Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19 ноября 2007 г. по делу N А29-549/2007

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19 ноября 2007 г. по делу N А29-549/2007

Расходы Общества на приобретение питьевой воды, бутылей 19-литровых для питьевой воды и пневматических помп для налива питьевой воды соответствуют требованиям статьи 252 НК РФ

26.03.2008  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 ноября 2007 г. по делу N А29-549/2007

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Бердникова О.Е.,

судей Базилевой Т.В., Забурдаевой И.Л.

при участии представителей

от заявителя: Понькина И.С., доверенность от 28.12.2006,

от заинтересованного лица: Туркиной Н.В., доверенность от 17.05.2007 N 07-31/10,

Шушариной Т.А., доверенность от 13.11.2007 N 07-31/32,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Акционерная энергетическая компания "Комиэнерго"

на решение Арбитражного суда Республики Коми от 31.05.2007 и

на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 09.08.2007

и кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 09.08.2007

по делу N А29-549/2007,

принятые судьями Борлаковой Р.А., Лобановой Л.Н., Караваевой А.В., Лысовой Т.В.,

по заявлению открытого акционерного общества "Акционерная энергетическая компания "Комиэнерго" о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми от 29.12.2006 N 15-13/5

и

установил:

открытое акционерное общество "Акционерная энергетическая компания "Комиэнерго" (далее ОАО "Комиэнерго", Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми (далее Инспекция, налоговой орган) от 29.12.2006 N 15-13/5 в части доначисления штрафа по налогу на прибыль в сумме 85 454 рублей, по налогу на доходы физических лиц в сумме 1 024 рублей 40 копеек (пункт 1.2 решения Инспекции), в части признания недействительными подпунктов 2.2.1, 2.2.2, 2.3, 2.5.1, 2.5.2, 2.5.6, пункта 5 решения, признания недействительными подпункта 2.2.3 в части доначисления 944 491 рубля, подпункта 2.2.8 в части доначисления 819 884 рублей, пункта 2.4 в части доначисления 5 122 рублей, подпунктов 2.5.7 и 2.5.7.2 в части доначисления 1 957 рублей 24 копеек.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 31.05.2007 заявленное требование удовлетворено в части доначисления штрафа по налогу на прибыль в сумме 85 454 рублей (пункт 1.2 решения налогового органа), в части доначисления 541 253 рублей 54 копеек по подпункту 2.2.1, 944 491 рубля - по подпункту 2.2.3, 597 215 рублей - по подпункту 2.2.8, 62 918 рублей - по подпункту 2.5.1, 182 567 рублей 12 копеек - по пункту 2.5.6 и в части признания недействительными подпунктов 2.2.2, 2.5.2 решения Инспекции. В остальном в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 09.08.2007 решение суда первой инстанции изменено. Решение Инспекции признано недействительным в части доначисления налога на прибыль за 2004 год в сумме 42 417 рублей 84 копеек (подпункт 2.2.1 решения) и соответствующей суммы пеней по нему (подпункт 2.5.1 решения налогового органа). В остальном решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Частично не согласившись с постановлением Второго арбитражного апелляционного суда, Инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Инспекция считает, что суд апелляционной инстанции неправильно применил статью 252 и подпункт 7 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации. По ее мнению, расходы Общества по приобретению питьевой воды, бутылей для питьевой воды и пневматических помп для удобства налива питьевой воды являются экономически необоснованными, так как ОАО "Комиэнерго" не представило доказательств, свидетельствующих о том, что питьевая вода, поступающая на предприятие от МУП "Ухтаводоканал", не соответствует установленным стандартам качества.

Общество в отзыве на кассационную жалобу Инспекции и его представитель в судебном заседании не согласились с доводами, изложенными в кассационной жалобе налогового органа, указав на законность постановления суда апелляционной инстанции в обжалуемой части.

Частично не согласившись с судебными актами, Общество также обратилось в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Общество считает, что суды неправильно применили нормы материального права, выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Подробно доводы Общества изложены в кассационной жалобе.

Инспекция в отзыве на кассационную жалобу Общества и ее представители в судебном заседании не согласились с доводами, изложенными Обществом, указав на законность судебных актов в обжалуемой части.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв до 19.11.2007.

Законность принятых Арбитражным судом Республики Коми и Вторым арбитражным апелляционным судом решения и постановления проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку Общества за период с 01.01.2004 по 31.12.2004, результаты которой оформила актом от 11.12.2006.

Рассмотрев материалы проверки, исполняющий обязанности руководителя налогового органа принял решение от 29.12.2006 N 15-13/5, в том числе о привлечении Общества к налоговой ответственности по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа по налогу на прибыль в сумме 85 454 рублей, по налогу на доходы физических лиц в сумме 1 090 рублей 40 копеек. В этом же решении Обществу доначислены, в частности, налог на прибыль за 2004 год в сумме 2 007 123 рублей (подпункт 2.2.1 решения), пени по нему в сумме 233 317 рублей 63 копеек (подпункт 2.5.1), налог на прибыль организации с доходов, полученных в виде дивидендов от российских организаций иностранными организациями в сумме 427 269 рублей (подпункт 2.2.2), пени по нему в сумме 128 510 рублей 89 копеек (подпункт 2.5.2), налог на добавленную стоимость в сумме 944 491 рубль (подпункт 2.2.3), единый социальный налог в сумме 819 884 рублей (подпункт 2.2.8), пени по нему в сумме 250 735 рублей 53 копеек (подпункт 2.5.6), налог на доходы физических лиц в сумме 5 452 рублей (подпункт 2.3), пени по нему в сумме 1 957 рублей 24 копеек (подпункты 2.5.7 и 2.5.7.2), удержан налог на доходы физических лиц в сумме 5 122 рублей (пункт 2.4).

Не согласившись с принятым решением в указанной части, Общество обжаловало его в арбитражный суд.

1. В ходе налоговой проверки установлено в том числе, что ОАО "Комиэнерго" неправомерно включило в состав расходов по налогу на прибыль затраты по приобретению питьевой воды в сумме 160 800 рублей, бутылей для питьевой воды и пневматических помп для налива питьевой воды в сумме 15 750 рублей, поскольку данные затраты экономически необоснованны.

Общество обжаловало решение Инспекции в названной части в арбитражный суд.

Арбитражный суд Республики Коми отказал ОАО "Комиэнерго" в удовлетворении данной части требования, руководствуясь статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации. Суд посчитал, что спорные затраты не направлены на получение дохода и поэтому не являются экономически обоснованными.

Второй арбитражный апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции в данной части и удовлетворил требование ОАО "Комиэнерго", руководствуясь статьями 247, 252, подпунктом 7 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации, статьями 163, 212 Трудового кодекса Российской Федерации и статьей 14 Федерального закона от 17.07.1999 N 181-ФЗ "Об основах охраны труда в Российской Федерации". Суд посчитал, что приобретение Обществом питьевой воды, бутылей и пневматических помп экономически обоснованно, связано с деятельностью Общества и направлено на обеспечение нормальных и здоровых условий в работе.

Рассмотрев кассационную жалобу Инспекции в указанной части, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее Кодекс) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В силу пункта 1 статьи 252 Кодекса в целях главы 25 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, под которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно пункту 2 статьи 252 Кодекса расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В силу подпункта 7 пункта 1 статьи 264 Кодекса расходы налогоплательщика на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Статьями 22 и 223 Трудового кодекса Российской Федерации на работодателя возлагается обязанность по обеспечению бытовых нужд работников, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей, а также обеспечение санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников в соответствии с требованиями охраны труда.

Суд апелляционной инстанции установил, что питьевая вода приобреталась Обществом для работников именно с целью обеспечения нормальных условий труда и мер по технике безопасности. Данный вывод суда материалам дела не противоречит.

В оспариваемом решении Инспекция не ставит под сомнение документальное подтверждение указанных расходов.

Суд кассационной инстанции отклонил доводы налогового органа, изложенные в кассационной жалобе, как направленные вопреки статье 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на переоценку обстоятельств, установленных судом апелляционной инстанции.

В силу изложенного Второй арбитражный апелляционный суд сделал правильный вывод о том, что расходы Общества на приобретение питьевой воды, бутылей 19-литровых для питьевой воды и пневматических помп для налива питьевой воды соответствуют требованиям статьи 252 Кодекса, и правомерно признал решение Инспекции по этому эпизоду недействительным.

2. Общество считает, что суды неправильно применили статью 54 Кодекса и не применили подлежащий применению подпункт 7 пункта 3 статьи 272 Кодекса. По его мнению, в 2002 и 2003 годах Общество исчислило налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в соответствии с имеющимися на тот момент данными налогового учета. Затраты в сумме 2 574 087 рублей в этих периодах в состав расходов не были включены вследствие поступления соответствующих счетов-фактур лишь в 2004 году. Данное обстоятельство, по мнению заявителя, нельзя признать ошибкой налогоплательщика при исчислении налогооблагаемой базы. В связи с этим заявитель полагает, что ОАО "Комиэнерго" правомерно учло спорную сумму внереализационных расходов при определении налогооблагаемой базы за 2004 год.

Как следует из материалов дела, Инспекция в ходе проверки установила, в частности, неуплату Обществом налога на прибыль вследствие необоснованного отнесения в состав внереализационных расходов проверяемого периода убытков прошлых периодов в сумме 2 574 087 рублей.

Не согласившись с решением налогового органа в данной части, Общество обжаловало его в арбитражный суд.

Арбитражный суд Республики Коми отказал Обществу в удовлетворении указанной части заявленного требования, руководствуясь пунктом 1 статьи 54, статьей 247, пунктом 1 статьи 265, пунктом 1 статьи 272 Кодекса. Суд посчитал, что спорная сумма расходов относится к 2002 - 2003 годам и не была выявлена случайно в 2004 году; получение счетов-фактур, подтверждающих факт несения соответствующих расходов, после налогового периода, к которому они относятся, свидетельствует о возникновении искажения в исчислении налоговой базы прошлого налогового периода.

Второй арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Рассмотрев кассационную жалобу ОАО "Комиэнерго" в данной части, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

Согласно пункту 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. В пункте 2 этой же статьи предусмотрено, что в целях настоящей главы к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, в виде убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В соответствии с пунктом 1 статьи 272 Кодекса расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты.

В пункте 1 статьи 54 Кодекса, определяющей общие правила порядка исчисления налоговой базы, предусмотрено, что при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем (отчетном) налоговом периоде перерасчет налоговых обязательств производится в периоде совершения ошибки. Только в случае невозможности определения конкретного периода корректируются налоговые обязательства отчетного периода, в котором выявлены ошибки (искажения).

Из содержания приведенных норм следует, что при исчислении налога на прибыль в состав внереализационных расходов текущего отчетного (налогового) периода включаются убытки прошлых налоговых периодов только в случае невозможности определения конкретного периода, в котором эти убытки были понесены.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что спорные расходы в сумме 2 574 087 рублей относятся к 2002 - 2003 годам, то есть период, к которому они относятся, известен.

Следовательно, суды правомерно посчитали, что в данном случае указанная сумма расходов не была выявлена случайно в 2004 году. Получение счетов-фактур, подтверждающих факт несения соответствующих расходов, после окончания налогового периода, к которому они относятся, свидетельствует о возникновении искажения в исчислении налоговой базы прошлого налогового периода.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод об отсутствии у Общества оснований для отнесения спорных расходов к внереализационным расходам при исчислении налога на прибыль за 2004 год.

3. Общество считает, что суды неправильно применили пункт 2 статьи 266 Кодекса; выводы судов о неправомерности отнесения ОАО "Комиэнерго" дебиторской задолженности в сумме 3 357 143 рублей 14 копеек к безнадежной по Сыктывкарскому предприятию художественных промыслов, ГУП РК совхоз "Соколовский", ГУП РК совхоз "Восковец", ГУП РК "Продовольственная корпорация" и ООО "Газстройкомплект", а также о неправомерности списания данной задолженности за счет резерва по сомнительным долгам не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. ОАО "Комиэнерго" вправе относить на расходы любые безнадежные долги, по которым истек срок исковой давности независимо от того, была ли данная сумма истребована у должника.

Как следует из материалов дела, Инспекция в ходе проверки установила, что Общество в нарушение пункта 2 статьи 266 Кодекса необоснованно отнесло суммы дебиторской задолженности к безнадежной и списало ее за счет резерва по сомнительным долгам по следующим предприятиям: Сыктывкарскому предприятию художественных промыслов, ГУП РК совхоз "Соколовский", ГУП РК совхоз "Восковец", ГУП РК "Продовольственная корпорация" и ООО "Газстройкомплект" - в размере 3 357 143 рублей 14 копеек. По данному нарушению Обществу доначислен налог на прибыль в сумме 805 714 рублей 35 копеек.

Не согласившись с решением налогового органа в указанной части, Общество обжаловало его в арбитражный суд.

Арбитражный суд Республики Коми отказал Обществу в удовлетворении заявленной части требования, руководствуясь подпунктом 2 пункта 2 статьи 265, пунктом 2 статьи 266 Кодекса, статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ). Суд посчитал, что у Общества в 2004 году отсутствовали основания для признания задолженности по данным предприятиям безнадежной.

На основании подпункта 2 пункта 2 статьи 265 Кодекса к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в том числе суммы безнадежных долгов.

В пункте 2 статьи 266 Кодекса предусмотрено, что безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Из содержания приведенных норм права следует, что суммы дебиторской задолженности подлежат включению в состав внереализационных расходов при наличии оснований, определенных в названной норме. Условием такого списания является безнадежность долга, нереальность его взыскания.

Налогоплательщик вправе по истечении срока исковой давности отнести просроченную дебиторскую задолженность на убытки как долги, нереальные ко взысканию, в случае, если организацией не создан резерв по сомнительным долгам.

Задолженность организации, в отношении которой осуществляется процедура банкротства и которая включена в реестр требований кредиторов, не может быть признана для целей налогообложения прибыли безнадежной по причине истечения срока исковой давности и не учитывается в расходах при формировании налоговой базы по налогу на прибыль до завершения конкурсного производства.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что Обществу в отношении Сыктывкарского предприятия художественных промыслов Арбитражным судом Республики Коми выдан исполнительный лист, по которому не истек срок для предъявления к исполнению; по ГУП РК совхоз "Соколовский" исполнительный лист направлен в ликвидационную комиссию, предприятие признано несостоятельным (банкротом) в 2005 году, сведения о завершении процедуры конкурсного производства отсутствуют; по ГУП РК совхоз "Восковец", ГУП РК "Продовольственная корпорация" и ООО "Газстройкомплект" также имеются исполнительные листы, возвращенные службой судебных приставов в 2004 году, предприятия признаны несостоятельными (банкротами) в 2005 и 2006 годах, сведения о завершении конкурсного производства в отношении них отсутствуют.

Следовательно, суды пришли к правильному выводу о том, что у Общества отсутствовали основания для признания задолженности в сумме 3 357 143 рублей 14 копеек безнадежной для взыскания в 2004 году и последующего ее списания за счет резерва по сомнительным долгам.

Доводы, изложенные Обществом в кассационной жалобе в указанной части, признаны судом кассационной инстанции несостоятельными, поскольку направлены вопреки статье 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на переоценку обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций.

4. ОАО "Комиэнерго" считает, что суды неправильно применили пункты 2, 21 и 25 статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации, не применили подлежащие применению статью 78, пункт 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации. По его мнению, не подлежат налогообложению единым социальным налогом компенсационные выплаты в возмещение физическим лицам затрат, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей, в том числе затрат работников по проезду к месту работы; выплаты пособий по временной нетрудоспособности в размере полного заработка, которые обусловлены федеральным законодательством. ОАО "Комиэнерго" полагает, что оно правомерно не включило в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу доплаты до фактического заработка, производимые организацией-работодателем, экономически необоснованные выплаты по договорам гражданско-правового характера, не уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. Кроме того, Общество настаивает на правомерности невключения в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу сумм премий за подготовку к прохождению осенне-зимнего максимума нагрузок в размере 23 771 рубля 95 копеек, выплат работникам за часы переработки сверх установленных нормативов рабочего времени, поскольку данные суммы выплачены за счет средств, не уменьшающих базу по налогу на прибыль за 2004 год.

Налоговым органом в ходе проверки установлено в том числе, что в нарушение пункта 1 статьи 236 и статьи 237 Кодекса при определении налоговой базы по единому социальному налогу в 2004 году филиалом Общества "Центральные электрические сети" не учтены выплаченные работникам денежные суммы за проезд в городском транспорте общего пользования к месту работы и обратно в размере 91 275 рублей. По данному эпизоду Обществу доначислен единый социальный налог в сумме 27 629 рублей. ОАО "Комиэнерго" неправомерно не включило в налоговую базу по единому социальному налогу в 2004 году доплаты работникам в период временной нетрудоспособности до фактического заработка в размере 97 936 рублей. Инспекция установила также, что Общество не учло при исчислении единого социального налога сумму выплат работникам несписочного состава по договорам гражданско-правового характера в размере 86 592 рублей; при определении налоговой базы по единому социальному налогу - выплаты работникам премий за подготовку к прохождению осенне-зимнего максимума нагрузок 2003 - 2004 годов в размере 513 рублей; а за часы переработки сверх установленных нормативов рабочего времени в размере 5 800 рублей.

Не согласившись с принятым решением в указанной части, ОАО "Комиэнерго" обжаловало его в арбитражный суд.

Арбитражный суд Республики Коми отказал Обществу в удовлетворении данной части требования, руководствуясь пунктами 1 и 3 статьи 236, пунктом 1 статьи 237, пунктами 2, 15, 21 и 25 статьи 255 Кодекса, пунктом 26 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации. Суд посчитал, что спорные выплаты должны включаться в состав расходов, уменьшающих налог на прибыль и, поэтому они подлежат налогообложению единым социальным налогом.

Второй арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Рассмотрев кассационную жалобу Общества в названной части, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

4.1. Согласно абзацу 2 подпункта 1 пункта 1 статьи 235 Кодекса налогоплательщиками единого социального налога признаются организации, производящие выплаты физическим лицам.

В силу пункта 1 статьи 236 Кодекса объектом налогообложения для налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса), а также по авторским договорам.

На основании пункта 3 статьи 236 Кодекса указанные в пункте 1 настоящей статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

При этом пункт 3 статьи 236 Кодекса не предоставляет налогоплательщику права выбора, по какому налогу (единому социальному налогу или налогу на прибыль) уменьшать налоговую базу на сумму соответствующих выплат. При наличии соответствующих норм в главе 25 Кодекса "Налог на прибыль организаций" налогоплательщик не имеет права исключать суммы, отнесенные законом к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, из налоговой базы по единому социальному налогу.

Суды обеих инстанций установили и материалами дела подтверждается, что Общество отнесло спорные выплаты к расходам, не уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

В соответствии с пунктом 26 статьи 270 Кодекса при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются расходы на оплату проезда к месту работы и обратно транспортом общего пользования, специальными маршрутами, ведомственным транспортом, за исключением сумм, подлежащих включению в состав расходов на производство и реализацию товаров (работ, услуг) в силу технологических особенностей производства, и за исключением случаев, когда расходы на оплату проезда к месту работы и обратно предусмотрены трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что расходы на оплату проезда к месту работы и обратно предусмотрены пунктом 2.4 Коллективного договора Общества, действовавшего в 2004 году. Следовательно, данные расходы относятся к уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что данные расходы подлежат налогообложению единым социальным налогом.

4.2. В силу пункта 1 статьи 237 Кодекса налоговая база налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 настоящего Кодекса, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 настоящего Кодекса), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности, полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в его интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238 настоящего Кодекса).

В соответствии с пунктом 15 статьи 255 Кодекса к числу расходов на оплату труда при исчислении налога на прибыль относятся расходы на доплату до фактического заработка в случае временной утраты трудоспособности, установленную законодательством Российской Федерации.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что спорные выплаты предусмотрены пунктом 6.30 Коллективного договора Общества, действовавшего в 2004 году.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что доплаты работникам в период временной нетрудоспособности до фактического заработка относятся к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и, соответственно, должны облагаться единым социальным налогом.

4.3. Согласно пункту 21 статьи 255 Кодекса в целях налогообложения прибыли учитываются расходы на оплату труда работников, не состоящих в штате организации-налогоплательщика, за выполнение ими работ по заключенным договорам гражданско-правового характера (включая договоры подряда), за исключением оплаты труда по договорам гражданско-правового характера, заключенным с индивидуальными предпринимателями.

Установив, что выплаты работникам несписочного состава по договорам гражданско-правового характера относятся к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, суды пришли к правильному выводу о том, что они должны учитываться при определении налоговой базы по единому социальному налогу.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о законности решения налогового органа в части доначисления Обществу 86 592 рублей единого социального налога.

4.4. Согласно пунктам 2 и 25 статьи 255 Кодекса к расходам на оплату труда по налогу на прибыль относятся начисления стимулирующего характера, в том числе премии за производственные результаты, надбавки к тарифным ставкам и окладам за профессиональное мастерство, высокие достижения в труде и иные подобные показатели и другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым договором и (или) коллективным договором.

Суды установили, что коллективным договором Общества предусмотрено осуществление производственных выплат. Данные премии являются одним из материальных стимулов эффективной деятельности Общества и выплачиваются по результатам труда.

Таким образом, вывод судов о том, что премии за подготовку к прохождению осенне-зимнего максимума нагрузок входят в состав расходов по оплате труда и должны включаться в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, материалам дела не противоречит.

Следовательно, суды пришли к правильному выводу о том, что Общество занизило налоговую базу по единому социальному налогу в связи с неправомерным отнесением спорных расходов в размере 25 660 рублей к расходам, не уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

4.5. В силу пункта 3 статьи 255 Кодекса к расходам на оплату труда по налогу на прибыль относятся начисления стимулирующего и (или) компенсирующего характера, связанные с режимом работы и условиями труда, в том числе надбавки к тарифным ставкам и окладам за работу в ночное время, работу в многосменном режиме, за совмещение профессий, расширение зон обслуживания, за работу в тяжелых, вредных, особо вредных условиях труда, за сверхурочную работу и работу в выходные и праздничные дни, производимые в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что выплаты работникам за часы переработки сверх установленных нормативов рабочего времени подлежат включению в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и, следовательно, в налогооблагаемую базу для исчисления единого социального налога.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что Общество занизило налоговую базу по единому социальному налогу в связи с неправомерным отнесением расходов на выплату работникам Общества доплат за часы переработки сверх установленных нормативов в размере 23 771 рубля 95 копеек к расходам, не уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Довод Общества о том, что Инспекция должна была в решении откорректировать подлежащую доначислению сумму налога на прибыль на всю сумму налога, приходящуюся на спорные выплаты, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку данный довод не являлся предметом рассмотрения в суде первой и апелляционной инстанций. Кроме того, данный вопрос налогоплательщик имеет возможность решить путем представления уточненных налоговых деклараций.

5. Общество считает, что суды неправильно применили пункт 1 статьи 210, пункт 1 статьи 236, статью 237 Кодекса. По его мнению, компенсация стоимости проезда работника, включая стоимость провоза личного автомобиля железнодорожным транспортом из-за отсутствия автотрассы, не облагается единым социальным налогом и налогом на доходы физических лиц при условии использования данной компенсации к месту использования отпуска и обратно.

В ходе проверки Инспекция установила, в частности, что в нарушение пункта 1 статьи 236, статьи 237 Кодекса Общество неправомерно не исчислило единый социальный налог в размене 4 199 рублей и в нарушение пункта 1 статьи 210 Кодекса неправомерно не исчислило налог на доходы физических лиц в размере 2 730 рублей по суммам выплаченным работнику (Пахмутову А.В.) за провоз личного автомобиля железнодорожным транспортом к месту использования отдыха. Обществу доначислены данные суммы налогов.

Не согласившись с решением налогового органа в указанной части, Общество обжаловало его в арбитражный суд.

Арбитражный суд Республики Коми отказал ОАО "Комиэнерго" в удовлетворении заявленной части требования, руководствуясь пунктом 3 статьи 217, пунктом 9 статьи 238 Кодекса и статьей 325 Трудового кодекса Российской Федерации. Суд посчитал, что Общество должно было включить и налогооблагаемую базу по единому социальному налогу расходы по провозу автотранспорта железнодорожным транспортом и обложить данные расходы налогом на доходы физических лиц.

Второй арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Рассмотрев кассационную жалобу Общества в названной части, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

В подпункте 9 пункта 1 статьи 238 Кодекса установлено, что не подлежит налогообложению стоимость проезда работников и членов их семей к месту проведения отпуска и обратно, оплачиваемая налогоплательщиком лицам, работающим и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в соответствии с действующим законодательством, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Согласно статье 313 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период) государственные гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются настоящим Кодексом и иными федеральными законами. Дополнительные гарантии и компенсации указанным лицам могут устанавливаться законами субъектов Российской Федерации, коллективными договорами, соглашениями, исходя из финансовых возможностей соответствующих субъектов Российской Федерации и работодателей.

В статье 325 Трудового кодекса Российской Федерации и статье 33 Закона Российской Федерации от 19.02.1993 N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" предусмотрено, что лица, работающие в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплачиваемый один раз в два года за счет средств работодателя проезд к месту использования отпуска в пределах территории Российской Федерации и обратно любым видом транспорта, в том числе личным (за исключением такси), а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 килограммов. Оплата стоимости проезда работника личным транспортом к месту использования отпуска и обратно производится по наименьшей стоимости проезда кратчайшим путем.

Из содержания данных норм следует, что компенсации подлежит проезд самого работника соответствующим видом транспорта. Провоз к месту отдыха личного транспорта на железнодорожной платформе не может рассматриваться как проезд работника личным транспортом.

Суды обеих инстанций установили, что указанные выплаты налогоплательщиком отнесены к расходам, не уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций.

Материалами дела подтверждается, что работник Общества Пахмутов А.В. выехал для проведения отпуска из города Воркуты в город Сосногорск в плацкартном вагоне пассажирского поезда и отправил свой автомобиль на железнодорожной платформе. Документов, подтверждающих дальнейший путь работника, Общество, вопреки статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в суд не представило.

Следовательно, вывод судов о том, что Пахмутов А.В. провез автомобиль в качестве багажа и не использовал его для проезда к месту отдыха, материалам дела не противоречит.

Коллективным договором Общества компенсация стоимости провоза личного багажа железнодорожным транспортом не предусмотрена.

При таких обстоятельствах суды пришли к законному выводу о том, что расходы по провозу автомобиля железнодорожным транспортом, произведенные за счет средств, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, подлежат включению в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу.

Согласно пункту 1 статьи 210 Кодекса при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло.

Если из дохода налогоплательщика по его распоряжению, по решению суда или иных органов производятся какие-либо удержания, такие удержания не уменьшают налоговую базу.

Суды пришли к правильному выводу о том, что у Общества, как у налогового агента, имелась возможность удержать налог на доходы физических лиц за счет денежных средств, выдаваемых в виде заработной платы, но Общество в нарушение пункта 1 статьи 210 Кодекса данным правом не воспользовалось.

На основании изложенного суды пришли к правильному выводу о том, что расходы по провозу автомобиля железнодорожным транспортом подлежат налогообложению налогом на доходы физических лиц.

6. Общество считает, что суды неправильно применили абзац 2 пункта 8 статьи 217 Кодекса. По его мнению, суммы единовременной материальной помощи, оказываемой работодателями членам семьи умершего работника или работнику в связи со смертью члена его семьи, не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц.

В ходе проверки установлено, в частности, что филиал Общества "Ухтинские тепловые сети" не исчислил и не удержал налог на доходы физических лиц с сумм дохода, полученных физическими лицами в виде материальной помощи в связи со смертью бывших работников предприятия в сумме 2 340 рублей.

Не согласившись с решением налогового органа в данной части, Общество обжаловало его в арбитражный суд.

Арбитражный суд Республики Коми отказал Обществу в удовлетворении заявленной части требования, руководствуясь статьями 8, 24, 45, пунктом 1 статьи 46, пунктом 2 статьи 226 Кодекса. Суд посчитал, что материальная помощь, полученная физическими лицами, в связи со смертью бывших работников Общества подлежит налогообложению налогом на доходы физических лиц; у Общества, как у налогового агента, имелась возможность удержать данный налог за счет выдаваемых денежных средств.

Второй арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Рассмотрев кассационную жалобу в указанной части, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

Согласно подпункту 2 пункта 8 статьи 217 Кодекса не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц суммы единовременной материальной помощи, оказываемой работодателями членам семьи умершего работника или работнику в связи со смертью члена (членов) его семьи.

Следовательно, условием, необходимым для отнесения сумм расходов к единовременной материальной помощи, не облагаемой налогом, является связь работника с производственным процессом организации, то есть наличие трудовых отношений между работником и работодателем в период выплаты материальной помощи.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что между Обществом и указанными лицами отсутствовали трудовые отношения. Следовательно, вывод налогового органа о неправомерном невключении Обществом в налогооблагаемую базу по налогу на доходы физических лиц сумм единовременной материальной помощи, оказываемой работодателем членам семьи умершего бывшего работника или бывшему работнику, в связи со смертью члена его семьи, является законным.

На основании пунктов 1 и 2 статьи 45 Кодекса налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Если обязанность по исчислению и удержанию налога возложена в соответствии с Кодексом на налогового агента, то обязанность налогоплательщика по уплате налога считается выполненной с момента удержания налога налоговым агентом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 226 Кодекса российские организации обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 настоящего Кодекса

Суды установили, что у Общества, как у налогового агента, имелась возможность удержать налог на доходы физических лиц за счет выдаваемых денежных средств, но Общество в нарушение пункта 1 статьи 210 Кодекса не исполнило данную обязанность. Доказательств обратного Общество в суд не представило.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что Инспекция правомерно доначислила ОАО "Комиэнерго" единый социальный налог в сумме 2 340 рублей.

7. Довод Общества о том, что сумма налога на доходы физических лиц в размере 52 рублей начислена и удержана из заработной платы работника Рафаенко Г.А. в декабре 2005 года и уплачена в бюджет в январе 2006 года, судом кассационной инстанции не принимается, как направленный вопреки статье 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на переоценку обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций.

Суды установили, что материалы дела (расчетный листок за декабрь 2005 года, бухгалтерская справка, платежное поручение от 17.01.2006 N 34 и другие) не подтверждают факт перечисления в бюджет 52 рублей налога на доходы физических лиц в отношении Рафаенко Г.А.

8. Суд кассационной инстанции также не принимает довод Общества о том, что пункт 2.3 резолютивной части решения Инспекции, который обязывает заявителя уплатить суммы налога на доходы физических лиц, дублирует пункт 2.4 резолютивной части решения налогового органа, в котором предлагается повторно перечислить суммы налога на доходы физических лиц в бюджет, в силу следующего.

Совокупная сумма налога, исчисленная и удержанная налоговым агентом у налогоплательщика, в отношении которого он признается источником дохода, уплачивается по месту учета налогового агента в налоговом органе (пункт 7 статьи 226 Кодекса).

Из содержания данной нормы следует, что налоговый орган не вправе самостоятельно удержать у налогоплательщика суммы налога, необходимые к уплате в бюджет. Функции по исчислению, удержанию у налогоплательщиков и уплате сумм налога возложены на налоговых агентов. Налоговый орган вправе только предложить организациям совершить указанные действия.

Таким образом, суды пришли к правильному выводу о том, что в пункте 2.4 резолютивной части решения Инспекции Обществу предложено удержать у физических лиц суммы налога на доходы физических лиц, подлежащие удержанию и перечислению налоговым агентом в 2004 году. Только в случае невозможности удержания Общество должно представить в налоговые органы сведения о доходах физических лиц, необходимые для осуществления налогового контроля.

При таких обстоятельствах суды правомерно отказали Обществу в удовлетворении заявленной части требования.

Доводы, изложенные Обществом в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции не принимаются, как направленные вопреки статье 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на переоценку обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций.

С учетом изложенного Арбитражный суд Республики Коми и Второй арбитражный апелляционный суд правильно применили нормы материального права; не допустили нарушений норм процессуального права, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и являющихся в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и подпунктов 3 и 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина по кассационной инстанции в сумме 1 000 рублей подлежит взысканию с налогового органа.

В силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы, связанные с уплатой государственной пошлины с кассационной жалобы в размере 1 000 рублей, относятся на Общество.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Коми от 31.05.2007 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 09.08.2007 по делу N А29-549/2007 оставить без изменения, а кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми и открытого акционерного общества "Акционерная энергетическая компания "Комиэнерго" - без удовлетворения.

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми уплатить в федеральный бюджет 1 000 рублей государственной пошлины по кассационной инстанции в десятидневный срок в порядке, установленном в статье 333.18 Налогового кодекса Российской Федерации.

В случае неуплаты государственной пошлины по истечении указанного срока Арбитражному суду Республики Коми выдать исполнительный лист.

Расходы по оплате государственной пошлины в размере 1 000 рублей отнести на открытое акционерное общество "Акционерная энергетическая компания "Комиэнерго".

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

О.Е.БЕРДНИКОВ

Судьи

Т.В.БАЗИЛЕВА

И.Л.ЗАБУРДАЕВА

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать