основания для принятия инспекцией решения по рассматриваемому эпизоду


Вся судебная практика по этой теме »