Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Центрального округа 31 марта 2008 г. по делу N А54-978/2007-С21

Постановление ФАС Центрального округа 31 марта 2008 г. по делу N А54-978/2007-С21

Право проверки правильности применения цен по сделкам ограничено исчерпывающим перечнем случаев, установленных п. 2 ст. 40 НК РФ. В иных случаях налоговый орган не вправе оспаривать для целей налогообложения цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке

12.05.2008  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 марта 2008 г. по делу N А54-978/2007-С21

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 24.03.2008

Постановление изготовлено в полном объеме 31.03.2008

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу и дополнения к ней Межрайонной Инспекции ФНС России N 1 по Рязанской области на решение Арбитражного суда Рязанской области от 10.08.2007 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2007 по делу N А54-978/2007-С21,

установил:

Открытое акционерное общество "Рязанский станкостроительный завод" (далее - Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России N 1 по Рязанской области (далее - Инспекция) N 12-05/115р от 28.12.2006 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 10.08.2007 заявленные Обществом требования удовлетворены частично. Решение Инспекции N 12-05/115р от 28.12.2006 признано недействительным в части доначисления: 28 167 588 руб. налога на прибыль, 11 624 797 руб. пени и 5 628 599 руб. штрафа по нему; 7 962 966 руб. налога на добавленную стоимость и 4 504 447 руб. пени по нему; 12 419 299 руб. единого социального налога, 5 567 584 руб. пени и 2 333 233 руб. штрафа по нему.

В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2007 решение Арбитражного суда Рязанской области от 10.08.2007 о признании недействительным решения N 12-05/115р от 28.12.2006 в части доначисления 7 957 601 руб. налога на добавленную стоимость и 4 504 447 руб. пени по нему отменено, в удовлетворении требований Общества в этой части отказано.

В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Инспекция обратилась с кассационной жалобой и дополнениями к ней на состоявшиеся по делу судебные акты, в которой, ссылаясь на неправильное применение норм материального права и на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам спора, просит их отменить в части признания недействительным решения налогового органа.

Изучив материалы дела, заслушав представителей Общества, рассмотрев доводы кассационной жалобы и дополнения к ней, суд кассационной инстанции находит, что постановление апелляционной инстанции подлежит частичной отмене.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная проверка Общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2002 по 31.12.2004, по результатам которой составлен акт N 12-05/250 от 10.10.2006 и принято решение N 12-05/115р от 28.12.2006 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением Обществу доначислены: 36 114 986 руб. налога на прибыль, 15 286 999 руб. пени и 7 222 997 руб. штрафа по нему; 7 962 966 руб. налога на добавленную стоимость и 4 504 447 руб. пени по нему; 12 419 299 руб. единого социального налога, 5 567 584 руб. пени и 2 333 233 руб. штрафа по нему.

Полагая, что решение N 12-05/115р от 28.12.2006 не соответствует законодательству о налогах и сборах, нарушает его права и законные интересы, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Основанием для принятия оспариваемого по настоящему делу ненормативного правового акта послужил вывод налогового органа, в частности, о необоснованном включении Обществом в состав расходов, связанных с производством и реализацией, сумм амортизационных отчислений за 2003 год, начисленных по оборудованию, приобретенному по договору купли-продажи имущества (оборудования) N 0/2003/51-37 от 24.01.2003, заключенному с ЗАО "Меркон".

Разрешая спор по существу заявленных требований в этой части, суд исходил из документального подтверждения налогоплательщиком понесенных им затрат, а также недоказанности налоговым органом получения Обществом только налоговой выгоды от заключения спорной сделки.

Указанные выводы суда первой и апелляционной инстанций кассационная коллегия считает правильными в виду следующего.

Из решения N 12-05/115р от 28.12.2006 следует, что Инспекция не ставит под сомнение факт приобретения налогоплательщиком 183 станков, кроме того, данное обстоятельство также подтверждается учетом Обществом названного оборудования при исчислении и уплате налога на имущество за 2003 год (4,9 млн. руб.).

При этом, как установлено судом и подтверждено материалами дела, приобретение 183 станков было направлено на реализацию Бизнес-плана инвестиционного проекта формирования обособленного производственного подразделения Общества по производству фрезерных станков на территории г. Нижний Новгород.

В то же время, налоговый орган, считает, что сделка купли-продажи с учетом заявленной цены не имела разумной деловой цели, направленной на получение прибыли, а имела цель получения необоснованной налоговой выгоды, заключающейся в неправомерном отнесении на расходы, уменьшающие доходы, сумм амортизационных отчислений в размере 120 601 286 руб.

Согласно ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организации является прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, которые определяются в соответствии с гл. 25 НК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством.

При этом, расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, гл. 25 НК РФ при регулировании налогообложения прибыли организаций установила соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли.

Следовательно, расходы, обусловленные необходимостью осуществления организацией своей деятельности в соответствии с действующим налоговым законодательством предполагают признание их экономически оправданными (обоснованными).

При этом Налоговый кодекс РФ не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

Учитывая изложенное, у налогового органа и судов отсутствуют правовые основания для признания произведенных налогоплательщиком расходов экономически необоснованными.

Доначисляя налог на прибыль, пени и штраф по нему по рассматриваемому эпизоду, налоговый орган пришел к выводу о том, что фактическая цена сделки по договору купли-продажи 183 станков не установлена, в связи с чем постановлением заместителя руководителя Инспекции N 12-05/2323 от 28.02.2006 была назначена независимая оценка по определению рыночной стоимости оборудования, производство которой поручено предпринимателю Панфилову С.Н.

Однако, право проверки правильности применения цен по сделкам ограничено исчерпывающим перечнем случаев, установленных п. 2 ст. 40 НК РФ, в частности по сделкам между взаимозависимыми лицами, по товарообменным (бартерным) операциям, при совершении внешнеторговых сделок, при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Следовательно, в иных случаях налоговый орган не вправе оспаривать для целей налогообложения цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 41/9 от 11.06.1999).

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у налогового органа правовых оснований для переоценки стоимости приобретенного оборудования, которая была определена сторонами сделки и соответственно о неправомерности доначисления налога на прибыль пени и штрафа по нему по рассматриваемому основанию.

Доводы кассационной жалобы о том, что ЗАО "Меркон" образовано с целью проведения единственной сделки по договору N 0/2003/51-37 от 24.01.2003; приобретенное оборудование никуда не перемещалось и располагалось в Нижнем Новгороде; оплата произведена в нарушение п. 3.2. договора путем передачи векселей ООО "ПромТехноСтайл" и ООО "Делианс-пром", которые представляют "нулевую" бухгалтерскую и налоговую отчетность, долговые обязательства по выданным векселям не отражены в их бухгалтерской отчетности, переданные векселя не обеспечены собственными активами, являлись предметом исследования судом первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая оценка. В связи с этим они не могут быть приняты во внимание и подлежат отклонению, как направленные на переоценку фактических обстоятельств спора.

Основанием для доначисления 12 419 299 руб. единого социального налога послужил вывод Инспекции о том, что действия Общества по массовому увольнению работников, их трудоустройство в 12 организаций, применяющих упрощенную систему налогообложения, и заключение с этими организациями договоров по представлению услуг персонала, преследовали цель получения необоснованной налоговой выгоды, заключающейся в уклонении от уплаты данного налога.

Оценивая фактические обстоятельства спора в этой части, суд исходил из отсутствия достаточных доказательства, с бесспорностью свидетельствующих о правомерности сделанных налоговым органом выводов.

Налогоплательщиками единого социального налога в силу ст. 235 НК РФ признаются, в том числе организации, производящие выплаты физическим лицам.

В соответствии с п. 1 ст. 236 НК РФ объект налогообложения для указанных плательщиков установлен как выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса), а также по авторским договорам.

Согласно ст. 237 НК РФ налоговая база по ЕСН, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 НК РФ, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

Из содержания приведенных норм следует, что обязанность налогоплательщика уплачивать единый социальный налог обусловлена наличием объекта налогообложения.

Как следует из материалов дела, в 2003 году между Обществом и ООО "Свар", ООО "Универсал", ООО "Управление станочным производством", ООО "Станкосбор", ООО "Электа", ООО "Метиз", ООО "Рэста-Центр", ООО "Современные технологии производства", ООО "Сервис-Центр", ООО "РесурсЭнергоСбереже-ние", ООО "Парсек", ООО "Управление промышленным производством" заключены договоры об оказании услуг по предоставлению персонала.

В рамках заключенных договоров Общество ежемесячно направляло заявки на предоставления персонала, подписывало акты оказанных услуг и оплачивало услуги организаций в соответствии с протоколами о договорной цене. Факт оплаты услуг подтвержден актами сверок расчетов.

При этом доказательств, свидетельствующих о наличии трудовых или гражданско-правовых отношений между Обществом и физическими лицами, в отношении которых произведено доначисление единого социального налога, а также непосредственных выплат таким лицам, Инспекцией представлено не было.

При таких обстоятельствах, объект налогообложения Общества по ЕСН в отношении работников двенадцати указанных организаций в данном случае отсутствует, в связи с чем оснований для доначисления единого социального налога у налогового органа не имелось.

Кроме того, возможность заключения договора об оказании услуг по представлению персонала прямо предусмотрено действующим законодательством, а именно п. 1 п.п. 19 ст. 264 НК РФ, согласно которому к прочим расходам, связанным с производством и реализацией относятся расходы на услуги по предоставлению работников (технического и управленческого персонала) сторонними организациями для участия в производственном процессе, управлении производством либо для выполнения иных функций, связанных с производством и (или) реализацией.

Учитывая изложенное, выводы суда первой и апелляционной инстанций, положенные в основу принятых судебных актов в данной части являются законными и обоснованными.

Доводы кассационной жалобы о том, что организации, с которыми Обществом заключены договоры об оказании услуг по представлению персонала, созданы практически одновременно, находятся на специальном режиме налогообложения, оказывают услуги только заводу, имеют замкнутую структуру, находятся по одному адресу и взаимодействуют исключительно друг с другом, а также что трудовые функции и фактическое место работы работников, уволенных из Общества, не изменились, являлись обоснованием позиции налогового органа по делу, им дана надлежащая правовая оценка.

До рассмотрения кассационной жалобы по существу налоговым органом представлено дополнение к ней, согласно которому заявлены возражения по эпизоду "Договор факторинга" в части признания недействительным решения N 12-05/115р от 28.12.2006 о доначислении налога на прибыль, пени и штрафа по нему.

Доначисляя налог на прибыль в этой части, Инспекция исходила из того, что Общество не предпринимало никаких мер к истребованию задолженности с ООО "Станэкс"; и что расчет между ООО "Станэкс" и новым кредитором (финансовым агентом - небанковская кредитная организация ЗАО "Биржевой расчетный центр") произведены собственными векселями должника.

В связи с этим налоговый орган пришел к выводу об отсутствии у налогоплательщика деловой цели в заключении сделки финансирования под уступку требования, а отнесение на затраты расходов суммы 39 788 006 руб. в виде вознаграждения, уплаченного финансовому агенту, необоснованным.

Оценивая фактические обстоятельства спора, суд исходил из отсутствия по спорной сделке факторинга обстоятельств, указанных в п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 53 от 12.10.2006, которые могут свидетельствовать о необоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды.

Как следует из материалов дела, между Обществом (клиент) и небанковской кредитной организацией ЗАО "Биржевой расчетный центр" (финансовый агент) заключен договор финансирования под уступку денежного требования N 3 от 23.01.2003.

Согласно условиям заключенного договора, клиент уступает финансовому агенту право требования платежей на общую сумму 143 718 607,92 руб., вытекающих из обязательств ООО "Станэкс" (должник) по договорам купли-продажи N 2000/87-418 от 10.01.2000, N 2000/99-1208 от 01.09.2000, N 0/20002/99-337 от 01.07.2002, заключенным с Обществом.

В качестве оплаты услуг финансового агента договором установлена обязанность клиента выплатить ему вознаграждение в сумме 47 745 607,92 руб., включая налог на добавленную стоимость в размере 7 957 601,32 руб. (п. 3.3., 4.6 Договра).

Факт поступления на расчетный счет Общества денежных средств в рамках заключенного договора и уплату из них вознаграждения финансовому агенту налоговый орган не ставит под сомнение.

На оставшуюся в распоряжении Общества часть денежных средств был приобретен банковский вексель КБ "Максима", который в свою очередь был передан в оплату имевшейся задолженности перед ООО "Эксэс-М".

Таким образом, основной целью заключения договора факторинга являлось срочное получение долга, существующего перед Обществом у должника, и использование полученных денежных средств путем погашение задолженности числящейся перед ООО "Эксес-М".

При этом, как установлено судом дебиторская и кредиторская задолженности Общества возникли в результате имевших место в реальности в течение длительного периода времени (более двух лет) правоотношений, связанных с осуществлением им хозяйственной деятельности за поставленную и полученную продукцию.

Учитывая изложенное и принимая во внимание, что понесенные налогоплательщиком расходы соответствуют критерию документальной подтвержденности, а также, что у налогового органа и судов отсутствуют правовые основания для признания произведенных налогоплательщиком расходов экономически необоснованными, кассационная коллегия соглашается с выводами суда о неправомерности произведенных Инспекцией доначислений налога на прибыль, пени и штраф по рассматриваемому основанию.

В силу ч. 3 ст. 286 АПК РФ при рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Разрешая спор в части доначислений налога на добавленную стоимость и пени по нему по эпизоду "Договор факторинга", суд первой инстанции исходил из соблюдения налогоплательщиком всех условий, установленных гл. 21 НК РФ, для получения вычетов.

Отменяя решение суда первой инстанции в этой части, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что услуги факторинга приобретены не для деятельности, облагаемой налогом на добавленную стоимость, в связи с чем они не являются операцией, признаваемой объектом налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ.

Указанные выводы суда кассационная коллегия считает преждевременными в виду следующего.

Из содержания ст.ст. 169, 171, 172 НК РФ следует, что право налогоплательщика на применение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость возникает при соблюдении им следующих условий: товары, работы (услуги) оплачены, поставлены на учет, приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ, счета-фактуры оформлены с учетом требований п. 5, 6 ст. 169 НК РФ.

Перечень операций, не подлежащих налогообложению (освобождаемых от налогообложения), установлен ст. 149 НК РФ, является исчерпывающим, не подлежащим расширительному толкованию. При этом оказание услуг в рамках договора факторинга не отнесено к числу операций, поименованных в ст. 149 НК РФ.

Пунктом 2 ст. 146 НК РФ также предусмотрены исчерпывающие случаи, какие операции не признаются объектом налогообложения.

В то же время п.п. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ определено, что объектом налогообложения по НДС признаются реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Кроме того, оценивая фактические обстоятельства спора, суд апелляционной инстанции не исследовал вопрос, являются ли оказанные и оплаченные услуги по договору факторинга объектом налогообложения по НДС.

Между тем, указанные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 АПК РФ, принимаемые арбитражным судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Учитывая изложенное, постановление апелляционной инстанции в силу ст. 288 АПК РФ подлежит отмене в части выводов по эпизоду "Договор факторинга" касающегося НДС с направлением дела в отмененной части на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции необходимо устранить допущенные нарушения, установить фактические обстоятельства, относящиеся к предмету спора, и, правильно применив нормы действующего законодательства, вынести законное и обоснованное решение.

Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 287, ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2007 по делу N А54-978/2007-С21 об отказе в удовлетворении заявленных Открытым акционерным обществом "Рязанский станкостроительный завод" требований в части признания недействительным решения Межрайонной инспекции ФНС России N 1 по Рязанской области N 12-05/115р от 28.12.2006 о доначислении 7 957 601 руб. налога на добавленную стоимость и 4 504 447 руб. пени по нему отменить.

Дело в отменной части направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В остальной части состоявшиеся по делу судебные акты оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать