Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Налогообложение / Отсутствие имущества у должника – не повод отказывать ему в банкротстве

Отсутствие имущества у должника – не повод отказывать ему в банкротстве

Нормы, предусматривающие возможность, а в некоторых случаях и обязанность гражданина обратиться в суд с заявлением о признании его банкротом (§ 1.1 гл. X Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"; далее – закон о банкротстве), действуют уже более года, но далеко не все должники, попавшие в сложное финансовое положение, могут ими воспользоваться. Причина – в недостаточности средств на удовлетворение хотя бы части требований кредиторов и на проведение самой процедуры банкротства. Однако в ближайшее время все может измениться. Верховный Суд РФ вынес недавно очень важное решение в пользу должника, не имеющего подлежащего реализации имущества (Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 23 января 2017 г. № 304-ЭС16-14541)

20.04.2017
Автор: Мария Шувалова

Фабула дела

КРАТКО 

Реквизиты решения: Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 23 января 2017 г. № 304-ЭС16-14541. 

Требование заявителя: Отменить решение суда о прекращении дела о банкротстве заявителя ввиду отсутствия у него имущества, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов и оплачены судебные расходы. 

Суд решил: Отсутствие у должника подлежащего реализации имущества не может само по себе быть основанием для отказа в признании его банкротом. Тем более что заявитель использовал для финансирования процедуры банкротства средства третьих лиц, не являющихся кредиторами, что не запрещено законом.

30 октября 2015 года гражданин В. (далее – истец, должник), имеющий просроченную кредиторскую задолженность около 5,5 млн руб., подал в суд заявление о признании его банкротом. Суд признал требования истца обоснованными, ввел в его отношении процедуру реструктуризации долга сроком на четыре месяца и утвердил финансового управляющего (определение Арбитражного суда Тюменской области по делу № А70-14095/2015 от 30 ноября 2015 г.). Но данная реабилитационная процедура не была проведена, так как собрание кредиторов должника не утвердило план реструктуризации.

Поскольку неутверждение плана является одним из оснований для принятия судом решения о признании гражданина банкротом (абз. 3 п. 1 ст. 213.24 закона о банкротстве), финансовый управляющий заявил в суд ходатайство о реализации имущества должника. Согласно закону, целью данной процедуры является соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Однако, по данным представленного управляющим анализа финансового состояния должника, никакого имущества, кроме единственного жилья: дома, принадлежащего В. и его супруге на праве совместной собственности, у него нет. Единственное жилье исключается из конкурсной массы должника, так как на него не может быть обращено взыскание (п. 3 ст. 213.25 закона о банкротстве). Поэтому в данной ситуации процедура банкротства сведется к констатации факта отсутствия у В. имущества и освобождению его от обязательств, что лишено как фактического, так и правового смысла, решил суд. То, что закон о банкротстве не имеет своей целью списание долга в судебном порядке, подтверждается, по его мнению, правилом, согласно которому признанный банкротом гражданин освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов только после завершения расчетов с ними за счет проданного имущества (п. 3 ст. 213.28 закона о банкротстве).

Также суд отметил, что все судебные расходы по делу о банкротстве, в том числе на уплату госпошлины, которая была отсрочена или рассрочена, опубликование сведений о банкротстве, выплату вознаграждения арбитражным управляющим, возмещаются за счет имущества должника вне очереди, если иное не предусмотрено законом или соглашением с кредиторами (п. 1 ст. 59 закона о банкротстве). Таким образом, гражданин обязан представить доказательства наличия у него в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу. Сведений о возможности формирования конкурсной массы должника путем, например, выявления иного принадлежащего ему имущества или взыскания дебиторской задолженности в деле не представлено, финансовый управляющий их также не выявил, поэтому суд принял решение о прекращении дела о банкротстве (определение Арбитражного суда Тюменской области по делу № А70-14095/2015 от 7 апреля 2016 г.). Важно, что основанием прекращения дела стало именно отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение применяемых в деле о банкротстве процедур (абз. 8 п. 1 ст. 57 закона о банкротстве).

В. подал на данное решение апелляционную жалобу, указав в ней, в частности, что к заявлению о признании банкротом было приложено платежное поручение о внесении на депозит суда денежных средств в размере фиксированного вознаграждения финансового управляющего, соответственно, вывод суда об отсутствии средств для возмещения судебных расходов расходится с материалами дела. Однако суд апелляционной инстанции этот довод не убедил. Он напомнил, что финансовому управляющему, помимо фиксированного вознаграждения, полагаются проценты (п. 17 ст. 20.6 закона о банкротстве). Кроме того, за счет должника, причем независимо от его согласия и без обращения в суд, осуществляются обязательные расходы управляющего, например, на опубликование информации о введении процедуры банкротства и размещение ее в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве (абз. 4 п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»). Таким образом, внесение В. на депозит суда 10 тыс. руб. [таков был размер фиксированного вознаграждения финансового управляющего на момент рассмотрения дела; в настоящее время он составляет 25 тыс. руб. – Ред.], по мнению суда, не является достаточным доказательством наличия у истца имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве и тем более погашена задолженность по денежным обязательствам перед кредиторами. 

Не повлиял на мнение суда и тот факт, что расходы финансового управляющего по данному делу были возмещены третьим лицом, не являющимся кредитором должника: в деле имеются два платежных поручения на сумму 9,3 тыс. и 9,6 тыс. руб. В удовлетворении апелляционной жалобы истцу было отказано (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А70-14095/2015 от 26 мая 2016 г.). Суд кассационной инстанции тоже не нашел оснований для отмены решений нижестоящих инстанций (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу № А70-14095/2015 от 22 июля 2016 г.).

Позиция ВС РФ

Между тем ВС РФ, рассмотрев данное дело, пришел к выводу: отсутствие у должника подлежащего реализации имущества не может само по себе быть основанием для отказа в признании его банкротом. Он подчеркнул, что факт подачи таким гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности. Суд, рассматривающий соответствующее заявление, должен оценить причины отсутствия имущества у должника на основании представленных им и его кредиторами доказательств и доказательств, полученных финансовым управляющим при осуществлении направленных на формирование конкурсной массы действий: выявлении находящегося у третьих лиц имущества гражданина и истребовании его, обращении с исками о признании недействительными подозрительных сделок и т. д. Если же недобросовестность должника действительно будет установлена, суд сможет указать в определении о завершении конкурсного производства на неприменение правил об освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств (п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве), напомнил ВС РФ.

Указанное положение, наряду с недопустимостью банкротства лиц, испытывающих временные трудности (абз. 7 п. 3 ст. 213.6 закона о банкротстве), исключает возможность получения должником несправедливых преимуществ, указал Суд. Таким образом, устанавливается баланс между социально-реабилитационной целью потребительского банкротства, а именно списанием непосильных долговых обязательств гражданина с одновременным введением в отношении него ряда ограничений, и необходимостью защиты прав кредиторов. Поэтому вывод судов о том, что процедура банкротства В. сведется лишь к формальной констатации отсутствия у него имущества, завершению этой процедуры и автоматическому освобождению от обязательств, является ошибочным, отметил ВС РФ.

Кроме того, Суд подчеркнул, что закон не запрещает должнику пользоваться помощью третьих лиц в финансировании процедуры банкротства. Поэтому, зная о перечислении средств: истцом – на выплату вознаграждения финансовому управляющему, третьим лицом – на покрытие иных расходов, суды были не вправе прекращать производство по делу по такому основанию, как отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение применяемых в деле о банкротстве процедур, заключил ВС РФ. Он отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 23 января 2017 г. № 304-ЭС16-14541).

Оценка юристов

Юридическое сообщество называет решение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ знаковым для дальнейшего развития института банкротства граждан. «Чаще всего, если не говорить о банкротстве очень обеспеченных лиц, граждане подходят к процедуре банкротства, когда у них нет никакого имущества. Верховный Суд РФ напомнил нижестоящим судам, что целью введения потребительского банкротства было предоставление возможности добросовестным гражданам, которые попали в критическую финансовую ситуацию, совершить «fresh start», то есть начать все с нуля», – подчеркивает адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнеры» Яна Чернобель.

Многие юристы уверены, что благодаря высказанной Судом позиции увеличится количество тех, кто сможет воспользоваться возможностью «обнуления» долгов. Как отмечает ведущий юрисконсульт КСК групп Людмила Круглова, за первые шесть месяцев 2016 года арбитражные суды удовлетворили всего 3% из 15 тыс. заявлений о банкротстве граждан, причем основной причиной отказа стало как раз отсутствие имущества у должников. «Принимая решение о прекращении производства на указанном основании, суды в большинстве случаев не оценивали возможности использования в банкротстве иных, кроме реализации имущества, процедур для изыскания средств и удовлетворения требований кредиторов, – подчеркнула эксперт. – Своеобразным прорывом рассматриваемого Определения можно назвать признание правомерности привлечения должниками средств третьих лиц при финансировании процедуры банкротства. Ранее суды утверждали, что средства для возмещения расходов на банкротство не могут быть предоставлены должнику третьим лицом, не являющимся кредитором».

Не стоит забывать о том, что в конкурсную массу, помимо имущества, включается и доход гражданина, отмечает генеральный директор Юридического бюро № 1 (Санкт-Петербург) Юлия Комбарова. «В то же время, помимо источников дохода, в заявлении о банкротстве желательно указывать цели получения кредитов. Поскольку одним из самых главных аспектов в банкротном деле является причина, по которой должник не справляется с принятыми на себя обязательствами, он должен доказать снижение дохода или утрату его источника, временную нетрудоспособность и иные обстоятельства, повлиявшие на его финансовое положение. Эти сведения проверяются на наличие признаков преднамеренного/фиктивного банкротства», – уточнила эксперт.

Юристы соглашаются с тем, что закон о банкротстве действительно не содержит положения, согласно которому отсутствие имущества у должника является основанием для прекращения дела о банкротстве. Однако они не исключают, что найти финансового управляющего таким гражданам будет сложно, так как мало кто захочет работать за минимальное вознаграждение. «Чтобы институт банкротства граждан действительно соответствовал социально-реабилитационным целям, нужно проводить в этой области целостную государственную политику. В частности, подумать о создании корпуса «профессиональных» управляющих, которые будут финансироваться государством и осуществлять функции финансовых управляющих в деле о банкротстве граждан», – считает руководитель практики «Коммерческое право» юридической компании «Rights» Алёна Абрамович.

***

Тем не менее говорить о том, что суды одномоментно перестанут отказывать во введении процедуры банкротства в отношении должников, у которых нет имущества для формирования конкурсной массы, пока рано, ведь в ВС РФ стабильно обжалуются дела, аналогичные тем, по которым он уже выносил решения. Другое дело, если соответствующий запрет будет закреплен в законе. И такое предложение уже есть – Минэкономразвития России предлагает прописать в ст. 213.6 закона о банкротстве, что отсутствие у гражданина имущества, которое после покрытия расходов на процедуру, применяемую в деле о банкротстве, могло бы быть направлено на удовлетворение требований кредиторов, не препятствует введению этой процедуры. Соответствующий законопроект, который, кроме данного положения, предусматривает возможность введения упрощенной процедуры банкротства, размещен на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 02/04/09-16/00054970) и в настоящее время проходит независимую антикоррупционную экспертизу.

ГАРАНТ.РУ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Банкротство
  • 24.04.2017  

    Поскольку субсидиарная ответственность руководителя должника является гражданско-правовой, в силу ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом, вину причинителя вреда. Бремя доказывания названных обст

  • 08.09.2015  

    Поскольку целью конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов, обращаясь в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, уполномоченный орган должен преследовать цель погашения задолженности по обязательным платежам полностью или частично. Осуществление процедуры банкротства за счет средств федерального бюджета при отсутствии вероятности обнаружения у должника имущества, позволяющего покрыть расходы по

  • 13.05.2015  

    Поскольку обязательства должника по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд возникли до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, требования об уплате страховых взносов в указанной сумме подлежали бы включению в реестр требований кредиторов должника в порядке очередности, установленной ст. 134 Закона о банкротстве, и исполнению в режиме установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы.


Вся судебная практика по этой теме »

Судопроизводство
  • 15.02.2017  

    Рассматривая ходатайство Общества о фальсификации доказательств, судами установлено, что Общество выражало несогласие с представленным Инспекцией заключением эксперта в связи с тем, что из постановлений о назначении почерковедческой экспертизы не следует, кем, когда и при каких обстоятельствах документы были получены экспертом. Суды пришли к выводу об отсутствии нарушений со стороны налогового органа и эксперта, влекущих при

  • 03.09.2015   Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015)
  • 20.08.2015  

    Обстоятельствами, исключающими вину лица в совершении налогового правонарушения, признаются выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти в пределах его компетенции, а также иные обстоятельства, которые могут быть пр


Вся судебная практика по этой теме »