Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Налогообложение / Повторное отчуждение дисконтных ценных бумаг

Повторное отчуждение дисконтных ценных бумаг

Термин «отчуждение» в данном случае более допустим, чем «размещение», поскольку под ним понимается отчуждение эмиссионных бумаг эмитентом первым владельцам (ст. 2 Закона «О рынке ценных бумаг»). То же и в отношении термина «продажа», так как с учетом статьи 454 Гражданского кодекса говорить о продаже векселя векселедателем неправильно (постановление Президиума ВАС РФ от 24 ноября 2009 г. № 9995/09 по делу № А40-4456/08-143-19). Тем не менее, данная операция в хозяйственной жизни случается. Рассмотрим ее гражданско-правовые аспекты, бухгалтерский и налоговый учет

14.12.2010
«Практическая бухгалтерия»
Автор: А.М. Рабинович, главный методолог ЗАО «ЭНЕРДЖИ КОНСАЛТИНГ/Аудит», кандидат исторических наук

Долговыми ценными бумагами являются облигация и вексель.
Получение по облигации дохода в виде дисконта предусмотрено в статье 2 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о рынке ценных бумаг), в то время как в статье 816 Гражданского кодекса на такой вид дохода не указано. Для эмитента дисконт является расходом.
Дисконт по векселю не упоминается ни в статье 815 Гражданского кодекса, ни в Положении о переводном и простом векселе (приложение к постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. №104/1341), подтвержденном Федеральным законом от 11 марта 1997 г. № 48-ФЗ «О переводном и простом векселе» (далее – Положение). Не назван он по этой причине – в отличие от дисконта по облигации и в Положении по бухгалтерскому учету «Учет расходов по займам и кредитам» (ПБУ 15/2008), утвержденном приказом Минфина России от 6 октября 2008 г. №107н для некредитных организаций. В то же время в документах Банка России термин «дисконт по векселю» встречается довольно часто: например, в подпунктах 5.10, 5.13, 10.3 Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденных 26 марта 2007 г. № 302-П.
На практике этот вид дохода и расхода по векселю, конечно, существует.

Повторное отчуждение облигаций

Облигации после их размещения могут оказаться «на руках» у эмитента по трем основаниям:
- приобретение на рынке ценных бумаг;
- досрочное погашение (выкуп) в соответствии с условиями эмиссии;
- получение в качестве неденежной формы оплаты какой-либо задолженности владельца облигации – за реализованные ему товары (работы, услуги), переданные имущественные права, в качестве аванса, возврата займа на основе новации или соглашения об отступном и т. д.
При анализе повторного отчуждения облигаций путем продажи их на рынке ценных бумаг предварительно остановимся на порядке отражения этой операции в бухгалтерском учете, тем более что нормативно он не урегулирован.
Напомню схему учета операций по размещению и приобретению [досрочному погашению (выкупу)] облигаций, установленную ПБУ 15/2008 и Инструкцией по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной приказом Минфина России от 31 октября 2000 г. № 94н (применяется некредитными организациями) (далее — Инструкция):

Дебет 51   Кредит 66 (67)
– размещены облигации, сумма долга в размере полученных денежных средств;

Дебет 97 (91)   Кредит 66 (67)
— сумма долга в размере дисконта, если облигации размещались по цене ниже номинальной стоимости (формально можно вообще не отражать дисконт при размещении облигаций, раскрыв его в пояснительной записке, но, на мой взгляд, с точки зрения интересов пользователя отчетности предпочтительнее все-таки показывать задолженность в размере всей суммы дисконта в балансе);

Дебет 66 (67)   Кредит 51 (62, 60, субсчет «Авансы полученные», 58, субсчет «Займы выданные»)
— приобретены облигации [досрочно погашены (выкуплены), получены в оплату товаров (работ, услуг, имущественных прав), в качестве аванса, в порядке возврата займа на основе новации или соглашения об отступном].

Таким образом, в отличие от собственных акций или долей, перешедших по тем или иным основаниям к обществу, которые учитываются на счете 81 «Собственные акции (доли)» и показываются в балансе в качестве контрарного («минусового») показателя к статье «Уставный капитал», собственные облигации, оказавшиеся после их размещения у эмитента, в учете и на балансе не отражаются.
И это соответствует норме о погашении обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК РФ).
Должник – это эмитент, а кредитор – владелец облигации, при нахождении облигации у эмитента они представлены одним и тем же лицом (совпадают), следовательно, облигация перестает существовать как ценная бумага, то есть как объект (вещь), удостоверяющий имущественные права требования владельца к эмитенту (ст. 142, 816 ГК РФ, ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг).
То же самое можно сказать о ситуации, предшествующей размещению облигаций. Тем не менее, согласно статье 816 Гражданского кодекса договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций. Причем не исключено, что выпуск и продажа здесь понимаются как совпадающие по времени действия, то есть под продажей имеется в виду («только») отчуждение облигации ее первым владельцам. Вероятно, в этом состоит в данном случае одно из специальных правил купли-продажи ценных бумаг, предусмотренных пунктом 2 статьи 454 Налогового кодекса.
В своей основе эта логика приложима и к собственным акциям, и к долям, перешедшим к обществу. Но есть определенная специфика, связанная со специальным регулированием их статуса и порядка обращения Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», останавливаться на которой в рамках настоящей статьи нет возможности.
Отмечу также, что «выкуп» — не единственное (как могло бы показаться при анализе Инструкции к счету 81 «Собственные акции (доли)») правовое основание (правовой институт), в силу которого акции или доли могут перейти к обществу.
Поэтому не отражать погашение кредиторской задолженности эмитента, например, по приобретенным на вторичном рынке собственным облигациям, чтобы отразить их как финансовые вложения (Дебет 58), неправильно – это сделает отчетность эмитента в данной части недостоверной.
Таким образом, повторное отчуждение облигации нельзя отразить в бухгалтерском учете как реализацию или иное выбытие ценных бумаг. Иначе говоря, если облигация была приобретена на вторичном рынке, то затраты на ее приобретение не могут быть признаны расходами.
В то же время по отношению к приобретателю облигации по сделке ее вторичного отчуждения у эмитента возникают те же долговые обязательства, что и перед первичными держателями облигаций данного выпуска и владельцами облигаций, которые приобрели их на вторичном рынке ценных бумаг не у эмитента. Согласно статье 816 Гражданского кодекса договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций. При этом, по моему мнению, нет никаких противопоказаний к тому, чтобы считать, что под продажей здесь понимается (как минимум «в том числе», а как максимум «только») продажа при вторичном отчуждении облигации.  
Эти долговые обязательства должны быть отражены в учете эмитента в обычном порядке:

Дебет 51   Кредит 66 (67)
– сумма долга в размере полученных средств;

Дебет 97 (91)   Кредит 66 (67)
— сумма долга в размере дисконта, если облигация отчуждена (продана) по цене ниже номинальной стоимости.

По мнению Минфина России, повторное отчуждение облигации эмитентом должно считаться для целей налогообложения реализацией ценной бумаги: организация, продавая собственные ценные бумаги на вторичном рынке, определяет результат, который учитывается при налогообложении налогом на прибыль в соответствии со статьей 280 Налогового кодекса (письмо от 29 декабря 2009 г. № 03-03-06/1/832).
Такой подход дает эмитенту принципиальную возможность учесть затраты на приобретение (связанные с поступлением) облигации в качестве налогопризнаваемых расходов, поэтому возражать против него вряд ли стоит [напомню, что погашение долговых обязательств, происходящее при поступлении облигации эмитенту, так же, как и в бухгалтерском учете, не признается расходом (п. 12 ст. 270 НК РФ)].
Причем для практической реализации такого подхода – в отличие от бухгалтерского учета – нет никаких технических препятствий. Ведь в налоговом учете нет принципа двойной записи, который не позволяет эмитенту отразить в регистрах бухгалтерского учета поступление собственной облигации как ценной бумаги и ее повторное отчуждение как выбытие ценной бумаги.
Поэтому поступление облигации может отражаться одновременно в двух налоговых регистрах: поступивших ценных бумаг и долговых обязательств (как их погашение).
Соответственно и повторное отчуждение облигации будет также «проходить» по двум налоговым регистрам как две операции: выбытие ценной бумаги с определением финансового результата (прибыль–убыток) и выдача долгового обязательства.
Другое дело — насколько такое «удвоение» соответствует налоговому законодательству.
Согласно пункту 1 статьи 280 Налогового кодекса порядок отнесения объектов гражданских прав к ценным бумагам устанавливается гражданским законодательством Российской Федерации и применимым законодательством иностранных государств. Облигация – безусловно, ценная бумага (ст. 142 ГК РФ). Но бумага, как уже говорилось, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента (ст. 816 ГК РФ). Никаких прав у держателя-эмитента по отношению к эмитенту (самому себе), повторюсь, нет и быть не может (ст. 413 ГК РФ).
В силу изложенного представляется проблематичным считать для целей налогообложения:
1) что собственная облигация, находящаяся «на руках» у эмитента, – это полноценная ценная бумага;
2) что повторное размещение облигации – это ее реализация;
3) что полученные при этом средства являются учитываемым доходом в виде выручки, а не неучитываемым доходом в виде заемных средств (подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ).
Учитывая, что предложенный Минфином подход более выгоден налогоплательщику, не факт, что мнение финансистов разделят налоговые органы. Хотя бы потому, что до них приведенное письмо не доводилось, а следовательно, исходя из общей позиции Минфина   и ФНС России налоговые органы не обязаны руководствоваться разъяснениями в порядке подпункта  5 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса (письмо Минфина России от 7 августа 2007 г. № 03-02-07/2-138, письмо ФНС России от 14 сентября 2007 г. № ШС-6-18/716@ «О порядке применения разъяснений Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах»). Судебная практика по данному вопросу пока не выявлена.
Все эти обстоятельства следует иметь в виду налогоплательщику, когда он будет применять порядок налогообложения операции по повторному отчуждению облигации.

Повторное отчуждение векселя

Полагаю, что никаких особенностей по сравнению с учетом облигаций в бухгалтерском учете не возникает. В дополнение отмечу следующее.
Возможность поступления векселедателю собственного векселя прямо предусмотрена Положением. Как сказано в статье 11 Положения, индоссамент может быть совершен даже в пользу плательщика (имеется в виду переводной вексель), независимо от того, акцептовал он вексель или нет, либо в пользу векселедателя.
О повторной выдаче векселя как об отчуждении ценной бумаги Минфин России не высказывался. Однако аргументация, использованная им в приведенном письме об облигациях, по моему мнению, вполне применима и к векселю.
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 ноября 2009 г. № 9995/09 сказано: из норм главы 25 Налогового кодекса следует, что реализация собственных векселей не признается реализацией ценных бумаг, поскольку путем выпуска и реализации собственных векселей общество фактически привлекает заемные средства. Выдача векселя удостоверяет наличие между сторонами обязательств, вытекающих из договора займа.
Несмотря на то что выдача собственных векселей первому держателю сопровождалась оформлением договоров купли-продажи, это не изменило содержание операции займа, так как правоотношения сторон представляли собой выдачу обществом векселей, в результате которой у общества появилось обязательство выплатить по приказу векселедержателя значащиеся в векселях суммы.
Поэтому денежные средства, полученные обществом в результате размещения собственных простых векселей, при определении налоговой базы по налогу на прибыль учету не подлежат (подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ).
Нельзя исключить вероятность того, что налоговые органы будут следовать этой же логике (отчуждение собственного векселя – не реализация ценных бумаг) и для отрицания возможности признания затрат на приобретение (связанных с поступлением) собственного векселя как расходов на приобретение ценных бумаг.
Ведь, напомню, расходы на приобретение ценных бумаг признаются только при их реализации или ином выбытии (подп. 7 п. 7 ст. 272, п. 2 ст. 280 НК РФ). И именно на этом основании (полагая, по-видимому, что иное выбытие – это лишь то, что происходит в силу волеизъявления владельца ценной бумаги) Минфин и налоговые органы отказываются признавать убыток держателя и долевых, и долговых ценных бумаг при ликвидации их эмитента или векселедателя [см. письма Минфина России от 13 ноября 2008 г. № 07-05-06/227 (акции), от 10 июля 2009 г. № 03-03-06/2/136 (облигации), от 20 января 2010 г. № 03-03-06/1/10 (векселя), постановления Президиума ВАС РФ от 9 июня 2009 г. №2115/09 (акции), от 15 апреля 2008 г. № 15706/07 (векселя)].
Следовательно, если при повторном отчуждении векселя нет, как следует в том числе из постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 9995/09, реализации векселя (или, добавит налоговый инспектор, его иного выбытия в том смысле, о котором говорится в ст. 272 и 280 НК РФ), то нельзя и признать расходы.
Отмечу также, что при заключении договора займа посредством облигации употребляется термин «продажа», а заключение договора займа осуществляется путем выдачи векселя (ст. 815 ГК РФ).
Из изложенного можно заключить, что в случае с векселем позиция, согласно которой его повторное отчуждение считается для целей налогообложения операцией с ценной бумагой, содержит еще больше налоговых рисков, чем в случае с облигацией.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Налог на прибыль
  • 29.11.2016   Нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной если, налоговым органом будет доказано, что налогоплательщику должно быть известно о нарушениях допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированное налогоплательщика с контрагентом.
  • 16.11.2016   Само по себе наличие у налогоплательщика документов, подтверждающих, по его мнению, право на учет в расходах текущего периода убытков прошлых лет, без отражения (указания, заявления) суммы данных убытков в налоговой декларации не является основанием для уменьшения, подлежащего уплате в бюджет по итогам налогового периода налога на прибыль организаций.
  • 14.11.2016   Датой получения дохода признается дата, когда получатель имущества (в том числе денежных средств) фактически использовал указанное имущество (в том числе денежные средства) не по целевому назначению либо нарушил условия, на которых они предоставлялись, - для доходов в виде имущества (в том числе денежных средств), указанных в п. 14, 15 статьи 250 НК РФ. Таким образом, с момента, когда получатель средств фактически использовал их не по целевому назначению (

Вся судебная практика по этой теме »

Бухгалтерский учет и аудит
  • 24.10.2016  

    Вопреки изложенному в кассационной жалобе инспекции, нет никаких оснований утверждать, что требованиями бухгалтерского законодательства предусмотрено начисление амортизации по объекту основных средств, приобретенному с условием перехода права собственности после полной его оплаты, только с момента юридического перехода всего объема прав. Суды правильно указали, что основными критериями признания являются наличие контроля над

  • 17.09.2013  

    Согласно пунктам 1 и 4 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, со

  • 11.09.2013  

    Изучив представленные документы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что они составлены формально, поскольку часть комплектующих принята к учету и списана в производство ранее дат, указанных в товарных накладных на их приобретение; часть комплектующих списана в производство в большем объеме, чем это необходимо для изготовления изделий.


Вся судебная практика по этой теме »