Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Московского округа от 26 января 2010 г. N КА-А40/15269-09-2-Б

Постановление ФАС Московского округа от 26 января 2010 г. N КА-А40/15269-09-2-Б

Полученные налогоплательщиком денежные средства от подрядчиков являются компенсацией понесенных затрат и не облагаются НДС

14.02.2010  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 января 2010 г. N КА-А40/15269-09-2-Б

Дело N А40-78155/08-117-359

Резолютивная часть постановления объявлена 21 января 2010 года

Полный текст постановления изготовлен 26 января 2010 года

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего-судьи Коротыгиной Н.В.,

судей Бочаровой Н.Н. и Черпухиной В.А.

при участии в заседании:

от заявителя - Годзданкер Э.С., доверенность от 23.12.2009 г.

от заинтересованного лица - Грибова И.С., доверенность N 212 от 09.09.2009 г., Рябининой Л.Н., доверенность N 10 от 14.01.2010 г.,

рассмотрев 21 января 2010 года в судебном заседании кассационные жалобы ОАО "Варьеганнефтегаз" и МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

на решение от 20.04.2009 г. и дополнительное решение от 08.05.2009 г.

Арбитражного суда г. Москвы,

принятое судьей Матюшенковой Ю.Л.,

на постановление от 16.07.2009 г. N 09АП-9329/2009-АК

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Яремчук Л.А., Птанской Е.А. и Катуновым В.И.,

по делу N А40-78155/08-117-359

по заявлению ОАО "Варьеганнефтегаз"

о признании недействительным решения

к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1,

установил:

решением Арбитражного суда г. Москвы от 20.04.2009 г. и дополнительным решением от 08.05.2009 г., оставленными без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.07.2009 г., признано недействительным решение Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 28.09.2007 г. N 52/2202 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части начисления недоимки, пени, налоговых санкций по эпизодам, описанным в пунктах 1.2, 2.2, 1.10, 1.11, 2.3, 1.12., 1.13, 3.1, 3.2, 1.3, 1.17, 2.4, 2.5., 5.1 решения, в части недоимки по пункту 1.16 решения в размере 41.755 руб. 30 коп., соответствующих пени, налоговых санкций, в части недоимки по пункту 4.1 решения в размере 15.000 руб., соответствующих пени, налоговых санкций.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Законность принятых судебных актов проверяется в порядке ст. ст. 284 и 286 АПК РФ в связи с кассационными жалобами налоговой инспекции и заявителя.

Налоговый орган обжалует судебные акты в удовлетворенной части, просит вынести новый судебный акт об отказе обществу в удовлетворении требований.

Заявитель обжалует судебные акты в части отказа в удовлетворении требований.

В обоснование жалоб инспекция и общество ссылаются на неправильное применение судами норм материального права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

В отзывах на кассационные жалобы инспекция и общество ссылаются на то, что принятые по делу судебные акты в части, обжалуемой противоположной стороной, являются законными, и просят соответствующие кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

В заседании суда кассационной инстанции представители сторон поддержали доводы своих кассационных жалоб и возражали против удовлетворения жалобы противоположной стороны.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судами норм материального и соблюдения процессуального права, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения относительно них, заслушав представителей сторон, суд кассационной инстанции полагает, что жалоба заявителя подлежит удовлетворению в части п. п. 1.15 и 1.4 оспариваемого решения инспекции, в остальной части оснований для удовлетворения кассационных жалоб общества и налогового органа не имеется.

Как установлено судами, по результатам выездной налоговой проверки общества за 2005 г. налоговой инспекцией составлен акт проверки от 09.07.2007 г. N 52/1342 и вынесено решение от 28.09.2007 г. N 52/2202 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", которым обществу доначислены налог на прибыль, НДС, НДПИ, налог на имущество, транспортный налог, соответствующие суммы пени и штрафа.

Также заявителю предложено удержать ранее не удержанный НДФЛ с учетом положений п. 4 ст. 226 НК РФ и налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 126 НК РФ.

По жалобе налоговой инспекции.

По пунктам 1.2 и 2.2 решения.

При проведении проверки инспекция доначислила обществу налог на прибыль в связи с выводами о нарушении положений ст. ст. 252 и 274 НК РФ при отнесении на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, затрат на услуги по уборке общежитий, квартир, территорий. Также налоговым органом не приняты налоговые вычеты по НДС по указанным услугам со ссылкой на нарушение ст. ст. 171 и 172 НК РФ.

Признавая недействительным решение инспекции в данной части суды исходили из производственного характера спорных расходов и соответствия их критериям, определенным в п. 1 ст. 252 НК РФ, а также правомерности заявления налоговых вычетов согласно ст. ст. 171 и 172 НК РФ.

Суд кассационной инстанции полагает, что указанные выводы судов соответствуют установленным при рассмотрении дела обстоятельствам и действующему законодательству, в связи с чем отклоняет доводы кассационной жалобы налогового органа.

Положениями ст. 252 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика уменьшить полученные доходы на сумму обоснованных (экономически оправданных) и документально подтвержденных расходов.

При этом определено, что расходами признаются любые затраты при условии, если они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии со ст. 171 НК РФ вычетам по налогу на добавленную стоимость подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой.

Судами при рассмотрении дела установлено, что ООО "Надежда" в соответствии с заключенными с заявителем договорами проводило работы по уборке производственных и служебных помещений, административно-бытовых корпусов, бригадных пунктов и территорий месторождений (производственных и служебных помещений, общежитий, служебных квартир, баз отдыха, территорий вокруг Центрального офиса).

Налоговый орган претензий к документальному оформлению и обоснованности спорных расходов и налоговых вычетов не имеет.

Доводы инспекции о непроизводственном характере данных расходов были предметом рассмотрения обеих судебных инстанций и получили соответствующую оценку в обжалуемых судебных актах.

При этом судами правильно применены положения ст. 264 НК РФ, ст. ст. 22, 163, 212 и 223 Трудового кодекса РФ, ст. 14 Федерального закона от 17.07.99 г. N 181-ФЗ "Об основах охраны труда в Российской Федерации" и ст. ст. 8, 11 и 25 Федерального закона от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" и сделан обоснованный вывод о том, что поскольку обязанность работодателя по обеспечению нормальных условий труда установлена действующим трудовым законодательством, все объекты, на которых ООО "Надежда" проводились работы по уборке, используются ОАО "ВНГ" в своей производственной деятельности, объекты, на которых проводилась уборка, состоят у Общества на учете, затраты Общества по уборке указанных помещений и относимых к ним территорий являются экономически оправданными и отвечают требованиям ст. 252 НК РФ.

Также судами указано на соблюдение заявителем условий, предусмотренных ст. ст. 169, 171 и 172 НК РФ, при заявлении спорных налоговых вычетов и непредставление инспекцией доказательств, свидетельствующих о том, что приобретенные у ОАО "Надежда" услуги предназначались для осуществления обществом операций по реализации товаров, работ, услуг, не подлежащих налогообложению НДС в соответствии с перечнем ст. ст. 39, 149 НК РФ.

Кассационная жалоба налогового органа не содержит доводов, опровергающих установленные судами обстоятельства.

По пункту 1.3 решения.

В ходе проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. п. 1 и 2 ст. 261 и ст. 325 НК РФ заявителем отнесены на расходы, связанные с производством и реализацией, затраты на возмещение комплексного ущерба, наносимого природным ресурсам в процессе строительства и эксплуатации объектов, в том числе по рекультивации нарушенных и загрязненных земель, ликвидации шламовых амбаров, сбору нефти с аварийных разливов, ликвидации несанкционированных свалок, восстановлению лесных культур на нарушенных землях.

По мнению налогового органа, для целей налогообложения указанные затраты включаются в состав расходов равномерно в течение пяти лет, но не более срока эксплуатации, поскольку относятся к затратам на освоение природных ресурсов.

Признавая недействительным решение в указанной части, суды исходили из того, что спорные расходы произведены обществом в рамках его текущей деятельности на месторождениях, введенных в эксплуатацию, и промышленно освоенных месторождениях, в связи с чем в соответствии с п. 7 ст. 254 НК РФ правомерно учтены заявителем в составе расходов в том периоде, когда спорные работы проводились.

Суд кассационной инстанции полагает, что выводы судов в данной части основаны на правильном толковании положений ст. ст. 254 и 261 НК РФ.

Согласно п. 7 ст. 254 НК РФ к материальным расходам, связанным с производством и реализацией, для целей налогообложения приравниваются расходы на рекультивацию земель и иные природоохранные мероприятия, если иное не установлено статьей 261 Кодекса.

Статьей 261 НК РФ к расходам на освоение природных ресурсов отнесены расходы налогоплательщика на геологическое изучение недр, разведку полезных ископаемых, проведение работ подготовительного характера.

Поскольку судами при рассмотрении дела с учетом положений Временного положения об этапах и стадиях геолого-разведочных работ на нефть и газ, утвержденного Приказом Минприроды России от 07.02.2001 г. N 1264, установлено, что спорные затраты имели место не на стадиях, указанных в п. 1 ст. 261 НК РФ, а на объектах, введенных в эксплуатацию, то расходы по рекультивации нарушенных и загрязненных земель и утилизации и ликвидации шламовых амбаров, проведенных на месторождениях, введенных в промышленную эксплуатацию, на которых уже завершен этап геологического изучения недр, не отвечают требованиям, предъявляемым к понятию "рекультивация", используемом ст. 261 НК РФ.

Доводы кассационной жалобы основаны на ином толковании налоговым органом законодательства, что не свидетельствует о судебной ошибке и не может служить основанием для отмены судебных актов.

По пункту 1.10 решения.

Налоговый орган, ссылаясь на нарушение обществом п. 5 ст. 270 НК РФ, исключил из состава расходов затраты по договору с ООО "Росна" на выполнение работ по монтажу ограждений первой охранной зоны артезианских скважин котельных Бахиловской и Северо-Варьеганской группы месторождений, полагая, что они являются затратами на приобретение амортизируемого имущества.

Признавая решение инспекции в указанной части недействительным, суды исходили из соблюдения заявителем требований ст. 260 НК РФ, поскольку спорные расходы являются затратами на ремонт основных средств и учитываются для целей налогообложения в размере фактических затрат в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены.

Вывод суда о ремонтом характере спорных работ основан на исследовании и оценке представленных в материалы дела доказательств - договора от 01.01.2005 г. N 29/ВНГ-8-48/05 и экспертного заключения ведущего инженера-теплотехника Ф.Н. Гареева.

Право оценки доказательств в силу ст. 71 АПК РФ принадлежит суду, рассматривающему дело. Суд кассационной инстанции в соответствии со ст. ст. 286 - 287 АПК РФ не вправе давать иную оценку установленным судами обстоятельствам и представленным доказательствам.

Довод инспекции о проведении монтажа вновь созданного объекта основных средств, отклонен судами, как не соответствующий фактическим обстоятельствам дела, поскольку ремонт был проведен на имевшихся у организации объектах, которые подверглись разрушению.

Доводы кассационной жалобы повторяют позицию налогового органа по данному вопросу, не опровергают установленных судами обстоятельств и выводов суда, в связи с чем отклоняются судом кассационной инстанции.

По пунктам 1.11, 2.3 решения.

Полагая нарушенными налогоплательщиком требований п. 1 ст. 252, пп. 4 п. 2 ст. 256, ст. ст. 171 и 172 НК РФ, инспекция исключила из состава расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, затраты по благоустройству территории поселка Надежда и отказала в применении налоговых вычетов по ним.

Удовлетворяя требования общества по данному эпизоду, суды применив положения пп. 32 п. 1 ст. 264 НК РФ, п. п. 1.4, 3.1 и 3.2 Основных положений о вахтовом методе организации работ, утвержденных Постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС, Минздрава СССР от 31.12.1987 г. N 794/33-82 и ст. 297 Трудового кодекса РФ, указали, что спорные расходы являются расходами на содержание вахтовых поселков и правомерно учтены заявителем при исчислении налога на прибыль. Оснований для отказа в применении налоговых вычетов по данным услугам у инспекции также не имелось.

Суд кассационной инстанции полагает судебные акты в данной части соответствующими действующему законодательству и подтвержденными надлежащими документами.

В соответствии с пп. 32 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на содержание вахтовых и временных поселков, включая все объекты жилищно-коммунального и социально-бытового назначения, подсобных хозяйств и иных аналогичных служб, в организациях, осуществляющих свою деятельность вахтовым способом или работающих в полевых (экспедиционных) условиях.

Поселок Надежда в соответствии с распоряжением Правительства ХМАО - Югры от 08.12.2003 г. N 962-рп и п. 4.9 "Положения о вахтовом методе работ", утвержденного 15.05.2003 г., является вахтовым поселком.

Судами установлено, что ООО "Строительная компания "Редан" выполнила для заявителя работы по благоустройству поселка Надежда: демонтаж и монтаж дорожных плит, подсыпка грунтом под укладку дорожных плит, планировка территории, устройство ограждения площадки мусорных контейнеров, окраска м/к ограждений и контейнеров, укрепление откосов насыпи, ремонт ограждения забора, изготовление и установка шлагбаума на въезде, окраска ограждения и шлагбаума, изготовление и установка опор наружного освещения, прокладка кабеля для наружного освещения, уборка строительного мусора.

С учетом указанного являются обоснованными выводы суда о соответствии произведенных расходов требованиям пп. 32 п. 1 ст. 264 НК РФ, соответствии документов общества о применении вахтового метода требованиям действующего законодательства, нахождения зданий и сооружений, относящихся к вахтовому поселку, на балансе организации, что свидетельствует об экономической обоснованности спорных расходов и их производственной направленности.

Также правомерно обществом заявлены налоговые вычеты по спорным работам, как отвечающие требованиям ст. ст. 169, 171 и 172 НК РФ.

По пункту 1.12 решения.

При проведении проверки налоговый орган установил, что в нарушение п. 2 ст. 257 и п. 5 ст. 270 НК РФ обществом завышена сумма расходов на затраты по договору с ООО "Строительная компания "Редан" на ремонт свайных оснований КТПН 6/04 кВ Верхнее-Колик-Еганского месторождения, поскольку имела место реконструкция объекта основных средств, которая должна увеличивать его первоначальную стоимость и списываться путем начисления амортизации.

Признавая решение инспекции в данной части недействительным, суды исходили из ремонтного характера проведенных работ, которые в соответствии с п. 1 ст. 260 НК РФ рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены, в размере фактических затрат.

При этом судами установлено, что характер проведенных работ - капитальный ремонт свайных оснований КТПН 6/0,4 кВ (Комплектные трансформаторные подстанции) на Верхнее-Колик-Еганском месторождении прямо обозначено в договоре от 11.08.2005 г. N ВНГ-14-944/05 и следует из актов выполненных работ по форме КС-2 и актов о приеме-сдаче отремонтированных основных средств по форме ОС-3.

В результате проведенного капитального ремонта были заменены отдельные элементы свайных оснований, настила, ограждения, лестниц, кабельных эстакад и опор, наиболее подвергшихся разрушению, коррозии и деформации.

При этом предназначение, технические параметры, объем в физическом выражении и срок эксплуатации указанных объектов остались неизменными, что подтверждено экспертным заключением ОАО "ВНГ" по вопросу учета производственных затрат по объекту: "Капитальный ремонт свайных оснований КТПН 6/04 кВ Верхне-Колик-Еганского месторождения".

При таких обстоятельствах, судами сделан обоснованный вывод о том, что работы, выполненные в рамках вышеуказанного договора, являются капитальным ремонтом.

Доводы инспекции о том, что спорные работы относятся к реконструкции, отклонены судами, исходя из следующего:

В соответствии с п. 2 ст. 257 НК РФ в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения объектов основных средств изменяется их первоначальная стоимость. К реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

В нарушение положений ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ налоговым органом не доказано, что проведенные работы повлекли за собой совершенствование и повышение технико-экономических показателей КТПН. Сопоставление данных о нормативных показателях функционирования КТПН до и после ремонта здания инспекцией не проведено.

Кроме того, судами учтено, что налогоплательщик вправе осуществлять реконструкцию объекта при наличии соответствующего проекта, однако налоговым органом не приведено доказательств, что имеются проекты на реконструкцию по объектам, указанным в акте.

Кассационная жалоба инспекции не опровергает установленные судами обстоятельства и направлена на их переоценку, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

По пункту 1.13 решения.

Позиция инспекции по данному эпизоду аналогична предыдущему эпизоду. Налоговый орган ссылаясь на то, что работы по договору с ООО "Промэнергострой" являются реконструкцией, вменяет заявителю нарушение п. 2 ст. 257 и п. 5 ст. 270 НК РФ при отнесении спорных затрат в состав расходов.

При рассмотрении дела судами установлено, что работы по указанному договору являются капитальным ремонтом, в ходе которого были заменены отдельные элементы свайных оснований, настила, ограждения, лестниц, кабельных эстакад и опор, наиболее подвергшихся разрушению, коррозии и деформации.

Предназначение, технические параметры, объем в физическом выражении и срок эксплуатации указанных объектов остались неизменными.

Данные обстоятельства подтверждены договором на выполнение комплекса работ по капитальному ремонту объектов электроэнергетического хозяйства на Северо-Варьеганском месторождении и экспертным заключением ОАО "ВНГ".

Также судами указано, что инспекцией в нарушение ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ не представлено доказательств, подтверждающих проведение реконструкции, совершенствования производства и повышения его технико-экономических показателей, увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции (п. 2 ст. 257 НК РФ).

С учетом установленных обстоятельств является обоснованным вывод суда о правомерном в соответствии с п. 1 ст. 260 НК РФ учете спорных затрат в составе расходов в периоде, в котором они были осуществлены.

Выводы судебных инстанций доводами кассационной жалобы инспекции не опровергнуты.

По пункту 1.16 решения.

При проведении проверки налоговый орган доначислил обществу налог на прибыль в связи с выводами о завышении в нарушение пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ внереализационных расходов на суммы выплат гр. гр. Яцкив С.В., Омельченко Л.В. и Подсеваловой В.П. по исполнительным листам в связи с потерей кормильца.

Инспекция ссылается на то, что выплаты по потере кормильца не являются выплатами на возмещение причиненного ущерба, поскольку произведены не в добровольном порядке, а на основании судебных решений, и в соответствии с законодательством о социальном страховании являются одним из видов страхового обеспечения обязательного социального страхования, в связи с чем не могут быть учтены для целей налогообложения.

Признавая недействительным решение инспекции в данной части, суды исходили из положений пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ, в соответствии с которым расходы на возмещение причиненного ущерба включаются в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией.

Суд кассационной инстанции полагает, что судами правильно применена указанная норма, поскольку п. 1 ст. 1079, ст. 1088, п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что возмещение вреда, причиненного неправомерными действиями при использовании средств повышенной опасности, производится его владельцем лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца.

Факт выплаты компенсационных выплат указанным физическим лицам в связи с потерей кормильца, равно как и их размер, налоговым органом не оспаривается.

Доводы кассационной жалобы основаны на неверном толковании закона, поскольку спорные выплаты не являются пенсиями по случаю потери кормильца, назначение и выплаты которых производятся органами социального страхования.

Пунктом 2 ст. 1089 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что при определении размера возмещения вреда пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, в счет возмещения вреда не засчитываются.

Ссылка инспекции на то, что в связи с выплатой спорных сумм на основании судебных решений они не могут рассматриваться как выплаты на возмещение вреда, противоречит действующему законодательству.

Указание в кассационной жалобе относительно неправомерного включения обществом в состав внереализационных расходов сумм штрафов и исполнительских сборов, не принимаются судом кассационной инстанции, поскольку решение инспекции в данной части заявителем не оспаривалось и судами не признано недействительным.

По пункту 1.17 решения.

Налоговым органом доначислен налог на прибыль в связи с выводами о нарушении ст. ст. 265 и 266 НК РФ и ст. 196 Гражданского кодекса РФ и завышении обществом внереализационных расходов на сумму нереальной для взыскания дебиторской задолженности ОАО "Черногорнефть", поскольку срок исковой давности для ее взыскания не истек.

Удовлетворяя требования заявителя в данной части, суды исходили из того, что выводы налоговой инспекции не соответствуют фактическим обстоятельствам.

При этом судами установлено, что спорная задолженность в проверяемый период не была списана налогоплательщиком в состав внереализационных расходов и не учитывалась для целей налогообложения.

Фактически она была списана за счет созданного резерва в ноябре 2006 г. (счета-фактуры N 1830 и 1831 от 27.10.2003 г.) и в январе 2007 г. (счет-фактура N 2745 от 27.12.2003 г.) на основании приказов от 29.11.2006 г. N 851 и от 11.01.2007 г. N 8 соответственно.

Кассационная жалоба налогового органа не опровергает установленные судами обстоятельства, в связи с чем отклоняется судом кассационной инстанции.

По пункту 2.4 решения.

Инспекцией установлено, что заявитель в нарушение п. 2 ст. 167 НК РФ занизил налоговую базу по НДС за декабрь 2005 г., не включив в нее сумму списанной дебиторской задолженности.

Признавая недействительным решение инспекции по данному эпизоду, суды, применив положения п. 1 ст. 39, п. 1 ст. 146 и пп. 2 п. 5 ст. 167 НК РФ, указали на отсутствие у общества объекта обложения налогом на добавленную стоимость, поскольку обязательства, которые не выполнило ОАО АПК "Исеть-Аган" по договору доверительного управления не приводят к образованию дебиторской или кредиторской задолженности по операциям реализации товаров (работ, услуг).

Также суд апелляционной инстанции дополнительно сослался на п. 3 ст. 154 НК РФ и, применительно к доводам инспекции о наличии объекта налогообложения, сделал вывод об отсутствии занижения налога в связи с тем, что налоговая база фактически равна нулю.

Кроме того, апелляционный суд указал на неправомерное доначисление инспекцией НДС за 2005 г., в то время как момент определения налоговой базы с учетом истечения срока исковой давности относится к 2004 г.

Суд кассационной инстанции полагает, что вывод судов относительно неправомерности доначисления налоговым органом налога на прибыль на спорную сумму является правильным.

При рассмотрении дела судом установлено, что заявитель по договору доверительного управления от 30.09.1996 г. передал ОАО АПК "Исеть-Аган" для достройки и пуска незавершенный строительством мясоперерабатывающий комплекс.

В результате неправомерных действий лиц указанного общества заявитель утратил право собственности на данный объект незавершенного строительства.

Стоимость незавершенного строительством объекта, которая определялась в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость" с учетом НДС, была отнесена заявителем в состав внереализационных расходов, как нереальная к взысканию на основании приказа от 30.12.2005 г. N 952.

В соответствии со ст. 146 НК РФ объектом налогообложения признаются операции:

- по реализации на территории РФ товаров (работ, услуг), а также передача имущественных прав;

- передача на территории РФ товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету при исчислении налога на прибыль;

- ввоз товаров на таможенную территорию РФ.

Пунктом 1 ст. 39 НК РФ предусмотрено, что реализацией товаров, работ или услуг признается передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

Налоговый орган ссылается на наличие у заявителя объекта налогообложения НДС, однако спорное имущество было передано ОАО АПК "Исеть-Аган" в доверительное управление, что не предполагает его реализацию не на возмездной, не на безвозмездной основе.

Согласно п. 4 ст. 209 Гражданского кодекса РФ собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему.

При изложенных обстоятельствах, у общества отсутствовал объект обложения НДС, в связи с чем доначисление налога произведено инспекцией с нарушением ст. 146 НК РФ.

Ссылка налоговой инспекции на пп. 2 п. 5 ст. 167 НК РФ обоснованно отклонена судами, поскольку отсутствует встречное обязательство доверительного управляющего, связанное с поставкой товара (выполнением работ, оказанием услуг).

Обязательства, которые не выполнило ОАО АПК "Исеть-Аган" по договору доверительного управления, не приводят к образованию дебиторской задолженности.

Заявителем фактически списана не сумма дебиторской задолженности указанного общества, а стоимость своих затрат, связанных со строительством объекта незавершенного строительства, право собственности на который было утрачено.

С учетом указанных обстоятельств, правильным также является вывод апелляционного суда об отсутствии занижения налога в связи с тем, что налоговая база фактически равна нулю.

По пункту 2.5 решения.

При проведении проверки налоговым органом установлено, что общество в нарушение ст. ст. 153, 162 и 174 НК РФ не исчислило НДС с сумм, полученных от подрядных организаций в виде возмещения ущерба, причиненного при исполнении договоров.

В обоснование выводов решения инспекция ссылается, что суммы, предъявленные заявителем подрядным организациям за нарушение условий договоров, фактически рассчитаны на основании объемов выполняемых работ и включают в себя сумму НДС.

Удовлетворяя требования общества в данной части, суды исходили из отсутствия у налогоплательщика объекта налогообложения.

Суд кассационной инстанции полагает, что судебные акты в данной части соответствуют действующему законодательству, в связи с чем отклоняет доводы кассационной жалобы.

Судами при рассмотрении дела установлено, что в связи с ненадлежащим выполнением подрядчиками работ, заявитель понес дополнительные расходы на устранение недостатков работ и предъявил указанные затраты подрядчикам для оплаты в качестве возмещения понесенных убытков.

Понесенные заявителем убытки были признаны подрядчиками и возмещены путем перечисления денежных средств и зачетом встречных требований по оплате стоимости выполненных работ.

Пунктом 1 ст. 273 Гражданского кодекса РФ также предусмотрено, что в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, заказчик вправе требовать от подрядчика, в том числе возмещения своих расходов на устранение недостатков.

Полученные заявителем денежные средства от подрядчиков являются компенсацией понесенных затрат и соответствуют суммам указанных затрат (не увеличены на налог на добавленную стоимость), что не оспаривается налоговой инспекцией.

В соответствии п. 1 ст. 146 НК РФ объектом обложения налогом на добавленную стоимость признается реализация на территории Российской Федерации.

Реализацией товаров (работ, услуг) для целей обложения налогом на добавленную стоимость признается передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу (пункт 1 статьи 39, подпункт 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ).

Пунктом 2 ст. 153 НК РФ предусмотрено, что при определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

Поскольку полученные средства не являются доходами налогоплательщика и не связаны с расчетами за выполненные работы, обязанности по включению их в налоговую базу для исчисления НДС у заявителя не имелось.

Ссылка инспекции на положения пп. 2 п. 1 ст. 162 НК РФ обоснованно отклонена судами, так как указанная норма, предусматривающая увеличение налоговой базы на суммы, полученные за реализованные товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи, на пополнение фондов специального назначения, в счет увеличения доходов либо иначе связанных с оплатой реализованных товаров, не подлежит применению к спорным правоотношениям.

Доводы налоговой инспекции о том, что в сумму убытков заявителем был фактически включен НДС, уплаченный им в составе цены за работы по устранению недостатков, не принимается судом кассационной инстанции, поскольку данные обстоятельства не изменяют характера полученных средств и не влияют на образование объекта налогообложения.

При этом судом кассационной инстанции принимается во внимание, что сумма предъявленных подрядчикам убытков не увеличивалась налогоплательщиком на налог на добавленную стоимость и счета-фактуры с включением в них НДС не выставлялись.

В связи с указанным обязанности по исчислению и уплате в бюджет НДС в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ у заявителя также не возникло.

Ссылка налогового органа на то, что произведенные зачеты неоднородны по своей сути, поскольку Общество выставляет подрядчикам претензии и указывает суммы без НДС, а подрядчики, в свою очередь, засчитывают задолженность за объемы выполненных работ с учетом НДС, обоснованно не принята судами, исходя из положений п. 1 ст. 407, ст. 410 Гражданского кодекса РФ.

По пункту 3.1 решения.

В ходе проверки налоговым органом установлено, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на добычу полезных ископаемых на количество нормативных потерь добытой нефти, определенных расчетным путем на основании утвержденных нормативов технологических потерь.

Также инспекция ссылается на то, что общество учитывало потери после полного технологического цикла по добыче полезного ископаемого.

Налоговый орган квалифицировал указанные действия как нарушение положений п. 2 ст. 339, п. 2 ст. 338 НК РФ и ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 126-ФЗ и доначислил НДПИ.

Признавая решение инспекции в этой части недействительным, суды исходили из несоответствия правовой позиции налогового органа действующему законодательству.

При этом суды руководствовались положениями пп. 1 п. 1 ст. 342 НК РФ, согласно которому налогообложение производится по налоговой ставке 0 рублей при добыче полезных ископаемых в части нормативных потерь полезных ископаемых, которыми признаются фактические потери полезных ископаемых при добыче, технологически связанные с принятой схемой и технологией разработки месторождения, в пределах нормативов потерь, утверждаемых в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Статьей 339 НК РФ предусмотрено, что количество добытого полезного ископаемого определяется прямым (посредством применения измерительных средств и устройств) или косвенным (расчетно, по данным о содержании добытого полезного ископаемого в извлекаемом из недр (отходов, потерь) минеральном сырье) методом.

Также указанной нормой установлено, что применяемый налогоплательщиком метод определения количества добытого полезного ископаемого подлежит утверждению в учетной политике налогоплательщика для целей налогообложения и применяется в течение всей деятельности по добыче полезного ископаемого (п. 2).

Согласно п. 7 указанной статьи при определении количества добытого в налоговом периоде полезного ископаемого учитывается полезное ископаемое, в отношении которого в налоговом периоде завершен комплекс технологических операций (процессов) по добыче (извлечению) полезного ископаемого из недр (отходов, потерь).

При этом при разработке месторождения полезного ископаемого в соответствии с лицензией (разрешением) на добычу полезного ископаемого учитывается весь комплекс технологических операций (процессов), предусмотренных техническим проектом разработки месторождения полезного ископаемого.

На основании анализа указанных норм судами сделан обоснованный вывод о том, что к фактическим потерям нефти относятся потери, технологически связанные с принятой схемой и технологией разработки месторождения в рамках комплекса технологических операций, предусмотренных техническим проектом разработки месторождения.

При этом судами учтены разъяснения Минфина РФ по данному вопросу, данные в письмах от 24.09.2007 г. N 03-06-06-01/49, от 11.09.2007 г. N 303-06-06-01/47, от 25.06.2007 г. N 03-06-06-01/33 и от 19.02.2007 г. N 03-06-06-01/7.

При рассмотрении дела суды установили, что в проверяемый период общество на основе действующих лицензий на поиск и добычу нефти и газа разрабатывало и эксплуатировало Северо-Хохряковское, Верхнее-Колик-Еганское, Бахиловское, Северо-Варьеганское, Сусликовское месторождения.

Добываемая на месторождениях нефть проходила все этапы подготовки, необходимые для доведения продукции до товарной кондиции.

На всех месторождениях продукция скважин по выкидным линиям поступала на групповые замерные установки, где производилось измерение газосодержания продукции и дебита скважин, и далее по нефтесборным коллекторам на ДНС (дожимная насосная станция), где осуществляется отделение газа от нефти.

После предварительной подготовки на ДНС нефть для обезвоживания откачивалась насосами на ЦПС "Северо-Варьеганский" и ЦПС "Бахиловский", далее в резервуары, расположенные на Белозерном ЦТП (центральный товарный парк), где через узел учета нефти УУН N 544 сдается АК "Транснефть".

Вышеприведенные технологические операции, составляющие схему и технологию разработки каждого месторождения, предусмотрены технологическими проектными документами Общества, Технологическим регламентом Цеха подготовки и перекачки нефти N 2 Управления подготовки и сдачи нефти ОАО "ТНК-Нижневартовск" и подробно описаны в Отчете ООО "Реагент" по заключенному с ним договору N ВНГ-19-331/05 от 24.01.2005 г. на оказание услуг по разработке нормативов технологических потерь нефти и газа на 2006 год и определению фактических технологических потерь на 2005 год по месторождениям ОАО "ВНГ".

С учетом установленных обстоятельств судами сделан обоснованный вывод о правомерном определении заявителем налоговой базы по НДПИ (с учетом потерь) по завершению технологического цикла по добыче нефти на Белозерском ЦТП, а не как ошибочно рассчитано инспекцией на ЦПС "Бахиловский" и ЦПС "Северо-Варьеганский".

Также при рассмотрении дела установлено и не оспаривается налоговым органом, что для целей исчисления налога на добычу полезных ископаемых в соответствии с принятой учетной политикой обществом применялся косвенный метод определения количества добытого полезного ископаемого.

При этом налогоплательщик руководствовался Инструкцией по определению объема добытой нефти и формированию товарного баланса ОАО "ВНГ" и Инструкцией по учету нефти в нефтегазодобывающих объединениях РД 39-30-627-81, введенной Приказом Министерства нефтяной промышленности N 677 от 15.12.1981 г., и производил расчет налога исходя из объемов валовой добычи и фактических технологических потерь, отражаемых в ежемесячных исполнительных балансах (п. 10.3 Положения по учетной политике).

Судами учтено, что при проведении проверки налоговым органом не установлено неправильное применение заявителем указанного метода, а также неправильное определение количества добытого полезного ископаемого.

Выводы налогового органа судами не приняты как не соответствующие данным контролирующих органов в сфере недропользования об общем количестве, извлеченной из недр нефти (с учетом потерь при добыче) за данный период (изменением балансовых запасов нефти в недрах в результате добычи).

Материалами дела (Отчетами о работе нефтяных скважин за январь - декабрь 2005 г., Сведениями по эксплуатации нефтяных скважин по форме 1-ТЭК за 2005 г., Отчетами об исполнении плана горных работ за 2005 г., согласованными с Управлением по технологическому и экологическому надзору по ХМАО - Югре, данными формы государственной статистической отчетности N 6-ГР "Сведения о состоянии и изменении запасов нефти (газового конденсата)", Протоколом заседания Центральной балансовой комиссии Федерального агентства по недропользованию по рассмотрению государственной статистической отчетности 6-Р за 2005 год N 498-2006 от 04.10.2006 г.) подтверждено, что добыча нефти (в т.ч. конденсата) за 2005 г. составила 3.643.083 тн, потери нефти составили - 25.726 тн.

Добытая нефть в размере 3.643 тн, в т.ч. потери 26 тыс. тн, в т.ч. по Верхнее-Колик-Еганскому, Бахиловскому, Северо-Хохряковскому, Северо-Варьеганскому и Сусликовскому месторождениям, была списана с государственного баланса полезных ископаемых на основании Актов на списание запасов полезных ископаемых за 2005 год по каждому месторождению ОАО "ВНГ" от 28.06.2006 г., утвержденных Управлением по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по ХМАО - Югра и согласованных с Территориальным агентством по недропользованию по ХМАО - Югре.

Поскольку из всех указанных документов следует, что иного количества нефти, нежели 3.643 тонн (с потерями) ОАО "ВНГ" в течение 2005 года добыто не было (именно данные объемы добычи нефти и потерь указаны и в налоговых декларациях организации по НДПИ за 2005 г.), выводы проверяющих о наличии сверхнормативных потерь обоснованно признаны судами ошибочными.

Кассационная жалоба налогового органа не содержит доводов, опровергающих установленные судами обстоятельства.

При изложенных обстоятельствах, выводы судов о правомерном в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 342 НК РФ применении налогоплательщиком налоговой ставки 0 процентов по нормативным потерям полезных ископаемых соответствуют действующему законодательству и фактическим обстоятельствам дела.

Доводы кассационной жалобы о том, что налогоплательщику, применяющему косвенный метод определения количества добытых полезных ископаемых, не предоставлено право учитывать нормативные (фактические) потери при определении налоговой базы по НДПИ основан на неверном толковании норм ст. ст. 339 и 342 НК РФ, положения которых не связывают возможность применения ставки 0 процентов при исчислении НДПИ с применением налогоплательщиком того или иного метода определения количества добытого полезного ископаемого.

Аналогичные разъяснения содержатся в письмах Минфина России от 19.02.2007 г. N 03-06-06-01/7 и от 22.05.2007 г. N 03-06-6-01/21.

Выводы судов по данному эпизоду согласуются со сложившейся правоприменительной практикой.

По пункту 3.2 решения.

При проведении проверки налоговая инспекция доначислила обществу НДПИ в связи с выводами о неправильном определении обществом количества добытого полезного ископаемого (нефти) по весу "нетто".

Инспекция, ссылаясь на пункты 3.2 и 5.2 ГОСТа Р51858-2002 на нефть, утвержденного Постановлением Госстандарта России от 08.01.2002 г. N 2-ст, пункты 3.13, 3.14, 3.15 ГОСТа Р8.595-2004 "Масса нефти и нефтепродуктов", утвержденного Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 07.12.2004 г. N 99-ст, полагает, что первой продукцией, по своему качеству соответствующей государственному стандарту России, является нефть с допустимым содержанием воды, хлористых солей и механических примесей, т.е. нефть массы "брутто".

Признавая позицию налогового органа не соответствующей действовавшему законодательству, судебные инстанции исходили из того, что полезным ископаемым для заявителя является нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная, то есть добытое полезное ископаемое, не содержащее в себе воды, соли и иных примесей (балласта) - нефть "нетто".

Суд кассационной инстанции полагает, что ввод судебных инстанций соответствует действующему законодательству по следующим основаниям:

Подпунктом 1 п. 1 ст. 336 НК РФ установлено, что объектом налогообложения НДПИ признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории России на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством.

В соответствии с п. 1 ст. 337 НК РФ полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров, содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр (отходов, потерь) минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), первая по своему качеству соответствующая государственному стандарту РФ, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого - стандарту (техническим условиям) организации.

Согласно пп. 3 п. 2 указанной статьи объектом обложения НДПИ признается нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная.

Исходя из содержания данной нормы, судами сделан обоснованный вывод о том, что полезным ископаемым, являющимся объектом налогообложения спорным налогом, признается нефть, не содержащая в себе воды, соли и иных примесей (балласта).

Поскольку при проведении проверки налоговой инспекцией установлено, что количество добытого полезного ископаемого, отраженное обществом в налоговых декларациях, соответствует количеству добытых полезных ископаемых, отраженному в товарных балансах нефти, суды правильно указали, что отклонений между показателями количества добытого сырья, содержащихся в налоговых декларациях и исполнительных балансах, которые бы привели к занижению налоговой базы по НДПИ, налоговым органом не установлено.

При указанных обстоятельствах доводам инспекции о необходимости определения налоговой базы по НДПИ, исходя из веса "брутто" нефти, судами обеих инстанций дана надлежащая правовая оценка, с учетом отсутствия в законодательстве о налогах и сборах обязанности по исчислению и уплаты НДПИ с содержащегося в нефти балласта.

В соответствии с Инструкцией по определению массы нефти при учетных операциях с применением систем измерений количества и показателей качества нефти (РД 153-39.4-042-99), утвержденной Минпромэнерго России 14.04.2000 г., и Рекомендациями по определению массы нефти при учетных операциях с применением систем измерений количества и показателей качества нефти, утвержденными приказом Минпромэнерго России от 31.03.2005 г. N 69, установлена обязанность налогоплательщиков по определению массы "нетто" и "брутто" в актах приема-сдачи нефти.

Согласно пункту 4.2 Инструкции массу брутто нефти измеряют с применением преобразователей расхода и поточных преобразователей плотности - объемно-массовый динамический метод или массомеров - массовый динамический метод. Массу нетто нефти определяют как разность массы брутто нефти и массы балласта (пункт 4.1 Инструкции).

В силу пункта 2.1.12 Рекомендаций масса брутто нефти - общая масса нефти, включающая массу балласта. Масса балласта - общая масса воды, хлористых солей и механических примесей в нефти (пункт 2.1.13 Рекомендаций).

Пунктом 1.14 Рекомендаций установлено, что масса нетто нефти - разность массы брутто нефти и массы балласта.

С учетом данных методик выводы судов об отсутствии законодательно установленной обязанности по исчислению налога, исходя не из добытого полезного ископаемого, а из массы балласта, состоящей из общей массы воды, солей и механических примесей в добытой товарной нефти, что происходит при исчислении налога по весу "брутто" соответствуют действующему законодательству и установленным судами обстоятельствам, а также сложившейся правоприменительной практике по данному вопросу.

Судом обоснованно указано, что иное толкование спорной нормы, данное налоговым органом со ссылкой на положения правовых актов, не относящихся к законодательству о налогах и сборах, как допускающее содержание в добытой нефти, для целей определения количества облагаемого налогом полезного ископаемого - воды, солей, иных примесей, необоснованно расширяет положения НК РФ и противоречит правовой позиции Конституционного Суда РФ, указывающей на формальную определенность налоговых норм (Постановление от 28.03.2000 г. N 5-П, Определение от 02.11.2006 г. N 444-О), поскольку не соответствует буквальному определению нефти, как виду облагаемого НДПИ полезного ископаемого, приведенному в пп. 3 п. 2 ст. 337 НК РФ.

Рассмотрена и правомерно не принята судами ссылка инспекции на Общероссийский классификатор продукции (ОКП), введенный в действие с 01.07.1994 г., допускающий содержание в обезвоженной и обессоленной нефти воды в размере от "не более 0,2% до более 1%" (то есть без верхнего предела), солей в размере от "не более 40 мг/л до солей свыше 1800 мг/л (то есть без верхнего предела)" и т.п. (коды по ОКП с 02 4310 по 02 4315), поскольку применение этого Классификатора для целей исчисления НДПИ позволило бы отнести к добытому полезному ископаемому любое нефтесодержащее минеральное сырье, включающее в себя неограниченное количество воды, соли и механических примесей.

Отсутствие в Классификаторе предельно допустимого количества воды и солей не позволяет отнести используемое в нем понятие "нефть обезвоженная и обессоленная" к виду добытого полезного ископаемого для целей исчисления НДПИ также в связи с тем, что минеральное сырье с содержанием воды более 1% и солей более 900 мг/л не соответствует указанному Инспекцией ГОСТу Р51858-2002.

Как следует из вводной части указанного Классификатора, он предназначен для обобщения достоверности, сопоставимости и автоматизированной обработки информации о продукции в таких сферах деятельности как стандартизация, статистика, экономика и другие.

В ОКП не содержится положений об определении видов полезных ископаемых для целей исчисления и уплаты НДПИ.

С учетом изложенного применение Классификатора при определении понятий для целей налогообложения является необоснованным.

Данные выводы судов соответствуют правовой позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении Президиума от 18.09.2007 г. N 5336/07.

Также суды обоснованно исходили из невозможности применения к спорным правоотношениям ГОСТ Р 51858-2002 "Нефть. Общие технические условия" (пункт 4.4.) и ГОСТ Р 8.595-2004 "Масса нефти и нефтепродуктов. Общие требования к методикам выполнения измерений." (раздел 3), поскольку общие требования к методикам выполнения измерения массы нефти и нефтепродуктов установлены в национальном стандарте Российской Федерации ГОСТ Р 8.595-2004 "Государственная система обеспечения единства измерений. Масса нефти и нефтепродуктов. Общие требования к методикам выполнения измерений".

Его действие распространяется на методики выполнения измерений массы товарной нефти и нефтепродуктов в сферах распространения государственного метрологического контроля и надзора, основанные на перечисленных методах прямых и косвенных измерений.

Таким образом, областью применения ГОСТа Р 8.595-2004, на который ссылается налоговый орган, является обеспечение единства измерения массы товарной нефти, а не метода учета (определения количества) добытого полезного ископаемого (нефти).

Данный стандарт не позволяет установить соотношение понятий "нефть", "нефть товарная" и "нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная".

ГОСТ Р 51858-2002 "Нефть. Общие технические условия" распространяется на нефть для поставки транспортным организациям и предприятиям Российской Федерации и для экспорта. Учитывая, что в Стандарте определены условия приема товарной нефти в систему магистральных нефтепроводов и последующей оплаты услуг транспортной организации, областью применения ГОСТ Р 51858-2002 "Нефть. Общие технические условия" является транспортировка товарной нефти.

В связи с этим, действующие положения ГОСТа направлены на соблюдение требований технической безопасности транспортировки нефти и применимы для определения технической пригодности минерального сырья к транспортировке.

По пункту 4.1 решения.

Налоговый орган доначислил обществу транспортный налог в сумме 15.000 руб. по автобусу "УРАЛ 4320", ссылаясь на необоснованное применение налогоплательщиком ставки налога в размере 50 руб. исходя из мощности двигателя 180 л.с., в то время как подлежала применению ставка 100 руб., исходя из мощности 240 л.с. в соответствии с данными паспорта технического средства.

Признавая недействительным решение инспекции в данной части, суды исходили из того, что транспортный налог в отношении указанного транспортного средства был исчислен заявителем в соответствии с положениями ст. 357, п. 1 ст. 358, п. 1 ст. 359, п. 1 ст. 361 НК РФ и статьей 2 Закона ХМАО - Югры от 14.11.2002 г. N 62-оз.

При этом судами установлено, что в данном автобусе была произведена замена двигателя мощностью 240 л.с. на двигатель мощностью 180 л.с.

Указанные выводы суда соответствуют представленным в материалы дела доказательствам (записи в ПТС 86 ВУ 242191 "Особые отметки", свидетельству о регистрации серии 86 МВ N 673363 от 28.06.2002 г. и карточке учета транспортных средств, заверенной ОГИБДД ОВД г. Радужный) и не опровергаются доводами кассационной жалобы.

По пункту 5.1 решения.

При проведении проверки инспекция доначислила обществу налог на имущество в связи с выводами о нарушении положений п. 1 ст. 375, п. 4 ст. 376 и ст. 2 Закона ХМАО - Югры от 28.11.2003 г. N 61-ОЗ и занижении среднегодовой стоимости имущества, поскольку амортизация по основным средствам (скважинам) начислялась налогоплательщиком не с даты, указанной в актах приема-передачи основных средств по форме ОС-1, а с момента передачи скважины в эксплуатацию.

Удовлетворяя требования заявителя в указанной части, суды исходили из права налогоплательщика учитывать скважины в качестве объекта основных средств с момента их фактического ввода в эксплуатацию.

Также суды указали на необоснованное доначисление налога на имущество за 2005 г. в связи с имевшейся переплатой по указанному налогу за предыдущие годы, поскольку с учетом примененной инспекцией методики у налогоплательщика отсутствовала обязанность по исчислению и уплате налога на имущество за 2002 - 2004 г.г.

Оснований для отмены судебных актов в данной части судом кассационной инстанции не усматривается исходя из следующего:

В соответствии с п. 1 ст. 374 НК РФ объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Согласно п. 1 ст. 375 НК РФ налоговая база определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения.

При определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации.

Положением по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" (ПБУ 6/01), утвержденным Приказом Минфина РФ от 30.03.2001 г. N 26н, определено, что актив принимается к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия:

- объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование;

- объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;

- организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта;

- объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем (п. 4).

При рассмотрении дела судами установлено, что у налогоплательщика имелись основания и фактически учитывались скважины в качестве объектов основных средств с момента ввода их в эксплуатацию (2002 и 2004 г.г.).

Данные выводы судов налоговый орган в кассационной жалобе не опровергает.

С учетом изложенного обоснованной является ссылка судов на положения ст. 257 НК РФ, в соответствии с которой остаточная стоимость основных средств определяется как разница между их первоначальной стоимостью и начисленной за период эксплуатации амортизации.

Действия общества не противоречат Методическим указаниям по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденным Приказом Минфина РФ от 13.10.2003 г. N 91н, в соответствии с которыми по объектам недвижимости, по которым закончены капитальные вложения, оформлены соответствующие первичные учетные документы по приемке-передаче, документы переданы на государственную регистрацию и фактически эксплуатируемым, амортизация начисляется в общем порядке с первого числа месяца, следующего за месяцем введения объекта в эксплуатацию.

Поскольку для определения среднегодовой стоимости имущества, подлежащего налогообложению, заявителем применялась остаточная стоимость скважин с учетом начисленной за период эксплуатации амортизации, оснований для доначисления налога на имущества у инспекции не имелось.

По жалобе заявителя

По пункту 1.15 решения.

Налоговый орган вменяет обществу нарушение п. 1 ст. 252, пп. 3 п. 2 ст. 253 и п. 1 ст. 256 НК РФ в связи с необоснованным отнесением в состав расходов, учитываемых при определении налога на прибыль, сумм начисленной амортизации по бездействующим нефтяным (добывающим и нагнетательным) скважинам.

Отказывая обществу в удовлетворении требований в данной части, суды исходили из того, что имущество, не участвующее в производстве с целью получения доходов, в силу п. 1 ст. 256 НК РФ не признается амортизируемым имуществом, в связи с чем учет для целей налогообложения начисленной амортизации является экономически необоснованным и противоречит п. 1 ст. 252 НК РФ.

Суд кассационной инстанции полагает, что судебные акты в данной части подлежат отмене как вынесенные с нарушением положений ст. ст. 252, 253 и 256 НК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные (экономически оправданные) и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

При этом расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В силу пп. 3 п. 2 ст. 253 НК РФ в состав расходов, связанных с производством и реализацией, включаются суммы начисленной амортизации.

В соответствии со ст. 256 НК РФ в целях налогообложения амортизируемым имуществом признается имущество, которое находится у налогоплательщика на праве собственности, используется им для извлечения дохода и стоимость которого погашается путем начисления амортизации.

Согласно п. 3 указанной статьи из состава амортизируемого имущества исключаются основные средства: переданные (полученные) по договорам в безвозмездное пользование; переведенные по решению руководства организации на консервацию продолжительностью свыше трех месяцев; находящиеся по решению руководства организации на реконструкции и модернизации продолжительностью свыше 12 месяцев.

Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В соответствии с п. 23 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного Приказом Минфина РФ от 30.03.2001 г. N 26н, в течение срока полезного использования объекта основных средств начисление амортизационных отчислений не приостанавливается, кроме случаев перевода его по решению руководителя организации на консервацию на срок более трех месяцев, в также в период восстановления объекта, продолжительность которого превышает 12 месяцев.

Спорные скважины не переведены на консервацию, в связи с чем правовых оснований для исключения их из состава амортизируемого имущества и приостановления начисления амортизации у налогоплательщика не имелось.

Доказательств наличия оснований для вывода скважин из состава амортизируемого имущества, в частности, решений или приказов общества о консервации скважин, а также доказательств наличия причин для консервации налоговым органом не представлено.

В соответствии с п. 104 Правил охраны недр, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора РФ от 06.06.2003 г. N 71, пользователем недр ведется в установленном порядке учет фонда скважин.

Пробуренный фонд включает добывающие, нагнетательные, контрольные, специальные, разведочные, ликвидированные и законсервированные скважины.

Эксплуатационный фонд скважин включает добывающие, нагнетательные и специальные скважины, за вычетом законсервированных и ликвидированных, и подразделяется на действующий фонд, бездействующий фонд и фонд скважин, находящихся в освоении.

Таким образом, исходя из положений указанного акта, бездействующий фонд скважин относится к эксплуатационному фонду.

В соответствии с п. 2.5.1 Правил разработки нефтяных и газонефтяных месторождений, утвержденных коллегией Миннефтепрома СССР (протокол от 15.10.1984 г. N 44 п. 1) и согласованных с заинтересованными ведомствами, контроль за разработкой нефтяных залежей осуществляется в целях:

а) оценки эффективности принятой системы разработки залежи в целом и отдельных технологических мероприятий по ее осуществлению;

б) получения информации, необходимой для регулирования процесса разработки и проектирования мероприятий по его совершенствованию.

В процессе контроля за разработкой залежей (объектов) изучаются:

а) динамика изменения текущей и накопленной добычи нефти, попутной воды и газа, а также закачки рабочих агентов по месторождению в целом, отдельным участкам (пропласткам) и скважинам;

б) охват запасов разработкой, характер внедрения вытесняющего агента (воды, газа и др.) по отдельным пластам (пропласткам), участкам залежи с оценкой степени охвата пластов заводнением;

в) энергетическое состояние залежи, динамика изменения пластового и забойных давлений в зонах отбора, закачки и бурения;

г) изменение коэффициентов продуктивности и приемистости скважин;

д) изменение гидропроводности пласта в районе действующих скважин;

е) состояние герметичности эксплуатационных колонн, взаимодействие продуктивного горизонта с соседними по разрезу горизонтами и наличие перетоков жидкости и газа между пластами разрабатываемого объекта и соседними объектами;

ж) изменение физико-химических свойств добываемой жидкости (нефти и воды) и газа в пластовых и поверхностных условиях в процессе разработки;

з) фактическая технологическая эффективность осуществляемых мероприятий по увеличению производительности скважин;

и) динамика зависимости текущего коэффициента нефтеизвлечения из пласта от текущей обводненности продукции (п. 2.5.2 Правил).

Данные исследования проводятся как на действующих, так и на бездействующих скважинах.

Материалами дела подтверждено и не оспаривается налоговым органом в ходе рассмотрения дела и кассационной жалобы, что на бездействующих скважинах, которые в проверяемый период непосредственно не использовались для добычи нефти, проводились замеры давления и гидродинамические исследования месторождений общества.

Минэнерго России письмом от 21.12.2009 г. N СК-10180/05, представленным налоговым органом в материалы дела, на запрос инспекции разъяснило, что гидродинамические исследования не проводятся только на законсервированных скважинах.

Основными задачами гидродинамических исследований на бездействующем фонде являются определение текущих коэффициентов нефтегазонасыщенности пластов положений водонефтяного и газосодержащего контактов; определение остаточных коэффициентов нефте- и газонасыщенности; определение контуров нефтегазоносности и текущих параметров охвата пласта выработкой и заводнением по результатам интерпретации данных, выполненных по всем скважинам месторождения или отдельных его участков.

Комплекс гидродинамических исследований на бездействующем фонде скважин, выведенным в бездействие по геологическим причинам, проводится для более полного анализа возможности вывода данной скважины из бездействия и разработки планов ремонта и мероприятий по интенсификации работы пласта.

Т.о. использование бездействующих скважин для вышеуказанных исследований имеет значение для добычи нефти на лицензионном участке недр, т.е. для основной деятельности налогоплательщика.

Принимая во внимание изложенное, а также, что добыча нефти на лицензионном участке недр осуществляется не из конкретной скважины, все имеющиеся на участке недр скважины, как действующие, так и бездействующие, связаны единым технологическим циклом, конечным продуктом добычи и объектом налогообложения НДПИ является нефть, а налогом на прибыль - выручка от реализации нефти, расходы в виде начисленной амортизации по бездействующим скважинами, с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 04.06.2007 г. N 320-О-П, являются расходами общества, произведенными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Данные расходы отвечают критериям, установленным ст. 252 НК РФ, и в соответствии с пп. 3 п. 2 ст. 253 НК РФ правомерно учитывались заявителем в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией.

Поскольку установления фактических обстоятельств по данному эпизоду не требуется, суд кассационной инстанции в порядке п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ выносит новый судебный акт об удовлетворении требований общества в данной части.

Доводы налоговой инспекции об обязанности налогоплательщика произвести консервацию скважин, которые бездействуют в течение более шести месяцев, не принимаются судом кассационной инстанции, поскольку действующим законодательством не установлена обязанность общества по проведению консервации и не определены сроки ее проведения.

Минэнерго России письмом от 21.12.2009 г. N СК-10180/05, представленным налоговым органом в материалы дела, на запрос инспекции разъяснило, что срок нахождения скважин в бездействии определяется собственником в зависимости от возможностей по выводу данной конкретной скважины из бездействия (проведения комплекса мероприятий по внедрению новой технологии извлечения углеводородного сырья, проведения изоляционных работ и т.д.).

Консервация скважин в соответствии с п. 1.4 Инструкции о порядке ликвидации, консервации скважин и оборудования их устьев и стволов, утвержденной Постановлением Госгортехнадзора России от 22.05.2002 г. N 22, проводится по инициативе предприятия - пользователя недр в соответствии с проектной документацией в сроки, согласованные с территориальными органами Госгортехнадзора России

Налоговым органом в материалы дела не представлены соответствующие доказательства, свидетельствующие об обязанности заявителя провести консервацию бездействующих скважин, и на наличие таких доказательств инспекция не ссылалась в ходе рассмотрения дела.

По пункту 1.4 решения.

При проведении проверки инспекция установила, что общество в соответствии с п. 3 ст. 325 НК РФ единовременно относило в состав расходов в целях исчисления налога на прибыль затраты на освоение природных ресурсов, полагая, что они связаны с доразведкой по введенным в эксплуатацию и промышленно освоенным месторождениям.

Налоговый орган, вменяя обществу нарушение положений п. п. 1 и 2 ст. 261 и ст. 325 НК РФ, доначислил налог на прибыль, поскольку спорные расходы являются расходами на освоение природных ресурсов и подлежат отнесению в состав расходов в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 261 НК РФ.

Судами при рассмотрении дела установлено, что между ОАО "Варьеганнефтегаз" и ЗАО "Тюменский нефтяной научный центр" (Исполнитель) заключен договор от 09.12.2004 г. N ВНГ-18-42/05/ТННЦ-1587/05, предметом которого является проведение Исполнителем работ "Ведение баланса и сопровождение аудита запасов по ОАО "Варьеганнефтегаз".

Между заявителем и ГП ХМАО "Научно-аналитический центр рационального недропользования им. В.И. Шпильмана" (далее - исполнитель) заключен договор на выполнение научно-технических работ от 14.01.2005 г. N 04-Н/2005/ВНГ-18-628/05, предметом которого является проведение Исполнителем научно-технической работы "Анализ геолого-геофизических данных к обоснованию изменений запасов по продуктивным пластам Бахиловского, Сусликовского и Северо-Варьеганского месторождений и подготовки их к рассмотрению на ЦКЗ".

Между обществом и ООО "Гео Дэйта Консалтинг" (Исполнитель) заключен договор от 16.10.2003 г. N 22/2003/10, предметом которого является корректировка геологических моделей и геологических запасов нефти, газа и сопутствующих компонентов Верхнее-Колик-Еганского месторождения, представленных ОАО "Варьеганнефтегаз" в ГКЗ МПР РФ, с учетом данных эксплуатационного бурения, проведенного на месторождении в период с 01.01.1999 г. по 01.07.2003 г.

Также заявителем произведены расходы на государственные экспертизы по оперативному подсчету запасов нефти и растворенного газа по различным месторождениям ОАО "Варьеганнефтегаз".

Все вышеуказанные расходы являются расходами на освоение природных ресурсов, что признано налоговым органом в ходе проверки и установлено судами при рассмотрении дела.

Спор касается порядка признания данных расходов для целей налогообложения.

Отказывая обществу в удовлетворении требований в данной части, суды исходили из того, что спорные расходы не могут являться расходами на доразведку, поскольку прямо перечислены в п. 1 ст. 261 НК РФ.

Суд кассационной инстанции полагает, что судебные акты в данной части подлежат отмене, как вынесенные с нарушением нормы материального права - п. 2 ст. 325 НК РФ.

В соответствии со ст. 261 НК РФ расходами на освоение природных ресурсов признаются расходы на геологическое изучение недр, разведку полезных ископаемых, проведение работ подготовительного характера.

К расходам на освоение природных ресурсов, в частности, относятся: расходы на поиски и оценку месторождений полезных ископаемых (включая аудит запасов), разведку полезных ископаемых и (или) гидрогеологические изыскания, осуществляемые на участке недр в соответствии с полученными в установленном порядке лицензиями или иными разрешениями уполномоченных органов, а также расходы на приобретение необходимой геологической и иной информации у третьих лиц, в том числе в государственных органах.

Статьей 325 НК РФ установлен порядок ведения налогового учета расходов на освоение природных ресурсов.

Согласно пункту 3 статьи 325 НК РФ при проведении геолого-поисковых работ и геолого-разведочных работ по разведке полезных ископаемых сумма осуществленных налогоплательщиком расходов определяется на основании актов выполненных работ по договорам с подрядчиком, а также на основании сумм фактически осуществленных налогоплательщиком затрат, относимых к расходам на освоение природных ресурсов в соответствии с положениями данной статьи.

По окончании работ по договору с подрядчиком осуществленные расходы по данному договору включаются в состав прочих расходов с 1-го числа месяца, в котором подписан последний акт выполненных работ с подрядчиком по данному договору.

Осуществленные расходы равными долями включаются в состав прочих расходов в сроки, предусмотренные статьей 261 НК РФ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 261 НК РФ указанные расходы признаются для целей налогообложения с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены данные работы (этапы работ) и включаются в состав прочих расходов равномерно в течение 12 месяцев.

В то же время абз. 5 п. 3 ст. 325 НК РФ определен иной порядок учета расходов на освоение природных ресурсов, связанных с доразведкой месторождения или его участков.

Расходы на доразведку месторождения или его участков в составе текущих расходов в полной сумме включаются в состав расходов того отчетного (налогового) периода, в котором они произведены.

При этом к расходам на доразведку относятся расходы, связанные с осуществлением работ по доразведке по введенным в эксплуатацию и промышленно освоенным месторождениям.

Указанный порядок учета относится к расходам по всем геолого-поисковым и геолого-разведочным работам.

Т.о. положениями ст. ст. 261 и 325 НК РФ определено, что расходы на освоение природных ресурсов учитываются для целей налогообложения в зависимости от того, относятся они к месторождениям, введенным в эксплуатацию и промышленно освоенным, либо к месторождениям, находящимся на иных стадиях (до ввода их в эксплуатацию).

Указанный порядок согласуется с иными положениям главы 25 НК РФ, определяющей, что текущие затраты включаются в состав расходов единовременно, а затраты, по которым предполагается получением дохода в иных налоговых периодах, в более поздние установленные Налоговым кодексом РФ сроки.

Как усматривается из материалов дела, все спорные расходы на освоение природных ресурсов произведены заявителем на введенных в эксплуатацию и промышленно освоенных месторождениях.

Данные обстоятельства не оспаривались налоговой инспекцией в ходе рассмотрения дела и подтверждены представителем инспекции в судебном заседании суда кассационной инстанции.

При изложенных обстоятельствах налогоплательщик правомерно при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитывал данные затраты единовременно в соответствии с вышеуказанным порядком, как расходы, связанные с доразведкой, и у налогового органа отсутствовали основания для доначисления налога по указанному эпизоду.

Ссылка инспекции на то, что спорные расходы не могут рассматриваться как связанные с доразведкой, поскольку прямо поименованы в п. 1 ст. 261 НК РФ, не может быть принята судом кассационной и инстанции, т.к. основана на неверном толковании положений ст. ст. 261 и 325 НК РФ.

В ст. 261 НК РФ содержится примерный перечень расходов, относящихся к расходам на освоение природных ресурсов.

Расходы на доразведку также относятся к расходам на освоение природных ресурсов и могут иметь место на различных стадиях освоения месторождения, и указание их в п. 1 ст. 261 НК РФ не означает, что они не могут быть произведены на введенных в эксплуатацию и промышленно освоенных месторождениях.

Поскольку установления фактических обстоятельств по данному эпизоду не требуется, суд кассационной инстанции в порядке п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ выносит новый судебный акт об удовлетворении требований общества в данной части.

По пунктам 1.5 - 1.8 решения.

При проведении проверки налоговая инспекция доначислила обществу налог на прибыль, в связи с исключением из состава расходов текущего периода затрат по договорам на выполнение научно-исследовательских работ, учитываемых налогоплательщиком в качестве расходов на доразведку месторождений, ссылаясь на нарушение им положений ст. ст. 261, 262 и 325 НК РФ.

Отказывая обществу в удовлетворении требований в данной части, исходили из того, что понесенные расходы являются расходами на научные исследования, относящимися к созданию новой или усовершенствованию производимой продукции (работ, услуг), в связи с чем для целей налогообложения должны были учитываться в порядке, установленном абз. 2 п. 2 ст. 262 НК РФ.

Суд кассационной инстанции полагает, что выводы суда соответствуют установленным при рассмотрении дела обстоятельствам и действующему законодательству, в связи с чем отклоняет доводы кассационной жалобы заявителя.

При рассмотрении дела судами установлено, что обществом с рядом исполнителей заключены договоры на выполнение научно-исследовательских работ

- по составлению и утверждению на заседании Центральной комиссии по разработке месторождений РФ "Технологической схемы разработки Северо-Варьеганского месторождения";

- по анализу разработки Бахиловского месторождения; по авторскому надзору за разработкой Северо-Хохряковского и Сусликовского месторождений;

- по авторскому надзору за исполнением проектного документа на разработку Бахиловского месторождения и авторскому сопровождению исполнения - проектного документа на разработку Бахиловского месторождения;

- по авторскому надзору за разработкой Северо-Хохряковского и Сусликовского месторождений;

- по авторскому надзору за исполнением проектного документа на разработку Бахиловского месторождения;

- по авторскому сопровождению исполнения проектного документа на разработку Бахиловского месторождения.

- на проведение комплексной научно-технической экспертизы и рассмотрение на пленарном заседании Территориального отделения Центральной комиссии по разработке нефтяных и газонефтяных месторождений по Ханты-Мансийскому округу работ по "Анализу разработки Северо-Варьеганского месторождения" и "Анализу разработки Верхне-Колик-Еганского нефтегазоконденсатного месторождения";

Исследовав и оценив по правилам ст. 71 АПК РФ представленные заявителем в материалы дела доказательства - указанные договора, дополнительные соглашения к ним, технические задания, счета-фактуры, акты выполненных работ, суды установили, что заявителем фактически были приобретены результаты научных исследований, которые имели практическое значение для его производственной деятельности.

Право оценки доказательств принадлежит суду, рассматривающему дело.

Суд кассационной инстанции в силу пределов рассмотрения дела в суде данной инстанции, установленных ст. 286 АПК РФ, не вправе давать иную оценку представленным доказательствам и установленным судами обстоятельствам.

В соответствии с п. 1 ст. 262 НК РФ расходы налогоплательщика на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки, относящиеся к созданию новой или усовершенствованию производимой продукции (товаров, работ, услуг), в частности расходы на изобретательство, осуществленные им самостоятельно или совместно с другими организациями (в размере, соответствующем его доле расходов), равно как на основании договоров, по которым он выступает в качестве заказчика таких исследований или разработок, признаются для целей налогообложения после завершения этих исследований или разработок (завершения отдельных этапов работ) и подписания сторонами акта сдачи-приемки в порядке, предусмотренном настоящей статьей.

Указанные расходы равномерно включаются налогоплательщиком в состав прочих расходов в течение одного года при условии использования указанных исследований и разработок в производстве и (или) при реализации товаров (выполнении работ, оказании услуг) с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены такие исследования (отдельные этапы исследований).

Расходы налогоплательщика на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки, осуществленные в целях создания новых или совершенствования применяемых технологий, создания новых видов сырья или материалов, которые не дали положительного результата, также подлежат включению в состав прочих расходов равномерно в течение одного года в размере фактически осуществленных расходов, в порядке, предусмотренном настоящим пунктом.

Таким образом, с учетом установленных судами обстоятельств обоснованным является вывод о необходимости учитывать спорные расходы, связанные с усовершенствованием производимой продукции (работ, услуг), в соответствии с п. 2 ст. 262 НК РФ.

При этом доводы налогоплательщика о том, что понесенные расходы являются расходами на доразведку, были предметом рассмотрения судебных инстанций и отклонены, исходя из характера произведенных работ.

Оснований для иной оценки спорных работ у суда кассационной инстанции не имеется.

С учетом указанных обстоятельств не может быть принята ссылка заявителя на положения п. 4 ст. 252 НК РФ, предоставляющая право налогоплательщику самостоятельно определить к какой группе расходов он отнесет затраты, если они с равными основаниям могут быть отнесены одновременно к нескольким группам расходов.

Руководствуясь ст. ст. 176, 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

постановил:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 20 апреля 2009 г. и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 июля 2009 г. по делу N А40-78155/08-117-359 отменить в части отказа ОАО "Варьенганнефтегаз" в удовлетворении требований о признании недействительными Решения МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 28.09.2007 г. N 52/2202 о доначислении налогов, соответствующих сумм пени и штрафов по п. 1.15 и п. 1.4 решения.

Требования заявителя в указанной части удовлетворить.

Признать недействительным Решение МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 28.09.2007 г. N 52/2202 в части доначисления налогов, пени и штрафов по п. п. 1.15 и 1.4 решения.

В остальной части указанные судебные акты, а также дополнительное решение Арбитражного суда г. Москвы от 8 мая 2009 г. оставить без изменения.

Председательствующий

Н.В.КОРОТЫГИНА

Судьи

Н.Н.БОЧАРОВА

В.А.ЧЕРПУХИНА

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать