Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Пленумы судов / Обобщение судебной практики по делам, рассмотренным в кассационном порядке в первом полугодии 2006г.

Обобщение судебной практики по делам, рассмотренным в кассационном порядке в первом полугодии 2006г.

ФАС Северо-Кавказского округа

30.04.2010  

Структура обобщения

Раздел 1. Статистическая информация.

Раздел 2. Анализ актуальных вопросов судебной практики и единообразия судебной практики.

1. Применение норм гражданского законодательства.

1.1. Общая часть Гражданского кодекса Российской Федерации.

1.2. Споры, возникающие из корпоративных отношений; связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридических лиц.

1.3. Право собственности и другие вещные права, приватизация.

1.4. Споры, связанные с защитой интеллектуальной собственности.

1.5. Споры, возникающие из договоров залога.

1.6. Споры, связанные с оспариванием торгов.

1.7. Споры, возникающие из договоров купли-продажи, энергоснабжения.

1.8. Споры, возникающие из договоров возмездного оказания услуг по передаче электроэнергии и газа.

1.9. Споры, возникающие из договоров аренды.

1.10. Споры, возникающие из договоров подряда; выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.

1.11. Споры, возникающие из договоров перевозки.

1.12. Споры, возникающие из договоров хранения.

1.13. Споры, возникающие из договоров страхования.

2. Применение земельного законодательства.

3. Применение природоохранного законодательства.

4. Применение законодательства по банкротству.

5. Применение законодательства об исполнительном производстве.

6. Применение налогового законодательства.

6.1. Споры по взысканию налоговых штрафов за несвоевременное представление налоговых деклараций и несообщение о выплаченных доходах.

6.2. Споры по уплате налога на добавленную стоимость.

6.3. Споры, связанные с уплатой единого социального налога и налога на доходы физических лиц.

6.4. Споры по уплате налога на прибыль организаций.

6.5. Споры, связанные со взысканием единого налога на вмененный доход.

6.6. Споры, связанные с уплатой налога на игорный бизнес.

6.7. Споры, связанные с уплатой налога на имущество.

7. Применение законодательства об административных правонарушениях.

7.1. Применение норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

7.2. Споры, связанные с аннулированием лицензии.

7.3. Споры, связанные с приостановлением хозяйственной деятельности.

8. Применение таможенного законодательства.

9. Применение арбитражного процессуального законодательства.

10. Анализ единообразия судебной практики.

Раздел 3. Анализ причин отмен судебных актов судов округа, в том числе с направлением дел на новое рассмотрение.

1. Типичные и грубые ошибки, допускаемые судами.

2. Анализ применения окружным судом статей 286, 287, 288, 289 АПК РФ.

3. Анализ применения судами округа статьи 289 АПК РФ в части выполнения указаний суда кассационной инстанции.

4. Анализ дел, направленных на новое рассмотрение в другой арбитражный суд или в тот же суд, но в ином судебном составе.

5. Анализ дел, повторно поступивших в ФАС СКО после нового рассмотрения и рассмотренных с участием председателя судебной коллегии или состава, по которым при первоначальном рассмотрении были нарушены статьи 286 – 289 АПК РФ, а также имелись противоречия в судебной практике.

РАЗДЕЛ 1. СТАТИСТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Суд округа

Количество рассмотрен-ных дел

Количество дел, по которым отменены судебные акты

Отношение отмен к количеству рассмот-ренных дел, %

Количество дел, направленных на новое рассмотрение

Отношение дел, направленных на новое рассмотрение, к делам, по которым отменены судебные акты, %

1

2

3

4

5

6

Арбитражный суд

Республики Адыгея

110

46

41,8

31

67,4

Арбитражный суд

Республики Дагестан

168

56

33,3

41

73,2

Арбитражный суд

Республики Ингушетия

32

23

71,9

13

56,5

Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики

87

27

31

16

59

Арбитражный суд

Республики Калмыкия

98

46

46,9

37

80,4

Арбитражный суд

Карачаево-Черкесской

Республики

75

26

34,6

19

73

Арбитражный суд

Краснодарского края

1 276

452

35,4

293

64,8

Арбитражный суд

Ростовской области

786

202

25,6

121

60

Арбитражный суд

Республики Северная Осетия - Алания

53

22

41,5

17

77,2

Арбитражный суд

Ставропольского края

346

124

35,8

78

62,9

Арбитражный суд

Чеченской Республики

15

13

86,6

11

84,6

ФАС СКО

27

2

7,4

-

-

Всего

3 073

1039

33,8

677

65,1


РАЗДЕЛ 2. АНАЛИЗ АКТУАЛЬНЫХ ВОПРОСОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ И ЕДИНООБРАЗИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. Применение норм Гражданского кодекса Российской Федерации

1.1. Общая часть Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Предъявление иска о признании права собственности на имущество, обладающее родовыми признаками, при наличии обязательственных отношений между сторонами, является ненадлежащим способом защиты.

Общество обратилось в арбитражный суд к заводу и ООО «Цефея» с иском о признании права собственности на 1 тыс. тонн фуражной кукурузы, приобретенной по договору поставки, заключенному истцом с ООО «Цефея», и взыскании с завода неосновательного обогащения в виде стоимости 1 тыс. тонн фуражной кукурузы.

Суды отказали в удовлетворении иска. Оставляя судебные акты без изменения, суд кассационной инстанции указал следующее. В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из способов защиты гражданских прав является требование о признании права. Иск о признании права собственности может быть удовлетворен, если истец являлся собственником на момент обращения с иском (поскольку нельзя признать за лицом несуществующее право), но его права оспариваются или не признаются другим лицом, не находящимся с собственником в обязательственных отношениях по поводу спорной вещи. По смыслу статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации объектом права собственности может быть только индивидуально-определенная вещь, т. е. конкретная вещь, которую можно идентифицировать, выделить среди других вещей. Таким образом, иск о признании права собственности на имущество (вещно-правовой иск) не может быть предъявлен при наличии обязательственных отношений между собственником (истцом) и другим лицом (ответчиком), а также в случае, если спорное имущество определено не индивидуальными, а родовыми признаками.

Общество требует признать право собственности на имущество, определенное родовыми признаками (1 тыс. тонн фуражной кукурузы). По поводу данного имущества истец находится с ответчиком (ООО «Цефея») в обязательственных правоотношениях (договор поставки от 09.02.05 № 04).

При таких обстоятельствах судебные инстанции правомерно отказали обществу в удовлетворении требования о признании права собственности на 1 тыс. тонн фуражной кукурузы, приобретенной по договору поставки (дело № Ф08-2283/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

2. При реорганизации должника только кредитору принадлежит исключительное право требовать привлечения к солидарной ответственности других должников.

Вступившим в законную силу решением арбитражного суда с ОАО «Ростовэнерго» в пользу общества взыскана задолженность, взыскателю выдан исполнительный лист.

ОАО «Ростовэнерго» обратилось в арбитражный суд с заявлением о замене должника – ОАО «Ростовэнерго» – в связи с его реорганизацией (в форме выделения) на солидарных должников – ОАО «Ростовэнерго», ОАО «Энергосбыт Ростовэнерго», ОАО «Ростовская генерирующая компания» и ОАО «Управляющая компания Ростовэнерго».

Суд кассационной инстанции оставил без изменения постановление апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства, подтвердив правильность вывода суда о том, что при реорганизации должника только кредитору принадлежит исключительное право требовать привлечения к солидарной ответственности других должников. Данный вывод соответствует статьям 60 и 323 Гражданского кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-365/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

3. При рассмотрении требований о регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество обязательному исследованию подлежит вопрос о наличии обременений, препятствующих регистрации.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании действительным договора купли-продажи недвижимости и признании за истцом права собственности на объекты недвижимости, переданные по договору.

Решением суда иск удовлетворен.

Суд кассационной инстанции отменил решение, поскольку заявителем представлены документы о наложении службой судебных приставов-исполнителей ареста на спорное недвижимое имущество по обязательствам ответчика. Названное обстоятельство препятствует переходу права собственности на имущество иному лицу. Кассационная инстанция указала, что согласно пункту 2 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение договора продажи недвижимости сторонами до государственной регистрации перехода права собственности не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами. Принимая решение о государственной регистрации перехода права собственности, суд должен проверить, имеются ли обременения на имущество, препятствующие данной регистрации.

Суд рассмотрел иск в течение нескольких рабочих дней с момента его принятия к производству, в то время как сведения о наличии обременений на имущество из органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, не истребованы и в материалах дела отсутствуют (дело № Ф08-1425/06).

Приведенный вывод соответствует практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отменил судебные акты о признании права на земельный участок, поскольку суды не исследовали вопрос о наличии иных лиц, обладающих правами на спорное имущество (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.02
№ 4744/02).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

4. Новация заемного обязательства в вексельное посредством выдачи заемщиком простого векселя не требует заключения в письменной форме отдельного соглашения.

Кредитор и заемщик заключили кредитный договор, условиями которого предусмотрен возврат заемщиком денежных средств с уплатой процентов.

В погашение задолженности по кредиту заемщик выдал, а кредитор принял простые векселя.

Кредитный договор в части исполнения обязательств заемщика, оформленных выданными векселями, оспорен заемщиком. Решением и постановлением апелляционной инстанции в удовлетворении иска отказано. Суд исходил из того, что вексельные обязательства не являются частью кредитного договора и поэтому не могут быть признаны недействительными в рамках этого договора. Заемное обязательство по кредитному договору не новировано в вексельное, поскольку соответствующая сделка в письменной форме не заключалась. Природа векселя (долговое денежное обязательство) не позволяет погашать им другое долговое обязательство.

Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал, что действия сторон по исполнению и принятию исполнения в форме, не предусмотренной первоначальными условиями кредитного договора, являются сделкой (статья 153 Гражданского кодекса Российской Федерации), носящей не самостоятельный характер, а связанной с названным договором.

В случае выдачи векселя заемщиком кредитору (банку) в силу статьи 815 Гражданского кодекса Российской Федерации правила займа применяются к этим отношениям постольку, поскольку они не противоречат закону о переводном и простом векселе.

Материалы дела свидетельствуют о наличии согласованной воли сторон на преобразование первоначального обязательства (его части) по кредитному договору в вексельное обязательство. Поскольку заемщик учинил на простых векселях обычный индоссамент, кредитор получил ничем не обусловленное право требования вексельной суммы. Закон не требует в этом случае наряду с выдачей векселя заключения отдельного письменного соглашения о новации, учитывая сам характер нового, ничем не обусловленного обязательства уплатить определенную сумму, отличающегося от обязательств по кредитному договору (дело № Ф08-590/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.12.05 по делу № КГ-А40/11979-05. Суд пришел к выводу о незаключенности соглашения о новации кредитного обязательства в вексельное, поскольку текст соглашения подписан неуполномоченным лицом. В то же время в деле имелись доказательства фактической передачи векселей кредитору.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

Вопрос для обсуждения на президиуме или семинаре-совещании судей ФАС СКО не выносился.

5. Заявление о пропуске срока исковой давности подлежит разрешению независимо от изменения судом правовой квалификации оснований недействительности сделки (ничтожная, а не оспоримая).

Комитет Республики Адыгея по имущественным отношениям обратился с иском к администрации муниципального образования и комитету по управлению муниципальным имуществом о признании недействительными решения о приватизации завода, договора купли-продажи, заключенного муниципальным образованием и правопредшественником завода в части продажи столовой, и свидетельства о собственности. Также истец просил обязать администрацию отменить незаконные акты.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано в связи с истечением срока давности.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, требования о признании недействительными решения о приватизации, договора купли-продажи и свидетельства о праве собственности удовлетворены, в остальной части иска отказано. Судебный акт мотивирован тем, что ответчики просили применить исковую давность в отношении оспоримой сделки, в то время как по делу рассматривается спор о признании сделки ничтожной и об оспаривании актов органов местного самоуправления.

Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции, указав на запись в протоколе судебного заседания о просьбе ответчика применить срок исковой давности. Сведения о том, что данное заявление ответчик сделал в отношении части иска, а не всех заявленных требований, отсутствует. Решение о приватизации является одним из составных элементов сделки приватизации. Таким образом, заявление о пропуске срока давности подлежало применению ко всем заявленным требованиям (дело № Ф08-1935/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

6. Конкурсный управляющий не вправе распоряжаться долями в уставном капитале признанного банкротом общества, поскольку эти доли являются собственностью участников общества, а не самого общества.

Участник ООО обратился с иском к обществу о признании недействительным решения общего собрания учредителей.

Суд первой инстанции отказал в иске, указав, что конкурсный управляющий во исполнение решения собрания кредиторов реализовал 100% доли в уставном капитале общества по договору купли-продажи, соответственно, покупатель правомочен принимать решения, отнесенные к компетенции общего собрания участников общества.

Кассационная инстанция оставила без изменения постановление апелляционной инстанции, которым решение отменено, а иск удовлетворен.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» не содержит положений, позволяющих сделать вывод о переходе к конкурсному управляющему полномочий по распоряжению долями участников общества-должника. Согласно пункту 1 статьи 25 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» обращение по требованию кредиторов взыскания на долю (часть доли) участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества допускается только на основании решения суда при недостаточности для покрытия долгов другого имущества участника общества. В силу статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации только собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, а в соответствии с Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» одним из оснований перехода к обществу доли уставного капитала является вступившее в законную силу решение суда об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью. Такое решение в материалах дела отсутствовало. Следовательно, принимая решение о продаже 100% доли общества, конкурсный управляющий нарушил законные права и интересы участника общества по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом, а также права, предусмотренные статьей 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (дело № Ф08-305/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

7. При рассмотрении негаторного иска суд должен установить отсутствие у истца иной возможности свободно пользоваться принадлежащим ему имуществом.

Фирма обратилась в арбитражный суд с иском об устранении препятствий в пользовании зданием склада путем демонтажа ограждений, перекрывающих подъезд к складу.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения судебные акты, которыми отказано в иске, указав при этом, что судебные инстанции пришли к правильным выводам об отсутствии у фирмы препятствий в использовании принадлежащего ей складского помещения ввиду наличия альтернативного проезда к этому помещению (дело
№ Ф08-282/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

8. Факт отсутствия регистрации права хозяйственного ведения предприятия на переданное муниципалитетом имущество не влияет на возможность обращения взыскания на него по исполнительным документам. Обращение взыскания возможно на имущество, находящееся в законном владении предприятия.

Муниципалитет обратился с иском об исключении из описи и освобождении от ареста имущества унитарного предприятия.

Судебные инстанции удовлетворили иск. Поскольку право хозяйственного ведения на часть имущества не зарегистрировано за предприятием, то у него это право не возникло.

Окружной суд отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Спорное имущество передано предприятию, что установлено материалами дела и не оспаривается сторонами. В силу пункта 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения или право оперативного управления имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием или учреждением, возникает у этого предприятия или учреждения с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или решением собственника (дело № Ф08-1635/06).

Практика окружных судов по вопросу о том, с какого момента у муниципального унитарного предприятия возникает право хозяйственного ведения на недвижимое имущество, противоречива.

Если имущество передавалось до 1998 года, суды исходят из того, что достаточно решения собственника и факта передачи имущества: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по делу № А39-3732/04-285/1, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делу
№ А33-7159/04-С2-Ф02-5518/05-С2. Однако в отношении случаев передачи имущества после 1998 года практика неединообразна:

1) право возникает при государственной регистрации:

постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делам № Ф04-9945/05(19033-А46-13), Ф04-6630/05(15127-А45-38), Федерального арбитражного суда Московского округа по делам № КГ-А40/4768-05, КГ-А04/118-05, Федерального арбитражного суда Поволжского округа по делу № А12-11876/04-С40, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по делу № А26-5725/05-213, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа по делу № Ф08-1554/04;

2) для возникновения права достаточно передачи имущества:

постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по делу № А82-5101/05-1, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делам № А74-4825/04-Ф02-3663/05-С2, А19-14316/04-22-Ф02-1316/05-С2, Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа по делу № Ф03-А04/05-1/1199, Федерального арбитражного суда Московского округа по делу № КГ-А40/9868-04, Федерального арбитражного суда Уральского округа по делу № Ф09-4131/05-С3.

Вопрос на обсуждение не выносился.

9. Исходя из установленного статьей 299 Гражданского кодекса Российской Федерации момента возникновения у предприятия права хозяйственного ведения на закрепленное за ним имущество, указанное право, а следовательно, и право на защиту вещно-правовыми способами, у предприятия не возникает, если имущество ему фактически не передано.

Унитарное предприятие обратилось с иском к обществу об истребовании из незаконного владения здания.

Судебные инстанции отказали в иске.

Окружной суд согласился с выводами судов.

Из смысла пункта 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что право хозяйственного ведения имуществом возникает у лица при наличии двух условий: принятия собственником решения о закреплении за унитарным предприятием имущества на праве хозяйственного ведения и передачи ему указанного имущества. Согласно статье 224 Кодекса вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица. Спорное имущество не было передано в хозяйственное ведение предприятию. Таким образом, у него не возникло вещное право, подлежащее защите путем применения вещно-правовых способов защиты (дело № Ф08-1440/06).

Аналогичный вывод сделан Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении от 06.04.04 № 15828/03.

В практике Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа по делу № Ф03-А51/04-1/1155 сделан следующий вывод: «Факт закрепления муниципального имущества на балансе унитарного предприятия признается передачей имущества и создает только презумпцию наличия у предприятия права хозяйственного ведения. Поэтому для возникновения данного права у предприятия должно быть решение собственника, волеизъявление которого направлено на закрепление имущества за унитарным предприятием, которое будет владеть, пользоваться и распоряжаться им».

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

Вопрос на обсуждение не выносился.

10. Гражданское законодательство предусматривает в качестве обязательного условия для признания права собственности на самовольную постройку предоставление соответствующего участка под возведенное строение. Предоставление земельного участка в аренду под существующий объект не свидетельствует о том, что администрация выразила волю на предоставление участка под самовольную постройку.

Общество обратилось с иском к администрации о признании права собственности на самовольно возведенное строение.

Суд первой инстанции отказал в иске, поскольку земельный участок под постройку не предоставлен, кроме того, она не отвечает противопожарным требованиям и действующим санитарным нормам и правилам.

Окружной суд поддержал решение, отметив следующее.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за лицом, осуществившим постройку, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан (абзац 3 пункта 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации). Гражданское законодательство предусматривает в качестве обязательного условия для признания права собственности на самовольную постройку предоставление соответствующего участка под возведенное строение, обязательство уполномоченного органа предоставить земельный участок под возведенную постройку в последующем. Как видно из материалов дела, по договору аренды администрация предоставила земельный участок под базу отдыха в целом. Доказательства того, что администрация выразила волю на предоставление участка под самовольную постройку, в материалах дела отсутствуют. Обществу разрешено производство работ по реконструкции базы отдыха на арендованном земельном участке. Администрация не согласна с изменением целевого назначения земельного участка под возведенной постройкой.

Довод истца о том, что спорный объект не создает угрозы жизни и здоровью граждан, отклонен, поскольку гражданское законодательство предусматривает в качестве обязательного условия для признания права собственности на самовольную постройку предоставление соответствующего участка под возведенное строение, обязательство уполномоченного органа предоставить земельный участок под возведенную постройку в последующем (дело № Ф08-1445/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

11. При возникновении доверительного управления на основании закона управляющий наследственным имуществом не вправе управлять долями хозяйственного общества путем голосования на общих собраниях, распоряжаться наследственным имуществом путем заключения различных сделок. Его задача состоит в охране наследственного имущества и обеспечении правопреемства наследников.

Участник ООО обратился с иском о признании недействительным решения общего собрания участников общества.

Судебные инстанции иск удовлетворили в связи с тем, что решение общего собрания принято в отсутствие необходимого кворума, предусмотренного в уставе.

Кассационная инстанция изменила судебные акты путем дополнения мотивировочной части указанием на ничтожность пункта договоров доверительного управления имуществом по управлению долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, принадлежащих наследодателям. Согласно статьям 1026 и 1173 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании доверительное управление возникает в силу закона. Из названных положений следует, что объем прав доверительного управляющего по договору доверительного управления зависит от того, возникает ли данный договор по волеизъявлению собственника имущества либо на основании закона. Учредитель управления в лице собственника долей в уставном капитале общества вправе передать доверительному управляющему любые полномочия по осуществлению юридических и фактических действий по управлению долями только по договору. При возникновении доверительного управления на основании закона в случае открытия наследства необходимо учитывать существо, цели и задачи доверительного управления наследственным имуществом. В статье 1171 Кодекса указано, что доверительное управление применяется нотариусом в числе других необходимых мер по охране наследства и управлению им, предназначено в качестве меры для защиты прав наследников, отказополучателей и других заинтересованных лиц. Основная задача доверительного управления в этом случае состоит в том, чтобы обеспечить правопреемство при передаче наследственного имущества наследникам, действовать в интересах наследников в целях сохранности имущества. При исполнении такого договора воля доверительного управляющего не может подменять волю лица, интересы которого он охраняет. Доверительный управляющий должен блокировать любые решения, направленные на распоряжение наследственным имуществом, и не вправе выражать собственное волеизъявление при управлении имуществом. Возможности доверительного управления наследственным имуществом ограничены, он не вправе управлять долями путем голосования на общих собраниях, распоряжаться имуществом путем заключения различных сделок, его задача состоит лишь в охране наследственного имущества, в недопущении принятия решений, способных причинить вред имущественным интересам будущего наследника, либо возложения на него дополнительных обязанностей. В силу особенностей полномочий доверительного управляющего действия лица, направленные на изменение устава общества, предпринятые на общем собрании, являются распорядительными, а не охранительными и не соответствуют статусу доверительного управляющего наследственным имуществом.

Поскольку в уставе общества с ограниченной ответственностью на основании Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрена возможность перехода долей к наследникам участников общества только с согласия остальных участников общества, то права по управлению делами общества, вытекающие из обладания долями в обществе, могут осуществлять лишь наследники, получившие такое единогласное разрешение от остальных участников общества. В случае отсутствия такого разрешения доля переходит на баланс общества, а наследники получают лишь действительную стоимость доли, но не права, вытекающие из обладания долей.

Таким образом, по смыслу гражданско-правовых норм о сущности отношений по доверительному управлению имуществом, доверительный управляющий не может осуществлять права члена общества по управлению долями путем голосования на общих собраниях общества (дело № Ф08-635/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

12. На требование о признании права собственности, когда оно не связано с лишением владения, не распространяется исковая давность (статья 208 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Общество обратилось с иском к фирме о признании недействительной государственной регистрации права собственности ответчика на имущество и признании права собственности на спорное объекты.

Суды удовлетворили иск. Поскольку общество приобрело спорные объекты на торгах, действительность сделки, заключенной по результатам торгов, установлена вступившими в законную силу судебными актами; на момент приобретения имущества истцом филиал учреждения юстиции не был создан, поэтому регистрация произведена только в Бюро технической инвентаризации.

Окружной суд согласился с выводами судов. Довод ответчика о неправомерном отклонении заявления о пропуске срока исковой давности не принят, так как имущество не выбывало из фактического владения истца. Между тем на требование о признании права собственности, когда оно не связано с лишением владения, не распространяется исковая давность (статья 208 Гражданского кодекса Российской Федерации)
(дело № Ф08-1816/06).

Практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа основана на позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 02.08.05 № 1206/05.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

13. Добросовестность приобретателя не является основанием к отказу в иске о признании сделки ничтожной.

Акционеры обратились с иском со следующими требованиями: признать недействительными сделки с обыкновенными именными акциями общества, принадлежащими истцам, истребовать спорные акции и внести соответствующие изменения в лицевые счета указанных лиц в системе ведения учета владельцев ценных бумаг.

Суд первой инстанции отказал в иске, поскольку на момент рассмотрения дела в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о ликвидации общества, выпуск истребуемых акций аннулирован.

Суд кассационной инстанции в части отказа в иске об истребовании акций оставил решение без изменения, в остальной части отменил, направил дело на новое рассмотрение. Вывод суда о том, что собственник не вправе прибегнуть к такому способу защиты, как признание недействительными сделок, совершенных по отчуждению его имущества, когда оно приобретено добросовестным приобретателем, противоречит статье 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и правовой позиции, выраженной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.03 № 6-П. Согласно пункту 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.98 № 8, если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество. Если в такой ситуации собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю (статья 302 Кодекса), в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано. Таким образом, в описанной ситуации при наличии добросовестного приобретателя следует отказать в иске о применении последствий недействительности сделок, возврате имущества собственнику, но не в иске о признании сделок ничтожными (статья 168 Кодекса) (дело № Ф08-2890/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

14. В случае возведения лицом на не принадлежащем ему земельном участке самовольной постройки надлежащим способом защиты прав собственника является иск об устранении препятствий в пользовании спорным земельным участком путем обязания ответчика снести возведенное им на участке строение.

Общество обратилось с иском об истребовании из незаконного владения ответчика земельного участка и обязании за свой счет снести самовольную постройку, находящуюся на данном земельном участке.

Решением в иске отказано, поскольку истец не пояснил, какое именно строение является объектом самовольного строительства и какую площадь оно занимает.

Окружной суд поддержал выводы суда апелляционной инстанции, отменившего решение. Надлежащим способом защиты прав истца в рамках данного дела является иск об устранении препятствий в пользовании спорным земельным участком путем обязания ответчика снести возведенное им на участке строение. В силу статей 304 и 305 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник либо иной законный владелец может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Самовольно занятые земельные участки полежат возврату указанным лицам (статья 76 Земельного кодекса Российской Федерации) (дело № Ф08-93/06).

Окружной суд придерживается практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановления от 03.10.2000 № 1183/00 и от 14.03.06 № 13329/05).

В практике Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа (дело № Ф03-А51/06-1/3709) и Федерального арбитражного суда Центрального округа (дело № А68-АП-64/Я-03-04) в указанной ситуации рассматривались требования об истребовании земельного участка в порядке виндикации.

Вопрос о том, какой способ защиты в указанной ситуации является надлежащим – виндикационный или негаторный иск, вынесен для обсуждения на президиум ФАС СКО, однако решение не принято.

15. Право (требование), вытекающее из сложившихся между сторонами фактических отношений по подряду, может являться самостоятельным предметом цессии.

Должник обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора уступки права требования, заключенного кредитором с третьим лицом.

Решением иск удовлетворен на том основании, что договор подряда, по которому передано право требования, является незаключенным в связи с отсутствием условия о сроке выполнения работ.

Кассационная инстанция не согласилась с выводом, указав следующее. В случае незаключенности договора подряда принятие заказчиком работ по актам приемки и дальнейшее использование результата работы, выполненной подрядчиком, свидетельствует о наличии между сторонами фактических отношений по подряду. Право (требование), вытекающее из таких отношений, может являться самостоятельным предметом договора уступки права (требования) (дело № Ф08-6474/05).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

1.2. Споры, возникающие из корпоративных отношений; связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридических лиц

1. Установленный статьей 63 Гражданского кодекса Российской Федерации специальный режим отчуждения имущества ликвидируемого должника (путем проведения публичных торгов) исключает в указанных случаях применение правил о преимущественном праве покупки доли в уставном капитале общества (статья 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Компания обратилась с иском к фирме и налоговому органу о признании недействительным договора купли-продажи 96,12% доли в уставном капитале общества и записи об изменении состава участников данного общества, внесенной налоговым органом в Единый государственный реестр юридических лиц (уточненные требования).

Судебные инстанции удовлетворили иск.

Кассационный суд согласился с выводами судов, отметив следующее. Договор купли-продажи 96,12% доли в уставном капитале общества заключен председателем ликвидационной комиссии с другим участником общества (фирмой) в ходе проведения добровольной ликвидации компании. От имени компании договор подписан председателем ликвидационной комиссии. В соответствии с частью 3 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имеющиеся у ликвидируемого юридического лица денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества юридического лица с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений. Указанной нормой предусмотрен специальный режим отчуждения имущества общества, исключающий возможность применения преимущественного права покупки доли без проведения публичных торгов. Следовательно, ограничения для совершения сделок с долями уставного капитала общества с ограниченной ответственностью (статья 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью») могут быть применены в отношении реализации имущества, принадлежащего ликвидируемому обществу, лишь в совокупности с требованиями статьи 63 Кодекса (дело № Ф08-465/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

2. Уступка вышедшим участником общества третьему лицу права требования к обществу выплатить стоимость принадлежащей ему доли является правом требования конкретной денежной суммы. Иных обязательств у общества перед третьим лицом не возникает, поэтому требования о признании недействительным решения общего собрания об определении стоимости доли вышедшего из общества участника и взыскании суммы, сверх выплаченной, не подлежат удовлетворению.

Предприниматель обратился с иском к обществу о признании недействительным решения общего собрания участников общества об определении стоимости совокупной доли вышедших из общества участников и взыскании с общества действительной стоимости доли указанных лиц.

Суд первой инстанции удовлетворил иск исходя из того, что оспариваемым решением общего собрания общества действительная стоимость доли вышедших участников занижена.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено, в иске отказано. Право требования перешло к предпринимателю в конкретной денежной сумме, обусловленной мировым соглашением, заключенным предпринимателем и вышедшими участниками в суде общей юрисдикции.

Окружной суд согласился с выводами апелляционной инстанции.

Участники вышли из общества в 2002 году. У общества возникла обязанность определить стоимость доли вышедших участников и выплатить им соответствующую сумму исходя из данных бухгалтерской отчетности за 2002 год. Право требования перешло к предпринимателю на основании мирового соглашения, утвержденного судом общей юрисдикции. Из содержания мирового соглашения следует, что бывшие участники являлись должниками истца по договору займа в определенном размере. Спор между сторонами мирового соглашения возник из заемных отношений, в связи с этим их общая воля и цель договора уступки права требования должны определяться с учетом норм, регулирующих договор займа, и не могут этим нормам противоречить. Статья 807 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает императивный принцип равенства возвращаемой суммы сумме займа (за исключением процентов на заем), который не может быть изменен соглашением сторон. Передача займодавцу большей суммы денег предполагает наличие между сторонами займа иных отношений (например, дарение), выходящих за рамки займа.

Таким образом, нормы материального права и конкретные обстоятельства рассматриваемого дела не давали оснований для вывода о том, что бывшие участники общества передали предпринимателю право требования денежной суммы, превышающей сумму займа и проценты. Следовательно, предприниматель являлся обладателем права требования указанной суммы. Объем переданных цедентами прав определен в конкретной денежной сумме и не требует дополнительно определения действительной стоимости чистых активов общества. Данный вывод основан на фактических обстоятельствах дела и соответствует нормам материального права, регулирующим отношения по договорам займа и уступки права требования (статья 384 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также выявленной с учетом всесторонней оценки доказательств воле цедентов (дело № Ф08-6713/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

3. Кредитор в лице бывшего участника общества вправе требовать признания недействительной сделки, заключенной должником с третьим лицом, если она препятствует надлежащему выполнению перед ним обязательства. Однако истец должен доказать невозможность исполнения решения суда о взыскании стоимости доли за счет имущества действующего юридического лица.

Лицо обратилось с иском о признании недействительными решения единоличного участника ООО, передаточного акта, учредительного договора вновь созданного общества, свидетельства о государственной регистрации права собственности нового общества на спорную недвижимость и применении последствий ничтожности сделки в виде возврата в собственность ООО нежилого помещения. Исковые требования мотивированы тем, что созданием нового общества нарушены его права на получение действительной стоимости доли как бывшего участника ООО.

Суд первой инстанции в иске отказал, так как на момент проведения оспариваемого собрания истец утратил статус участника общества в связи с подачей заявления о выходе и вправе обратиться с соответствующим требованием к ООО.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения судебный акт, указав следующее. Согласно статье 4 Арбитражного процессуального кодекса защите подлежит только законный интерес. Законный интерес кредитора состоит в том, чтобы должник исполнил обязательство перед этим кредитором надлежащим образом. Следовательно, у кредитора есть право требовать признания недействительной сделки, заключенной должником с третьим лицом, если она препятствует надлежащему выполнению обязательства. Однако истец сначала должен использовать все допустимые средства для исполнения решения суда о взыскании стоимости доли за счет имущества действующего юридического лица.

До представления и исследования судом доказательств о невозможности исполнения решения суда о взыскании стоимости доли за счет имущества ООО истец не вправе ссылаться на нарушение его интересов при формировании уставного капитала другого общества. Истец, являясь кредитором ООО, не вправе оспаривать сделку должника о передаче имущества в уставный капитал другого общества, основываясь лишь на предположении, что это приведет к ненадлежащему исполнению обязательств должника перед данным кредитором. При представлении доказательств о невозможности исполнения обязательства за счет имущества ООО кредитор при наличии фактических и правовых оснований может рассматриваться как заинтересованное лицо, имеющее право в силу статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации требовать применения последствий недействительности ничтожной сделки (дело № Ф08-254/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

4. В случае несоответствия государственной регистрации увеличения уставного капитала за счет имущества общества фактическим отношениям сторон надлежащим способом защиты является признание недействительной государственной регистрации соответствующих изменений в учредительных документах общества.

Участник ООО обратился с иском к обществу о признании недействительными решений двух общих собраний участников общества.

Судебные инстанции признали недействительным решение собрания в части исключения из состава участников истца и уменьшения уставного капитала общества, поскольку исключение участника из общества возможно только в судебном порядке; уставный капитал общества в силу положений Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» не может быть уменьшен в связи с невнесением взносов учредителями. В удовлетворении остальных требований отказано.

Окружной суд согласился с выводами судов. В силу Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» уменьшение уставного капитала общества осуществляется только двумя способами: путем уменьшения номинальной стоимости долей всех участников общества пропорционально размерам их долей и (или) погашения долей, принадлежащих обществу. Невнесение дополнительных вкладов в уставный капитал общества в полном объеме не может являться основанием для уменьшения уставного капитала в установленном законом порядке. В случае несоответствия государственной регистрации увеличения уставного капитала за счет имущества общества фактическим отношениям сторон надлежащим способом защиты является признание недействительным спорных сведений о государственной регистрации в учредительных документах общества (дело № Ф08-102/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

5. Поскольку наблюдательному совету было известно о фактах, свидетельствующих об аффилированности кандидата для избрания на пост генерального директора, то отказ во включении кандидата в список кандидатур в связи с отсутствием указанных сведений в предложении о выдвижении являлся формальным, не соответствующим смыслу и содержанию статьей 53, 55 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Общество обратилось с иском к заводу о признании незаконным решения наблюдательного совета завода в части отказа во включении лица в список кандидатур для голосования по выборам на должность генерального директора завода.

Судебные инстанции отказали в иске, так как требование общества о включении лица в список кандидатур на должность директора в нарушение пункта 5.3 Положения об общем собрании завода не содержало полной информации об аффилированных лицах кандидата.

Кассационная инстанция отменила судебные акты и отказала в иске.

В соответствии со статьей 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» члены совета директоров общества при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. У наблюдательного совета завода на момент рассмотрения требования общества имелись сведения об обстоятельствах приобретения кандидатом общества и аффилированных с ним лиц акций завода. В связи с этим отказ во включении кандидата в список кандидатур для избрания на пост генерального директора являлся формальным, не соответствующим смыслу и содержанию статьей 53, 55 Федерального закона «Об акционерных обществах». Отказ нарушал права акционера, обладающего в силу закона правом внесения вопросов в повестку дня общего собрания акционеров и выдвижения кандидатов в органы управления акционерным обществом (дело № Ф08-6655/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

6. Если акционеры не знали о существовании фальсифицированных протоколов заседания собрания (совета директоров) на даты, указанные в протоколах, правило о том, что оспаривать решения органов управления акционерного общества могут только те лица, которые были акционерами на дату, указанную в протоколе, не подлежит применению.

Акционеры обратились с иском к обществу о признании недействительными решений совета директоров и общего собрания акционеров.

Решением иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано, так как истцы не являлись акционерами общества на дату проведения оспариваемых заседаний совета директоров и общего собрания акционеров.

Окружной суд отменил судебные акты. Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала следующее. С учетом установленных судами фактических обстоятельств есть основания полагать, что оспариваемые заседания совета директоров и общего собрания акционеров общества в действительности не проводились. Акционеры не знали о фальсифицированных протоколах на даты, указанные в протоколах. Об этом стало известно только после внесения изменений в ЕГРЮЛ. При таких обстоятельствах не подлежит применению правило о том, что оспаривать решения органов управления акционерного общества могут только те лица, которые были акционерами на дату, указанную в протоколе (дело № Ф08-385/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

7. Предоставление юридическим лицом при регистрации недостоверных данных о своем местонахождении является устранимым нарушением, следовательно, не может служить основанием для ликвидации.

Налоговый орган обратился с заявлением о признании недействительной внесенной в государственный реестр записи о создании общества. Как считает заявитель, сообщение обществом регистрирующему органу недостоверных сведений о своем местонахождении является нарушением закона, исключающим его государственную регистрацию.

Судебные инстанции в удовлетворении заявления отказали.

Кассационная инстанция поддержала выводы судов.

Требование налогового органа о признании недействительной внесенной в государственный реестр записи о создании общества (фактически является требованием о ликвидации) в связи с тем, что данные о местонахождении общества, указанные в учредительных документах, не соответствуют действительности, не подлежит удовлетворению, поскольку отдельное нарушение нормативных правовых актов, допущенное как при создании юридического лица, так и в ходе его деятельности, само по себе не может являться основанием для его ликвидации, учитывая, что указанное нарушение носит устранимый характер (дело № Ф08-614/06).

Аналогичный подход отражен в пункте 5 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.01.2000 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)».

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

8. В случае выхода участника из общества подписанный этим лицом протокол общего собрания участников, на котором рассматривался соответствующий вопрос, при отсутствии заявления о выходе является надлежащим доказательством, подтверждающим волеизъявление лица на выход из состава участников общества.

Участник ООО обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора уступки доли в уставном капитале общества и применении последствий его недействительности путем возврата полученного по сделке и регистрации изменений в учредительных документах общества, связанных с возвратом доли истцу.

Решением в иске отказано, так как истец выведен из состава участников общества на основании собственного заявления, из чего следует, что он полностью передал принадлежавшую ему долю и не вправе требовать ее возврата.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, иск удовлетворен. Письменное заявление истца о выходе из общества не представлено, соответственно, он из числа участников общества не выбывал.

Окружной суд отменил постановление и оставил без изменения решение. Подписанный истцом протокол содержит сведения о его выходе в связи с заключением в день проведения собрания нескольких договоров уступки доли. В протоколе отражено изменение состава участников (введение новых лиц) и уменьшение доли оставшегося участника. Участник проголосовал как за эти изменения, так и за их государственную регистрацию. Таким образом, протокол собрания при наличии подписи лица является письменным предложением (офертой) о приобретении всей принадлежащей ему доли и с достаточной определенностью отражает предмет сделки (дело № Ф08-3061/06).

Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отражена в постановлениях от 18.01.05 № 11809/04, от 12.07.06 № 2664/06, при этом в последнем отсутствуют указания на то, что участник подавал заявление о выходе, имеется ссылка только на протокол общего собрания участников, на котором принято решение о выходе из состава участников.

В практике Федерального арбитражного суда Уральского округа выявлена противоречивая практика. Так, в постановлениях по делам № Ф09-958/2004-ГК и
Ф09-43/04-С5 категорично указывается на то, что надлежащим доказательством в подтверждение факта волеизъявления лица на выход из состава участников является соответствующее заявление. Однако согласно постановлению от 16.02.06 по делу № Ф09-837/06-С5 подписанный лицом протокол общего собрания участников, на котором рассмотрен вопрос о выходе лица, порождает правовые последствия аналогичные подаче заявления.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

1.3. Право собственности и другие вещные права, приватизация

1. Для изменения размера долей участников долевой собственности в общем имуществе в результате производства неотделимых улучшений достаточно установить, что улучшения осуществлены в установленном законом порядке использования общего имущества, т. е. с согласия участников (статья 247 Гражданского кодекса Российской Федерации). Такое согласие не предполагает обязательного определения сторонами порядка изменения размера долей в общем имуществе при производстве неотделимых улучшений. Кроме того, согласие может быть выражено в действиях, свидетельствующих об одобрении производства улучшений, вытекать из условий об использовании объекта общей собственности.

Участник долевой собственности обратился с иском к другому участнику об увеличении его доли в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество.

Судебные инстанции отказали в иске. Произведенные истцом улучшения не дают ему права на увеличение размера доли в праве общей собственности, поскольку между сторонами (участниками долевой собственности) отсутствовало соглашение, определяющее порядок изменения размера долей в общем имуществе при производстве одной из сторон неотделимых улучшений. Документы, представленные ответчиком, позволяют сделать вывод об участии его в реконструкции объекта.

Окружной суд отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав следующее. Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции необоснованно исходили из того, что для применения пункта 3 статьи 245 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо достижение сторонами (участниками долевой собственности) соглашения, определяющего порядок изменения размера долей в общем имуществе при производстве одной из сторон неотделимых улучшений. В силу названной нормы права участник общей долевой собственности, осуществивший за свой счет с соблюдением установленного порядка использования общего имущества неотделимые улучшения этого имущества, имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве на общее имущество. Таким образом, для изменения размера долей участников общей долей собственности на общее имущество в результате производства неотделимых улучшений достаточно установить, что улучшения осуществлены в установленном законом порядке использования общего имущества, т. е. с согласия участников (статья 247 Гражданского кодекса Российской Федерации). Такое согласие не предполагает определения сторонами порядка изменения размера долей в общем имуществе при производстве неотделимых улучшений. Согласие может быть выражено в действиях, свидетельствующих об одобрении производства улучшений, вытекать из условий об использовании объекта общей собственности (дело № Ф08-6503/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

2. Необходимость предварительного соглашения участников долевой собственности о распоряжении общим имуществом и установлении порядка владения и пользования им (статьи 246, 247 Гражданского кодекса Российской Федерации) не исключает возможности принуждения уклоняющегося собственника к выполнению совместной обязанности по содержанию имущества. Критериями применения статьи 249 Кодекса являются объективная необходимость расходов и их соразмерность доле в общей собственности.

Общество обратилось с иском к предпринимателю о взыскании расходов на асфальтобетонное покрытие территории, прилегающей к общему зданию.

Судебные инстанции в иске отказали ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих необходимость ремонта здания и прилегающей территории, а также соглашения всех участников долевой собственности о ремонте, что, по мнению суда, исключает компенсацию расходов одного из участников.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. Материально-правовым требованием по данному делу является взыскание расходов по содержанию имущества, находящегося в долевой собственности (статья 249 Гражданского кодекса Российской Федерации), а основаниями иска заявлены действия одного из совладельцев по благоустройству прилегающей территории. Указанная норма, самостоятельно регулирующая соответствующие отношения, не предусматривает необходимости согласия всех совладельцев для компенсации части затрат по содержанию общего имущества. Необходимость предварительного соглашения участников долевой собственности о распоряжении общим имуществом и установлении порядка владения и пользования (статьи 246, 247 Кодекса) не исключает возможности принуждения уклоняющегося собственника к выполнению совместной обязанности по содержанию имущества. Критериями применения статьи 249 Кодекса являются объективная необходимость расходов и их соразмерность доле в общей собственности (дело
№ Ф08-6280/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

3. Отсутствие разрешения на производство строительных работ при наличии акта государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта недвижимости, составленного компетентной комиссией с указанием на соответствие выполненных строительно-монтажных работ требованиям проектно-сметной документации, не может являться основанием для отказа в регистрации права собственности.

Кооператив обратился с заявлением о признании недействительными распоряжений государственного регистратора о приостановлении регистрационных действий и об отказе в государственной регистрации права собственности кооператива на жилой дом и обязании управления произвести регистрацию права собственности кооператива на названный объект.

Судебные инстанции отказали в удовлетворении требований на том основании, что кооператив не предоставил полного пакета документов, необходимых для регистрации права собственности на недвижимость.

Окружной суд отменил судебные акты в части отказа в признании незаконным распоряжения регистрационной службы о приостановлении государственной регистрации и признал незаконным распоряжение, в остальной части акты оставлены без изменения.

Признавая правомерными все указания регистрационной службы на несоответствие документов, предоставленных кооперативом, судебные инстанции не приняли во внимание следующее. Отсутствие предварительного разрешения на производство строительных работ при наличии акта государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта недвижимости, составленного компетентной комиссией с указанием на соответствие выполненных строительно-монтажных работ требованиям проектно-сметной документации, не может являться основанием для отказа в регистрации права собственности (дело № Ф08-549/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

4. Если по решению органа по управлению государственным имуществом государственное предприятие преобразовано в акционерное общество, то, независимо от завершения процедуры приватизации, в случае банкротства общества в конкурсную массу включается все имущество, переданное обществу при преобразовании предприятия.

Орган по управлению федеральным имуществом обратился с иском к заводу об истребовании из чужого незаконного владения недвижимого имущества.

Судебные инстанции удовлетворили иск на том основании, что сделку приватизации нельзя считать состоявшейся, так как акт оценки стоимости имущества и план приватизации завода не утверждены соответствующим комитетом. Право собственности на спорное имущество у общества не возникло, поэтому имущество является федеральной собственностью.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и отказал в иске.

Начатая процедура приватизации государственного предприятия не завершена в установленном законодательством о приватизации порядке. Следовательно, не возникла и частная форма собственности, государственное предприятие оставалось в федеральной собственности. Между тем завод под управлением физических лиц с 1992 года осуществлял хозяйственную деятельность. Решением суда завод признан банкротом, открыто конкурсное производство. Статья 126 Федерального закона
«О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает последствия открытия конкурсного производства. С даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника считается наступившим. Согласно статье 131 названного Закона все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. Ввиду изложенного суд кассационной инстанции приходит к выводу, что удовлетворение иска органа по управлению федеральным имуществом приведет к нарушению прав кредиторов, подлежащих защите в приоритетном порядке при банкротстве предприятия. В соответствии со статьей 35 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» орган по управлению федеральным имуществом как представитель собственника может осуществлять защиту его интересов через участие в деле о банкротстве (дело № Ф08-425/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

5. По смыслу статей 16, 24, 25 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», статей 219, 244, 245 и 246 Гражданского кодекса Российской Федерации регистрация права собственности на вновь созданный несколькими лицами объект недвижимого имущества с определением доли каждого сособственника (долевая собственность) осуществляется на основании заявления всех лиц, приобретающих объект недвижимости в общую долевую собственность.

Департамент имущественных отношений обратился с заявлением о признании незаконными отказов регистрационной службы в государственной регистрации права собственности Краснодарского края на 4007/5000 доли в праве собственности на подводящий газопровод и обязании отдела зарегистрировать право собственности Краснодарского края на указанное имущество.

Решением иск удовлетворен, поскольку представленный заявителем протокол учета долей инвесторов строительства газопроводов, оформленный в установленном порядке, свидетельствует об определении долей инвесторов в праве собственности на газопроводы.

Апелляционная инстанция отменила решение, в иске отказала. Протокол учета долей инвесторов не содержит сведений о виде права и размере долей в праве на газопроводы каждого собственника. Для государственной регистрации доли в праве должны быть поданы заявления от всех участников долевого строительства, так как газопроводы являются вновь возникшими объектами.

Окружной суд согласился с выводами суда апелляционной инстанции.

Основаниями для государственной регистрации возникновения прав на недвижимое имущество являются, в частности, договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объектов недвижимого имущества на момент совершения сделки (статья 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Пунктом 1 статьи 16 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрено, что государственная регистрация прав проводится по заявлению правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом.

По смыслу статей 16, 24, 25 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», статей 219, 244, 245, 246 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на вновь созданный объект недвижимого имущества, находящийся в собственности нескольких лиц с определением доли каждого собственника (долевая собственность), осуществляется на основании заявления всех лиц, приобретающих объект недвижимости в общую долевую собственность.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в Методических рекомендациях о порядке государственной регистрации прав общей собственности на недвижимое имущество, утвержденных Приказом Минюста России от 25.03.03 № 70, при подаче документов на государственную регистрацию права общей долевой собственности, возникающего с момента государственной регистрации, независимо от того, представили все лица, приобретающие объект недвижимости в общую долевую собственность, отдельные заявления или ими было составлено одно (общее) заявление, документы регистрируются в книге учета входящих документов под одним номером.

Таким образом, внесение записи в Единый государственный реестр о регистрации права общей долевой собственности на вновь созданное имущество возможно при предоставлении одного заявления (общего), составленного всеми участниками долевого строительства, либо при одновременном предоставлении соответствующих заявлений каждым участником (дело № Ф08-2920/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

6. Основанием иска является отказ ответчика передать истцу документы, необходимые для государственной регистрации за последним права на спорное имущество. Следовательно, надлежащим способом защиты является требование о государственной регистрации права на вещь ввиду уклонения стороны договора от такой регистрации (пункт 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации), а не предъявление требования о признании права собственности.

Предприниматель обратился в суд с иском о признании права собственности на нежилое помещение.

Суд первой инстанции удовлетворил иск со ссылкой на то, что истец приобрел право собственности на спорное имущество на основании договора купли-продажи, заключенного с ответчиком и исполненного сторонами.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда, в иске отказал. Статьей 551 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена необходимость государственной регистрации перехода к покупателю права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости. Поскольку государственная регистрация перехода права собственности на спорное имущество за покупателем произведена не была, то он не стал собственником данного имущества. При таких обстоятельствах у суда отсутствовали основания для удовлетворения иска. По существу, основанием иска по данному делу является отказ ответчика передать истцу документы, необходимые для государственной регистрации за последним права на спорное имущество. Следовательно, надлежащим способом защиты является требование о государственной регистрации права на вещь ввиду уклонения стороны договора от такой регистрации (пункт 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации). Истец не лишен права обратиться в суд с данным требованием (дело № Ф08-2567/06).

Аналогичный вывод сделан Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении от 15.11.05 № 7663/05.

В практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа (дела № Ф08-6079/04 и Ф08-975/05 (суд произвел правовую квалификацию требований истца)) и Федерального арбитражного суда Уральского округа обнаружены постановления, в которых делается вывод о допустимости защиты прав истца в указанной ситуации путем предъявления иска о признании права собственности.

Противоречия по выводу в судебной практике других окружных судов не выявлены.

Вопрос на обсуждение не выносился.

1.4. Споры, связанные с защитой интеллектуальной собственности

В соответствии со статьей 9 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», предусматривающей, что авторское право на программу для ЭВМ возникает в силу факта ее создания и для признания и осуществления авторского права на программу для ЭВМ не требуется депонирования, регистрации или соблюдения иных формальностей. Под правообладателем презюмируется лицо, оповестившее о своих правах на объект авторского права.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к фирме о взыскании компенсации за нарушение авторских и смежных прав.

Решением в иске отказано на основании того, что истец не предоставил доказательства принадлежности ему авторских или исключительных прав на компьютерную программу.

Кассационная инстанция отменила судебный акт и направила дело на новое рассмотрение. Пункт 1 статьи 9 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» и пункт 1 статьи 4 Закона Российской Федерации «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» предусматривают, что авторское право на программу для ЭВМ возникает в силу факта его создания. Для признания и осуществления авторского права на программу для ЭВМ или базу данных не требуется депонирования, регистрации или соблюдения иных формальностей. Правообладатель для оповещения о своих правах может, начиная с первого выпуска в свет программы для ЭВМ или базы данных, использовать знак охраны авторского права, состоящий из трех элементов: буквы С в окружности или в круглых скобках – ©, наименования (имени) правообладателя, года первого выпуска программы для ЭВМ или базы данных в свет.

Под правообладателем в Законе Российской Федерации «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» понимается автор, его наследник, а также любое физическое или юридическое лицо, которое обладает исключительным правом на программу для ЭВМ или базу данных в силу закона или договора (статья 1). Согласно пункту 1 статьи 13 названного Закона правообладатель в течение срока действия авторского права может по своему желанию зарегистрировать программу для ЭВМ в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Таким образом, суду следовало руководствоваться статьей 9 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», презюмируя под правообладателем лицо, оповестившее о своих правах, а в случае предоставления ответчиком доказательств, свидетельствующих о наличии исключительных прав на спорную программу для ЭВМ у другого, нежели истец, лица, суд мог истребовать необходимые доказательства. Однако в материалах дела отсутствуют документы, ставящие под сомнение наличие у истца исключительных прав на программу (дело № Ф08-3277/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

1.5. Споры, возникающие из договоров залога

Если предметом залога являются определенные вещи, а не совокупность вещей, то договор считается заключенным при наличии условий о предмете, позволяющих его индивидуализировать. Передача в залог некоторой совокупности вещей свойственна договору о залоге товаров в обороте.

Общество обратилось с иском об обращении взыскания за счет заложенного имущества – стада молодняка крупного рогатого скота.

Судебные инстанции отказали в иске исходя из того, что договор залога, на котором основано требование, является незаключенным, поскольку в нем не определен предмет залога. Кроме того, договор залога противоречит пункту 7 статьи 37 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации», в соответствии с которым взыскание по долгам кооператива не может быть обращено на продуктивный и племенной скот.

Окружной суд оставил без изменения судебные акты, указав следующее. В силу статьи 336 Гражданского кодекса Российской Федерации предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом.

Согласно пункту 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. В частности, существенными являются условия о предмете договора.

По смыслу указанных норм при отсутствии в договоре сведений, индивидуально определяющих заложенное имущество, договор о залоге не может считаться заключенным.

Обращение взыскания на заложенное имущество состоит из его изъятия и реализации путем продажи с публичных торгов, если законом не установлен иной порядок (статья 350 Гражданского кодекса Российской Федерации), что также требует индивидуализации предмета залога. В соответствии со статьей 137 Кодекса к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное. Ссылка истца на достаточность указания индивидуализирующих признаков стада (молодняк общим весом в 100 тыс. кг) для заключения договора залога не принимается. Возможность передачи в залог некоторой совокупности вещей допускается только на основании договора о залоге товаров в обороте (статья 357 Гражданского кодекса Российской Федерации) (дело № Ф08-875/06).

Аналогичный подход отражен в пункте 2 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.98 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге».

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

1.6. Споры, связанные с оспариванием торгов

Суд должен определить соответствие начальной цены подлежащего реализации имущества его рыночной стоимости, независимо от того, обжаловались ли действия судебного пристава по определению начальной цены. Данная обязанность следует из того, что указанное несоответствие может препятствовать достижению цели торгов – реализации имущества по максимально высокой цене для соблюдения интересов как должника, так и его кредиторов.

Предприятие обратилось с иском о признании недействительными отчета независимого оценщика об определении рыночной стоимости незавершенного строительства жилого дома, торгов по продаже указанного объекта, сделки, заключенной организатором торгов с их победителем. Кроме того, истец просил применить последствия недействительности указанной сделки, обязав ответчиков возвратить уплаченные им денежные средства.

Судебные инстанции отказали в иске. Несоблюдение порядка регистрации перехода права на объект незавершенного строительства не является нарушением правил проведения торгов; торги проведены через 30 дней после публикации извещения о предстоящих торгах; рыночную стоимость подлежащего реализации имущества окончательно определяет судебный пристав-исполнитель.

Окружной суд, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, указал следующее. Предметом исковых требований заявлено не только соответствие торгов установленным законом правилам, но и соответствие закону заключенной на торгах сделки. Недействительность либо незаключенность такой сделки может повлечь самостоятельные последствия, предусмотренные законом.

При этом окружной суд указал также на следующие нарушения: информация, содержавшаяся в извещении о торгах, не позволяла индивидуализировать имущество; выставляемый на продажу объект не включал данные о земельном участке; не выяснено, каким образом окончательная цена объекта (если он состоит из двух частей: незавершенного строительством здания и имущественного права пользования участком) в размере 1 020 тыс. рублей может включать в себя и стоимость здания и стоимость права (1 196 тыс. рублей), превышающую стоимость всего объекта (дело № Ф08-55/06).

Суд кассационной инстанции не учел позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросу о возможности принять во внимание доводы о неправильной оценке имущества, выставленного на публичные торги в рамках исполнительного производства при оценке соблюдения порядка их проведения.

Согласно пункту 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.05 № 101 ссылка на неправильную оценку имущества, выставленного на публичные торги в рамках исполнительного производства, не может быть принята во внимание при оценке соблюдения порядка их проведения. Вместе с тем Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 2 письма указывает на то, что при рассмотрении иска о признании публичных торгов недействительными суд должен оценить, являются ли нарушения, на которые ссылается истец, существенными и повлияли ли они на результат торгов.

С учетом изложенного предлагаем вынести на обсуждение следующий вопрос: во всех ли случаях неправильная оценка имущества, выставляемого на торги, не влечет недействительность торгов?

Вопрос на обсуждение не выносился.

1.7. Споры, возникающие из договоров купли-продажи, энергоснабжения

1. Условия договора, предусматривающие обязанность абонента возместить стоимость потребленной электрической энергии лицу, которое не является ее собственником, ничтожны.

Концерн обратился в арбитражный суд с иском к энергоснабжающей организации о признании недействительными (ничтожными) пунктов договора энергоснабжения и применении последствий недействительности части сделки в виде возврата истцу полученных ответчиком по этой сделке денежных средств.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения.

При разрешении спора судебные инстанции установили, что в период, предшествующий заключению договора энергоснабжения между истцом и ответчиком, концерн (абонент) заключил с ОАО «Ставропольатомэнергосбыт» (поставщиком) договор. В целях реализации названного договора поставщик заключил с энергоснабжающей организацией агентский договор, по условиям которого общество (агент) обязалось от своего имени, но за счет поставщика (принципала) покупать на федеральном оптовом рынке (ФОРЭМ) электроэнергию и мощность. Те же стороны заключили договор об оказании поставщику услуг по передаче электроэнергии через сети, принадлежащие энергоснабжающей организации. Указанные договоры (агентский и возмездного оказания услуг) явились самостоятельными основаниями возникновения между сторонами соответствующих прав и обязанностей (статья 307 Гражданского кодекса Российской Федерации). Фактическое исполнение сторонами названных договоров подтверждается материалами дела и вступившими в законную силу судебными актами по другому делу.

Установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что в спорный период общество приобретало электроэнергию на рынке ФОРЭМ в качестве агента ОАО «Ставропольатомэнергосбыт» и транспортировало ее по своим сетям (контрагентам поставщика, в том числе истцу).

Установив, что потребленная в спорный период истцом электрическая энергия принадлежала ОАО «Ставропольатомэнергосбыт», судебные инстанции пришли к правильному выводу о незаконности условий договора, предусматривающих обязанность концерна возместить обществу (как собственнику) стоимость энергии, поставленной ОАО «Ставропольатомэнергосбыт», а также право энергоснабжающей организации производить отключения абонента до перечисления денежных средств (дело
№ Ф08-2322/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и других окружных судов по данному выводу не обнаружена.

2. Заключение формально безвозмездного договора дарения незначительного количества акций закрытого акционерного общества и через непродолжительное время – договора купли-продажи основной части отчуждаемых акций того же общества тому же лицу свидетельствует о направленности действительной воли сторон на возмездную реализацию акций.

Акционер оспорил договор дарения другим акционером акций закрытого акционерного общества третьему лицу.

Из материалов дела следует, что по договору дарения передано незначительное количество акций. Спустя непродолжительное время подавляющее количество акций продано тому же лицу по договору купли-продажи.

Суд первой и апелляционной инстанций признал недействительным оспариваемый договор.

Кассационная инстанция подтвердила правильность выводов судов о том, что договор дарения имел целью обойти ограничения на приобретение акций лицами, не являющимися акционерами закрытого акционерного общества, лишить акционеров возможности воспользоваться правом преимущественного приобретения акций, продаваемых другими акционерами. Заключая формально безвозмездный договор дарения, а затем договор купли-продажи, воля сторон в действительности была направлена на возмездную реализацию акций в обход прав остальных акционеров (дело
№ Ф08-405/06).

По делам № Ф08-6335/05, Ф08-5877/04 суд округа установил направленность договоров дарения и купли-продажи на обход преимущественного права других акционеров на приобретение акций, не выясняя вопрос о возмездности договора дарения.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
Согласно пункту 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.03 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона
²Об акционерных обществах²» в случае представления заинтересованным лицом, имеющим преимущественное право на приобретение акций, доказательств, свидетельствующих о том, что договор безвозмездного отчуждения акций (дарения), заключенный участником общества с третьим лицом, является притворной сделкой и фактически акции были отчуждены на возмездной основе, такой договор в силу пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожным, а к сделке, с учетом ее существа, применяются правила, регулирующие соответствующий договор. Лицо, чье преимущественное право на приобретение акций нарушено, может потребовать перевода на него прав и обязанностей покупателя акций по сделке, совершенной с третьим лицом.

Из указанного разъяснения следует, что лицо, имеющее преимущественное право на приобретение акций, должно доказать, что фактически акции были отчуждены участником общества третьему лицу на возмездной основе. Установление факта возмездности договора дарения влечет ничтожность такой сделки и применение последствий в виде перевода на заинтересованное лицо прав и обязанностей покупателя акций по сделке, совершенной с третьим лицом.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.05.05 № 56/05 указано, что нарушение при совершении сделок преимущественного права на приобретение акций не является основанием для признания таких сделок недействительными в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в постановлении от 11.01.06 по делу № Ф03-А04/05-1/4364 указал, что в предмет доказывания по спору входит исследование вопроса о том, в чем заключалась возмездность договора дарения. Преимущественное право акционеров (общества) действует при отчуждении участником этого общества акций только путем продажи.

Иная практика обнаружена в постановлении от 01.10.04 по делу
№ А13-12053/03-24 Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа. В аналогичной ситуации суд пришел к выводу, что истец не доказал нарушения пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении оспариваемых сделок. Ссылка на презумпцию возмездности договоров не принята судом во внимание, поскольку в силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Согласно пункту 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации договор дарения является безвозмездной сделкой. Как видно из содержания оспариваемых договоров, они не предусматривают встречной передачи имущества. При таких обстоятельствах наличие встречной передачи вещи или права, а также совершение сторонами сделки, имеющей целью прикрыть другую сделку, должно доказываться истцом. Истец не доказал совершения ответчиками каких-либо действий, направленных на совершение сделки, прикрывающей другую сделку. Материалами дела не подтверждены доводы истца о притворном характере оспариваемой сделки. Такой же позиции придерживается Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 17.10.05 по делу № КГ-А40/9910-05.

Противоречия по выводу в практике других окружных судов не выявлены.

Вопрос для обсуждения на президиуме или семинаре-совещании судей ФАС СКО не выносился.

3. Энергоснабжающая организация, приобретающая электроэнергию на ФОРЭМ через агента на основании агентского договора и пользующаяся услугами агента по доставке этой энергии потребителям, является собственником этой энергии.

ОАО «СтавропольАтомЭнергоСбыт» (энергоснабжающая организация) и общество (абонент) заключили договор на отпуск электроэнергии, в соответствии с которым энергоснабжающая организация обязалась поставлять абоненту через присоединенную сеть электрическую энергию, а абонент – оплачивать электроэнергию и мощность по тарифам, утвержденным РЭК Ставропольского края в порядке, установленном договором.

В целях реализации названного договора ОАО «СтавропольАтомЭнергоСбыт» (принципал) заключило с ОАО «Ставропольэнерго» (агент) агентский договор, согласно которому агент обязался от своего имени, но за счет принципала покупать на федеральном оптовом рынке (ФОРЭМ) электроэнергию и мощность. Принципал обязался возмещать агенту расходы, связанные с приобретением электроэнергии, и уплачивать вознаграждение за оказанные услуги.

Те же стороны заключили договор на возмездное оказание услуг по передаче электроэнергии заказчика (ОАО «СтавропольАтомЭнергоСбыт») через сети, принадлежащие исполнителю (ОАО «Ставропольэнерго»).

Считая себя собственником поставленной обществу электроэнергии, ОАО «Ставропольэнерго» выставляло обществу счета на оплату.

Установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что в спорный период ОАО «Ставропольэнерго» приобретало электроэнергию на рынке ФОРЭМ в качестве агента ОАО «СтавропольАтомЭнергоСбыт» и транспортировало ее по своим сетям контрагентам ОАО «СтавропольАтомЭнергоСбыт» (в том числе обществу). ОАО «Ставропольэнерго» не является ни поставщиком, ни собственником спорной электроэнергии. Агентский договор и договор возмездного оказания услуг явились самостоятельными основаниями возникновения между их сторонами соответствующих прав и обязанностей (статья 307 Гражданского кодекса Российской Федерации) (дело
№ Ф08-2350/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

1.8. Споры, возникающие из договоров возмездного оказания услуг по передаче электроэнергии и газа

Поскольку транспортировка газа осуществлялась по сетям, не принадлежащим ответчику, и потребитель (ответчик) находится в зоне обслуживания газораспределительной организации (истца), стоимость услуг по транспортировке газа должна рассчитываться по двуставочному тарифу.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к кооперативу о взыскании задолженности по оплате услуг по транспортировке газа.

По мнению общества, кооператив должен производить оплату услуг по транспортировке газа по двуставочному тарифу, состоящему из тарифной ставки за пользование распределительными газопроводами и тарифной ставки за услуги по поставке (транспортировке) газа для третьей группы потребителей, а не по тарифу по транспортировке в транзитном потоке, по которому в спорный период ответчик производил расчет.

Решением исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, сумма взыскиваемой с ответчика задолженности и процентов уменьшена, в остальной части решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Решением исковые требования удовлетворены. Суд кассационной инстанции оставил судебный акт без изменения по следующим основаниям.

В пункте 2.2 Методики определения тарифов на услуги (тарифов на транспортировку газа по местным сетям) газораспределительных организаций, действовавшей в спорный период (утверждена постановлением ФЭК России от 04.07.01 № 42/7, далее – Методика), предусмотрено, что стоимость услуг по транспортировке газа по распределительным газопроводам в случае его поставки конечным потребителям газа через сети данной ГРО, рассчитывается по двум ставкам: ставка за пользование распределительными газопроводами Тр (ставка за пользование) и ставка за услуги по транспортировке (поставке) газа Тs (ставка за услуги).

Согласно пункту 2.7 Методики услуги по транспортировке транзитного потока газа, проходящего по сетям данной ГРО и предназначенного для газоснабжения потребителей, не входящих в зону обслуживания данной ГРО, оплачиваются потребителем по одноставочному тарифу Тр.

При новом рассмотрении дела суд установил, что кооператив является конечным потребителем газа, входит в зону обслуживания истца и не осуществляет поставку газа транзитным потоком. При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод об отсутствии у кооператива права на применение тарифа, установленного для оплаты услуг по передаче транзитного потока газа.

Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции также указал на необходимость исследования вопроса о принадлежности газопровода, так как в случае принадлежности газопровода кооперативу на праве собственности общество не вправе взимать плату за пользование, т. е. учитывать в тарифе на транспортировку газа ставку за пользование распределительными газопроводами (пункт 2.2 Методики).

Поскольку в спорный период транспортировка газа осуществлялась по сетям, не принадлежащим кооперативу, истец обоснованно произвел расчет стоимости услуг по транспортировке газа исходя из двуставочного тарифа, включающего в себя ставку за пользование распределительным газопроводом и ставку за услуги по транспортировке (поставке) газа (дело № Ф08-106/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

1.9. Споры, возникающие из договоров аренды

1. Невведение здания в эксплуатацию не освобождает арендатора от уплаты арендной платы за пользование находящимся в нем нежилым помещением.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании арендной платы за пользование нежилым помещением, пеней за просрочку уплаты арендной платы, штрафа за несвоевременный возврат нежилого помещения арендодателю и процентов за пользование чужими денежными средствами. Предприниматель обратился со встречным иском к обществу о признании недействительным договора аренды и применении последствий недействительности ничтожной сделки – взыскании с общества в пользу предпринимателя суммы, уплаченной во исполнение недействительной сделки.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано. Суды пришли к выводу, что основания для признания договора ничтожным отсутствуют. Довод предпринимателя о том, что общество нарушило статью 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации, передав в аренду нежилое помещение до введения здания в эксплуатацию, отклонен, поскольку приведенная статья не содержит ограничений для эксплуатации объекта недвижимости, а лишь определяет порядок ввода его в эксплуатацию.

Окружной суд оставил судебные акты без изменения, указав следующее. Согласно акту приемки-передачи состояние нежилого помещения соответствует параметрам, названным в договоре аренды. В процессе исполнения договора предприниматель не заявлял о недостатках арендованного имущества, поэтому судебные инстанции правомерно не приняли во внимание доводы предпринимателя о том, что до сдачи здания в эксплуатацию он лишен возможности пользоваться нежилыми помещениями (дело № Ф08-1683/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

2. Положения пункта 1 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды, не применяются при ликвидации унитарного предприятия и возвращении арендованного имущества его собственнику.

Предприятие передало обществу в аренду нежилые помещения. До истечения срока договора предприятие ликвидировано, закрепленное за ним имущество передано комитету по управлению муниципальным имуществом. Комитет заключил с обществом дополнительное соглашение к договору аренды, в котором выступил на стороне арендодателя. Стороны изменили срок договора и размер арендной платы.

Администрация муниципального образования, полагая, что договор аренды прекратился в связи с ликвидацией предприятия, а дополнительное соглашение к нему является недействительным, обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным соглашения и выселении общества из нежилых помещений.

Решением суда иск удовлетворен. Суд пришел к выводу, что после ликвидации предприятия договор аренды прекратился. Положения статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации о сохранении договора аренды в силе при смене собственника к данным отношениям не применяются, поскольку отсутствует юридический факт перехода вещных прав на арендованное имущество к новому лицу.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано по следующим основаниям. С ликвидацией предприятия изменился титульный владелец нежилых помещений, что не влечет изменения прав арендатора согласно статье 617 Гражданского кодекса Российской Федерации. Комитет по управлению муниципальным имуществом правомерно вступил в арендные правоотношения в качестве арендодателя.

Окружной суд оставил постановление апелляционной инстанции без изменения, указав следующее. Суд апелляционной инстанции неправомерно руководствовался статьей 617 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку применение указанной нормы рассчитано на случаи перехода права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) к другому лицу в порядке наследственного правопреемства, на основании договора обладателя вещного права с контрагентом либо административного акта, допускающего универсальное правопреемство. Ликвидация юридического лица не влечет такого правопреемства. Поэтому в силу статьи 419 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды, заключенный предприятием и обществом, прекратился без перехода прав и обязанностей по нему к другим лицам. Вместе с тем при заключении дополнительного соглашения комитет по управлению муниципальным имуществом и общество сохранили волю на продолжение арендных отношений спорных объектов недвижимости, фактически перезаключив договор аренды. Условия дополнительного соглашения не противоречат действующему законодательству (дело № Ф08-1430/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

3. Направление оферты о заключении договора аренды недвижимого имущества свидетельствует о добровольном принятии лицом, сделавшим предложение, обязательства по заключению договора (пункт 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), что может служить основанием для обращения адресата с иском о понуждении заключить договор аренды.

Общественная организация неоднократно обращалась в комитет по управлению муниципальным имуществом с просьбой предоставить в безвозмездное пользование нежилое помещение. В ответном письме комитет отказал в удовлетворении просьбы, предложив заключить договор аренды нежилого помещения. Общественная организация направила комитету проект договора аренды, приступила к использованию нежилого помещения, провела в нем ремонтные работы.

Уклонение комитета по управлению муниципальным имуществом от заключения договора аренды послужило основанием для предъявления общественной организацией иска о понуждении заключить договор.

Решением иск удовлетворен. Суд оценил письмо комитета по управлению муниципальным имуществом с предложением заключить договор аренды в качестве оферты, а действия общественной организации по использованию и ремонту нежилого помещения – в качестве акцепта.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано на том основании, что письмо комитета по управлению муниципальным имуществом с предложением заключить договор аренды не является офертой.

Окружной суд признал вывод суда апелляционной инстанции не соответствующим имеющимся в материалах дела доказательствам и нормам материального права. Письмо комитета по управлению муниципальным имуществом с предложением заключить договор аренды является офертой в силу статьи 435 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку содержит существенные условия для заключения договора (конкретное помещение, его площадь, порядок определения размера арендной платы). Направление общественной организацией проектов договора аренды, фактическое использование нежилого помещения и его ремонт при отсутствии возражений со стороны комитета является полным и безоговорочным акцептом оферты (статья 438 Кодекса). В соответствии со статьей 421 Кодекса понуждение к заключению договора допускается в случае добровольного принятия на себя обязательства по его заключению. Поскольку суд первой инстанции правильно оценил фактические обстоятельства, свидетельствующие о намерении сторон заключить договор аренды, соблюдении предварительной процедуры его заключения и неправомерном уклонении одного из участников от исполнения добровольно принятого на себя обязательства, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил иск (дело № Ф08-6634/05).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

1.10. Споры, возникающие из договоров подряда; выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ

1. Проектно-изыскательские работы нельзя считать окончательно выполненными подрядчиком без проведения государственной экспертизы проектно-сметной документации по строительству объектов.

Кассационная инстанция согласилась с выводом суда апелляционной инстанции о том, что у заказчика отсутствует обязанность по оплате проектно-изыскательских работ, указав следующее. В пункте 2 Положения о проведении государственной экспертизы и утверждении градостроительной, предпроектной и проектной документации в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2000 № 1008, предусмотрено, что проектная документация до ее утверждения подлежит государственной экспертизе независимо от источников финансирования и формы собственности предприятий, зданий и сооружений, за исключением документации на объекты, строительные работы на которых не затрагивают их конструктивных и других характеристик надежности и безопасности и для строительства, расширения, реконструкции, технического перевооружения, капитального ремонта, консервации и ликвидации которых не требуется разрешения. Проведение государственной экспертизы проектно-сметной документации предусмотрено и договором.

Подрядчик не обращался в уполномоченные органы для проведения экспертизы, поэтому проектно-изыскательские работы нельзя считать окончательно выполненными. В этом случае в силу пункта 1 статьи 711 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядчик не вправе требовать оплаты таких работ (дело № Ф08-2524/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

2. Приблизительная цена работ и их объем могут быть уточнены при подписании уполномоченными представителями сторон актов формы КС-2 и справок формы КС-3.

Кассационная инстанция признала правильным вывод суда первой инстанции о том, что цена договора подряда не является твердой и может быть изменена в установленных договором случаях. Подписание уполномоченными представителями сторон актов формы КС-2 и справок формы КС-3, в которых указаны объем и стоимость произведенных работ, свидетельствует о фактическом уточнении объемов и цены работ (дело № Ф08-2168/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

3. Стороны договора подряда (возмездного оказания услуг) вправе предусмотреть в соглашении порядок фиксации и расчета сумм, на которые подлежит уменьшению цена за некачественно выполненные работы (оказанные услуги). Данное условие не противоречит положениям статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации и является действительным.

Общество обратилось с иском к учреждению о взыскании частично неоплаченной стоимости оказанных услуг.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, не приняв во внимание условие договора, определяющее порядок расчета стоимости некачественных услуг.

Кассационная инстанция, отменяя решение и отказывая в иске, указала следующее. В силу статьи 783 Гражданского кодекса Российской Федерации к отношениям сторон применимы положения главы 37 Кодекса. Согласно статье 723 Кодекса в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, потребовать от подрядчика: безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; соразмерного уменьшения установленной за работу цены; возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда.

Установив в договоре условие об уменьшении оплаты услуг на 0,1% от всего объема оказанных услуг за месяц за каждый составленный акт о ненадлежащем исполнении обязательств, стороны предусмотрели взаимовыгодный порядок фиксации и расчета подлежащей уменьшению цены за некачественно выполненные работы, что не противоречит положениям статьи 723 Кодекса (дело № Ф08-2024/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

1.11. Споры, возникающие из договоров перевозки

1. Письмо директора филиала железной дороги об удовлетворении претензии за счет другого филиала не является доказательством, свидетельствующим о признании ответчиком долга.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к железной дороге о взыскании 38 тыс. рублей, безосновательно списанных со счета истца.

Решением, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в иске отказано. Оставляя судебные акты без изменения, суд кассационной инстанции исходил из того, что течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (статья 203 Гражданского кодекса Российской Федерации). В материалах дела отсутствуют доказательства того, что директор филиала железной дороги «Рефсервис» имел полномочия на признание претензий за счет другого филиала (дело № Ф08-1718/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

2. Налогообложение работ, услуг, связанных с импортированием товаров в Российскую Федерацию, производятся по ставке 0%.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к железной дороге о взыскании необоснованно списанных со счета в ТехПД денежных средств.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, с железной дороги в пользу общества взыскана необоснованно списанная сумма НДС. Суд исходил из того, что железная дорога неправомерно списала со счета общества в ТехПД НДС в размере 18%, начисленный на провозную плату за перевозку груза в международном сообщении, и оплату услуг, связанных с перевозкой. В соответствии с нормами налогового законодательства налогообложение работ (услуг) по сопровождению, транспортировке, погрузке и перегрузке экспортируемых за пределы Российской Федерации товаров, выполняемых российскими перевозчиками, производится по ставке НДС в размере 0%.

Кассационная инстанция судебные акты оставила без изменения
(дело № Ф08-499/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

1.12. Споры, возникающие из договоров хранения

Изменение внутренней структуры территориальных органов Росрезерва не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку формирование, хранение и обслуживание запасов государственного резерва обеспечивается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим управление государственным резервом, его территориальными органами и подведомственными организациями, которые образуют единую федеральную систему государственного резерва Российской Федерации (пункт 1 статьи 4 Федерального закона «О государственном материальном резерве»).

Управление обратилось с иском к обществу о взыскании штрафных санкций за несвоевременное освежение материальных ценностей.

Судебные инстанции в иске отказали в связи с пропуском срока исковой давности.

Кассационная инстанция согласилась с выводами судов.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации под исковой давностью понимается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Правоотношения сторон по хранению ценностей госрезерва основаны на договоре хранения и факте закладки ценностей в резерв в 1991 году и подпадают под правовое регулирование гражданского законодательства. Штраф за несвоевременное исполнение обязанности по освежению ценностей в резерве представляет собой способ обеспечения исполнения обязательства. Право на применение к нарушителю этой ответственности возникает при истечении срока хранения ценностей или ухудшения их состояния.

Нормативный срок хранения автола истек 03.11.96. С этого момента у уполномоченного государственного органа, осуществляющего управление государственным резервом, возникло право применить к обществу меры гражданско-правовой ответственности.

Течение срока исковой давности начинается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (статья 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Общество представило доказательства направления сведений о состоянии ценностей территориальным подразделениям федерального органа исполнительной власти, осуществляющего управление государственным резервом, в 1997, 2000 годах, а также на 01.01.02.

Поскольку иск о применении мер ответственности направлен территориальным подразделением федерального органа исполнительной власти, осуществляющим управление государственным резервом, в суд в 2005 году, нижестоящие инстанции обоснованно применили срок исковой давности и вынесли решение об отказе в иске.

Изменение структуры территориальных органов Росрезерва не может повлиять на течение срока давности, так как формирование, хранение и обслуживание запасов государственного резерва обеспечивается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим управление государственным резервом, его территориальными органами и подведомственными организациями, которые образуют единую федеральную систему государственного резерва Российской Федерации (пункт 1 статьи 4 Федерального закона «О государственном материальном резерве»). Следовательно, изменение внутренней структуры единой федеральной системы государственного резерва Российской Федерации не может само по себе влиять на сложившиеся правоотношения по хранению ценностей резерва (дело № Ф08-6374/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

1.13. Споры, возникающие из договоров страхования

Страхователь, возместивший потерпевшему убытки по договору страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, вправе требовать со страховщика неосновательное обогащение в пределах страховой суммы.

Страхователь обратился с иском к страховщику о взыскании убытков в виде сумм, уплаченных страхователем выгодоприобретателю вместо страховщика по договору обязательного страхования автогражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО).

Судебные инстанции отказали в иске.

Окружной суд отменил судебные акты и удовлетворил иск. В соответствии со статьей 1 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховым случаем является наступление гражданской ответственности страхователя, риск ответственности которого за причинение вреда, в том числе имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, застрахован по договору обязательного страхования. Наступление страхового случая влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату потерпевшему. Таким образом, праву выгодоприобретателя предъявить страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы соответствует обязанность страховщика, отвечающего в силу договора за непосредственного причинителя вреда. При возмещении потерпевшему вреда вместо страховщика непосредственно страхователем (причинителем вреда) у страховщика возникает неосновательное обогащение, поскольку страховщик, независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом его поведения, поведения третьих лиц или произошло помимо их воли, сберегает те денежные средства, которые он должен был затратить на возмещение вреда потерпевшему (статья 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отказывая в иске, судебные инстанции сослались на недобросовестное поведение страхователя, выразившееся в том, что водитель, управлявший автомобилем страхователя, не сообщил потерпевшему о наличии договора страхования. Однако указанное обстоятельство не могло повлечь отказ в иске (дело № Ф08-266/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

В практике Верховного Суда Российской Федерации изложен аналогичный подход – «Обзор законодательства и судебной Практика Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года».

В практике Федерального арбитражного суда Уральского округа выявлено постановление по делу № Ф09-2830/02-ГК, где указано, что сумма, выплаченная страхователем вместо страховщика, в силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации представляет собой убытки – расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права (реальный ущерб). В соответствии со статьей 393 Кодекса должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства.

Противоречия в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

Вопрос на обсуждение не выносился.

2. Применение земельного законодательства

1. Признание недействующим нормативного правового акта, которым установлены базовые ставки арендной платы за пользование земельными участками, находящимися в государственной или муниципальной собственности, и поправочные коэффициенты к ним, не препятствует применению этого акта при расчете арендной платы за период, предшествующий признанию его недействующим.

Администрация муниципального образования обратилась в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании арендной платы за пользование земельным участком и пеней за просрочку уплаты арендной платы.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен частично.

Окружной суд, оставляя судебные акты без изменения, отклонил довод кассационной жалобы о том, что администрация муниципального образования неправомерно произвела расчет арендной платы на основании постановления главы муниципального образования, признанного недействующим. Согласно пункту 5 статьи 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации нормативный правовой акт или отдельные его положения, признанные арбитражным судом недействующими, не подлежат применению с момента вступления в законную силу решения суда. При расчете арендной платы администрация руководствовалась упомянутым постановлением до даты вступления силу решения, которым постановление признано недействующим, после указанной даты постановление не применялось (дело № Ф08-2282/06).

Противоречия по выводу обнаружены в постановлениях Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.06.04 и 22.12.04 по делу № Ф09-1761/04-ГК. Окружной суд пришел к выводу, что на момент предъявления иска постановление региональной энергетической комиссии от 01.08.02 в части установления тарифа в размере 61 рубля 01 копейки за 1 кВт/ч электроэнергии решением арбитражного суда от 11.11.02 признано недействующим. Поэтому суд апелляционной инстанции при расчете задолженности по договору энергоснабжения за период с 15.08.02 по 10.11.02 неправомерно применил данное постановление.

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

Вопрос выносился для обсуждения на расширенное заседание президиума
ФАС СКО 24.10.05: «Решением арбитражного суда признан недействующим нормативный правовой акт, которым установлены ставки арендной платы (тарифы). Возможно ли удовлетворить иск о взыскании задолженности, образовавшейся до принятия решения суда, если ее расчет произведен с применением ставок (тарифов), установленных признанным недействующим нормативным правовым актом? Подлежит ли признанный недействующим нормативный правовой акт применению к правоотношениям, которые урегулированы данным актом до признания его недействующим?». При обсуждении вопроса на заседании президиума 31.10.05 выявлена коллизия части 2 статьи 13 и части 5 статьи 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и принято решение обратиться в Высший Арбитражный Суд Российской Федерацией с запросом по данному вопросу.

2. Неиспользование после прекращения договора аренды земельного участка, не возвращенного арендодателю в установленном порядке, не освобождает арендатора от обязанности по внесению арендной платы в полном объеме.

Администрация муниципального образования обратилась в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании арендной платы за пользование земельным участком и пеней за просрочку уплаты арендной платы.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, удовлетворено требование о взыскании арендной платы, в удовлетворении требования о взыскании пеней отказано. Суды пришли к выводу, что обязательство по внесению арендной платы прекращается после надлежащего исполнения арендатором обязательства по возврату имущества арендодателю. После прекращения действия договора пени не подлежат взысканию.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения, указав следующее. В соответствии со статьей 622 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. По окончании срока договора аренды общество не возвратило земельный участок, поэтому у него возникла обязанность произвести оплату за все время просрочки. Неиспользование части земельного участка не освобождает арендатора от обязанности по внесению арендной платы (дело № Ф08‑1929/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

3. Если на земельном участке находятся несколько объектов недвижимости разного целевого назначения и нормативные акты, регулирующие порядок определения арендной платы за пользование земельными участками, находящимися в государственной или муниципальной собственности, не предусматривают возможности применения различных поправочных коэффициентов по категориям арендаторов и видам целевого использования к различным частям земельного участка, то арендная плата определяется на основании базовой ставки арендной платы и поправочного коэффициента к ней за весь земельный участок исходя из основного вида деятельности.

Департамент имущественных отношений (арендодатель) и общество (арендатор) заключили договор аренды земельного участка, предоставленного для эксплуатации объектов недвижимости. Общество в установленном порядке снесло расположенные на земельном участке объекты недвижимости нефтебазы и возвело торговый центр.

Департамент имущественных отношений, полагая, что строительство здания торгового центра с обслуживающими его объектами недвижимости повлекло изменение целевого назначения зданий, строений и сооружений, находящихся на земельном участке (с эксплуатации объектов недвижимости нефтебазы на эксплуатацию торгового центра), и, следовательно, изменение поправочного коэффициента, обратился в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании задолженности по арендной плате и пеней за просрочку уплаты арендной платы.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен на том основании, что с даты регистрации обществом права собственности на не завершенное строительством здание торгового центра, расположенного на земельном участке, изменилось целевое назначение зданий, строений и сооружений: с эксплуатации объектов недвижимости нефтебазы на эксплуатацию торгового центра. Данное обстоятельство является основанием для изменения размера арендной платы за пользование земельным участком.

Окружной суд оставил судебные акты без изменения, указав следующее. Нормативные правовые акты, которыми установлен порядок определения размера арендной платы земельных участков, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, не предусматривают возможности определить общий размер арендной платы за земельный участок как сумму арендных плат за различные части земельного участка (применять различные поправочные коэффициенты к различным частям земельного участка). Арендная плата определяется на основании единого поправочного коэффициента по категориям арендаторов и видам целевого использования за весь земельный участок исходя из основного вида деятельности на земельном участке (дело № Ф08-1520/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

4. При признании договора аренды незаключенным неосновательное обогащение взыскивается не за всю площадь земельного участка, предусмотренную договором, а за фактически используемую площадь.

Комитет по управлению муниципальным имуществом (арендодатель) и общество (арендатор) подписали договор аренды земельного участка площадью 100 990 кв. м. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда по другому делу договор аренды признан незаключенным в связи с отсутствием его государственной регистрации.

Невнесение обществом в полном размере платы за пользование земельным участком послужило основанием для предъявления комитетом по управлению муниципальным имуществом иска о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, иск удовлетворен частично по следующим основаниям. Материалами дела подтверждается, что из земельного участка площадью 100 990 кв. м общество фактически пользовалось земельным участком площадью 60 990 кв. м, поэтому обязано оплатить за пользование (дело № Ф08-1367/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

5. Отказ унитарного предприятия от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком не влечет прекращения права государственной (муниципальной) собственности на земельный участок.

В связи с тяжелым финансовым положением унитарное предприятие обратилось к Минимуществу России о прекращении права постоянного (бессрочного) пользования. Минимущество России дало согласие на прекращение права постоянного (бессрочного) пользования предприятия на земельный участок. На основании распоряжения главы администрации края земельный участок включен в фонд перераспределения земель края, и на него зарегистрировано право собственности края.

Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (далее – управление) обратилось с иском к администрации края и Департаменту имущественных отношений края (далее – департамент) о признании недействительным зарегистрированного права собственности Краснодарского края на земельный участок.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано по следующим основаниям. Право собственности на земельный участок правомерно зарегистрировано за краем, поскольку унитарное предприятие отказалось от права постоянного (бессрочного) пользования участком и отказ согласован с собственником земельного участка

Окружной суд, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, указал, что Минимущество России согласовало только отказ унитарного предприятия от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком. В силу пункта 1 статьи 53 Земельного кодекса Российской Федерации отказ лица от осуществления принадлежащего ему права на земельный участок (подача заявления об отказе) не влечет за собой прекращения соответствующего права. Поскольку в материалы дела не представлены доказательства передачи спорного участка краю, судебные инстанции преждевременно пришли к выводу о законности регистрации права собственности края на участок на основании распоряжения главы администрации края. Сведения об отказе Российской Федерации от права собственности на земельный участок отсутствуют (дело № Ф08-1285/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

6. При выкупе земельного участка, на котором расположены объекты недвижимости и который находится в государственной или муниципальной собственности (статья 36 Земельного кодекса Российской Федерации), уполномоченное собственником лицо вправе продать не весь земельный участок, а только часть его, занятую объектом недвижимости и необходимую для его использования.

Администрация муниципального образования (арендодатель) и общество (арендатор) заключили договор аренды земельного участка, на котором расположены принадлежащие обществу на праве собственности объекты недвижимости.

Общество обратилось в администрацию муниципального образования с заявлением о выкупе земельного участка. Администрация сообщила, что в собственность может быть предоставлена только часть земельного участка, занятая недвижимыми объектами и необходимая для их использования, остальная часть земельного участка, свободная от застройки, может быть предоставлена только в аренду.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия администрации муниципального образования, выразившегося в непредоставлении обществу в установленный законом срок договора купли-продажи земельного участка.

Решением, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявления отказано по следующим основаниям. При приобретении права собственности на объекты недвижимости к лицу переходят права на земельный участок, занятый этой недвижимостью и необходимый для ее использования (статья 35 Земельного кодекса Российской Федерации). Площадь части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для использования, определяется на основании пункта 3 статьи 33 Кодекса, согласно которой предельные размеры земельных участков устанавливаются в соответствии с утвержденными нормами отвода земель для конкретных видов деятельности или правилами землепользования и застройки, землеустроительной, градостроительной и проектной документацией. Площадь земельного участка, необходимая для использования объектов недвижимости, и, следовательно, подлежащая передаче в собственность, определяется исходя из функционального назначения этих объектов. Таким образом, площадь земельного участка, необходимая для использования недвижимости, может быть меньше общей площади земельного участка, выделенного юридическому лицу для осуществления хозяйственной деятельности.

Требование общества заключить договор купли-продажи земельного участка площадью 15 264 кв. м правомерно признано судебными инстанциями необоснованным. Объектами недвижимости на спорном участке занято лишь 1540,1 кв. м. Заявитель не представил доказательств необходимости для использования построенной недвижимости всего земельного участка. При оформлении права собственности на другие объекты недвижимости, расположенные на земельном участке, общество вправе обратиться в администрацию муниципального образования с заявлением о приобретении в собственность соответствующей части земельного участка (дело № Ф08-985/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

7. Типовая форма договора аренды находящегося в государственной или муниципальной собственности земельного участка, разработанная уполномоченным органом государственной или муниципальной власти, не исключает возможности передачи разногласий, которые возникли при заключении договора аренды земельного участка, на рассмотрение арбитражного суда.

Комитет по управлению муниципальным имуществом направил обществу проект договора аренды земельного участка, на котором расположены принадлежащие обществу объекты недвижимости и который ранее предоставлен обществу на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Общество подписало проект договора аренды с протоколом разногласий.

Комитет по управлению муниципальным имуществом не согласился с протоколом разногласий, ссылаясь на то, что в соответствии с пунктом 6 постановления Правительства Российской Федерации от 07.08.02 № 576 «О порядке распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю» договоры аренды земельных участков, арендная плата за которые поступает в бюджет субъекта Российской Федерации, подлежат обязательному согласованию с органами, уполномоченными на распоряжение земельными участками. Предложенный обществом вариант проекта договора аренды земельного участка не согласован с Минимуществом области. Предложенный обществу проект договора аренды соответствует надлежаще согласованной типовой форме договоров аренды, потому изменению не подлежит.

Данное обстоятельство послужило основанием обращения общества в арбитражный суд с иском об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора аренды земельного участка.

Решением, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано по следующим основаниям. Ссылка комитета по управлению муниципальным имуществом на пункт 6 постановления Правительства Российской Федерации 07.08.02 № 576 «О порядке распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю» несостоятельна, так как спор, возникший при заключении договора, подлежит урегулированию со стороной по договору. Действие указанного постановления не распространяется на собственника объекта недвижимого имущества при реализации его прав на приобретение земельного участка, необходимого для использования указанного объекта. Типовая форма договора аренды не является правовым актом либо императивной нормой, не установлена законом, поэтому не носит обязательного характера по смыслу пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, а лишь определяет примерные условия, предусмотренные пунктом 3 статьи 427 Кодекса. Предложенные обществом условия договора аренды соответствуют диспозитивным нормам Земельного и Гражданского кодексов Российской Федерации (дела № Ф08-6720/05, Ф08-6673/05 и Ф08-6715/05).

Вывод о возможности заключения договора аренды (купли-продажи) земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, на основании проекта договора, представленного арендатором (покупателем), подтверждается в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.03.06 по делу № 14711/05. Суд апелляционной инстанции, возложив на администрацию обязанность подготовить проект договора купли-продажи земельного участка и направить его обществу, не принял во внимание, что общество сформулировало требование как понуждение администрации к заключению договора купли-продажи земельного участка и представило проект договора.

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

8. Собственник недвижимого имущества после введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации не обращался к уполномоченному органу с предложением заключить договор аренды земельного участка, необходимого для эксплуатации здания, строения, сооружения. В этом случае принятие ненормативного правового акта о предоставлении собственнику объекта недвижимости земельного участка на праве аренды не свидетельствует о реализации им исключительного права на приватизацию земельного участка в порядке статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации.

Судебные инстанции отказали обществу в удовлетворении заявления о понуждении администрации к заключению договора купли-продажи земельного участка, расположенного под принадлежащими собственнику объектами недвижимого имущества, указав, что прежний собственник пользовался земельным участком на праве аренды, которое перешло к обществу в силу статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации. Отказ общества заключить договор аренды не свидетельствует о возникновении права на выкуп земельного участка.

Кассационная инстанция признала неправильным вывод судов об отсутствии у общества права на приватизацию земельного участка по следующим основаниям. Согласно статье 36 Земельного кодекса Российской Федерации право выбора титула на земельный участок принадлежит собственнику расположенного на нем недвижимого имущества.

Общество не выражало намерений заключить договор аренды земельного участка, поэтому принятие администрацией постановления о предоставлении собственнику объекта недвижимости земельного участка на праве аренды не свидетельствует о реализации им исключительного права на приватизацию земельного участка в порядке статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-6353/05).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

9. Установление или изменение черты поселений является переводом земель поселений или земельных участков в составе таких земель в другую категорию либо переводом земель или земельных участков в составе таких земель из других категорий в земли поселений. Перевод земель или земельных участков из одной категории в другую считается состоявшимся с момента внесения изменений об этом переводе в записи Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Государственное учреждение обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия администрации, выразившегося в уклонении от выдачи разрешений на строительство жилых домов.

Судебные инстанции отказали в удовлетворении заявления на том основании, что земельный участок, предназначенный для строительства жилых домов, относится к землям сельскохозяйственного назначения. Перевод участка в земли поселений в установленном порядке не произведен.

Кассационная инстанция согласилась с выводом, указав следующее. Согласно пункту 1 статьи 8 Федерального закона от 21.12.04 № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» в редакции, действовавшей на момент обращения института с заявлением о выдаче разрешений на строительство, установление или изменение черты поселений влечет за собой перевод земель поселений или земельных участков в составе таких земель в другую категорию либо перевод земель или земельных участков в составе таких земель из других категорий в земли поселений (в редакции Федерального закона от 21.07.05 № 111-ФЗ – установление или изменение черты поселений является переводом земель поселений или земельных участков в составе таких земель в другую категорию либо переводом земель или земельных участков в составе таких земель из других категорий в земли поселений). В соответствии с пунктом 6 статьи 14 названного Закона отнесение земельного участка к определенной категории земель осуществляется в порядке, установленном статьями 2, 3, 4, 5 и 15 Закона. В силу пункта 3 статьи 5 Закона перевод земель или земельных участков в составе таких земель из одной категории в другую считается состоявшимся с момента внесения изменений о таком переводе в записи Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

На момент обращения института с заявлением о выдаче разрешений на строительство жилых домов сведения об изменении категории земельного участка не внесены в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Следовательно, в этот период участок относился к землям сельскохозяйственного назначения (дело № Ф08-354/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

10. При заключении государственным учреждением контракта на долевое строительство объекта недвижимого имущества, расположенного на участке, принадлежащем ему на праве постоянного (бессрочного) пользования, необходимо согласие соответствующего органа управления государственным имуществом.

Суды, отказывая в выдаче разрешения на строительство жилого дома, обоснованно указали, что учреждение должно согласовать с органом, уполномоченным распоряжаться его имуществом, изменение разрешенного использования земельного участка и строительство на нем объекта недвижимого имущества с привлечением средств инвесторов и дольщиков.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 30.12.04 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и внесении изменений в некоторые законодательстве акты Российской Федерации» основанием для государственной регистрации права собственности участника долевого строительства на объект долевого строительства являются документы, подтверждающие факт его постройки (создания), и документ о передаче объекта долевого строительства. Государственная регистрация возникновения права собственности на объект долевого строительства одновременно является государственной регистрацией неразрывно связанного с ним права общей долевой собственности на общее имущество.

В силу статьи 271 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник здания, сооружения или иной недвижимости, находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, имеет право пользования предоставленной таким лицом под эту недвижимость частью земельного участка.

Согласно статье 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с названным Кодексом.

В силу статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности земельный участок, на котором расположен данный дом. В порядке статьи 23 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация возникновения права на жилое или нежилое помещение в многоквартирных домах одновременно является государственной регистрацией неразрывно связанного с ним права общей долевой собственности на общее имущество.

Таким образом, у государственного учреждения с даты регистрации права собственности на объект недвижимого имущества за участниками строительства прекращается право на земельный участок, что требует согласия органа, уполномоченного распоряжаться имуществом учреждения (дело № Ф08-354/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

3. Применение природоохранного законодательства

Приостановление деятельности по строительству жилых домов не является мерой административной ответственности, поэтому уполномоченный орган вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением.

Уполномоченный орган обратился в суд с заявлением о приостановлении деятельности общества по строительству жилых домов.

Решением в удовлетворении заявленных требований отказано на том основании, что заявитель фактически просит применить в отношении общества меры административного воздействия (ответственность). Однако общество уже привлекалось к административной ответственности в виде наложения штрафа. Приостановление деятельности является повторным наказанием, что противоречит принципам назначения административной ответственности. Требования заявителя основаны на протоколе об административном правонарушении, который составлен с нарушением установленного порядка.

Кассационная инстанция решение отменила, дело передала на новое рассмотрение. Суд исходил из того, что согласно статье 80 Федерального закона «Об экологической экспертизе» требования об ограничении, приостановлении или прекращении деятельности юридических и физических лиц, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, рассматриваются судом или арбитражным судом.

Часть 1 статьи 8.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает такого наказания, как административное приостановление деятельности. Приостановление права природопользования является временным изменением правосубъектности правонарушения в отношении его специального права и действует до устранения причин правонарушения. Статья 56 Федерального закона «Об охране окружающей среды», предусматривающая меры воздействия за нарушение природоохранных требований в виде ограничения, приостановления и прекращения деятельности, осуществляемой с нарушением природоохранных требований, помещена законодателем в главу «Требования в области охраны окружающей среды при осуществлении хозяйственной и иной деятельности». Поэтому приостановление деятельности не является видом ответственности и не свидетельствует о привлечении общества к административной ответственности
(дело № Ф08-6466/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

4. Применение законодательства по банкротству

1. Если имущество, находящееся в хозяйственном ведении должника, получено им на законных основаниях, то требования собственника имущества об исключении его из конкурсной массы не подлежат удовлетворению.

Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Краснодарскому краю обратилось в арбитражный суд с иском к конкурсному управляющему общества об исключении из конкурсной массы всего государственного имущества, находящегося в хозяйственном ведении должника.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.

Кассационная инстанция судебные акты оставила без изменения, указав, что в силу статьи 131 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. Из имущества должника, которое составляет конкурсную массу, исключаются имущество, изъятое из оборота, имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на имеющейся лицензии на осуществление отдельных видов деятельности, а также иное предусмотренное названным Законом имущество.

Согласно статье 294 Гражданского кодекса Российской Федерации государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с Кодексом. Имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (пункты 2, 5 статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 2, 7 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

Таким образом, обязательства государственного унитарного предприятия удовлетворяются за счет стоимости имущества, которое ему передано в установленном порядке. Удовлетворение требований кредиторов за счет имущества осуществляется, в частности, и при процедуре банкротства, поскольку законом иное не предусмотрено (дело № Ф08-716/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

2. Заявление кредитора об установлении требований не может быть возвращено на основании статьи 44 Закона о банкротстве.

Определением суд возвратил заявление компании об установлении требований, указав, что оно подписано неуполномоченным лицом.

Кассационная инстанция определение отменила, заявление кредитора направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции, руководствоваясь следующим.

В пункте 1 статьи 39 и пункте 2 статьи 40 Закона о банкротстве установлены требования к заявлению конкурсного кредитора о признании должника банкротом, перечень документов, прилагаемых к нему. Заявление, не соответствующее требованиям, и приложенные к нему документы возвращаются арбитражным судом (статья 44 Закона о банкротстве). Названная норма регламентирует порядок и основания возвращения заявления о признании должника банкротом, поданного в порядке главы третьей Закона о банкротстве, однако из Закона не следует, что в том же порядке и по тем же основаниям подлежат возвращению заявления кредиторов об установлении требований
(дело № Ф08-6562/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда
Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

3. При расторжении соглашения о реструктуризации в период наблюдения обязательство по уплате обязательных платежей, по которым была предоставлена рассрочка, относится к текущим платежам. Данное требование может быть предметом рассмотрения арбитражным судом в других процедурах банкротства в порядке, установленном Законом о банкротстве.

Определением требования налоговой инспекции включены в реестр требований кредиторов в третью очередь, а именно: недоимка по налогам, пени и штрафные санкции. Суд мотивировал определение отсутствием возражений в отношении заявленных требований.

Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения кассационной инстанцией, определение отменено, суммы основного долга, пеней и штрафных санкций, подлежащих включению в реестр кредиторов должника, уменьшены, в части заявленных требований отказано. Суд исходил из того, что по своей правовой природе реструктуризация является разновидностью рассрочки по уплате налогов. Заявление о признании должника банкротом должник подал в период действия соглашения о реструктуризации долгов по обязательным платежам в бюджет.

Отмена реструктуризации по причине невыполнения налогоплательщиком условий погашения задолженности не прекращает обязанности по уплате налогов, пеней и штрафов. В силу постановления Правительства Российской Федерации от 03.09.99 № 1002 «О порядке и сроках проведения реструктуризации кредиторской задолженности юридических лиц по налогам и сборам, а также задолженности по начисленным пеням и штрафам перед федеральным бюджетам» утвержден Порядок проведения реструктуризации кредиторской задолженности юридических лиц по налогам и сборам, а также задолженности по начисленным пеням и штрафам перед федеральным бюджетом. В этом случае налоговый орган принимает решение об отмене реструктуризации и меры по взысканию задолженности в соответствии с пунктом 8 Порядка. Неисполнение налогоплательщиком графика уплаты платежей и прекращение действия реструктуризации влекут возобновление обязанности по уплате штрафов с момента вынесения решения об отмене реструктуризации (дело № Ф08-770/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда
Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

4. Расчеты по уплате капитализированных платежей по обязательному социальному страхованию граждан за вред, причиненный жизни или здоровью, должны производиться в первую очередь в силу пункта 4 статьи 134 Закона о банкротстве.

Суд признал обоснованными требования фонда социального страхования, обязал конкурсного управляющего кооператива включить требование фонда социального страхования в первую очередь реестра. Определение мотивировано тем, что кооператив имеет перед фондом социального страхования задолженность по капитализированным платежам.

Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением кассационной инстанции, определение оставлено без изменения. Суд исходил из того, что фонд социального страхования, являясь в силу статьи 3 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее – Закон о социальном страховании) страховщиком по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее – обязательное социальное страхование), обратился в суд с заявлением о включении в реестр требования на сумму капитализированных платежей.

Пункт 2 статьи 23 Закона о социальном страховании предусматривает, что при ликвидации страхователя – юридического лица он обязан внести страховщику капитализированные платежи в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Согласно пункту 4 статьи 134 Закона о банкротстве в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих платежей. Из данной нормы не следует, что ее положения подлежат применению только по требования граждан, интересы которых не застрахованы в порядке Закона о социальном страховании. В соответствии с трудовым законодательством ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, несет работодатель. Обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного, путем предоставления необходимых видов обеспечения по страхованию (страховое возмещение вреда в виде денежных сумм) Закон о социальном страховании возлагает на страховщика, которым является фонд социального страхования (статья 3). Страховщик как лицо, на которое возложена обязанность по возмещению вреда застрахованному, имеет в силу Закона о социальном страховании право получать от страхователя, ответственного за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина, предназначенные для удовлетворения требований граждан капитализированные платежи.

Капитализированные платежи страховыми взносами не являются. В соответствии с пунктом 2 статьи 23 Закона о социальном страховании порядок внесения капитализированных платежей определяется Правительством Российской Федерации. Правительство Российской Федерации постановлением от 17.11.2000 № 863 утвердило Порядок внесения в Фонд социального страхования Российской Федерации капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц – страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (дело № Ф08-935/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и окружных судов не выявлены.

5. Перечисление денежных средств на депозит нотариуса свидетельствует о погашении должником задолженности перед кредитором.

Суд исключил требование общества из реестра, поскольку должник исполнил денежное обязательство перед обществом путем перечисления денежных средств в депозит нотариуса. Суд исходил из того, что согласно пункту 4 статьи 327 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе внести причитающиеся с него деньги в депозит нотариуса, при уклонении кредитора от принятия исполнения. Внесение денежных средств в депозит считается исполнением обязательства.

Кассационная инстанция поддержала вывод суда о том, что исполнение денежного обязательства перед кредитором в процедуре наблюдения может являться основанием к исключению его из реестра требований при наличии условий, установленных по делу: задолженность перед кредиторами второй очереди погашена; кредиторов первой очереди не имеется; должник погашает требования кредиторов одной очереди; его действия направлены на восстановление платежеспособности и выход из процедуры банкротства; кредиторы, чьи требования не погашены, не возражают против удовлетворения требований общества. Кроме того, удовлетворением денежных требований общества, включенного в реестр требований кредиторов, не нарушаются его права и законные интересы, поскольку достигнута цель обращения в суд – исполнение денежного обязательства (дело № Ф08-5843/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда
Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

6. Саморегулируемая организация вправе обжаловать определение суда об отказе в утверждении арбитражного управляющего из списка саморегулируемой организации, представленной регулирующим органом.

В заявлении о признании себя банкротом должник указал некоммерческое партнерство, из числа членов которой просил утвердить арбитражного управляющего.

Суд отклонил список кандидатур арбитражных управляющих саморегулируемой организацией и в порядке статьи 45 Закона о банкротстве обязал регулирующий орган определить саморегулирующую организацию, которая должна направить в суд новый список кандидатур арбитражных управляющих.

Регулирующий орган обязал некоммерческое партнерство предоставить такой список. Новый список данная организация направила в суд, однако определением арбитражный суд утвердил временным управляющим должника из числа члена ассоциации.

Некоммерческое партнерство обжаловало определение суда в апелляционном порядке.

Апелляционная инстанция прекратила производство по жалобе, указав, что к производству принята апелляционная жалоба лица, не обладающего правом обжалования судебных актов.

Суд кассационной инстанции отменил определение апелляционной инстанции, дело направил на новое рассмотрение. В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 19.12.05 № 12-П создание саморегулируемых организаций арбитражных управляющих означает, что государство переложило на эти организации часть своих публично-правовых функций. Как следует из статей 21 и 22 Закона о банкротстве, саморегулируемые организации арбитражных управляющих, хотя и выполняют функцию защиты прав и интересов своих членов, создаются для регулирования и обеспечения профессионального осуществления их деятельности. Публично-правовой статус арбитражных управляющих обуславливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования, а также возлагает ответственность за обеспечение проведения процедур банкротства надлежащим образом.

Статьей 22 Закона о банкротстве определены права и обязанности саморегулируемой организации, в том числе право обжаловать в судебном порядке акты и действия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, нарушающие права и законные интересы любого из своих членов либо группы членов.

Порядок предоставления кандидатур арбитражных управляющих предусмотрен статьей 45 Закона о банкротстве (пункты 3, 5). Отказ в назначении арбитражного управляющего из числа кандидатур, предоставленных некоммерческим партнерством, затрагивает интересы членов организации, являющихся предпринимателями и осуществляющих профессиональную деятельность при проведении процедур банкротства. Иной способ защиты, кроме обжалования судебного акта в этой части, отсутствует, поэтому саморегулируемая организация вправе просить суд проверить законность и обоснованность определения, которым отказано в утверждении арбитражного управляющего из списка саморегулируемой организации, представленной регулирующим органом (дело № Ф08-619/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и иных окружных судов не выявлена.

7. Размер субсидиарной ответственности собственника имущества должника, наступившей в результате дачи обязательных для должника указаний, не может быть определен до завершения реализации имущества в процедуре конкурсного производства.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации о взыскании в порядке субсидиарной ответственности задолженности, образовавшейся в результате неоплаты государственным унитарным предприятием поставленных ему товаров.

Исковые требования обоснованы тем, что комбинат признан несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство. Администрация, являясь собственником имущества комбината, давала обязательные для исполнения указания, которые привели к банкротству должника. Размер задолженности определен истцом в виде разницы между суммой долга и суммой максимально возможного, по мнению общества, удовлетворения своих требований за счет имущества должника (конкурсной массы).

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

Оставляя судебные акты без изменения, суд кассационной инстанции исходил из следующего.

В силу пункта 5 статьи 129 Закона о банкротстве при наличии оснований, установленных федеральным законом, конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые в соответствии с федеральным законом несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до банкротства. Размер ответственности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, определяется исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации-должника.

По смыслу указанной правовой нормы субсидиарная ответственность собственника имущества предприятия возникает при недостаточности имущества основного должника, на которое можно обратить взыскание. Как следует из отчета конкурсного управляющего, на балансе предприятия имеется имущество, подлежащее оценке и реализации в порядке, установленном законодательством о банкротстве. Поэтому до окончания процедуры реализации имущества и погашения денежных обязательств не может быть определен размер субсидиарной ответственности собственника имущества должника (дело
№ Ф08-200/06).

Приведенный вывод соответствует общему подходу, выработанному Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации. В пункте 7 постановления от 15.12.04 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"» Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал следующее. Согласно пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве субсидиарная ответственность указанных в данной норме лиц по обязательствам должника может быть возложена на них при недостаточности имущества должника и ее размер определяется исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации должника (пункт 5 статьи 129 Закона).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

8. Победитель торгов перечислил денежные средства в счет оплаты имущества одному из конкурсных кредиторов и допустил просрочку в оплате части задолженности на один месяц. Названные обстоятельства являются существенным нарушением договора купли-продажи и основанием для его расторжения в соответствии с пунктом 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Общество в лице конкурсного управляющего обратилось в арбитражный суд с иском о расторжении договора купли-продажи недвижимости.

Решением, оставленным без изменений постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения.

В силу статьи 133 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан использовать только один счет должника, на который зачисляются денежные средства, поступающие в ходе конкурсного производства, и осуществляются выплаты кредиторам.

Статьей 139 Закона о банкротстве установлено, что условия продажи имущества должника должны предусматривать получение денежных средств за проданное имущество не позднее чем через месяц с даты заключения договора купли-продажи или семь дней с момента возникновения права собственности у покупателя.

Определением арбитражного суда по другому делу решение комитета кредиторов общества о перечислении покупателем части денежных средств в счет оплаты имущества на расчетный счет одного из конкурсных кредиторов признано недействительным. Суд установил, что в нарушение условий договора купли-продажи и статей 133, 139 названного Закона покупатель уплатил часть денежных средств не должнику (продавцу), а его кредитору, а остаток долга – с просрочкой на один месяц, и правомерно признал данные нарушения существенными с учетом банкротства истца и необходимости завершения конкурсного производства. Согласно пункту 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации существенное нарушение условий договора является основанием для его расторжения (дело № Ф08-1340/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

9. Правоотношения о взыскании издержек по протестам векселей в неплатеже, возникшие в ходе конкурсного производства, по векселям, выданным до возбуждения дела о банкротстве, подлежат рассмотрению вне дела о банкротстве.

Векселедержатель обратился в арбитражный суд с иском к векселедателю, признанному несостоятельным (банкротом), о взыскании вексельных сумм и издержек по протесту векселей в неплатеже.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковое заявление оставлено без рассмотрения на основании пункта 4 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции отменил определение в части оставления без рассмотрения требования о взыскании издержек по протесту в неплатеже векселей и направил дело в этой части в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Суд исходил из следующего. На основании пункта 1 статьи 5 Закона о банкротстве под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства.

Согласно пунктам 1 и 7 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника считается наступившим. Все требования кредиторов по денежным обязательствам, иным имущественным требованиям, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности, а также текущие обязательства, указанные в пункте 1 статьи 134 Закона, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Векселя выданы до возбуждения дела о банкротстве и предъявлены к оплате в ходе конкурсного производства. Нотариус совершил протест векселей в неплатеже. Поскольку спорные правоотношения о взыскании издержек по протестам векселей в неплатеже возникли в процедуре конкурсного производства, они подлежат рассмотрению вне дела о банкротстве (дело № Ф08-2783/06).

Приведенный вывод соответствует практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. В пункте 3 постановления от 15.12.04 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона ²О несостоятельности (банкротстве)²» Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал следующее. В деле о банкротстве и в процедурах банкротства текущими платежами являются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве. После введения следующей процедуры банкротства платежи по исполнению обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до даты введения следующей процедуры, не являются текущими платежами. При этом платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства, относятся к текущим платежам.

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.03.06 по делу № Ф08-722/06. Суд кассационной инстанции подтвердил законность судебных актов, которыми оставлено без рассмотрения исковое заявление о взыскании с общества, признанного несостоятельным (банкротом), вексельной суммы и издержек по протесту векселя в неплатеже. При этом расходы по протесту векселя в неплатеже возникли в ходе конкурсного производства, однако в данной части суд округа также оставил без изменения определение и постановление апелляционной инстанции об оставлении заявления без рассмотрения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 17.02.2000 по делу № Ф04/392-25/А75-2000 также подтвердил правомерность прекращения производства по делу о взыскании с векселедателя, признанного несостоятельным (банкротом), вексельных сумм и издержек по протесту векселей в неплатеже при условии подтверждения проведения в отношении ответчика соответствующих процедур банкротства.

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и других окружных судов не выявлены.

Вопрос для обсуждения на президиуме или семинаре-совещании судей ФАС СКО не выносился.

5. Применение законодательства об исполнительном производстве

1. Надлежащим ответчиком по делу о взыскании излишне уплаченного исполнительского сбора является территориальное управление Федеральной службы судебных приставов.

Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к Главному управлению Федеральной службы судебных приставов (далее – управление) о взыскании излишне уплаченного исполнительского сбора. В обоснование заявления указано, что имеется решение арбитражного суда о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя в части взыскания этой суммы исполнительского сбора. Решением суд обязал подразделение службы судебных приставов района Управления Министерства юстиции Российской Федерации возвратить предприятию указанную сумму. Решение суда на момент подачи иска не исполнено, излишне взысканная сумма исполнительского сбора не возращена.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, суд взыскал с управления в пользу предприятия излишне уплаченный исполнительский сбор на основании следующего. Указом Президента Российской Федерации от 09.03.04 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» функции Министерства юстиции Российской Федерации по обеспечению исполнения решений судов переданы образованной этим же Указом Федеральной службе судебных приставов. В силу пункта 4 Положения о Федеральной службе судебных приставов, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.04 № 1316, Федеральная служба судебных приставов осуществляет свою деятельность непосредственно и (или) через территориальные органы. Управление является территориальным органом ФССП России. Согласно пункту 3 Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов, утвержденного приказом Минюста России, основными задачами территориального органа являются организация принудительного исполнения судебных актов судов и управление районными, межрайонными и специализированными отделами – структурными подразделениями территориального органа. Территориальный орган руководит деятельностью структурных подразделений, осуществляет контроль их деятельности (пункт 7 Положения). В соответствии с пунктами 9 и 12 Положения территориальный орган является юридическим лицом, структурные подразделения входят в него. Управление не обеспечило исполнение решения арбитражного суда, обязывающего подразделение службы судебных приставов возвратить предприятию исполнительский сбор, поэтому эта сумма правомерно взыскана с ответчика.

Кассационная инстанция судебные акты оставила без изменения
(дело № Ф08-6719/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда
Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

2. Арест денежных средств должника, находящихся на расчетном счете банка, расположенного в другом регионе, не нарушает прав и законных интересов должника и не является основанием для признания незаконными вынесенных судебным приставом-исполнителем постановлений.

Общество обратилось в арбитражный суд с жалобами на действия судебного пристава-исполнителя, в которых просило признать незаконными пять постановлений судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела подразделения службы судебных приставов района о наложении ареста на денежные вклады общества, находящиеся на расчетных счетах банков.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановлений о наложении ареста на денежные средства должника признаны незаконными. Суды пришли к выводу, что судебный пристав-исполнитель совершил исполнительные действия в отношении должника, который не находится на территории района и не имеет имущества, на которое возможно обратить взыскание, это является нарушением требований статьи 11 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Кассационная инстанция отменила судебные акты, в удовлетворении жалобы отказала ввиду следующего. В силу пункта 3 статьи 57 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель принимает меры по наложению ареста на денежные средства должника-организации, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, предусмотренные статьей 46 Закона. Если должником является юридическое лицо (организация), то исполнительные действия совершаются по месту его нахождения или месту нахождения его имущества (статья 11 Закона).

Уставом общества определено место нахождения по адресу: Самарская область, г. Тольятти.

Пунктом 4 статьи 11 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что судебный пристав-исполнитель может совершать определенные действия на территории, на которую не распространяются его функции, если в процессе исполнения исполнительного документа возникла такая необходимость. При этом необходимость в совершении исполнительных действий вне зоны территориальной компетенции судебного пристава-исполнителя должна определяться исходя из процессуальной экономии. Таким образом, поскольку списание денежных средств с расчетного счета производится путем направления соответствующих документов в банк без прибытия судебного пристава-исполнителя в место нахождения банка, то наложение ареста на денежные средства должника на счетах в банках г. Тольятти не может служить основанием для признания вынесенных постановлений незаконными.

Общество не доказало, каким образом нарушаются его права и законные интересы в результате вынесения судебным приставом-исполнителем района постановлений, что является достаточным основанием для отказа обществу в удовлетворении его требований (дело № Ф08-45/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

3. Исполнительный лист об истребовании имущества из чужого незаконного владения подлежит исполнению независимо от введения в отношении должника конкурсного производства.

Общество (взыскатель) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства с даты его вынесения и о возвращении исполнительного документа, а также об обязании конкурсного управляющего должника возвратить судебному приставу-исполнителю исполнительный лист.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано, поскольку судебный пристав обоснованно окончил исполнительное производство и передал исполнительный лист конкурсному управляющему должника, признанного несостоятельным (банкротом).

Кассационная инстанция судебные акты отменила, заявление общества удовлетворила. Суд исходил из следующего. Согласно пункту 1 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, если иное не предусмотрено данным Федеральным законом. Указанная норма закона является основанием для прекращения судебным приставом-исполнителем исполнения исполнительных документов по денежным обязательствам должника и не распространяется на исполнительные документы об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Это следует из смысла статей 3, 4, 63, 95, 126 Закона. В полномочия конкурсного управляющего не входит обязанность по исполнению исполнительных документов данной категории (статья 129 Закона).

Кроме того, при вынесении постановления об окончании исполнительного производства судебный пристав-исполнитель неправомерно руководствовался положением подпункта 4 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Согласно данной норме основанием окончания исполнительного производства является направление исполнительного документа в организацию для единовременного или периодического удержания из заработка (дохода) должника.

При таких обстоятельствах у судебного пристава-исполнителя отсутствовали правовые основания для окончания исполнительного производства по исполнительному листу об истребовании имущества из чужого незаконного владения и направления его конкурсному управляющему (дело № Ф08-1212/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике Федерального арбитражного суда
Северо-Кавказского округа и иных окружных судов не выявлены.

4. До принятия решения об удовлетворении исковых требований по делу или до принятия судебного акта об отмене мер по обеспечению иска исполнительное производство не может быть окончено в связи с фактическим исполнением.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства, просил возобновить исполнительное производство и выдать исполнительный лист.

Решением, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, отменено постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства. Суд обязал судебного пристава-исполнителя истребовать из арбитражного суда исполнительный лист. Суд исходил из следующего. Статьей 12 Федерального закона «Об исполнительном производстве» установлено, что судебный пристав-исполнитель обязан принять меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Пункт 1 части 1 статьи 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусматривает, что исполнительное производство оканчивается фактическим исполнением исполнительного документа. По правилам части 1 статьи 96 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определение арбитражного суда об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных актов арбитражного суда. На основании определения об обеспечении иска выдается исполнительный документ. В соответствии с требованиями пункта 4 названной статьи в случае удовлетворения иска обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу.

Поскольку меры, принимаемые в порядке данной статьи, призваны обеспечить исполнение судебного решения по конкретному иску, у судебного пристава-исполнителя отсутствовали законные основания для окончания исполнительного производства по правилам пункта 1 статьи 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве». На момент принятия постановления об окончании исполнительного производства дело не рассмотрено, обеспечительные меры арбитражным судом не отменены
(дело № Ф08-2246/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике окружных судов не выявлены.

6. Применение налогового законодательства

6.1. Споры по взысканию налоговых штрафов за несвоевременное представление налоговых деклараций и несообщение о выплаченных доходах

Пунктом 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации установлена ответственность за непредставление налогоплательщиком в указанный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета, а не за непредставление декларации по утвержденной форме.

Налоговая инспекция решением привлекла общество к налоговой ответственности по части 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное представление налоговой декларации по земельному налогу, полагая, что декларация на бланке старого образца, направленная 14.04.04 по почте, не является надлежаще оформленной и не может считаться своевременно представленной. Только 15.12.04 общество представило декларацию по земельному налогу установленной формы.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, суд признал недействительным решение налоговой инспекции.

Кассационная инстанция, оставляя без изменения судебные акты, согласилась с выводом судебных инстанций о том, что пунктом 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета, а не за непредставление декларации по утвержденной форме.

Никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Налоговым кодексом Российской Федерации (пункт 1 статьи 108 данного Кодекса).

Направленная 14.04.04 по почте декларация идентична декларации, представленной 15.12.04, содержит те же сведения, необходимые для исчисления и уплаты налога за спорный период, поэтому соответствует понятию налоговой декларации, установленному статьей 80 Кодекса. Налоговый орган не вправе отказать в принятии налоговой декларации и обязан по просьбе налогоплательщика проставить отметку на копии налоговой декларации о принятии и дату ее принятия (дело № Ф08-6396/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

6.2. Споры по уплате налога на добавленную стоимость

1. Налоговым законодательством не предусмотрено восстановление и уплата в бюджет налога на добавленную стоимость при списании основных средств в связи с их ликвидацией до полной амортизации.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения налоговой инспекции в части доначисления налога на добавленную стоимость, пени, штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации и обязании возместить из бюджета уплаченные суммы налога. Налоговая инспекция обратилась в суд с заявлением о взыскании с общества налоговых санкций.

Суд признал решение налоговой инспекции незаконным в части и обязал налоговую инспекцию возвратить обществу часть налоговых платежей. С общества взыскан штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на прибыль; в остальной части требований налоговой инспекции отказано.

По эпизоду доначисления налога на добавленную стоимость с недоамортизированной части ликвидированных в 2004 году основных средств суд, полно и всесторонне исследовав обстоятельства и материалы дела, пришел к правильному выводу о том, что налоговым законодательством не предусмотрено восстановление и уплата в бюджет налога на добавленную стоимость при списании основных средств в связи с их ликвидацией до их полной амортизации.

Согласно пункту 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации в случае принятия налогоплательщиком сумм налога, указанных в пункте 2 статьи 170 Кодекса, к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса, соответствующие суммы налога подлежат восстановлению и уплате в бюджет. При этом суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, либо фактически уплаченные при ввозе товаров, в частности основных средств и нематериальных активов, на территорию Российской Федерации, учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, в случаях:

1) приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, используемых для операций по производству и (или) реализации (а также передаче, выполнению, оказанию для собственных нужд) товаров (работ, услуг), не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения);

2) приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, используемых для операций по производству и (или) реализации товаров (работ, услуг), местом реализации которых не признается территория Российской Федерации;

3) приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, лицами, не являющимися налогоплательщиками в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации либо освобожденными от исполнения обязанностей налогоплательщика по исчислению и уплате налога;

4) приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации (передаче) которых не признаются реализацией товаров (работ, услуг) в соответствии с пунктом 2 статьи 146 Кодекса.

В приведенных нормах Налогового кодекса Российской Федерации отсутствуют положения, согласно которым у общества, являющегося плательщиком налога на добавленную стоимость, возникает обязанность восстановить в бюджет сумму налога, ранее возмещенную в установленном главой 21 Кодекса порядке, по ликвидированным основным средствам. Правомерность ранее возмещенной обществом суммы налога на добавленную стоимость налоговым органом не оспаривается. При таких обстоятельствах суд обоснованно признал выводы налоговой инспекции о занижении налога на добавленную стоимость незаконными (дело № Ф08-1410/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

2. Поскольку распространение рекламной продукции производилось в связи с необходимостью осуществления компанией своей деятельности и экономически оправданно, то передача продукции на рекламные цели организации не может быть расценена как безвозмездная сделка и не подлежит включению в объект обложения по НДС.

Налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с заявлением к обществу о взыскании налоговых санкций. Общество обратилось в суд с заявлением о признании незаконным решения налоговой инспекции, которым доначислены взыскиваемые штрафы. Определением суда указанные дела объединены в одно производство.

Решением суда признано незаконным решение налоговой инспекции в части начисления обществу НДС, пени, штрафа. В удовлетворении остальной части требований общества отказано. Применив нормы статей 112, 114 Налогового кодекса Российской Федерации, суд снизил размер взысканного с общества штрафа. В остальной части в удовлетворении требований налоговой инспекции отказано. Судебный акт мотивирован тем, что раздача на выставках сувенирной продукции в рекламных целях организации не может быть расценена как безвозмездная сделка и не подлежит включению в объект обложения НДС.

Налоговая инспекция приводит довод о неправомерном невключении обществом в облагаемый оборот по НДС сумм безвозмездно переданных в рекламных целях объектов рекламно-сувенирной продукции.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о несостоятельности этого довода налоговой инспекции по следующим основаниям. Как отмечено в пункте 1 статьи 247 Налогового кодекса Российской Федерации, объектом обложения налогом на прибыль для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Согласно статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. В силу подпункта 6 пункта 1 статьи 253 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией, к которым согласно подпункту 28 пункта 1 статьи 264 Кодекса относятся расходы на рекламу производимых (приобретенных) и (или) реализуемых товаров (работ, услуг), деятельности налогоплательщика, товарного знака и знака обслуживания, включая участие в выставках и ярмарках, с учетом положений пункта 4 статьи 264 Кодекса. На основании данного пункта к прочим расходам отнесены расходы на приобретение призов, вручаемых победителям розыгрышей таких призов во время проведения массовых рекламных кампаний, осуществленных им в течение отчетного (налогового) периода, для целей налогообложения. Указанные расходы признаются в размере, не превышающем 1 процента выручки от реализации, определяемой в соответствии со статьей 249 Кодекса.

Определение понятия «реклама» для целей налогообложения прибыли дано в Федеральном законе от 18.07.95 № 108-ФЗ «О рекламе». При этом расходы на рекламу, учитываемые для целей налогообложения в размере фактических расходов, предусмотрены пунктом 4 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации, и расширению этот перечень не подлежит. Согласно статье 2 названного Закона реклама – это распространяемая в любой форме, с помощью любых средств информация о физическом или юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях (рекламная информация), которая предназначена для неопределенного круга лиц и призвана формировать или поддерживать интерес к этим физическому, юридическому лицу, товарам, идеям и начинаниям и способствовать реализации товаров, идей и начинаний.

Из приведенных норм следует, что обязательным признаком рекламной информации является ее целевая направленность на реализацию товаров, идей и начинаний. Суд установил, что общество с октября 2003 по апрель 2004 года осуществляло в рекламных целях раздачу на выставках сувенирной продукции с информацией о налогоплательщике. В данном случае указанная сувенирная продукция (авторучки, листовки, полиэтиленовые пакеты и др.) по своим признакам относится к рекламной.

Поскольку распространение рекламной продукции производилось в связи с необходимостью осуществления компанией своей деятельности и экономически оправданно, суд пришел к правильному выводу о том, что передача продукции на рекламные цели организации не может быть расценена как безвозмездная сделка и не подлежит включению в объект обложения по НДС (дело № Ф08-2299/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

3. Передача имущества участнику общества при его выходе из состава юридического лица не признается реализацией и не облагается НДС только в пределах первоначального взноса.

Общество обратилось с заявлением в арбитражный суд о признании недействительным решения налоговой инспекции в части доначисления налога на добавленную стоимость, пени за несвоевременную уплату налога, штрафа за неуплату налога. Основанием доначисления НДС послужило то, что при выходе из ООО участника общества ей передано имущество на сумму, превышающую ее первоначальный взнос в уставный капитал общества. По мнению налогового органа, передача имущества участнику, вышедшему из общества, стоимость которого превышает стоимость первоначального взноса участника, является реализацией имущества и в соответствии со статьей 146 Налогового кодекса Российской Федерации признается объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость.

Согласно статье 94 Гражданского кодекса Российской Федерации участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников. При этом ему должна быть выплачена стоимость части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества в порядке, способом и в сроки, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и учредительными документами общества.

В силу статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества. В случае выхода участника общества из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества. Общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества, либо с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости, а в случае неполной оплаты его вклада в уставный капитал общества – действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада.

Как определено пунктом 1 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации, реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу – на безвозмездной основе. Подпунктом 5 пункта 3 статьи 39 Кодекса установлено, что не признается реализацией товаров, работ или услуг передача имущества в пределах первоначального взноса участнику хозяйственного общества или товарищества (его правопреемнику или наследнику) при выходе (выбытии) из хозяйственного общества или товарищества, а также при распределении имущества ликвидируемого хозяйственного общества или товарищества между его участниками.

В связи с этим суд кассационной инстанции признал обоснованным утверждение налогового органа о том, что разница между стоимостью первоначального взноса и стоимостью переданного имущества подлежит обложению НДС.

Между тем, выполняя указания суда кассационной инстанции при повторном рассмотрении дела, суд апелляционной инстанции установил, что выделенное имущество приобреталось в период приватизации за счет средств именно этого учредителя. При выходе участника из общества ей передано имущество в пределах ее первоначального взноса, на который приобреталось данное имущество. Стоимость указанного имущества увеличилась в результате проведенных переоценок основных средств.

Таким образом, передача имущества участнику общества при выходе осуществлена в пределах первоначального взноса. Данная операция не признается статьей 39 Налогового кодекса Российской Федерации реализацией и не облагается НДС (дело
№ Ф08-6609/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

4. Невыделение суммы налога на добавленную стоимость в расчетном документе, в данном случае в кассовом чеке, не является безусловным основанием для отказа в применении права на налоговый вычет при соблюдении всех необходимых для этого условий, предусмотренных статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции о доначислении налога на добавленную стоимость, пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением суда заявленные требования удовлетворены. Судебный акт мотивирован тем, что налоговое законодательство не предусматривает такого основания для отказа в вычете по налогу на добавленную стоимость, как невыделение суммы налога в кассовом чеке.

Суд кассационной инстанции указал на правомерность удовлетворения заявленных требований с учетом следующего.

На основании пунктов 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на суммы налоговых вычетов, которым подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, а также приобретаемых для перепродажи.

В силу статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации вычеты сумм налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога и принятие на учет указанных товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

В обоснование правомерности вычета по налогу налогоплательщик представил счета-фактуры, товарные накладные, квитанции к приходным кассовым ордерам, кассовые чеки. Суммы, уплаченные согласно представленным кассовым чекам, соответствуют суммам, указанным в счетах-фактурах, квитанциях к приходным кассовым ордерам, накладным, в которых сумма налога выделена отдельной строкой.

Следовательно, уплата сумм налога подтверждена налогоплательщиком надлежащим образом (дело № Ф08-6707/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

5. Реализация лома и отходов драгоценных металлов покупателям, являющимся специальными субъектами, для производства драгоценных металлов и аффинажа не подлежит налогообложению НДС на основании подпункта 9 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации.

Общество обратилось в арбитражный суд к налоговой инспекции с заявлением о признании незаконным решения в части доначисления налога на добавленную стоимость, пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации; признания заниженной выручки за 2001 год от реализации обществом лома и отходов, содержащих драгоценные металлы с доначислением налога на прибыль, пени и привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества штрафа.

Решением суда заявленные обществом требования удовлетворены частично.

Требования налоговой инспекции удовлетворены частично.

Суд кассационной инстанции, оставляя решение суда без изменения, указал, что общество в проверяемом налоговом периоде имело код ОКОНХ: 12412 – «производство драгоценных металлов»; регистрационное удостоверение от 17.04.2000 № 2778 на право осуществления операций с драгоценными металлами: заготовка и первичная обработка лома и отходов, содержащих драгоценные металлы, с последующей их реализацией для дальнейшей переработки и аффинирования в установленном законом порядке.

Данное регистрационное удостоверение выдано на основании постановления Правительства Российской Федерации от 25.06.92 № 431 «О порядке сбора, приемки и переработки лома и отходов драгоценных металлов и драгоценных камней», которым юридическим лицам разрешено осуществлять заготовку лома и отходов драгоценных металлов в силу регистрационных удостоверений, выдаваемых Комитетом драгоценных металлов и драгоценных камней при Минфине России.

В соответствии с регистрационным удостоверением от 17.04.2000 № 2778 общество приобретало у граждан и организаций лом и отходы драгоценных металлов, осуществляло их заготовку, первичную обработку (доработку и формирование) и реализовывало покупателям, являющимся специальными субъектами, для производства драгоценных металлов и аффинажа.

По договорам купли-продажи с юридическими лицами, осуществляющими операции с драгоценными металлами, общество реализовывало лом и отходы драгоценных металлов.

Из материалов дела видно, что за проверяемый налоговый период общество не реализовывало лом и отходы, содержащие драгоценные металлы другим организациям. Этот факт налоговая инспекция не оспаривает. По условиям договоров купли-продажи, общество принимало обязательство продать покупателям списанное оборудование, лом и отходы, содержащие драгоценные металлы (сырье), а покупатели – купить сырье, выполнить его первичную обработку с целью извлечения элементов, содержащих драгметаллы, и получения обогащенного концентрата, отправки его с целью аффинажа и реализации в установленном законом порядке. Данные организации имели договорные отношения на оказание услуг по аффинажу драгоценных металлов с предприятиями, включенными в утвержденный Правительством Российской Федерации перечень организаций, имеющих право осуществлять аффинаж драгоценных металлов.

Суд правомерно оценил деятельность общества по заготовке, извлечению драгоценных металлов из лома и отходов на стадии первичной обработки и переработки, дальнейшей реализации их покупателям для более глубокой переработки и передачи на аффинажные заводы как составную часть процесса производства драгоценных металлов, поскольку производство – это процесс превращения сырьевых ресурсов в готовую продукцию.

Таким образом, общество правомерно воспользовалось льготой, предусмотренной подпунктом «с» пункта 1 статьи 5 Закона Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» и подпунктом 9 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, так как по смыслу данных норм права основания для освобождения от налогообложения законодатель связывает с условиями оформления сделок в отношении сырья, содержащего драгоценные металлы (дело № Ф08-1724/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

6.3. Споры, связанные с уплатой единого социального налога и налога на доходы физических лиц

1. Деятельность по выращиванию винограда и изготовления из него вина относится к деятельности, льготируемой по пункту 1 статьи 241 Налогового кодекса Российской Федерации (пониженные ставки единого социального налога).

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции о признании недействительными требования, решения в части взыскания налогов.

Решением суда заявленные требования удовлетворены в части.

Суд кассационной инстанции, оставив решение суда без изменения, исходил из следующего. В соответствии с Федеральным законом от 08.12.95 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» к сельскохозяйственным товаропроизводителям относятся физические или юридические лица, осуществляющие производство сельскохозяйственной продукции, которая составляет в стоимостном выражении более 50% общего объема производимой продукции, в том числе рыболовецкая артель (колхоз), производство сельскохозяйственной (рыбной) продукции и объем вылова водных биоресурсов в которой составляет в стоимостном выражении более 70% общего объема производимой продукции.

Федеральный закон от 09.07.02 № 83-ФЗ «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» содержит иное определение «сельскохозяйственного товаропроизводителя». Согласно данному Закону под сельскохозяйственными товаропроизводителями понимаются организации, крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели, доля выручки которых от реализации произведенной и переработанной ими сельскохозяйственной продукции в общей выручке от реализации продукции (выполнения работ, оказания услуг) за предшествующий год составила не менее 50%.

Учитывая положения пункта 7 статьи 3 Кодекса о толковании всех противоречивых актов законодательства о налогах и сборах в пользу налогоплательщика, применение пониженных ставок по единому социальному налогу возможно теми налогоплательщиками, которые соответствуют критериям Федерального закона от 08.12.95 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» или Федерального закона от 09.07.02 № 83-ФЗ «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей».

Из материалов дела видно, что основным видом деятельности общества является выращивание винограда и производство виноградного вина.

Согласно приложению «А» («описание группировок») Общероссийского классификатора видов экономической деятельности к разделу «А» «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» к сельскому хозяйству относится выращивание винограда (01.13.01), которое включает в себя выращивание винограда на вино и столового винограда, производство вина из винограда, выращенного данным хозяйством, выращивание посадочного материала виноградных насаждений.

Поскольку деятельность общества в 1 квартале 2005 года по производству сельскохозяйственной продукции составила в стоимостном выражении более 50% от общего объема произведенной продукции, общество в 1 квартале 2005 года обоснованно применяло пониженные ставки единого социального налога, указанные в пункте 1 статьи 241 Налогового кодекса Российской Федерации и пониженные тарифы страховых взносов, предусмотренные подпунктом 2 пункта 2 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (дело № Ф08-1476/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

2. В налогооблагаемую базу по НДФЛ не включаются доходы налогоплательщика, физического лица, если сделка, по которой получен указанный доход, признана недействительной.

Кущевское райпо обратилось в арбитражный суд к ИФНС России по Кущевскому району Краснодарского края с заявлением о признании недействительным решения. Требование мотивировано тем, что налоговой инспекцией неправомерно включен в налогооблагаемую базу по НДФЛ доход по сделкам, признанным судом недействительными.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены. Судебные акты мотивированы тем, что налогоплательщики по признанным недействительными сделкам купли-продажи долей в уставном капитале ООО «Мельница» доход не получили, у них возникло установленное вступившим в законную силу решением суда обязательство возвратить полученное по сделке. Таким образом, у общества отсутствуют основания удержать и перечислить НДФЛ в бюджет.

Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения решение и постановление апелляционной инстанции, указал, что решением суда признаны недействительными договоры купли-продажи долей в уставном капитале ООО «Мельница».

В соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре, возместить его стоимость.

Объект налогообложения у физических лиц в данном случае не возник исходя из положений статьи 209 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которой объектом обложения налогом на доходы физических лиц признается полученный налогоплательщиками доход (дело № Ф08-1921/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

3. Страхователям – индивидуальным предпринимателям, добровольно вступающим в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию, необходимо самостоятельно подать заявление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации о регистрации в таком качестве.

Согласно ведомости уплаты страховых взносов управление Пенсионного фонда Российской Федерации зачислило на индивидуальный лицевой счет предпринимателя лишь часть фактически уплаченных им страховых взносов на обязательное страхование, а остальные суммы перенесло в качестве переплаты на следующий год.

Статья 29 Федерального закона от 15.12.01 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (далее – Закон № 167‑ФЗ) предусматривает право физических лиц, уплачивающих страховые взносы в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии, добровольно вступить в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию и осуществлять уплату страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в части, превышающей суммы установленного фиксированного платежа.

Во исполнение статьи 7 Федерального закона от 23.12.03 № 185-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» Правление Пенсионного фонда Российской Федерации утвердило Порядок регистрации в территориальных органах Пенсионного фонда Российской Федерации страхователей, уплачивающих страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации в виде фиксированного платежа (далее – Порядок регистрации). Названный документ устанавливает различный порядок регистрации страхователей, уплачивающих страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации в виде фиксированного платежа, и лиц, добровольно вступающих в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию. Последние регистрируются в территориальных органах Пенсионного фонда Российской Федерации в качестве страхователей на основании заявления о регистрации в территориальных органах фонда страхователя, добровольно вступающего в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию (пункт 11 Порядка регистрации), после чего им вручается соответствующее извещение о регистрации.

Страхователям – индивидуальным предпринимателям, добровольно вступающим в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию, необходимо подать заявление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации о регистрации в таком качестве.

Предприниматель зарегистрирован как страхователь по обязательному пенсионному страхованию, уплачивающий фиксированный платеж. Данный факт предприниматель неоднократно подтверждал в своих заявлениях в управление, однако не подавал заявление о регистрации в качестве лица, добровольно вступающего в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию. Ему не вручалось извещение о регистрации в территориальных органах Пенсионного фонда Российской Федерации страхователя, вступившего в добровольные правоотношения по обязательному пенсионному страхованию.

При таких обстоятельствах у управления имелись все основания считать, что предприниматель в силу статьи 28 Закона № 167-ФЗ обязан уплачивать суммы страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации лишь в виде фиксированного платежа. При отсутствии письменного заявления страхователя о том, что перечисленные им денежные средства являются страховыми взносами в виде фиксированного платежа в размере, превышающем минимальный, управление обоснованно признало их переплатой (дело № Ф08-6626/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

6.4. Споры по уплате налога на прибыль организаций

1. Включение бюджетных средств, выделенных предприятию по мобилизационному заданию во внереализационные расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль, неправомерно.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции о признании недействительным решения налоговой инспекции в части взыскания налога на прибыль, пени и штрафа по пункту 1 стати 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, суд отказал в удовлетворении заявленных требований. Суд кассационной инстанции признал обоснованной позицию судов.

В силу статьи 2 Закона Российской Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций» объектом обложения налогом на прибыль являлась валовая прибыль предприятия, уменьшенная (увеличенная) в соответствии с положениями, предусмотренными названной статьей. Валовая прибыль представляла собой сумму прибыли (убытка) от реализации продукции (работ, услуг), основных фондов (включая земельные участки), иного имущества предприятия и доходов от внереализационных операций, уменьшенных на сумму расходов по этим операциям. Прибыль (убыток) от реализации продукции (работ, услуг) определялась как разница между выручкой от реализации продукции (работ, услуг) без налога на добавленную стоимость и акцизов и затратами на производство и реализацию, включаемыми в себестоимость продукции (работ, услуг). Согласно статье 8 Закона одновременно с расчетами налога по фактически полученной прибыли предприятиями представляются дополнительные материалы по определению налогооблагаемой прибыли.

Перечень затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), определялся Положением о составе затрат по производству и реализации продукции, включаемых в себестоимость продукции, и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 05.08.92 № 552. В подпункте «х» пункта 2 названного Положения предусматривалось включение в себестоимость продукции амортизационных отчислений на полное восстановление основных производственных фондов. Вместе с тем согласно пункту 1 данного Положения себестоимость продукции (работ, услуг) представляла собой стоимостную оценку используемых в процессе производства продукции (работ, услуг) природных ресурсов, сырья, материалов, топлива, энергии, основных фондов, трудовых ресурсов, а также других затрат на ее производство и реализацию.

В пункте 11 Положения о порядке начисления амортизационных отчислений по основным фондам в народном хозяйстве, утвержденного Госпланом СССР, Минфином СССР, Госбанком СССР, Госкомцен СССР, Госкомстатом СССР, Госстроем СССР 29.12.90 № ВГ-21-Д/144/17-24/4-73 (№ ВГ-9-Д), определено, что возмещение балансовой (первоначальной или восстановительной) стоимости основных фондов предприятий осуществляется путем включения амортизационных отчислений по утвержденным единым нормам в издержки производства (обращения).

Из смысла приведенных норм следует, что амортизация представляет собой постепенный перенос затрат, понесенных налогоплательщиком на приобретение основных средств производства, на себестоимость продукции с целью их возмещения. Таким образом, в себестоимость продукции подлежали включению амортизационные отчисления, начисленные на стоимость основных производственных фондов, приобретенных за счет собственных источников предприятия. При отсутствии у предприятия затрат на приобретение основного средства амортизационные отчисления от балансовой стоимости этого имущества не должны были относиться на себестоимость продукции и уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль.

Установив, что в 2001 году общество за счет бюджетных ассигнований приобрело технологическое оборудование (4 питателя роторных и шкаф окончательной расстройки), суды обоснованно признали включение обществом в состав себестоимости амортизационных отчислений, начисленных на стоимость названных основных средств, неправомерным, а доначисление обществу налога на прибыль за 2001 год законным и обоснованным (дело № Ф08-6248/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

2. Стоимость набора продуктов питания (сухие пайки), выданных лицам, работающим вахтовым методом, относится к расходам на оплату труда, уменьшающим налогооблагаемую прибыль организации.

ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о частичном признании недействительным решения налоговой инспекции.

Требование в части признания недействительным доначисления 237 725 рублей налога на прибыль, штрафа и пени мотивировано тем, что выдача предприятием работникам продуктов питания (сухих пайков) является расходами на оплату труда работников, привлекаемых для работы вахтовым методом в соответствии с трудовым договором.

Налоговая инспекция обратилась в суд с заявлением о взыскании с общества налоговых санкций.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, решение налоговой инспекции признано недействительным, в том числе в части доначисления налога на прибыль, штрафа. К обществу применены штрафные санкции. Судебные акты мотивированы тем, что общество правомерно включило в расходы, принимаемые для целей исчисления налога на прибыль, стоимость сухих пайков; обоснованно привлечено к налоговой ответственности по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации. Начисление пени за несвоевременную уплату страховых взносов возможно только по итогам квартала.

Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения судебные акты в части доначисления налоговой инспекцией обществу 237 725 рублей налога на прибыль, штрафа и пени, указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. В силу статьи 255 Кодекса в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Общество производило оплату труда частично в натуральной форме посредством выдачи лицам, работающим вахтовым методом, сухих пайков (дело № Ф08-2701/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

6.5. Споры, связанные со взысканием единого налога на вмененный доход

1. В целях исчисления единого налога на вмененный доход под торговым местом при осуществлении розничной торговли следует понимать специально оборудованное место непосредственного взаимодействия продавца и покупателя по передаче товара во исполнение договора розничной купли-продажи, характеризующееся наличием определенной пространственной обособленности и торгового оборудования, а также возможностью осуществления непосредственного контакта между продавцом и покупателем.

Суд по заявлению предпринимателя признал недействительным решение налоговой инспекции о доначислении единого налога на вмененный доход, поскольку налоговая инспекция не доказала факт использования предпринимателем двух торговых мест вместо одного.

Налоговая инспекция, принимая оспариваемое решение, исходила из того, что предприниматель согласно договору арендует у МУП г. Тихорецка «Центральный рынок» два торговых места на территории рынка (ряд № 7, места 29, 30).

Статья 346.27 Налогового кодекса Российской Федерации определяет торговое место как место, используемое для совершения сделок купли-продажи. В соответствии с ГОСТом Р 51303-99 «Торговля. Термины и определения», утвержденным постановлением Госстандарта России от 11.08.99 № 242-ст, под торговым местом при осуществлении розничной торговли следует понимать специально оборудованное место непосредственного взаимодействия продавца и покупателя по передаче товара во исполнение договора розничной купли-продажи, характеризующееся наличием определенной пространственной обособленности и торгового оборудования, а также возможностью осуществления непосредственного контакта между продавцом и покупателем.

Предприниматель для розничной торговли приобрел торговый лоток роллетного типа размером 3 х 1,75 м.

Договор с МУП г. Тихорецка «Центральный рынок» предусматривает предоставление услуг по размещению лотка, а не торговых мест. МУП г. Тихорецка «Центральный рынок» не определяет места под размещение одного лотка роллетного типа как торговые.

По мнению кассационной инстанции, суд, исходя из указанных признаков торгового места, сделал правильный вывод о том, что спорные торговые места, используемые предпринимателем для осуществления розничной торговли, представляют собой единое торговое место (лоток роллетного типа), не имеющее конструктивного разделения. Места, предоставленные под размещение одного роллетного лотка, не могут служить определяющими показателями количества торговых мест при исчислении единого налога на вмененный доход (дела № Ф08-1733/06, Ф08-1889/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

2. Продажа товаров с использованием помещения типа «контейнер» квалифицируется как розничная торговля, осуществляемая через стационарные места организации торговли без торгового зал. В этом случае единый налог на вмененный доход исчисляется из расчета площади контейнера, а не количества рабочих мест.

Решением суда отказано в удовлетворении заявления о взыскании с предпринимателя недоимки, пени и штрафа по единому налогу на вмененный доход, поскольку налоговая инспекция не доказала факт осуществления предпринимателем торговли из помещения контейнерного типа, поэтому необоснованно начислила налог исходя из площади контейнера.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено, заявленные требования налоговой инспекции удовлетворены в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции установил, что предприниматель осуществлял розничную торговлю с использованием складского помещения (контейнера) площадью 40 кв. м.

Кассационная инстанция согласилась с выводом апелляционной инстанции о том, что тем самым предприниматель занимался розничной торговлей, осуществляемой через стационарные места организации торговли без торгового зала, к которым относятся палатки, киоски, контейнеры и другие места (дело № Ф08-2482/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

3. Организация и проведение компьютерных игр в компьютерном зале относится к предпринимательской деятельности в сфере оказания бытовых услуг физическим лицам, облагаемой единым налогом на вмененный доход.

Решением суда отказано в удовлетворении заявления налоговой инспекции о взыскании с предпринимателя налогов по общей системе налогообложения. По мнению суда, предприниматель согласно действующему законодательству являлся плательщиком единого налога на вмененный доход, поскольку при организации и проведении компьютерных игр в компьютерном зале фактически осуществлял предпринимательскую деятельность в сфере оказания бытовых услуг физическим лицам.

Оставляя без изменения решение суда, кассационная инстанция приняла во внимание следующее.

Статья 3 Закона Ставропольского края от 18.11.98 № 32-КЗ «О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности на территории Ставропольского края», действовавшего до 01.01.03, предусматривала, что плательщиками данного налога являются юридические и физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность в сфере оказания бытовых услуг физическим лицам, включая прокат, за исключением проката кинофильмов. Из содержания этого Закона следует, что обложению единым налогом подлежит деятельность по прокату. В соответствии с пунктом 2 статьи 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации, вступившего в силу с 01.01.03, система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности может применяться по решению субъекта Российской Федерации и в отношении оказания бытовых услуг.

В силу статьи 346.27 Налогового кодекса Российской Федерации для целей главы 26.3 данного Кодекса бытовыми услугами признаются платные услуги, оказываемые физическим лицам, классифицируемые в соответствии с Общероссийским классификатором услуг населению. Согласно Общероссийскому классификатору услуг населению ОК 002-093 (ОКУН), принятому постановлением Комитета Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации от 28.06.93 № 163, в группу 01 «Бытовые услуги» включены услуги предприятий по прокату компьютеров, игровых программ (код подгруппы 019400) и почасовой прокат предметов в специальных помещениях (код 019430).

На основании статьи 626 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору проката арендодатель обязуется предоставить арендатору движимое имущество за плату во временное владение и пользование. Договор проката составляется в простой письменной форме и является публичным договором. Имущество, предоставляемое по договору проката, используется для потребительских целей, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа обязательства. При этом следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 130 Гражданского кодекса Российской Федерации движимым имуществом признаются вещи (включая ценные бумаги и деньги), не относящиеся к недвижимости, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Таким образом, предметом договора проката в рамках бытовых услуг может быть любое движимое имущество, предоставляемое населению для использования в потребительских либо иных предусмотренных целях, независимо от места, а также особенностей и условий его использования.

Действовавшее в 2001 – 2003 годах налоговое законодательство не связывает обязанность исчисления и уплаты налога с выполнением требований других отраслей законодательства, в том числе гражданского. Налог начисляется и уплачивается исключительно на основании и в соответствии с теми правовыми нормами, которые содержатся в налоговом законодательстве. Отсутствие письменного договора проката не меняет правовую природу оказываемых предпринимателем услуг по прокату, не свидетельствует об осуществлении им иных возмездных услуг, не включаемых в перечень бытовых, не влечет запрета учитывать последние для целей налогообложения в качестве бытовых услуг.

Деятельность предпринимателей, направленная на систематическое извлечение доходов от оказания услуг по прокату компьютеров, игровых программ на основе заключенных с ними договоров проката (в том числе почасового проката в специальных помещениях), подпадает в установленном порядке под действие системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход по деятельности в сфере оказания бытовых услуг (дело № Ф08-2234/06).

Практика окружного суда соответствует подходу, сформулированному в Решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.05.04 № 4719/04, согласно которому оказание бытовых услуг в силу статьи 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации относится к сфере предпринимательской деятельности, получая доход от которой организация вправе перейти на единый налог на вмененный доход. Понятие «бытовые услуги» раскрывается в статье 346.27 Кодекса как платные услуги, оказываемые физическим лицам (за исключением услуг ломбардов), классифицируемые в соответствии с Общероссийским классификатором услуг населению. Положения статей 346.26 и 346.27 Кодекса в их взаимосвязи позволяют сделать вывод о том, что организации при оказании бытовых услуг правомочны перейти на единый налог на вмененный доход, оказывая любую из услуг, установленных классификатором… Законом не предоставлено МНС России право дополнять и сокращать перечень видов предпринимательской деятельности, при осуществлении которых возможно применение системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

4. Стороны в договоре простого товарищества вправе определить порядок распределения обязанностей по уплате единого налога на вмененный доход.

Предприниматели Кокарева Н.В. и Болдырева С.Ю. заключили договор простого товарищества о сотрудничестве в области розничной торговли в магазине площадью 26,7 кв. м. Согласно пункту 2.7 договора оплату единого налога на вмененный доход стороны производят в следующем порядке: Кокарева Н.В. – за 17,7 кв. м, а Болдырева С.Ю. – за 9 кв. м.

Исходя из этого, предприниматели при расчете и уплате единого налога на вмененный доход применили физический показатель, характеризующий данный вид деятельности (площадь торгового зала), равный площади, указанной в договоре (Кокарева Н.В. – 17,7 кв. м, Болдырева С.Ю. – 9 кв. м). Налоговая инспекция по результатам камеральной проверки представленной предпринимателем Кокаревой Н.В. декларации по единому налогу на вмененный доход доначислила ей единый налог на вмененный доход с остальной площади магазина.

Решением суда отказано в удовлетворении заявления предпринимателя Кокаревой Н.В. о признании недействительным решения налоговой инспекции о доначислении единого налога на вмененный доход. Судебный акт мотивирован тем, что налоговым законодательством не предусмотрена возможность распределения обязанности по уплате налогов на основании гражданского договора, заключенного налогоплательщиками.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено, заявленные требования удовлетворены, поскольку каждый участник договора простого товарищества самостоятельно исполняет обязанность по уплате единого налога на вмененный доход в части, приходящейся на его долю.

Оставляя без изменения постановление суда апелляционной инстанции, кассационная инстанция отметила следующее. Согласно статье 346.27 Налогового кодекса Российской Федерации площадью торгового зала (зала обслуживания посетителей) является площадь всех помещений и открытых площадок, используемых налогоплательщиком для торговли, определяемая на основе инвентаризационных и правоустанавливающих документов.

Главным критерием, характеризующим торговую площадь, является ее использование для торговли. С учетом этого расчет единого налога на вмененный доход при осуществлении розничной торговли через объекты стационарной торговой сети, имеющие торговые залы, производится исходя из количества квадратных метров площади, используемой в указанном виде деятельности (часть 3 статьи 346.29 Налогового кодекса Российской Федерации).

Оспариваемое решение налоговой инспекции о доначислении налога со всей площади торгового зала магазина принято по результатам камеральной проверки без осмотра торговой точки предпринимателя. Налоговая инспекция не представила доказательства использования предпринимателем Кокаревой Н.В. площади большей, чем указано в расчете единого налога на вмененный доход. Предприниматели обоснованно производили расчет налога согласно той части площади магазина, которая оговорена ими в пункте 2.7 договора о простом товариществе: Кокарева Н.В. – за 17,7 кв. м, а Болдырева С.Ю. – за 9 кв. м, и совместно уплатили единый налог на вмененный доход с площади магазина, равной 26,7 кв. м.

Суд кассационной инстанции отклонил довод налоговой инспекции о том, что налоговым законодательством не предусмотрена возможность распределения обязанности по уплате налогов на основании гражданского договора, заключенного налогоплательщиками.

Налоговое законодательство не содержит запрета субъектам предпринимательской деятельности осуществлять предпринимательскую деятельность в рамках института простого товарищества. Кроме того, предприниматели при расчете суммы налога руководствовались разъяснениями налоговой инспекции о том, что каждый участник договора простого товарищества признается плательщиком единого налога на вмененный доход исходя из значений базовой доходности данного вида деятельности и фактического объема физических показателей, определяемых пропорционально стоимости вкладов товарищей, либо установленных (распределенных) в отношении каждого товарища договором о совместной деятельности или дополнительным соглашением
(дело № Ф08-748/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

5. Право на применение вычета по единому налогу на вмененный доход в порядке пункта 2 статьи 346.32 Налогового кодекса Российской Федерации законодатель связывает с фактической уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Решением суда и постановлением апелляционной инстанции отказано в удовлетворении заявления о взыскании с предпринимателя недоимки, пени и штрафа по единому налогу на вмененный доход. Судебные инстанции исходили из правомерности уменьшения налогоплательщиком суммы единого налога на вмененный доход на сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, уплаченных за тот же период.

Кассационная инстанция признала правильным данный вывод судебных инстанций, поскольку в силу пункта 2 статьи 346.32 Налогового кодекса Российской Федерации сумма единого налога, исчисленная за налоговый период, уменьшается налогоплательщиками на сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, уплаченных за этот же период времени, но не более чем на 50 процентов. Налоговый кодекс Российской Федерации связывает право на применение вычета по единому налогу на вмененный доход с фактической уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, а не с представлением расчетов (декларации) по страховым взносам.

Предприниматель исчислил и уплатил единый налог на вмененный доход в соответствии с установленным ограничением, поэтому у налоговой инспекции отсутствовали основания для доначислений по налогу (дело № Ф08-1613/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

6. Деятельность по реализации товаров в кредит физическим лицам по договорам розничной купли-продажи относится к розничной торговле независимо от формы расчетов и облагается единым налогом на вмененный доход.

Предприниматель осуществлял розничную торговлю мебелью через объект стационарной торговли (магазин) площадью 20 кв. м с использованием следующих расчетов: за наличный расчет и путем внесения покупателем первого взноса в кассу магазина в момент приобретения товара, а остальную сумму за покупателя перечислял банк по договору кредита. Предприниматель вел раздельный учет доходов и расходов по наличной и безналичной формам деятельности, исчисляя единый налог на вмененный доход по торговле за наличный расчет и единый налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения, по безналичной форме оплаты.

Оставляя без изменения решение суда о признании недействительным решения налоговой инспекции о доначислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, кассационная инстанция поддержала вывод суда о том, что внесение покупателями наличных денежных средств на счет продавца является наличным расчетом.

Согласно пункту 2 статьи 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности может применяться по решению субъекта Российской Федерации в отношении розничной торговли, осуществляемой через магазины и павильоны с площадью торгового зала по каждому объекту организации торговли не более 150 кв. м, палатки, лотки и другие объекты организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади.

Статья 346.27 Налогового кодекса Российской Федерации определяет понятие розничной торговли как торговлю товарами и оказание услуг покупателям только за наличный расчет. Следовательно, торговля товарами за безналичный расчет отнесена к предпринимательской деятельности, при осуществлении которой налогоплательщики уплачивают налоги в соответствии с иным режимом налогообложения.

В законодательстве о налогах и сборах отсутствует определение понятия «наличный расчет», поэтому подлежит применению пункт 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в данном Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

Наличный расчет – расчет наличными деньгами (статьи 140, 861 Гражданского кодекса Российской Федерации). В силу пунктов 2 и 3 статьи 861 Гражданского кодекса Российской Федерации безналичные расчеты производятся через банки, иные кредитные организации, в которых открыты соответствующие счета, если иное не вытекает из закона и не обусловлено используемой формой расчетов. При осуществлении безналичных расчетов допускаются расчеты платежными поручениями, по аккредитиву, чеками, расчеты по инкассо, а также расчеты в иных формах, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота (статья 862 Кодекса).

Как определено пунктом 9 статьи 5 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов) относится к банковским операциям.

Тот факт, что расчет наличными происходил в рамках одной торговой операции по условиям заключенного с банком договора кредитования наряду с безналичным перечислением предпринимателю денежных средств на счет в банке, не влияет на характер расчетов, осуществляемых физическими лицами с предпринимателем.

Согласно письму Министерства финансов Российской Федерации от 11.05.04 № 04‑05-12/26 розничная торговля с использованием смешанной формы расчетов подпадает под действие системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход (дело № Ф08-1146/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и иных окружных судов не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО не выявлены.

6.6. Споры, связанные с уплатой налога на игорный бизнес

1. Обязанность по исчислению налога на игорный бизнес возникает с даты подачи в налоговую инспекцию заявления о регистрации объектов налогообложения. Налоговый кодекс Российской Федерации не предусматривает регистрации в налоговом органе момента начала деятельности фактически установленного объекта обложения налогом на игорный бизнес, поэтому зарегистрированные объекты налогообложения считаются выбывшими с даты представления в инспекцию заявления о регистрации изменений (уменьшений) количества объектов налогообложения.

Оставляя без изменения судебные акты об отказе в удовлетворении заявления о признании недействительным решения налоговой инспекции, суд кассационной инстанции указал, что согласно пункту 4 статьи 366 Налогового кодекса Российской Федерации объект обложения налогом на игорный бизнес считается зарегистрированным с даты представления налогоплательщиком в налоговый орган заявления о регистрации объекта (объектов) налогообложения. Налоговый Кодекс Российской Федерации не предусматривает регистрации в налоговом органе момента начала деятельности фактически установленного объекта налогообложения, а налоговый орган лишен возможности в рамках своих полномочий осуществлять оперативный налоговый контроль, поэтому обязанность по исчислению налога на игорный бизнес возникла у предпринимателя с даты подачи в инспекцию заявления о регистрации объектов налогообложения – игровых автоматов. Названные объекты налогообложения считаются выбывшими с даты представления в инспекцию заявления о регистрации изменений (уменьшений) количества объектов налогообложения (дело № Ф08-1777/06).

Практика окружного суда соответствует практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.06 № 11390/05: учитывая положения статей 364, 366 Налогового кодекса Российской Федерации, которыми не предусмотрена регистрация в налоговом органе момента начала деятельности фактически установленного объекта налогообложения, отсутствие у налогового органа возможности в рамках своих полномочий осуществлять оперативный налоговый контроль, суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о том, что обязанность по исчислению налога на игорный бизнес возникла с даты подачи в инспекцию заявления о регистрации объекта налогообложения – кассы букмекерской конторы. Соответственно, указанный объект налогообложения будет считаться выбывшим с даты представления в инспекцию заявления о регистрации изменений (уменьшений) количества объектов налогообложения.

Противоречия в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружены.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

2. Игровой автомат «Кран-машина» не облагался налогом на игорный бизнес до 01.01.04.

По делу № Ф08-532/06 суд кассационной инстанции поддержал вывод суда первой инстанции о том, что в период до 01.01.04 в силу требований, указанных в статьях 2, 4 Федерального закона от 31.07.98 № 142-ФЗ «О налоге на игорный бизнес», автоматы «Кран-машина» с вещевым выигрышем в виде мягкой игрушки не отнесены к объектам обложения налогом на игорный бизнес.

С введением в действие с 01.01.04 главы 29 Налогового кодекса Российской Федерации игровые автоматы «Кран-машина» включены в состав объектов обложения налогом на игорный бизнес.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

6.7. Споры по уплате налога на имущество

1. Применение льготы, установленной пунктом 8 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации, по отношению к противорадиационному укрытию, не включенному в установленном порядке в перечень имущества мобилизационного назначения, неправомерно.

Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции, которым доначислен налог на имущество, пеня и штраф. Налоговая инспекция обратилась с заявлением о взыскании с общества штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на имущество.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, с банка взысканы штрафные санкции. В удовлетворении заявления банка отказано. Судебные инстанции пришли к выводу о необоснованном применении банком льготы, предусмотренной пунктом 8 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку противорадиационное укрытие, по которому налогоплательщиком применена льгота по налогу на имущество, не относится к имуществу мобилизационного назначения.

Суд кассационной инстанции признал судебные акты законными и обоснованными по следующим обстоятельствам.

В силу пункта 8 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации освобождаются от налогообложения организации в отношении объектов мобилизационного назначения и мобилизационных мощностей, законсервированных и (или) не используемых в производстве; испытательных полигонов, снаряжательных баз, аэродромов, объектов единой системы организации воздушного движения, отнесенных в соответствии с законодательством Российской Федерации к объектам особого назначения.

Для получения льготы по пункту 8 статьи 381 Кодекса банк обязан подтвердить наличие у него льготируемого имущества.

Из анализа норм, содержащихся в Федеральном законе от 26.02.97 № 31-ФЗ
«О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» и постановлении Правительства Российской Федерации от 14.07.97 № 860-44
«О мобилизационном плане экономики Российской Федерации», следует, что к имуществу мобилизационного назначения относятся объекты мобилизационного назначения и все виды мобилизационных запасов (резервов), необходимые для выполнения мобилизационных заданий, доводимых в установленном порядке до организаций на основании мобилизационного плана экономики Российской Федерации.

Согласно статье 6 Федерального закона от 26.02.97 № 31-ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» организация разработки мобилизационных планов экономики Российской Федерации отнесена к полномочиям Правительства Российской Федерации. Статьями 7 и 8 Закона предусмотрено, что федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления в пределах своих полномочий организуют и обеспечивают мобилизационную подготовку и мобилизацию, а также разработку мобилизационных планов. Формирование мобилизационного плана экономики Российской Федерации, осуществление методического руководства и контроля за деятельностью федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области мобилизационной подготовки возложено Правительством Российской Федерации на Минэкономики России (Минэкономразвития и торговли России). Письмами от 26.12.02 и 30.06.03 Минэкономразвития и торговли России разъяснило, что перечни имущества мобилизационного назначения предприятий и организаций утверждаются федеральными органами или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, установившими этим организациям мобилизационные задания.

Таким образом, для применения льготы, предусмотренной пунктом 8 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик должен доказать наличие у него мобилизационного задания и перечня имущества, связанного с обеспечением этого задания.

Порядок оформления документов для подтверждения права на указанную льготу по налогу предусмотрен Положением о порядке экономического стимулирования мобилизационной подготовки экономики от 02.12.02, утвержденным Минэкономразвития и торговли России № ГГ-181, Минфином России № 13-6-5/9564, МНС России
№ БГ-18-01/3. Положением установлено, что льгота по налогу на имущество предоставляется организациям, имеющим мобилизационные задания (заказы) и выполняющим работы по мобилизационной подготовке. При этом под имуществом мобилизационного назначения понимается имущество, предназначенное для выполнения мобилизационных заданий (заказов) в соответствии с заключенными договорами (контрактами). Тем самым законодатель первичным фактором, свидетельствующим о наличии у налогоплательщика права на налоговую льготу, указывает наличие мобилизационного задания (заказа) и выполнение работ по мобилизационной подготовке согласно заключенным договорам (контрактам). Сводный перечень имущества мобилизационного назначения является производным документом, отражающим информацию об объектах имущества, их свойствах и характеристиках, используемых для выполнения мобилизационных заданий (заказов) и заключенных в их исполнение договоров (контрактов).

Из Письма Минэкономразвития и торговли России от 23.07.04 № Д16-665
«Об оформлении и учете документов, подтверждающих право организаций, имеющих мобилизационные задания, на налоговые льготы в 2004 году» следует, что названное Положение действует до утверждения новых Правил за исключением учета в Минэкономразвития и торговли России документов, подтверждающих право на льготы в 2004 году.

Поскольку банк не представил доказательств наличия мобилизационного задания и контракта на выполнение работ по мобилизационной подготовке или фактического выполнения этих работ, в удовлетворении заявленных требований отказано правомерно (дело № Ф08-1239/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

7. Применение законодательства об административных правонарушениях

7.1. Применение норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

1. Нарушение срока представления форм учета и отчетности по валютным операциям не является длящимся правонарушением.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Ростовской области о привлечении к административной ответственности по части 6 статьи 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением суда оспариваемое постановление признано незаконным и отменено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного статьей 4.5 Кодекса.

Суд кассационной инстанции, оставляя решение без изменения, указал следующее. Общество привлечено к административной ответственности за нарушение срока представления форм учета и отчетности по валютным операциям, которое не может быть отнесено к категории длящихся правонарушений. Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не выполнена к определенному в нем сроку, начинается с момента наступления указанного срока (дело № Ф08-1347/06).

Практика окружного суда соответствует практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.05 № 9463/05: нарушение порядка раскрытия информации на рынке ценных бумаг, выразившееся в несвоевременном представлении списка аффилированных лиц, т. е. невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку по своему характеру не может быть отнесено к категории длящихся правонарушений. В связи с этим срок давности привлечения к административной ответственности следует исчислять со дня совершения административного правонарушения, а не со дня его обнаружения.

Противоречия в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

2. Продажа товаров, не соответствующих требованиям стандартов, техническим условиям или образцам по качеству, комплектности или упаковке образует состав правонарушения по части 1 статьи 14.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а продажа товаров, не соответствующих обязательным требованиям иных государственных стандартов, образует состав правонарушения по части 1 статьи 19.19 Кодекса.

С учетом конкретизации признаков объективной стороны правонарушения ответственность по статье 14.4 Кодекса несет субъект, осуществляющий продажу товаров, выполнение работ или оказание населению услуг, не соответствующих требованиям стандартов, техническим условиям или образцам по качеству, комплектности или упаковке.

При проверке общества установлена продажа товаров с нарушением обязательных требований пунктов 1.2, 1.6 ГОСТа 1510-84 «Нефть и нефтепродукты. Маркировка, упаковка, транспортирование и хранение», не связанных с качеством, комплектностью или упаковкой товаров.

В протоколе технического осмотра нефтепродуктов и акте проверки заместитель директора общества подтвердил своей подписью следующие нарушения: в паспортах на бензин автомобильный, топливо дизельное отсутствует их номер, информация о номерах партий, в паспорте на бензин «Нормаль-80» отсутствует обозначение стандарта, в паспорте на бензин АИ-95 указан отмененный ГОСТ, в паспорте топлива дизельного отсутствует дата выдачи паспорта, информация о марке дизтоплива, номере партии, массе, дате изготовления, юридическом адресе изготовителя.

Согласно пунктам 1.2 и 1.6 ГОСТа 1510-84 «Нефть и нефтепродукты. Маркировка, упаковка, транспортирование и хранение» каждая партия нефтепродуктов должна сопровождаться документом о качестве, содержащим данные о наименовании нефтепродукта, его марке, номере партии, дате, месяце и годе изготовления нефтепродукта, обозначении стандарта, массе нетто и брутто.

Материалами дела подтверждается реализация обществом нефтепродуктов, не соответствующих обязательным требованиям иных государственных стандартов, а не тех, которые предусмотрены частью 1 статьи 14.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Суд кассационной инстанции признал правомерным вывод о нарушении обществом части 1 статьи 19.19 Кодекса и оставил решение без изменения (дело № Ф08‑216/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

3. Для привлечения к административной ответственности по статье 6.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях необходимо установить несоответствие качества алкогольной продукции требованиям государственных стандартов, так как названное правонарушение посягает на здоровье и санитарно-эпидемиологическое благополучие населения.

По смыслу статьи 6.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для привлечения к административной ответственности необходимо установить несоответствие качества алкогольной продукции требованиям государственных стандартов, так как указанное правонарушение посягает на здоровье и санитарно-эпидемиологическое благополучие населения.

Согласно протоколу об административном правонарушении предпринимателю вменяется в вину неправильное указание на бутылках номера ГОСТа. Несоответствие маркировки на бутылках требованиям ГОСТа не подпадает под действие статьи 6.14 Кодекса.

Несоответствие качества произведенной обществом продукции требованиям государственных стандартов, санитарно-эпидемиологическим правилам и гигиеническим нормативам не установлено, что свидетельствует об отсутствии в его действиях события административного правонарушения по статье 6.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (дело № Ф08-2056/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

4. Подача заявления об оспаривании решения и предписания антимонопольного органа приостанавливает их исполнение на время рассмотрения заявления в суде или арбитражном суде до вступления судебного акта в законную силу лишь в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 28 Закона Российской Федерации от 22.03.91 № 948-1 (в ред. Федерального закона от 09.10.02 № 122-ФЗ) «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

Антимонопольный орган выдал обществу предписание о прекращении нарушений антимонопольного законодательства, которым последнему указано в установленный срок прекратить согласованные действия, направленные на установление (поддержание) розничных цен на рынке автомобильного топлива (АИ-92, АИ-95), перечислить в федеральный бюджет доход, полученный в результате нарушения антимонопольного законодательства, письменно проинформировать антимонопольную службу о прекращении согласованных действий и перечислении полученного дохода.

За неисполнение названного предписания в установленный срок общество привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Общество оспорило постановление о привлечении к административной ответственности в судебном порядке, ссылаясь на то, что не уклонялось от исполнения предписания, а воспользовалось правом на его обжалование в арбитражном суде, которое приостанавливает исполнение предписания до вступления решения суда в законную силу.

Отказывая в удовлетворении заявления, судебные инстанции исходили из того, что коммерческие организации обязаны выполнять действия, предусмотренные решением или предписанием антимонопольного органа, в установленный в нем срок (статья 22 Закона Российской Федерации от 22.03.91 № 948-1 (в ред. Федерального закона от 09.10.02 № 122-ФЗ) «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее – Закон о конкуренции)). Согласно части 2 статьи 28 Закона о конкуренции подача заявления приостанавливает исполнение решения и предписания антимонопольного органа о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства, о принудительном разделении коммерческой или некоммерческой организации либо о выделении из их состава одной или нескольких организаций, об изменении условий или о расторжении договоров и иных сделок, о заключении договоров с хозяйствующими субъектами на время его рассмотрения в суде или арбитражном суде до вступления решения суда или арбитражного суда в законную силу. В остальных случаях, предусмотренных подпунктом 2 статьи 12 Закона о конкуренции, подача заявления не приостанавливает исполнение решения и предписания антимонопольного органа.

Судебные инстанции не установили обстоятельства, являющиеся в силу части 2 статьи 28 Закона о конкуренции основанием для приостановления решения и предписания антимонопольного органа в части обязания совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции, а именно в указанный срок прекратить согласованные действия, направленные на установление (поддержание) розничных цен на рынке автомобильного топлива (АИ-92, АИ-95).

Кассационная инстанция оставила судебные акты без изменения (дело № Ф08‑6286/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

5. Лицо, заинтересованное в размещении рекламы, может быть признано ее рекламодателем и привлечено к административной ответственности за допущенные в ее содержании нарушения законодательства о рекламе.

Общество оспорило в судебном порядке постановление административного органа о привлечении к административной ответственности по статье 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за ненадлежащую рекламу, полагая, что не является рекламодателем спорной рекламы. Его заинтересованность в рекламе не свидетельствует о том, что он является непосредственным источником рекламы и предпринял активные действия по производству, размещению и распространению рекламной информации.

Судебные инстанции отказали в удовлетворении заявления, указав следующее. Ненадлежащая реклама по своему содержанию являлась рекламой общества, поскольку размещалась на фасаде гипермаркета, принадлежащего обществу, содержала в себе информацию о продаже гипермаркетом рекламируемого товара, о товарном знаке, используемом обществом в своей предпринимательской деятельности. Заявитель при рекламировании бытовой техники, подлежащей обязательной сертификации и не относящейся непосредственно к товарам для несовершеннолетних, использовал изображение ребенка и не указал обязательную информацию – «Товар подлежит обязательной сертификации» – в нарушение пункта 4 статьи 5 и пункта 2 статьи 20 Федерального закона от 18.07.95 № 108-ФЗ «О рекламе» (далее – Закон о рекламе).

Общество по смыслу статьи 2 Закона о рекламе является субъектом, в интересах которого непосредственно распространяется ненадлежащая реклама. Отсутствие договорных отношений с производителем и распространителем рекламы само по себе не свидетельствует о том, что общество не является ее рекламодателем. Кассационная инстанция признала правильным вывод суда (дело № Ф08-1246/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

6. Рекламодатель может нести ответственность за нарушение законодательства о рекламе в части, касающейся места размещения рекламы, если, зная о месте ее размещения, он не предпринял мер для предотвращения распространения ненадлежащей рекламы.

Общество оспорило в судебном порядке постановление административного органа о привлечении к административной ответственности по статье 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за ненадлежащую рекламу, полагая, что ответственность за нарушение законодательства о рекламе в части, касающейся места ее размещения, в силу статьи 30 Закона о рекламе должна нести газета, опубликовавшая ненадлежащую рекламу алкогольной продукции с изображением бокалов вина и приглашением на его дегустацию.

Судебные инстанции отказали в удовлетворении заявления, поскольку общество виновно в распространении рекламы, подлежащей размещению только в организациях, осуществляющих деятельность по производству и обороту алкогольной продукции (пункт 1 статьи 17 Федерального закона от 22.11.95 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (далее – Закон № 171-ФЗ)).

Оставляя без изменения судебные акты, кассационная инстанция указала следующее. Являясь рекламопроизводителем спорной рекламы, предназначенной для публикации в печатных изданиях, распространяемых в том числе и среди организаций, не осуществляющих деятельности по обороту и производству алкогольной продукции, общество имело возможность влиять на ее содержание с тем, чтобы исключить нарушение требований Закона № 171-ФЗ и Закона о рекламе, однако не предприняло для этого необходимых мер (дело № Ф08-1436/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

7. Перевозчик несет ответственность по части 3 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лишь в случае умышленного сообщения таможенному органу недостоверных сведений о наименовании и количестве груза при его прибытии на таможенную территорию Российской Федерации.

Квалификация действий перевозчика по части 3 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и привлечение его к ответственности возможны при условии доказанности факта сообщения последним таможенному органу недостоверных сведений о количестве груза умышленно.

Из материалов дела видно, что недостоверность заявленных сведений о количестве грузовых мест и наименовании товаров при прибытии их на таможенную территорию Российской Федерации установлена таможней не в результате сравнения данных, указанных в документах грузоотправителей и перевозчиков, представленных для таможенного оформления и таможенного контроля, а в ходе таможенного досмотра автомобилей и помещении прибывших товаров на склад временного хранения.

Товары загружены в контейнеры грузовладельцами, запечатаны их пломбами, а в некоторых случаях – пломбами иностранных таможенных органов. Все сведения о товарах включены в коносаменты на основании заявления грузовладельцев. Перевозчики не принимали участия в загрузке контейнеров, не имели возможности проверить их содержимое без повреждения пломб. Кроме того, прием закрытого контейнера без проверки его содержимого не противоречит международной практике контейнерных перевозок под таможенными пломбами.

При прибытии грузов на территорию Российской Федерации перевозчики выполнили требования статьи 72 Таможенного кодекса Российской Федерации, представив таможенному органу полный пакет документов, предусмотренных статьей 74 Кодекса. Сведения о количестве грузовых мест и наименовании товаров в данных документах полностью соответствовали сведениям, заявленным о них грузоотправителями.

Кассационная инстанция признала правильным вывод судебных инстанций о том, что таможенный орган не доказал вины перевозчиков в сообщении таможенному органу недостоверных сведений о количестве грузовых мест и наименовании товаров, в действиях перевозчиков отсутствует состав административного правонарушения по части 3 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (дело № Ф08‑806/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

7.2. Споры, связанные с аннулированием лицензии

Суд при рассмотрении заявления об аннулировании лицензии не должен ограничиться формальной констатацией факта нарушения лицензионного законодательства, не выясняя фактических обстоятельств его совершения.

Согласно пункту 3 статьи 20 Федерального закона от 22.11.95 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» лицензия на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции может быть аннулирована решением суда на основании заявления лицензирующего органа в частности за оборот алкогольной продукции без маркировки или с поддельными марками.

В определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 14.12.2000 № 244-О, от 05.07.01 № 130-О, от 07.06.01 № 139-О, от 07.02.02 № 16-О, постановлениях от 21.11.02 № 6, 15-П, от 30.07.01 № 13-П, информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.99 № С1-7/смп-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека по защите имущественных прав и права на правосудие» указано, что меры государственного понуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств. Указанные меры не должны подавлять экономическую самостоятельность и инициативу граждан и юридических лиц, чрезмерно ограничивать право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также право частной собственности.

В связи с этим норма об основаниях аннулирования лицензии не является императивной, устанавливающей безусловную обязанность суда при наличии соответствующих условий принять решение об аннулировании лицензии. Следовательно, суд при рассмотрении заявления об аннулировании лицензии не должен ограничиться формальной констатацией факта оборота алкогольной продукции без акцизных марок и специальных марок или с поддельными марками, не выясняя фактических обстоятельств совершения данного нарушения.

Кассационная инстанция признала правомерным и соответствующим установленным по делу обстоятельствам вывод суда первой инстанции по делу № Ф08‑2621/06 о недоказанности вины в обороте алкогольной продукции с поддельными акцизными марками и отсутствии в связи с этим достаточных оснований для аннулирования лицензии. Алкогольная продукция поступила обществу по договору поставки с сопроводительными документами и маркировкой, не вызывающими сомнения в полной легальности данной продукции. Самостоятельно установить фальсификацию региональных марок заинтересованное лицо не имело возможности. Факт фальсификации по внешним признакам установлен лишь в результате экспертного исследования, проведенного в том числе с применением специальных технических средств экспертом, имеющим соответствующую квалификацию.

Практика окружного суда развивает подход, сформулированный в пункте 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»: при рассмотрении дел об оспаривании решений административных органов о приостановлении или аннулировании лицензии на право осуществления определенного вида деятельности судам необходимо учитывать, что приостановление (аннулирование) лицензии не является административным наказанием в смысле Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а представляет собой специальную предупредительную меру, непосредственно связанную со спецификой деятельности, при осуществлении которой могут затрагиваться конституционные права и свободы, а также права и законные интересы других лиц.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

7.3. Споры, связанные с приостановлением хозяйственной деятельности

Отсутствие нормативных актов, разграничивающих компетенцию уполномоченных федеральных служб в части проведения государственной экологической экспертизы, не является основанием для возложения на природопользователя обязанности по получению в нескольких органах государственной власти положительных заключений экологических экспертиз одного и того же проекта природопользования.

В пункте 5 постановления от 30.07.04 № 401 (в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 21.01.06 № 23) «О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» Правительство Российской Федерации поручило Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору и Министерству природных ресурсов Российской Федерации внести до 01.10.04 в Правительство Российской Федерации проекты нормативных правовых актов в области осуществления государственного экологического контроля и проведения государственной экологической экспертизы, предусматривающих исключение дублирования функций и обеспечение взаимодействия между Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору и Федеральной службой по надзору в сфере природопользования.

Суд дал оценку доводам участвующих в деле лиц и пришел к выводу, что нормативные акты, разграничивающие компетенцию уполномоченных федеральных служб в части проведения государственной экологической экспертизы, отсутствуют и действующим законодательством не предусмотрена обязанность по проведению экологических экспертиз проектов природопользования в различных органах государственной власти.

Суд сделал правильный вывод о том, что отсутствуют основания для приостановления хозяйственной деятельности, на которую у предприятия имеется соответствующая лицензия и положительное заключение государственной экологической экспертизы, выданное уполномоченным государственным органом (дело № Ф08-876/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

8. Споры, связанные с применением таможенного законодательства

Поскольку уплата таможенных сборов по своей правовой природе является компенсацией расходов таможенных органов по осуществлению действий, связанных с таможенным оформлением, то таможенный сбор за таможенное оформление уплачивается отдельно за подачу временной и полной таможенных деклараций.

ЗАО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий Краснодарской таможни по списанию с общества таможенного сбора по таможенной декларации и обязании таможни возвратить на расчетный счет излишне удержанный таможенный сбор. Требование мотивировано тем, что таможня нарушила положения статьи 357.8 Таможенного кодекса Российской Федерации.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано. Судебные акты мотивированы тем, что при упрощенном порядке декларирования сведения о товарах заявляются дважды – при подаче временной и полной деклараций. Соответственно, таможенный орган дважды совершает действия, связанные с таможенным оформлением, что является основанием для уплаты сборов за таможенное оформление при подаче каждой таможенной декларации.

Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения судебные акты, указал, что согласно пункту 1 статьи 138 Кодекса при вывозе с таможенной территории России российских товаров, в отношении которых не могут быть представлены точные сведения, необходимые для таможенного оформления, в соответствии с обычным ведением внешней торговли, допускается их периодическое временное декларирование путем подачи временной таможенной декларации.

В силу пункта 2 статьи 138 Кодекса после убытия российских товаров с таможенной территории Российской Федерации декларант обязан подать полную и надлежащим образом заполненную таможенную декларацию на все российские товары, вывезенные в определенный период времени. При этом декларантом представляются полные и достоверные сведения, необходимые для окончательного таможенного контроля в отношении ввозимых (вывозимых) товаров. Подача полной и надлежащим образом заполненной таможенной декларации осуществляется в срок, устанавливаемый таможенным органом по заявлению декларанта. При установлении такого срока учитывается срок, необходимый декларанту для получения сведений, достаточных для подачи полной и надлежащим образом заполненной таможенной декларации. Предельный срок подачи полной и надлежащим образом заполненной таможенной декларации составляет 90 дней со дня, следующего за днем истечения периода времени для вывоза декларируемых товаров.

Период времени, в течение которого предполагается вывозить российские товары, декларируемые с использованием временной таможенной декларации, определяется декларантом. В отношении российских товаров, которые облагаются вывозными таможенными пошлинами или к которым применяются запреты и ограничения, установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, этот период не может превышать один календарный месяц, а временная таможенная декларация принимается таможенным органом не ранее чем за 15 дней до начала этого периода (пункт 3 статьи 138 Кодекса). На основании пункта 4 статьи 138 Кодекса во временной таможенной декларации допускается заявление сведений исходя из намерений о вывозе ориентировочного количества российских товаров в течение определенного периода времени, условной таможенной стоимости (оценки), определяемой согласно планируемому к перемещению через таможенную границу количеству российских товаров, а также исходя из предусмотренных условиями внешнеэкономической сделки потребительских свойств российских товаров и порядка определения их цены на день подачи временной таможенной декларации.

Подпункт 31 пункта 1 статьи 11 Кодекса устанавливает, что таможенный сбор – платеж, уплата которого является одним из условий совершения таможенными органами действий, связанных с таможенным оформлением, хранением, сопровождением товаров. В соответствии с пунктом 1 статьи 357.1 Кодекса к таможенным сборам, в частности, относятся таможенные сборы за таможенное оформление.

Таможенные сборы исчисляются лицами, ответственными за уплату таможенных сборов, самостоятельно, а также таможенными органами при выставлении требований об уплате таможенных платежей (пункт 1 статьи 357.3 Кодекса).

В силу пункта 1 статьи 357.6 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенные сборы за таможенное оформление должны быть уплачены до подачи таможенной декларации или одновременно с подачей таможенной декларации. Согласно пункту 1 статьи 357.10 Кодекса ставки таможенных сборов за таможенное оформление устанавливаются Правительством Российской Федерации. Размер таможенного сбора за таможенное оформление должен быть ограничен приблизительной стоимостью оказанных услуг и не может быть более 100 тыс. рублей.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.12.04 № 863 установлены ставки таможенных сборов за таможенное оформление товаров. Пунктом 7 указанного постановления определено, что в случае повторной подачи таможенной декларации на одни и те же товары при заявлении одного и того же таможенного режима (за исключением подачи полной таможенной декларации при периодическом временном декларировании) таможенные сборы за таможенное оформление уплачиваются в размере 500 рублей.

Письмом от 29.12.04 № 01-06/12890 Федеральная таможенная служба разъяснила, что при периодическом временном декларировании таможенные сборы за таможенное оформление уплачиваются до или одновременно с подачей каждой таможенной декларации (временной и полной).

Таким образом, поскольку уплата таможенных сборов по своей правовой природе является компенсацией расходов таможенных органов по осуществлению действий, связанных с таможенным оформлением, суд первой и апелляционной инстанций пришел к обоснованному выводу, что таможенный сбор за таможенное оформление уплачивается отдельно за подачу временной и полной таможенных деклараций (дело
№ Ф08-361/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

9. Применение арбитражного процессуального законодательства

1. Довод заявителя о рассмотрении заявления об отказе от апелляционной жалобы в его отсутствие не является основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку в статье 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации речь идет об обстоятельствах дела, а не процесса его рассмотрения.

Фонд государственного имущества обратился с иском к пароходству и обществу о признании недействительным аукциона по продаже имущества пароходства.

Суд первой инстанции в иске отказал.

При рассмотрении дела в апелляционной инстанции лицо, обратившееся с жалобой, заявило отказ от жалобы, отказ принят судом, производство по делу прекращено.

Определением апелляционной инстанции в удовлетворении заявления третьего лица о пересмотре определения по вновь открывшимся обстоятельствам отказано.

Окружной суд поддержал выводы суда.

В соответствии со статьей 309 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд может пересмотреть принятый им и вступивший в законную силу судебный акт по вновь открывшимся обстоятельствам по основаниям и в порядке, которые предусмотрены в главе 37 Кодекса.

Из части 1 статьи 311 указанного Кодекса следует, что основаниями пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются именно обстоятельства дела, а не процесса его рассмотрения. Вместе с тем заявитель ссылается на обстоятельства, связанные с рассмотрением дела, которые не относятся к вновь открывшимся. Нарушение норм права является основанием для проверки законности в порядке обжалования судебных актов, а не для пересмотра его по вновь открывшимся обстоятельствам (дело № Ф08-470/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

2. При коллизии подсудности, определенной законом и договором, приоритет должен отдаваться законной подсудности, так как в ином случае существенно нарушаются права стороны, не заключавшей соглашение о договорной подсудности, на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, что является составной частью права гражданина на судебную защиту.

Торговый дом обратился с иском к фирме и обществу об истребовании имущества. Уточнив предмет иска, истец просил обязать фирму передать удерживаемый без оснований товар и взыскать убытки за утраченный товар.

Судебные инстанции удовлетворили иск.

Окружной суд, отменил судебные акты вследствие несоответствия выводов, содержащихся в них, фактическим обстоятельствам и направил дело на новое рассмотрение.

При принятии иска к своему производству арбитражный суд исходил из того, что договорами складского хранения между торговым домом и обществом разрешение связанных с этими договорами споров отнесено к юрисдикции этого суда. Однако суд не учел, что согласно части 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Фирма не участвовала в названных договорах, поэтому принятые на себя торговым домом и обществом обязательства разрешать споры в определенном договором арбитражном суде не имеют силы для фирмы.

Поскольку торговый дом счел необходимым предъявить иск и к владельцу товарного склада (фирме), у последнего возникло законное право на рассмотрение заявленных к нему требований арбитражным судом по месту его нахождения (статья 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). При коллизии подсудности, определенной законом и договором приоритет должен отдаваться законной подсудности, так как в ином случае существенно нарушаются права стороны, не заключавшей соглашение о договорной подсудности. ЗАО «Липсанен Инкорпорейтед» неоднократно в отзывах заявляло в судах первой и апелляционной инстанций о нарушении правил подсудности.

В связи с отменой судебных актов по указанным основаниям Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа на основании статьи 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации направил дело на рассмотрение по месту нахождения ответчика (дело № Ф08-805/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

3. Независимо от того, как сформулированы исковые требования, при ссылке истца на совершение сделки с нарушением закона необходимо применять нормы материального права, регулирующие вопросы недействительности сделок, в частности, нормы об исковой давности.

Компания обратилась с иском к фирме и обществу о переводе на истца прав покупателя акций общества.

Судебные инстанции отказали в иске. При продаже закрытым акционерным обществом третьему лицу дополнительно выпущенных акций закон предусматривает возможность признания такой сделки недействительной, но не допускает применения по аналогии перевода на заинтересованное лицо прав покупателя, как в случае отчуждения акционером принадлежащих ему акций. Заявитель пропустил предусмотренный статьей 26 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» сокращенный срок исковой давности для предъявления иска о признании сделки недействительной. Кроме того, преимущественное право истца не нарушено.

Окружной суд поддержал выводы судов. Судебные инстанции правильно учли отсутствие в законе для данного вида сделок такого последствия, как перевод прав покупателя. Таким образом, независимо от того, как сформулированы исковые требования, при ссылке истца на совершение сделки купли-продажи с обыкновенными акциями дополнительного выпуска с нарушением закона необходимо применять нормы материального права, регулирующие вопросы недействительности сделок, в частности, нормы об исковой давности (дело № Ф08-6542/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

4. Заявленные прокурором требования о признании незаконным бездействия государственного органа и обязании его принять меры к регистрации перехода права на имущество, переданное предприятию по договору хозяйственного ведения, относятся к гражданско-правовым отношениям, поэтому статья 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит применению. Прокурор не вправе заявлять такие требования согласно статье 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Прокурор обратился с заявлением о признании незаконным бездействия Комитета по имущественным отношениям, выразившегося в ненадлежащем осуществлении контроля за использованием республиканской собственности и непринятием мер по обеспечению регистрации перехода права собственности за государственным унитарным предприятием недвижимого имущества, переданного ему на праве хозяйственного ведения в соответствии с требованиями действующего законодательства и обязании комитета в месячный срок после вынесения решения обратиться в регистрирующий орган для регистрации права хозяйственного ведения предприятия на недвижимое имущество в Едином государственном реестре юридических лиц.

Решением в иске отказано со ссылкой на то, что закон не устанавливает срок, в течение которого с момента передачи имущества унитарному предприятию должна производиться регистрация права хозяйственного ведения; с заявлением о государственной регистрации права следует обратиться унитарному предприятию, а не комитету; прокурор не доказал, что отсутствие регистрации нарушает права и интересы граждан и организаций в сфере предпринимательской деятельности.

Окружной суд оставил без изменения судебный акт, указав, что статья 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающая участие в деле прокурора, содержит исчерпывающий перечень заявлений и исков, с которыми прокурор вправе обратиться в арбитражный суд. Заявленные прокурором требования о признании незаконным бездействия государственного органа и обязании его принять меры к регистрации перехода права на имущество, переданное предприятию по договору хозяйственного ведения, относятся к гражданско-правовым отношениям, поэтому статья 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит применению по данному делу. Прокурор не вправе заявлять такие требования согласно статье 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-1353/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

5. Поскольку между сторонами имеется спор о доле в уставном капитале общества, удовлетворение обеспечительной меры в виде запрета обществу осуществлять государственную регистрацию выпуска акций является обоснованным. Выпуск акций может привести к возникновению у третьих лиц прав на акции общества в результате их отчуждения, что затруднит или сделает невозможным исполнение судебного акта. Учитывая, что совершение сделок возможно после государственной регистрации выпуска акций, обеспечительная мера должна заключаться в запрете осуществлять государственную регистрацию выпуска акций общества.

Рассматривая иск участника к обществу о восстановлении принадлежащей ему доли в уставном капитале, суд удовлетворил ходатайство о принятии обеспечительной меры в форме запрета обществу распоряжаться долей в уставном капитале, а также передавать указанную долю в залог и отказал в принятии меры в виде запрета обществу осуществлять выпуск акций.

Отменяя судебный акт в части отказа в удовлетворении ходатайства о принятии обеспечительных мер в виде запрета обществу осуществлять выпуск акций, кассационная инстанция указала следующее. Общество утвердило порядок обмена долей на акции. Учитывая, что между сторонами имеется спор о доле в уставном капитале общества, кассационная инстанция считает обоснованным удовлетворение этой меры, так как выпуск акций может привести к возникновению у третьих лиц прав на акции общества в результате их отчуждения, что затруднит или сделает невозможным исполнение судебного акта. Поскольку совершение сделок возможно после государственной регистрации выпуска акций, обеспечительная мера должна заключаться в запрете компетентному органу осуществлять государственную регистрацию выпуска ценных бумаг (акций) общества (дело № Ф08-130/06).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

6. Если права на спорные доли в общей собственности на землю вносились в качестве пая в капитал кооператива и являются его собственностью, то спор о выделении земельной доли возникает из корпоративных отношений и относится к подведомственности арбитражных судов (статья 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Если спор возник между участниками общей долевой собственности, которые не являются предпринимателями и не вносили доли в уставный (паевой) фонд, такой спор не подведомствен арбитражным судам и подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Глава крестьянского хозяйства обратился с иском к кооперативу об обязании ответчика подписать акт согласования границ земельного участка.

Решением иск удовлетворен.

Кассационная инстанция, отменив судебный акт и направив дело на новое рассмотрение, указала следующее. Суд не выяснил, кто является собственником общего земельного участка, тогда как от выяснения этого вопроса зависит определение надлежащего ответчика по заявленному иску. Если права на спорные доли в общей собственности на землю вносились в качестве пая в капитал кооператива и являются его собственностью, то спор о выделении земельной доли возникает из корпоративных отношений и относится к подведомственности арбитражных судов (статья 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Если спор возник между участниками общей долевой собственности, которые не являются предпринимателями и не вносили доли в уставный (паевой) фонд, такой спор не подведомствен арбитражным судам и подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции (дело № Ф08-5996/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

7. Запрет на осуществление прав акционера (права голосовать на собрании акционеров) не является мерой, направленной на обеспечение иска об истребовании акций из чужого незаконного владения.

Акционер обратился с иском об истребовании акций из незаконного владения и обязании восстановить в реестре акционеров записи о праве собственности на названные акции.

Суд первой инстанции по ходатайству истца в порядке принятия мер по обеспечению иска запретил ответчику осуществлять права акционера по спорным акциям, в том числе принимать участие в общих собраниях акционеров с правом голоса по вопросам повестки дня до вынесения судом решения по делу.

Постановлением апелляционной инстанции определение отменено.

Окружной суд согласился с выводами апелляционной инстанции. Принятые судом обеспечительные меры не могут повлиять на возможность или невозможность перехода права собственности на спорные акции; названные меры не имеют отношения к предмету спора и не могут обеспечить в будущем исполнения решения суда; истец не обосновал достаточность и необходимость их применения.

В рассматриваемом деле затруднить или сделать невозможным исполнение решения может отсутствие у ответчика соответствующих акций. В пункте 11 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.07.03 № 72 указано, что возможность отчуждения ответчиком ценных бумаг, которые являются предметом спора, третьим лицам может являться основанием для наложения арбитражным судом ареста на эти бумаги. Таким образом, обеспечительной мерой, соответствующей исковым требованиям, был бы арест акций.

Запрет на осуществление прав акционера не является мерой, направленной на обеспечение иска об истребовании акций из чужого незаконного владения (дело
№ Ф08-695/06).

Практика сложилась, в частности, на основе названного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, однако выявлено одно противоречивое постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 03.09.04 № А35-5725/04-С11.

8. Поскольку суд не принял встречный иск к производству, у него отсутствовали основания для исследования обстоятельств, относящихся к этому иску.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по договору поставки.

Ответчик предъявил встречный иск о взыскании с общества задолженности по оплате по встречным поставкам.

Определением суд отказал в принятии встречного искового заявления.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

Изменяя судебные акты, суд кассационной инстанции исходил из следующего. Несмотря на отказ в принятии встречного искового заявления, суд при отсутствии процессуальных оснований исследовал и оценил взаимоотношения сторон, касающиеся встречных поставок ответчика в адрес истца.

Суд не учел, что договор поставки, ненадлежащее исполнение которого ответчиком послужило причиной для обращения общества в суд, предусматривает денежную форму оплаты товара. Стороны не приводили доводы и не представляли доказательств изменения данного условия, а также объявления зачета в порядке статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации по встречным однородным требованиям.

Предъявление встречного иска было направлено на зачет встречного однородного самостоятельного требования, т. е. требования из отношений, выходящих за рамки спорного договора.

Поскольку суд не принял встречный иск к производству, у него отсутствовали основания для исследования обстоятельств, относящихся к этому иску. Таким образом, выводы, касающиеся встречной поставки ответчиком металла (металлолома) истцу, подлежат исключению из мотивировочной части судебных актов (дело № Ф08-6670/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и других окружных судов по данному выводу не обнаружена.

9. Различные основания возникновения обязательств по однородным требованиям не препятствуют рассмотрению этих требований в рамках одного производства.

Фонд обратился в арбитражный суд с иском к агрофирме о взыскании задолженности по двум договорам: договору купли-продажи с рассрочкой платежа и договору перевода долга.

Решением суд исковые требования удовлетворены.

Суд кассационной инстанции оставил судебный акт без изменения, отклонив доводы заявителя о нарушении судом статьи 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу части 2 статьи 130 Кодекса арбитражный суд первой инстанции вправе объединить несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица, в одно производство для совместного рассмотрения. Поскольку требования фонда являются однородными (взыскание задолженности и процентов за пользование кредитом) и должником в данных правоотношениях выступает агрофирма, то суд был вправе рассмотреть указанные требования в одном производстве. Названная норма закона указывает на однородность требований, а не на основания их возникновения, поэтому суд правомерно рассмотрел заявленные требования в одном производстве. Заявитель не доказал, что это повлекло за собой нарушение его прав и законных интересов, неполноту исследования обстоятельств дела либо вынесение незаконного и необоснованного судебного акта (дело № Ф08-100/06).

Приведенный вывод соответствует пункту 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.05 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Вопрос. Возможно ли принять к рассмотрению исковое заявление, если в нем соединены имущественные требования, вытекающие из нескольких не связанных между собою договоров, но подтверждение исполнения или неисполнения которых основано на одних доказательствах?

Ответ. В соответствии с частью 1 статьи 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам. В частности, возможно соединение в одном заявлении нескольких имущественных требований, вытекающих из нескольких не связанных между собой договоров, если доводы истца или ответчика о неисполнении или исполнении обязательств по договорам основаны на содержании одного документа. Необходимо учитывать, что нарушение правил соединения нескольких требований не является само по себе основанием к отмене решения, вынесенного по результатам рассмотрения таких требований.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлениях от 18.08.05 № 6704/05 и 4191/05 пришел к выводу о необходимости рассмотрения в одном производстве требований о признании недействительными договора на расчетно-кассовое обслуживание, договора поставки и договоров уступки требования, поскольку заявленные требования связаны между собой представленными доказательствами.

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.12.04 по делу № КГ-А40/11264-04, где суд указал, что истец соединил в исковом заявлении требования по четырем договорам уступки права требования, что само по себе создавало существенные затруднения в полном, всестороннем и объективном рассмотрении иска по существу. Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в постановлении от 15.05.03 по делу
№ А33-19057/02-С1-Ф02-1384/03-С2 рассмотрел требования из договоров перевода долга, денежного займа и купли-продажи в качестве неоднородных. Аналогично оценил Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 07.04.2000 по делу № А38-11/19-2000 требования из нескольких самостоятельных кредитных договоров, каждый из которых оформлен на различные суммы, имеет свой срок действия и порядок исполнения.

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и других окружных судов не обнаружены.

Президиум Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа в постановлении от 18.09.06 № 43 пришел к выводу о том, что нарушение подпункта 2 пункта 1 статьи 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при вынесении определения о возвращении иска не является безусловным основанием для отмены данного определения.

10. Привлечение к субсидиарной ответственности лица, освобожденного от уплаты государственной пошлины, не является основанием для освобождения от уплаты государственной пошлины основного должника.

Решением арбитражного суда удовлетворены исковые требования общества о взыскании с КЭЧ задолженности по оплате за потребленную электроэнергию. В случае отсутствия денежных средств у первоначального должника суд присудил произвести взыскание в субсидиарном порядке с Министерства обороны Российской Федерации.
Государственная пошлина по иску взыскана с КЭЧ в доход федерального бюджета.

В кассационной жалобе КЭЧ просило отменить решение в части взыскания с нее государственной пошлины по тому основанию, что в связи с привлечением к субсидиарной ответственности Минобороны России, являющегося органом исполнительной власти, государственная пошлина в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит взысканию с ответчика.

Суд кассационной инстанции отклонил данный довод, указав, что правовым основанием привлечения Минобороны России к субсидиарной ответственности является статья 120 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой при недостаточности денежных средств у учреждения субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества. Таким образом, статья 120 Кодекса регламентирует основания субсидиарной ответственности по гражданско-правовым обязательствам, а не налоговым обязанностям, каковой является обязанность уплатить госпошлину. Правовые основания освобождения самой КЭЧ от уплаты госпошлины отсутствуют (дело № Ф08-6682/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

11. Нарушение арбитражным судом принципа разумности срока разбирательства имущественного спора (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и его основных свобод, часть 3 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), в частности, нерассмотрение вопроса о возможности принятия искового заявления в течение длительного периода времени, является основанием для отмены определения о возвращении искового заявления.

Глава крестьянского (фермерского) хозяйства направил в арбитражный суд исковое заявление с ходатайством об отсрочке уплаты государственной пошлины до рассмотрения иска по существу и приложения к нему, которые были получены судом 07.02.05 и 09.02.05. Не получив копии определения о принятии искового заявления к производству или о его возврате, глава крестьянского (фермерского) хозяйства направил в суд запрос, в ответе на который 12.09.05 руководитель аппарата суда сообщил, что исковое заявление оставлено без движения.

Определением от 16.09.05, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковое заявление возвращено главе крестьянского (фермерского) хозяйства в связи с отказом в удовлетворении ходатайства об отсрочке уплаты государственной пошлины, поскольку не представлены сведения о перечне счетов крестьянского (фермерского) хозяйства, наименований и адресов банков и иных кредитных учреждений, в которых эти счета открыты.

Окружной суд отменил судебные акты, направил исковое заявление главы крестьянского (фермерского) хозяйства в суд первой инстанции для рассмотрения вопроса о его принятии, указав следующее. Согласно статье 6 Конвенции о защите прав человека и его основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок. В соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации задачами судопроизводства в арбитражных судах являются обеспечение доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также справедливое публичное судебное разбирательство в установленный законом срок. Совершение действий в сроки, установленные Кодексом, является одной из гарантий соблюдения принципа законности в арбитражном судопроизводстве, а также гарантией прав и законных интересов участников арбитражного процесса. Соблюдение соответствующих процессуальных сроков при выполнении процессуальных действий является обязанностью арбитражного суда и участников арбитражного процесса.

Как следует из пункта 8 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.99 № С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие», неоправданные действия судов расцениваются как факты, свидетельствующие о нарушении принципа разумности срока разбирательства имущественного спора.

Вопрос о принятии искового заявления главы крестьянского (фермерского) хозяйства не рассмотрен в срок, установленный Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. Учитывая бездействие суда при рассмотрении вопроса о принятии искового заявления главы крестьянского (фермерского) хозяйства, общий период времени, прошедший с даты поступления заявления в суд и до даты вынесения определения о возвращении искового заявления, составляющий более шести месяцев, не может сам по себе считаться удовлетворяющим требованию о разумном сроке. Нерассмотрение судом вопроса о возможности принятия искового заявления главы крестьянского (фермерского) хозяйства в течение длительного периода времени нарушает пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и его основных свобод, часть 3 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Учитывая позицию Европейского суда по правам человека о недопустимости неоправданных действий судов, следствием которых может явиться нарушение принципа разумности срока разбирательства имущественного спора, судебные акты отменены
(дело № Ф08-451/06).

Противоречия по выводу в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не обнаружены.

10. Анализ единообразия судебной практики

1. По делу № Ф08-503/06 суд кассационной инстанции сделал следующий вывод: ответчик вправе требовать возмещения судебных расходов при отказе истца от иска и прекращении производства по делу по данному основанию.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная позиция отражена в постановлениях Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.09.04 по делу № КГ-А40/8082-04, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.07.05 по делу № Ф04-4414/2005.

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

Вопрос для обсуждения на президиуме или семинаре-совещании судей ФАС СКО не выносился.

По результатам рассмотрения Обобщения на расширенном заседании Президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского 11.12.06 округа принято решение вынести вопрос.

2. По делу № Ф08-1740/06 суд кассационной инстанции пришел к выводу о возможности предоставления рассрочки исполнения определения об утверждении мирового соглашения, указав следующее. Подавая заявление об отсрочке исполнения мирового соглашения, должник обязан доказать наступление после его заключения таких непредвиденных и не зависящих от него событий, которые он не мог учесть при заключении мирового соглашения и которые существенно влияют на возможность надлежаще исполнить соглашение. В противном случае необходимо признать, что должник, заключая мировое соглашение, действовал недобросовестно, поскольку не имел намерения надлежаще его исполнить. Суд кассационной инстанции отказал в предоставлении рассрочки в связи с необоснованностью ходатайства.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная позиция отражена в постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.10.05 по делу № А17-44/13-2004-141и (предоставление отсрочки, рассрочки исполнения определения об утверждении мирового соглашения, изменение способа и порядка его исполнения будет изменением судом условий гражданско-правового договора (мирового соглашения), что в силу статей 1, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации недопустимо при отсутствии соответствующего иска).

Противоречия по выводу в практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

Вопрос для обсуждения на президиуме или семинаре-совещании судей ФАС СКО не выносился.

3. По делам по ответственному хранению материальных ценностей Северо-Кавказским отделением РЖД судом кассационной инстанции приняты постановления с различными правовыми выводами. При этом на момент рассмотрения дел существовала противоречивая практика по вопросу о наличии правопреемства между ОАО «Российские железные дороги» и ГУП «Северо-Кавказская железная дорога».

4. По делам № Ф08-6309/05 (в надзорке аналитическая справка не представлена) и
Ф08-6339/05 (в аналитической справке содержалось указание на противоречивую практику) постановления приняты без обсуждения проблемы на президиуме Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, при этом суд кассационной инстанции сделал вывод, что правопреемство отсутствует. После вынесения соответствующего вопроса на обсуждение (13.02.06) с учетом выработанной позиции принято два постановления (№ Ф08-6329/05 и Ф08-6354/05).

5. Принимая постановление по делу № Ф08-346/06, суд кассационной инстанции не учел позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, согласно которой с момента прекращения компетентным органом управления полномочий единоличного исполнительного органа лицо, чьи полномочия как руководителя организации прекращены, по смыслу пункта 3 статьи 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» не вправе без доверенности действовать от имени общества, в частности, подписывать заявление о внесении в государственный реестр сведений о новом единоличном исполнительном органе (директоре) (№ 12049/05 от 14.02.06). Указанная ситуация возникла вследствие рассмотрения окружным судом дела 22.02.06, т. е. спустя незначительное время после принятия Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации постановления от 14.02.06, в котором была сформирована позиция по соответствующему вопросу, в связи с чем у судей состава отсутствовала объективная возможность узнать об иной практике. При вынесении постановления суд кассационной инстанции основывался на постановлении Президиума ФАС СКО от 07.11.05 № 46 (в аналитической справке помощник судьи отразил соответствующий вопрос-ответ).

6. Рассматривая дело № Ф08-873/06 (в аналитической справке помощник судьи не отразил противоречивую практику; приведен вопрос-ответ от 17.11.2000), суд кассационной инстанции отменил судебные акты, которыми было отказано в удовлетворении заявления общества о признании незаконным бездействия администрации, выразившегося в уклонении от подготовки и передачи истцу для подписания актов приема-передачи и от принятия в муниципальную собственность жилых домов. При этом окружной суд отметил следующее. Передача и принятие в муниципальную собственность жилого фонда, не вошедшего в уставный капитал приватизируемого предприятия, прямо предусмотрены нормами законодательства о приватизации и не обусловлены возложением на передающую сторону дополнительных обязанностей в виде проведения работ по инвентаризации и капитальному ремонту жилого фонда. Обязанность по надлежащему оформлению технической документации и приемо-сдаточных актов в равной степени возлагается на общество и орган местного самоуправления.

В практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации выявлено одно постановление (№ 2918/01), в котором суд предписал оценить возражения администрации о том, что общество не оформило в установленном порядке техническую документацию на передаваемые объекты, а передает жилой фонд без объектов, необходимых для его эксплуатации, и направил дело на новое рассмотрение.

В практике Федерального арбитражного суда Уральского округа выявлено постановление по делу № Ф09-1346/06-С3 с позицией, отличной от позиции окружного суда. Вместе с тем в других окружных судах и в рамках округа сформировался подход, приведенный в постановлении окружного суда по делу № Ф08-873/06. (В аналитической справке помощник судьи не отразил противоречивую практику.)

7. По делу № Ф08-3750/06 (в аналитической справке помощник отразил противоречивую практику) кассационная инстанция согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что требования кредитора, обеспеченные залогом, могут быть отнесены к требованиям, рассматриваемым в рамках процедуры банкротства в том случае, если залогом обеспечено денежное требование к самому должнику. Требования к залогодателю об обращении взыскания на предмет залога, обеспечивающего обязательства не залогодателя, а другого лица, не могут рассматриваться в деле о банкротстве.

На момент принятия окружным судом постановления Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа высказал иное мнение по делу
№ А21-8418/04-С1. Вместе с тем практика других окружных судов и в рамках округа основывается на изложенной позиции.

8. Рассматривая дело № Ф08-1710/06, кассационная инстанция отклонила довод заявителя жалобы о ненадлежащем извещении компании ввиду следующего. Часть 4 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что извещения могут быть направлены по месту нахождения организации (филиала, представительства юридического лица, если иск возник из их деятельности). Полномочия представителей на ведение дела в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, в силу которой они вправе совершать все процессуальные и специально оговоренные действия от имени представляемого лица (статья 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно доверенности руководителю филиала предоставлено полномочие представлять интересы компании в суде, а также делегировать свои полномочия третьим лицам. Следовательно, направление судебного акта по месту расположения структурного подразделения, из деятельности которого возник спор, является надлежащим уведомлением юридического лица (в аналитической справке не приведено указанное ниже постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации).

В практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации выявлено постановление от 06.02.01 № 4460/99, в котором отмечено, что уведомление было направлено только в адрес филиала иностранного юридического лица, хотя данный способ извещения является дополнительным, а не основным. Вместе с тем необходимо указать, что по названному делу высшая судебная инстанция установила, что филиал не наделен полномочиями представлять иностранное юридическое лицо в суде.

9. Выявлено противоречие в практике окружных судов по вопросу о правомерности кассационной инстанции оценивать заявление должника о признании его банкротом на соответствие его требованиям статей 37, 38 Закона о банкротстве при обжаловании определения о принятии заявления должника к производству и введении процедуры наблюдения.

По данному вопросу обозначено два мнения:

1) Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 21.03.06 по делу № А56-25792/2005 указал, что поскольку в силу пункта 3 статьи 61 Закона о банкротстве определение о принятии заявления о признании должника банкротом может быть обжаловано лишь в апелляционную инстанцию, постановление которой является в этом случае окончательным, кассационная инстанция проверяет законность обжалуемого определения только в части введения в отношении предприятия процедуры наблюдения;

2) Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в постановлении от 26.09.05 по делу № Ф03-А73/05-1/2821, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 21.06.04 по делу № Ф04-/3343-1088/А45-2004, Федеральный арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 16.01.06 по делу № Ф09-4217/05-С4, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в постановлении от 15.03.06 по делу № Ф08-676/06 оценивают заявление должника на соответствие требованиям статей 37, 38 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Вопрос для обсуждения на президиуме окружного суда не выносился.

10. Проведение зачета сумм налога в уплату имеющейся недоимки по обязательным платежам свидетельствует об исполнении судебного акта об обязании налогового органа возвратить налогоплательщику сумму излишне уплаченных налогов.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя, выразившихся в вынесении постановления об окончании исполнительного производства, и просило признать это постановление недействительным.

Решением в удовлетворении заявления отказано, поскольку статья 78 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает, что возмещение излишне уплаченных сумм налога может быть осуществлено как в форме возврата, так и в форме зачета, а в случае наличия недоимки она подлежит зачету налогоплательщику.

Кассационная инстанция решение оставила без изменения. Налоговый орган исполнил возложенную на него Налоговым кодексом Российской Федерации обязанность произвести зачет при наличии у налогоплательщика недоимки. Указанное не является изменением способа исполнения судебного акта, так как общество обязано было уплатить начисленные ему недоимки путем перечисления их в бюджет (дело № Ф08-661/06).

Данный вывод противоречит выводу, сделанному в обобщении Федерального арбитражного Северо-Кавказского округа по делам, рассмотренным в кассационном порядке судьями пятого судебного состава во втором полугодии 2005 года. Между тем этот вывод не соответствует содержанию дела № Ф08-3339/05, поскольку налоговая инспекция обязана была возместить налогоплательщику налог, а не возвратить.

Кроме того, вывод по делу № Ф08-661/06 противоречит постановлению Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.07.05 по делу № Ф08-3342/05. Суд кассационной инстанции указал, что исполнение судебного акта о возложении на налоговую инспекцию обязанности принять решение о возмещении налога на добавленную стоимость зачетом в счет образовавшейся недоимки является изменением способа исполнения данного судебного акта.

11. Пунктом 1 статьи 324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что изменение способа исполнения судебных актов происходит по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя и только при условии наличия обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта именно данным способом. Вопрос об изменении способа исполнения судебного акта рассматривается в отдельном судебном заседании по правилам, определяемым положениями названной статьи.

Из материалов исполнительного производства, писем налогового органа о произведенном зачете нельзя установить период образования у предпринимателя налоговых недоимок и пеней, виды налогов, основания их начисления. Решение о возвращении предпринимателю излишне уплаченной суммы налога на добавленную стоимость и о произведенном налоговым органом зачете, содержащее указание конкретных сумм долга и видов недоимок, а также периоде начисления пеней, налоговая инспекция в материалы исполнительного производства не представила.

Довод подателя жалобы о том, что имел место факт исполнения решения суда в виде возмещения налога с учетом положений статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции отклонил.

Налоговой инспекцией не учтено, что в силу пункта 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Неисполнение судебных актов, а также невыполнение требований арбитражных судов влечет за собой ответственность, установленную Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами (пункт 2 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В решении арбитражный суд не определил порядок исполнения решения в зачетной форме, а налоговой инспекции не предоставлено право корректировать вступившее в законную силу решение арбитражного суда и, оправдывая свои действия ведомственными Рекомендациями, утвержденными приказом Министерства по налогам и сборам Российской Федерации от 05.08.02 № БГ-3-10/411, самостоятельно определять способ исполнения решения. Поэтому у судебного пристава-исполнителя отсутствовали основания для окончания исполнительного производства в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве», так как доказательства фактического исполнения исполнительного документа должник не предоставил.

В постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09.12.05 по делу № А55-10013/05-31 указано, что арбитражным судом приняты решения о возмещении налога на добавленную стоимость и возврате налога на добавленную стоимость предпринимателю.

По смыслу статьи 78 Налогового кодекса Российской Федерации возмещение налоговым органом налога производится в виде зачета суммы в счет погашения недоимки (задолженности) либо в виде ее возврата при отсутствии недоимки, заявления о зачете в счет предстоящих платежей.

Согласно письмам налогового органа суммы переплаты по налогу на добавленную стоимость, подлежащие возмещению предпринимателю, перечислены в счет погашения недоимки по налоговым платежам. Следовательно, в этой части действия судебного пристава-исполнителя законны и обоснованы.

В то же время суд не исследовал материалы дела и не дал правовую оценку действиям судебного пристава-исполнителя, вынесшего постановление об окончании исполнительного производства по исполнительному листу о возврате налога (в отличие от исполнительных листов о возмещении переплаченной суммы по налогу на добавленную стоимость). Суд не исследовал со ссылкой на нормы материального права правомерность частичного зачета подлежащего возврату налога в счет погашения недоимки, не установил, какая часть из этой суммы возвращена и в какой части произведен зачет.

12. В ходе обобщения установлено, что вывод Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, изложенный в постановлениях от 17.04.06 по делу № Ф08-1429/06 и от 05.06.06 по делу № Ф08-1680/06, о том, что расходы истца в рамках реализации установленных законом льгот не являются убытками в смысле статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоречит пункту 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.06 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации».

Данный вывод суда сделан с учетом заседаний президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.10.01 и 10.04.06.

13. Выявлена неединообразная практика судов округов по вопросу о возможности извещения лица, привлекаемого к административной ответственности, о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении телефонограммой.

Кассационная инстанция по делу № Ф08-344/06 признала правильным вывод суда о надлежащем извещении общества о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении. Административный орган представил суду книгу отправленных телефонограмм, согласно которой он телефонограммой заблаговременно сообщил обществу о рассмотрении административного дела. Телефонограмма принята работником общества. В кассационной жалобе общество по существу не оспаривает получение телефонограммы о времени и месте рассмотрения дела, а считает, что это не является надлежащим извещением.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит императивного указания о способе извещения лица, привлекаемого к административной ответственности, о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении и не запрещает направлять такому лицу телефонограмму с соблюдением условий, позволяющих в дальнейшем подтвердить ее получение адресатом.

Практика окружного суда соответствует пункту 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Центрального округа от 17.01.05 по делу № А68-АП-439/14-04, постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.09.03 по делу № А56‑13796/03.

Противоречия в практике других окружных судов не выявлены.

Вопрос не выносился на заседание президиума ФАС СКО, поскольку позиция Верховного Суда Российской Федерации по вопросу о возможности извещения лица, привлекаемого к административной ответственности, о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении телефонограммой однозначна и практика ФАС СКО ей не противоречит.

14. Кассационная инстанция по делам № Ф08-6494/05, Ф08-442/06, Ф08-1382/06, Ф08‑1964/06, Ф08-1974/06, Ф08-1982/06, Ф08-1984/06, Ф08-1985/06 пришла к выводу, что течение шестимесячного срока давности взыскания санкций за неуплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и нарушение срока представления сведений в Пенсионный фонд Российской Федерации, начисленных в результате камеральной проверки, начинается со дня обнаружения правонарушения. Пенсионный фонд, являясь контролирующим органом по отношению к предпринимателям-страхователям, должен выявить соответствующее правонарушение на следующий день после истечения установленных законодательством сроков для уплаты взносов и представления сведений. При этом суд руководствовался статьей 115 Налогового кодекса Российской Федерации и статьей 2 Федерального закона от 15.12.01 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», согласно которой правоотношения, связанные с уплатой обязательных платежей на обязательное пенсионное страхование, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой, регулируются законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, если иное не предусмотрено данным Федеральным законом.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 09.03.06, 28.02.06 № КА-А41/1055-06.

Противоречия в практике других окружных судов не выявлены.

С учетом вывода постановления президиума ФАС СКО от 18.09.06 № 43 о том, что шестимесячный срок, предусмотренный пунктом 1 статьи 115 Налогового кодекса Российской Федерации, исчисляется с даты принятия руководителем налогового органа решения о привлечении налогоплательщика к ответственности по результатам камеральной налоговой проверки, аналогичным образом следует исчислять срок давности взыскания штрафной санкции за неуплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и нарушение срока представления сведений в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Необходимость обсуждения вопроса на заседании президиума ФАС СКО отсутствует.

15. По делу № Ф08-1161/06 суд кассационной инстанции сделал вывод, что торговое место предпринимателя (предназначенный для выкладки и реализации мяса открытый прилавок, не изолированный от других торговых мест внутри мясного павильона, без холодильного оборудования) не относится к помещениям типа киоска, палатки, и других аналогично обустроенных и обеспечивающих показ и сохранность товара торговых мест, торговля из которых в соответствии с Федеральным законом от 22.05.03 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» осуществляется с применением контрольно-кассовой техники.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.04.03 по делу № Ф08-782/03: предприниматель правомерно привлечен к административной ответственности по статье 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за продажу без применения контрольно-кассовой машины сельскохозяйственной продукции (рыбы) с открытого прилавка в крытом павильоне «Рыба» (одноэтажное кирпичное здание с торговым залом и подсобными помещениями, электрифицированное, снабженное водопроводом и канализацией).

Противоречия в практике других окружных судов не выявлены.

Практика изменена постановлением президиума ФАС СКО от 24.04.06 № 20: право на осуществление торговли без применения контрольно-кассовой техники законодатель ставит в зависимость от характеристики места торговли, его обустроенности, возможности обеспечения показа и сохранности товара. Вывод о применении или неприменении предпринимателем контрольно-кассовой техники определяется в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств дела.

16. В первом полугодии 2006 года выявлена неединообразная практика судов округов по вопросу о том, являлся ли автомат «Кран-машина» до 01.01.04 (введение в действие с 01.01.04 главы 29 «Налог на игорный бизнес» Налогового кодекса Российской Федерации) объектом обложения налогом на игорный бизнес.

По делу № 5321/05 суд кассационной инстанции сделал вывод, что в период до 01.01.04 в силу требований, указанных в статьях 2, 4 Федерального закона от 31.07.98 № 142-ФЗ «О налоге на игорный бизнес», автоматы «Кран-машина» с вещевым выигрышем в виде мягкой игрушки не были отнесены к объектам обложения налогом на игорный бизнес. С введением в действие с 01.01.04 главы 29 Налогового кодекса Российской Федерации игровые автоматы «Кран-машина» включены в состав объектов обложения налогом на игорный бизнес.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.07.05 по делу № А31-9182/1.

Противоречия в практике других окружных судов не выявлены.

Постановлением президиума ФАС СКО от 23.01.06 № 2 подтверждена позиция о том, что согласно требованиям статьи 2, 4 Федерального закона от 31.07.98 № 142-ФЗ «О налоге на игорный бизнес» (утратил силу с 01.01.04) автоматы «Кран-машина» с вещевым выигрышем в виде мягкой игрушки не являлись объектами обложения налогом на игорный бизнес.

17. В первом полугодии 2006 года выявлена неединообразная практика судов округов по вопросу о правомерности привлечения к ответственности по статьям 122 и 119 Налогового кодекса Российской Федерации лица, не являющегося плательщиком НДС, но получившего суммы налога в связи с выделением их в счетах-фактурах, не уплатившего их в бюджет и не подавшего налоговую декларацию за соответствующий период.

По делам № Ф08-6446/05, Ф08-1844/06 кассационная инстанция признала правильным взыскание с предпринимателя, не являвшегося плательщиком НДС, но получившего налог от покупателей в результате выделения НДС в счетах-фактурах, штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату полученного от покупателей налога в бюджет и по статье 119 Кодекса за непредставление налоговой декларации по НДС.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная практика обнаружена в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.03.02 по делу № А05-11373/01-609/2, постановлениях Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 01.03.06 по делу № А29‑4980/2005А, от 26.02.06 по делу № А29-1067/2005А, от 21.09.05 по делу № А29‑3688/2005А, от 11.07.05 по делу № А28-1902/2005-44/2, постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.03.05 по делу № Ф09‑273/05‑АК.

Противоречия в практике других окружных судов не выявлены.

Постановлением президиума ФАС СКО от 25.09.06 № 44 сформулирован следующий вывод: лицо, не являющееся плательщиком НДС, не должно выделять НДС в счетах-фактурах, выставляемых контрагентам, и получать его. Если это требование налогового законодательства фактически нарушено (налог получен, но не перечислен в доход бюджета, налоговая декларация по НДС в налоговый орган не представлена), такое лицо подлежит привлечению к налоговой ответственности по статьям 119 и 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

18. На семинаре-совещании судей ФАС СКО от 20.03.06 сформулирован следующий вывод: непредставление декларации по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в установленный срок образует состав правонарушения по статье 119 Налогового кодекса Российской Федерации.

В пункте 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.06 № 106 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога» высказана иная позиция: законодательством Российской Федерации не установлена ответственность за непредставление или несвоевременное представление декларации по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование.

Изменение практики обсуждено на семинаре-совещании судей ФАС СКО 22.05.06.

19. На семинаре-совещании судей ФАС СКО от 13.03.06 сформулирован следующий вывод: в силу пункта 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации выплаты и вознаграждения, не отнесенные к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде, не относятся к объектам налогообложения по единому социальному налогу. Налогоплательщик вправе предусмотреть выплаты (вознаграждения) работникам, которые не относятся к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, т. е. производить эти выплаты из чистой прибыли.

В пункте 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.06 № 106 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога» высказана иная позиция: пункт 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации не предоставляет налогоплательщику права выбора, по какому налогу (единому социальному налогу или налогу на прибыль) уменьшать налоговую базу на сумму соответствующих выплат.

Изменение практики обсуждено на семинаре-совещании судей ФАС СКО 22.05.06.

20. На совещании президиума ФАС СКО от 12.12.05 № 57 сформулирован следующий вывод: судоремонтные заводы исключены из числа плательщиков, освобожденных от уплаты налога за землю (предприятий, государственных учреждений и организаций морского и речного транспорта).

В постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.06 № 12559/05, 14388/05 высказана иная позиция – об обоснованном применении судоремонтными заводами льготы по земельному налогу, поскольку они осуществляют ремонт и техническое обслуживание судов и технологического оборудования, т. е. являются организациями речного транспорта, освобожденными от уплаты налога пунктом 12 статьи 12 Закона Российской Федерации от 11.10.91 № 1738-1 «О плате за землю».

Изменение практики обсуждено на семинаре-совещании судей ФАС СКО 15.05.06.

21. В первом полугодии 2006 года выявлена неединообразная практика судов округов по вопросу о том, на основании какой статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует привлекать к ответственности лицо за продажу алкогольной продукции без специальных акцизных марок.

По делу № Ф08-1591/06 кассационная инстанция признала правильным привлечение к административной ответственности по части 2 статьи 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (продажа подлежащих маркировке товаров и продукции без маркировки) независимо от заключения или исполнения договора купли-продажи.

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружена.

Иная практика по вопросу о квалификации продажи алкогольной продукции без специальных акцизных марок:

1) по части 3 статьи 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нарушение иных правил розничной продажи алкогольной продукции): постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.09.03 по делу № Ф08-3317/03-1255А, от 26.02.04 по делу № Ф08-503/2004-211А, постановления Уральского округа от 21.01.04 по делу № Ф09-4911/03-АК, от 18.11.03 по делу № Ф08‑3873/03-АК, от 20.12.04 по делу № Ф09-5415/04-АК, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.01.05 по делу № Ф04‑9474/2004(7834-А27-27).

2) по части 2 статьи 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (розничная продажа алкогольной продукции) без надлежаще оформленных товаротранспортных документов, без сертификата соответствия по каждому наименованию продукции, без справки к грузовой таможенной декларации или без ее копии с оригиналами оттисков печатей предыдущего собственника (на импортную алкогольную продукцию) либо без справки к товаротранспортной накладной (на отечественную алкогольную продукцию)): постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07.07.04 по делу № А58-696/04-Ф02-2528/04-С1.

Противоречия в практике других окружных судов не выявлены.

Данный вопрос рассматривался на расширенном заседании президиума 26.06.06. Принято решение направить запрос в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.

22. По делу № Ф08-82/06 суд первой инстанции удовлетворил требования общества и принял решение о признании недействительным решения налоговой инспекции; о возврате из бюджета и о частичном зачете в счет недоимки по иным платежам излишне взысканных налоговым органом сумм налога и пени. При этом суд не исследовал, подавалось ли обществом соответствующее заявление в налоговую инспекцию до обращения в суд.

Суд апелляционной инстанции в части возврата и зачета сумм переплаты решение суда изменил и отказал обществу в удовлетворении требований, сославшись на недоказанность факта переплаты и отсутствия спорных сумм в заявлении налогоплательщика, несоответствия заявления о возврате (зачете) переплаты, поданного обществом в налоговую инспекцию, требованиям статьи 78 Налогового кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции в части разрешения спора о возврате и зачете взысканных сумм и оставил указанные требования общества без рассмотрения. При этом суд кассационной инстанции сослался на неправильное применение судом положений статей 78 и 79 Кодекса, пункт 22 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.01 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации» и на необоснованное неприменение судом пункта 2 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 2 статьи 148 Кодекса несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора является основанием для оставления иска без рассмотрения.

Указанное дело выявляет необходимость рассмотрения следующих актуальных вопросов.

Если налогоплательщик не подал в налоговый орган заявление о возврате либо зачете излишне уплаченных или взысканных сумм и срок для подачи такого заявления не истек, должен ли суд оставить исковое заявление налогоплательщика без рассмотрения?

Вправе ли арбитражный суд оставить исковое заявление без рассмотрения на основании пункта 2 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если налогоплательщик пропустил сроки, предусмотренные статьями 78 и 79 Налогового кодекса Российской Федерации, для подачи в налоговый орган заявления о возврате или зачете излишне взысканных (уплаченных) сумм?

По смыслу толкования положений статьей 78 и 79 Кодекса, данному в пунктах 22, 23 и 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.01 № 5, налоговый орган обязан вернуть налогоплательщику излишне уплаченную сумму налогов (пеней) при наличии соответствующего заявления налогоплательщика. Налогоплательщик вправе обжаловать действия (бездействие) налогового органа в суд, если им получен отрицательный ответ налогового органа, либо ответ вообще не получен.

Практика судов округов изменялась. В настоящее время практика складывается следующим образом. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа полагает, что до предъявления заявления о возврате налога в суд налогоплательщик должен обязательно предварительно обратиться в налоговый орган. Иные суды при применении статьи 79 Налогового кодекса Российской Федерации исходят из того, что данная статья не требует обязательного досудебного обращения в налоговый орган для разрешения вопроса о возврате из бюджета либо зачете в счет иных платежей излишне взысканных сумм налогов (пеней).

РАЗДЕЛ 3. АНАЛИЗ ПРИЧИН ОТМЕН СУДЕБНЫХ АКТОВ СУДОВ ОКРУГА, В ТОМ ЧИСЛЕ С НАПРАВЛЕНИЕМ ДЕЛ НА НОВОЕ РАССМОТРЕНИЕ

1. Типичные и грубые ошибки, допускаемые судами

1.1. Типичные ошибки

В качестве типичных причин отмен судебных актов можно выделить следующие:

- суд утвердил мировое соглашение по делу о взыскании задолженности, образовавшейся до возбуждения дела о банкротстве (не текущее обязательство), при этом производство по делу возбуждено после введения наблюдения. В силу статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации такой иск надлежит оставить без рассмотрения, поскольку он должен быть рассмотрен в деле о банкротстве (дела № Ф08-167/06, Ф08-143/06 и Ф08-125/06);

- дела об оспаривании действий и актов судебных приставов-исполнителей рассматривались судами без привлечения к участию в деле взыскателя, должника (8 дел);

- по делам о банкротстве заявления об установлении требований кредиторов рассмотрены в отсутствие кредитора, должника, представителей учредителей (участников), собственника имущества должника, арбитражного управляющего (дела № Ф08-1208/06, Ф08-1604/06, Ф08-6600/05, Ф08-509/06, Ф08-1988/06);

- при рассмотрении заявления о разрешении возникших разногласий в деле о банкротстве дело рассмотрено в отсутствие арбитражного управляющего (дело № Ф08-89/06);

- принятие решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (дела № Ф08-1273/06, Ф08-586/06, Ф08-2143/06);

- принятие решения в отсутствие лиц, не извещенных о времени и месте судебного заседания (дело № Ф08-1680/06);

- при вынесении постановления апелляционная инстанция допустила нарушение норм процессуального права, так как вышла за пределы доводов апелляционной жалобы: отменила определение, которое не было предметом апелляционного обжалования (дело № Ф08-1705/06);

- по делу № Ф08-6582/06 с момента принятия иска к производству ответчик не участвовал ни в одном судебном заседании и не заявлял о рассмотрении спора в его отсутствие. Однако суд утвердил мировое соглашение сторон при неявке его в судебное заседание;

- по делу № Ф08-225/06 суд сделал вывод о недействительности сделки, не привлекая к участию в деле в качестве сторон всех участников оспариваемой сделки;

- суд принял к производству исковое заявление и утвердил мировое соглашение несмотря на то, что в отношении ответчика по делу на момент подачи искового заявления была введена процедура наблюдения и требование истца не являлось текущим (дело № Ф08-112/06);

- суд не принял предусмотренных статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мер для проверки заявления стороны о фальсификации доказательств (дела № Ф08-743/06, Ф08-2256/06);

- суды рассмотрели ходатайство о рассрочке уплаты государственной пошлины как ходатайство об отсрочке ее уплаты (дела № Ф08-948/06 и Ф08-1559/06);

- судебные инстанции признавали договоры аренды незаключенными только на основании толкования условия о предмете договора, не принимая во внимание иные документы, относящиеся к предмету договора, в том числе действия сторон, связанные с его исполнением (дела № Ф08-2782/06, Ф08-2137/06, Ф08-194/06);

- в нарушение статей 170 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебных актах отсутствует оценка доводов участвующих в деле лиц, а также не указаны мотивы, по которым не приняты доказательства одной из сторон (дела № Ф08-6184/05, Ф08-6342/05, Ф08-2558/06, Ф08-2231/06, Ф08-1684/06 и Ф08-634/06);

- суд не проверил основания доначисления и размер налогов, пеней и штрафов
(12 дел);

- при рассмотрении дел, связанных с возмещением налога на добавленную стоимость, не проверен факт экспорта товара за пределы территории Российской Федерации (дела № Ф08-2592/06, Ф08-2573/06, Ф08-1828/06);

- при рассмотрении спора о возмещении НДС суд не оценил доводов налогового органа о добросовестности налогоплательщика в их совокупности и взаимосвязи (9 дел);

- при рассмотрении споров по правомерности отнесения затрат по приобретению товаров на себестоимость продукции суды не устанавливали реальность понесенных налогоплательщиком расходов (дела № Ф08-1629/06, Ф08-383/06, Ф08-6567/05);

- суд вышел за пределы заявленных требований, не учел заявление об уточнении требований (9 дел);

- в материалах дел отсутствовали доказательства, положенные в основу решения суда (13 дел);

- суд рассмотрел лишь часть заявленных требований (дела № Ф08-242/06,
Ф08-6501/05, Ф08-2153/06);

- по многоэпизодным делам суд рассмотрел не все эпизоды доначисления налогов (дела № Ф08-76/06, Ф08-6708/05, Ф08-738/06, Ф08-2662/06);

- суд не дал оценки имеющимся в деле счетам-фактурам (дело № Ф08-2462/06,
Ф08-1588/06, Ф08-2026/06);

- выводы суда не соответствовали фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, суд неполно исследовал обстоятельства дела, не оценил противоречия в доказательствах, а также доводы лиц, участвующих в деле, не указал мотивы, по которым не приняты доказательства одной из сторон (29 дел);

- суд нарушил порядок перехода из предварительного судебного заседания в стадию судебного разбирательства (8 дел);

- протокол об административном правонарушении составлен, а дело об административном правонарушении рассмотрено без участия законного представителя юридического лица, доказательства надлежащего извещения которого отсутствуют (14 дел);

- протокол об административном правонарушении по части 2 статьи 14.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях составлен неуполномоченным лицом (дела № Ф08-1749/06, Ф08-2031/06, Ф08-2045/06);

- протокол об административном правонарушении составлен по правонарушениям нескольких лиц (дела № Ф08-589/06, Ф08-591/06);

- по 7 делам судебные акты отменены в связи с пропуском срока давности привлечения к административной ответственности;

- суд сделал не соответствующий материалам дела вывод о составлении протокола об административном правонарушении и рассмотрении дела об административном правонарушении без участия законного представителя лица, привлекаемого к административной ответственности, не извещенного надлежащим образом о времени составления протокола и рассмотрения дела. При этом суд не учел, что вручение работнику юридического лица или предпринимателя извещения о времени и месте совершения названных процессуальных действий является доказательством принятия надлежащих мер по их извещению (10 дел);

- суд сделал не соответствующий нормам материального права вывод о совершении лицом, привлеченным к административной ответственности, деяния, составляющего объективную сторону вмененного ему административного правонарушения: по части 2 статьи 14.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (дела № Ф08-6328/05, Ф08-647/06, Ф08‑657/06); по статье 14.5 Кодекса (4 дела); по части 2 статьи 14.1 Кодекса (дела № Ф08-1956/06, Ф08‑1979/06), по части 2 статьи 16.2 Кодекса (дело № Ф08-1626/06), по части 1 статьи 19.8 Кодекса (дело № Ф08-6638/05), по статье 15.27 Кодекса (дело № Ф08-422/06);

- суд разрешил по существу спор, не подлежащий рассмотрению в арбитражном суде: о признании незаконным протокола об административном правонарушении, акта контрольной проверки (дела № Ф08-1561/06, Ф08-517/06), о признании незаконным решения о привлечении к административной ответственности физического лица (дела № Ф08-2392/06, Ф08-2587/06);

- суд не применил статью 48 Налогового кодекса Российской Федерации, установившую пресекательные сроки для взыскания сумм недоимки, пени и штрафа в судебном порядке (6 дел). Отказывая во взыскании с предпринимателя штрафа за непредставление сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета, суд не применил статью 38 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 15.03.97 № 318, которая установила срок представления таких сведений для физических лиц, самостоятельно уплачивающих страховые взносы в системе обязательного пенсионного страхования (6 дел);

- при взыскании задолженности по обязательным платежам суд не проверил расчет сумм начисленных обязательных платежей (8 дел);

- суд не проверил статус предпринимателя на момент обращения с заявлением в суд (дела № Ф08-6266/05, Ф08-1713/06, Ф08-2512/06);

- судебные инстанции нарушили нормы процессуального права, влекущие безусловную отмену судебных актов. Дела рассмотрены в отсутствие сторон, не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания (7 дел). В материалах дела отсутствует протокол судебного заседания (дела № Ф08‑623/06, Ф08‑821/06). Переход от предварительного судебного заседания к судебному разбирательству осуществлен с нарушением условий, предусмотренных пунктом 4 статьи 137 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (дела № Ф08-821/06, Ф08-1765/06). Дела № Ф08-1765/06, Ф08-2362/06 рассмотрены судом первой инстанции без проведения предварительного судебного заседания при отсутствии оснований для применения упрощенного порядка судопроизводства.

1.2. Грубые ошибки

В анализируемом периоде выявлены случаи, когда суды допускали неправильное применение норм права, несмотря на сложившуюся практику. К таким случаям относятся следующие ситуации:

- по делам № Ф08-2197/06, Ф08-2372/06, Ф08-2605/06 и Ф08-1543/06 суды назначили предварительное судебное заседание и основное одним определением с незначительным временным перерывом. В отсутствие доказательств надлежащего уведомления одной из сторон об их времени и месте суды перешли в основное судебное заседание и рассмотрели спор по существу;

- суд удовлетворил исковые требования о взыскании неустойки, рассчитанной на сумму задолженности, которая включает налог на добавленную стоимость (дела
№ Ф08-6422/05, Ф08-107/06);

- по делу № Ф08-2138/06 истец заявил требование о признании договора купли-продажи недвижимости заключенным и признании за истцом права собственности. В качестве основания исковых требований истец указал на уклонение продавца недвижимости от государственной регистрации перехода права собственности и сослался на пункт 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации. При явном несоответствии предмета и основания иска суд не предложил истцу уточнить предмет иска и в нарушение статей 131, 223, 551 Гражданского кодекса Российской Федерации признал за истцом право собственности;

- суд прекратил производство по делу в отношении юридического лица, реорганизованного в форме присоединения (дело № Ф08-1395/06);

- суд отказал акционеру в иске по мотиву отсутствия у него права на обжалование решений наблюдательного совета общества (дело № Ф08-230/06). Существует практика, сформировавшаяся на основании Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации – пункт 27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.03 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"»;

- суд, прекращая производство по апелляционной жалобе в связи с отказом от жалобы, не проверил наличие соответствующего полномочия у лица, несмотря на то, что в материалы дела были представлены документы, свидетельствующие об отсутствии такого полномочия (дело № Ф08-6136/05);

- суд оставил апелляционную жалобу без движения ввиду отсутствия в доверенности представителя полномочий на обжалование определений (решений) суда. Между тем доверенность представителя содержала указанное полномочие
(дела № Ф08-2538/06, Ф08-2837/06);

- в материалах дела имелось письмо в адрес суда, где ответчик в порядке статьи 124 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации сообщил о своем местонахождении. Однако суд рассмотрел дело, не имея сведений о надлежащем извещении лица по указанному адресу (нарушение пункта 2 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) (дело № Ф08-366/06);

- суд в порядке обеспечения иска запретил обществу и регистратору проводить собрание акционеров (дело № Ф08-860/06), что прямо противоречит пункту 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.07.03 № 11 «О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров»;

- в нарушение пункта 1 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.05.06 № 109 суд рассмотрел заявление должника ранее, чем заявление уполномоченного органа (дело № Ф08-2159/06);

- в нарушение статьи 44 Закона о банкротстве суд возвратил заявление кредитора об установлении требований (дело № Ф08-6562/05);

- в нарушение статей 67, 72 Закона о банкротстве суд запретил арбитражному управляющему проводить собрание кредиторов на будущее время: до рассмотрения по существу жалобы предприятия на действия временного управляющего (дело № Ф08-449/06);

- в нарушение статей 17, 52, 57, 75 Закона о банкротстве определение о прекращении производства по делу о банкротстве вынесено судьей единолично (дело № Ф08-779/06);

- в нарушение статьи 155 Закона о банкротстве суд утвердил мировое соглашение, не подписанное уполномоченным органом (дело № Ф08-6455/05);

- в нарушение статьи 14 Федерального закона «Об исполнительном производстве» суд не учел, что судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство по истечении трех месяцев с момента вступления в силу постановления о наложении административного штрафа (дело № Ф08-196/06);

- суд неправомерно рассмотрел по существу иск о признании результатов оценки оценочной экспертизы, поскольку данный вопрос не может быть предметом отдельного производства, он может быть рассмотрен в рамках оспаривания действий судебного пристава-исполнителя (дело № Ф08-895/06);

- в нарушение статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном акте не указаны мотивы, по которым не приняты доказательства истца, а также выводы об удовлетворении или отказе в удовлетворении полностью или в части каждого из заявленных требований (дела № Ф08-1389/06, Ф08-850/06);

- в нарушение статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд не выяснил, является ли ответчик индивидуальным предпринимателем (дело № Ф08-994/06);

- в нарушение пункта 42 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.05 № 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации"» суд оставил иск без рассмотрения, указав, что предъявление претензий к перевозчику за пределами предусмотренных сроков является основанием к оставлению иска без рассмотрения в связи с несоблюдением претензионного порядка урегулирования спора (дело № Ф08-2667/06);

- в нарушение статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в резолютивной части определения не указаны условия мирового соглашения (дело № Ф08-1346/06);

- в нарушение постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.05 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в резолютивной части решения суда отсутствует текст статьи-опровержения, которую ответчик должен опубликовать в газете (дело № Ф08-6132/05);

- в нарушение статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд рассмотрел заявление об оспаривании решения казначейства, связанное с исполнением исполнительного документа, выданного судом общей юрисдикции (дело № Ф08-2337/06);

- в нарушение статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, распределил судебные расходы (дело № Ф08-1788/06);

- в нарушение пункта 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.02 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» суд наложил арест на денежные средства должника, находящиеся в кредитных учреждениях (дело № Ф08-2077/06);

- в нарушение статьи 158 Закона о банкротстве суд утвердил мировое соглашение в день его заключения без назначения даты судебного заседания для рассмотрения заявления о его утверждении (дело № Ф08-1370/06);

- в нарушение статей 266, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции принял решение об отказе в принятии заявления о возбуждении производства по делу о банкротстве (дело № Ф08-2449/06);

- в нарушение части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд рассмотрел дело в незаконном составе (дело № Ф08-1961/06);

- в нарушение норм процессуального права суд пересмотрел ранее принятый судебный акт (дело № Ф08-1562/06);

- в нарушение постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.03 № 11933/03 суд отказал во введении процедуры наблюдения ввиду нахождения должника в стадии ликвидации (дело № Ф08-1469/06);

- в нарушение пункта 5 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.98 № 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге» суд в резолютивной части определения не указал начальную продажную цену заложенного имущества (дело № Ф08-1265/06);

- в нарушение статьи 34 Закона о банкротстве суд привлек к участию в деле муниципальное образование, не указав, на основании чего он пришел к выводу об участии органа местного самоуправления в качестве лица, участвующего в деле о банкротстве (дело № Ф08-749/06);

- в нарушение статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации суд неправильно установил размер ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации (дело № Ф08-2320/06);

- в нарушение статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации суд не проверил, кто является распорядителем бюджетных средств и кто должен выступать ответчиком по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействиями) судебных приставов-исполнителей (дело № Ф08-757/06);

- отказывая в удовлетворении заявления о приостановлении деятельности общества по строительству жилых домов, суд не учел, что согласно статье 80 Федерального закона «Об экологической экспертизе» требования об ограничении, приостановлении или прекращении деятельности юридических и физических лиц, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, рассматриваются судом или арбитражным судом (дело № Ф08-6466/05);

- судебные инстанции взыскали стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества не с арендодателя, а с третьего лица, которому в уставный капитал передано данное имущество с неотделимыми улучшениями (дело № Ф08-579/06). Однако в обобщении практики применения норм о неосновательном обогащении (глава 60 Гражданского кодекса Российской Федерации) за 2003 – 2004 годы сделан противоположный вывод;

- суд первой инстанции по собственной инициативе привлек к участию в деле третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора (дело № Ф08-2072/06);

- по делу № Ф08-2137/06 суд первой инстанции, признав договор аренды незаключенным, отказал в удовлетворении требования о взыскании арендной платы. Между тем в справке по результатам обобщения рассмотренных дел в кассационном порядке в первом полугодии 2005 года и пункте 3 обобщения практики применения норм о неосновательном обогащении (глава 60 Гражданского кодекса Российской Федерации) за 2003 – 2004 годы сделаны выводы о том, что в таких случаях независимо от правового обоснования (взыскание платы за пользование земельным участком как неосновательное обогащение или в виде арендной платы) заявленное требование должно быть рассмотрено по существу;

- по делу № Ф08-1670/06 расчет процентов за пользование чужими денежными средствами произведен исходя из общей суммы задолженности, образовавшейся на последнюю дату периода, за который производилось взыскание. Иная практика разъяснена в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»;

- по делу № Ф08-1173/06 судебные инстанции пришли к выводу о необходимости государственной регистрации договора аренды, заключенного на срок, не превышающий года, но распространенный на ранее возникшие отношения (общий срок договора превысил один год). Противоположная позиция изложена в пункте 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.02.01 № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"». Если стороны установили, что условия заключенного ими договора аренды здания применяются к их отношениям, существовавшим в течение определенного периода времени до его заключения, то при исчислении срока аренды здания в целях определения, подлежит договор государственной регистрации или нет, такой период времени не включается в срок аренды;

- по делам № Ф08-6560/05 и Ф08-985/06 судебные инстанции пришли к выводу, что право выбора режима землепользования при приобретении прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, принадлежит собственнику земельного участка, а не собственнику расположенных на нем объектов недвижимости. Данный вывод противоречит пункту 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства»;

- при отсутствии доказательств виновности учредителей банка в его несостоятельности и причинной связи между их действиями и банкротством должника суды сделали вывод о необходимости предъявления исков к учредителям и продлили срок конкурсного производства, сославшись на то, что конкурсный управляющий не принял всех необходимых мер по поиску, выявлению и возврату имущества должника. Как следует из пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, суд должен учитывать, что названные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями (дело № Ф08-5975/05);

- судебные инстанции признали незаконным отказ органа муниципального образования в приватизации земельного участка несмотря на то, что заявитель заключил договор аренды этого участка после вступления в силу Земельного кодекса Российской Федерации. Суды не приняли во внимание пункт 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 11 «О некоторых вопросах применения земельного законодательства». Если договор аренды земельного участка заключен собственником расположенного на нем объекта недвижимости после введения в действие Земельного кодекса Российский Федерации, то в связи с тем, что собственник недвижимости реализовал свое исключительное право приватизации или аренды путем заключения договора аренды земельного участка, он утрачивает право выкупа земельного участка в соответствии с пунктом 1 статьи 36 Кодекса (дело № Ф08-1605/06);

- принятие судом счета-фактуры, составленного с нарушением требований, предусмотренных статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации (10 дел);

- принимая решение об обязании налоговой инспекции возвратить налогоплательщику излишне уплаченный (излишне взысканный) налог, суд не исследовал вопрос о наличии (отсутствии) у налогоплательщика недоимки по уплате налогов и сборов или задолженности в соответствующие бюджеты (дело № Ф08-2051/06,
Ф08-1388/06, Ф08-1763/06);

- разрешая спор об обязании налоговой инспекции возместить НДС путем возврата, суд не учел, что общество не уточнило, каким образом возможно возмещение НДС (зачет или возврат) (дело № Ф08-1888/06);

- суд неполно выяснил обстоятельства, связанные с возвратом налога и начислением процентов по пункту 4 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации (5 дел);

- суд не учел, что документы, исправленные после вынесения решения налоговой инспекции и представленные в суд, не могут свидетельствовать о незаконности данного решения (12 дел);

- в материалах дела отсутствовали доказательства надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного разбирательства, что явилось основанием для отмены судебных актов по пункту 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (9 дел);

- отсутствие в материалах дела протокола судебного заседания
(дело № Ф08-656/06);

- судебный акт не подписан одним из судей, участвовавших в рассмотрении дела (дело № Ф08-161/06);

- в нарушение пункта 3 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в материалах дела отсутствовала резолютивная часть судебного акта (5 дел), резолютивная часть решения суда не соответствовала резолютивной части полного текста судебного акта (дело № Ф08-738/06);

- в нарушение части 2 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации после замены судьи рассмотрение дела не начиналось сначала (дело № Ф08-2694/06);

- в нарушение статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд не рассмотрел ходатайство стороны о привлечении к участию в деле третьего лица (дело № Ф08-1649/06);

- в нарушение пункта 4 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации после привлечения третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, дело не рассмотрено с самого начала (дело № Ф08-178/06);

- суд привлек к участию в деле в качестве второго ответчика отделение Пенсионного фонда Российской Федерации, однако, в нарушение статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отношении его решение не принято (дело № Ф08-2594/06);

- отменяя решение налоговой инспекции о привлечении к налоговой ответственности, суд не указал, какому закону или нормативно-правовому акту не соответствует решение налоговой инспекции (дела № Ф08-1596/06, Ф08-2192/06);

- суд не проверил соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора
(9 дел); соблюдение налоговой инспекцией статей 45, 46, 47, 69, 70 Налогового кодекса Российской Федерации (8 дел);

- протокол об административном правонарушении составлен и постановление о привлечении к административной ответственности вынесено в один день (дела № Ф08‑1529/06, Ф08-2316/06);

- юридическое лицо, в отношении которого протокол не составлялся, неправомерно привлечено к административной ответственности на основании протокола об административном правонарушении, составленного в отношении должностного лица (дело № Ф08-412/06);

- суд сделал не соответствующий нормам материального права вывод о совершении лицом, привлеченным к административной ответственности, деяния, составляющего объективную сторону вмененного ему административного правонарушения: по части 2 статьи 14.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (дела № Ф08-6328/05, Ф08-647/06, Ф08‑657/06); по статье 14.5 Кодекса (4 дела); по части 2 статьи 14.1 Кодекса (дела № Ф08-1956/06, Ф08‑1979/06); по части 2 статьи 16.2 Кодекса (дело № Ф08-1626/06); по части 1 статьи 19.8 Кодекса (дело № Ф08-6638/05); по статье 15.27 Кодекса (дело № Ф08-422/06);

- суд сделал не соответствующий нормам материального права вывод об отсутствии состава административного правонарушения по статье 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (дела № Ф08-2440/06, Ф08-2794/06), по части 3 статьи 14.16 Кодекса (дело № Ф08-98/06), по части 4 статьи 14.4 Кодекса (дело № Ф08-1187/06);

- по делам № Ф08-6416/05, Ф08-2412/06 суд сделал неправильный вывод о длящемся характере правонарушений по статье 15.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нецелевое использование бюджетных средств) и части 1 статьи 15.19 Кодекса (непредставление эмитентом или профессиональным участником рынка ценных бумаг инвестору по его требованию предусмотренной законодательством информации). В постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.05.05 № 16246/04, от 06.12.05 № 9463/05 сделан вывод о том, что указанные нарушения не являются длящимися. Также это отражено в обобщении ФАС СКО за второе полугодие 2005 года;

- по делу № Ф08-1306/06 суд признал недействительным решение налоговой инспекции о начислении НДС, сославшись на представленный в суд исправленный счет-фактуру. Однако в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.07.04 № 1200/04 сформулирован правовой вывод о том, что при рассмотрении дела о признании недействительным решения налоговой инспекции оценка законности этого решения должна осуществляться судом исходя из тех обязательных к представлению в силу закона документов, которые на момент его вынесения были представлены в налоговую инспекцию в целях подтверждения права на налоговые вычеты;

- по делам № Ф08-2433/06, Ф08-598/06 суд признал недействительным решение налоговой инспекции о доначислении единого социального налога в результате применения налогового вычета в размере неуплаченных страховых взносов на обязательное пенсионное страхование без учета определений Конституционного Суда Российской Федерации от 04.10.05 № 436-О и от 08.11.05 № 457-О и постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.10.05 № 8736/05.

2. Анализ применения окружным судом статей 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

2.1. Анализ применения статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

2.1.1. Содержание полномочий суда кассационной инстанции по проверке правильности применения норм материального права в решающей степени зависит от доводов кассационной жалобы. Однако при этом следует учитывать различие понятий «доводы кассационной жалобы» (часть 1 статьи 286 Кодекса) и «ссылка на законы и иные нормативные правовые акты» (пункт 4 части 2 статьи 277 Кодекса). Сущность доводов не сводится к одному лишь указанию номеров статей нормативных актов, содержащих нормы материального и процессуального права, которые, по мнению заявителя, нарушены или неправильно применены. Таким образом, суд кассационной инстанции должен проверить не только правильность применения норм права, на нарушение которых непосредственно указывает заявитель кассационной жалобы, но и тех норм, применение которых необходимо исходя из доводов заявителя, предмета и фактического основания иска.

По делу № Ф08-1025/06 прокурор в интересах муниципального образования обратился в арбитражный суд к бюро и банку о признании недействительным договора банковского счета. Исковое заявление мотивировано нарушением ответчиками пункта 2 статьи 155 Бюджетного кодекса Российской Федерации, предусматривающего обязательное обслуживание счетов бюджетов в Центральном банке Российской Федерации.

Решением в иске отказано, поскольку на момент рассмотрения спора договор расторгнут, расчетный счет, открытый во исполнение данного договора, закрыт, поэтому предмет спора отсутствует. Суд не исследовал обстоятельства, приведенные истцом в качестве основания иска.

В кассационной жалобе прокурор ссылался только на неправомерность приведенного вывода суда. Заявитель не привел доводов, связанных с существом спора о признании недействительным договора, заключенного бюро как бюджетным учреждением в нарушение бюджетного законодательства.

Суд кассационной инстанции отменил судебный акт и направил дело на новое рассмотрение, указав, что спор подлежал рассмотрению по существу. При новом рассмотрении дела суд кассационной инстанции также указал на необходимость исследования правового статуса бюро, поскольку из материалов дела следовало, что оно может не отвечать признакам бюджетного учреждения (пункт 1 статьи 161, статья 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации). Поскольку от выяснения названного обстоятельства зависело применение пункта 2 статьи 155 Кодекса, приведенного истцом в качестве правого основания иска, и наличие нарушения публичного интереса, такой выход за рамки доводов кассационной жалобы обоснован.

По делу № Ф08-1100/06 истец обратился в суд с иском о признании недействительными договоров купли-продажи недвижимого имущества, совершенных с заинтересованностью, и применении последствий недействительности сделок.

Решением и постановлением апелляционной инстанции исковые требования удовлетворены.

Ответчик обратился в суд с кассационной жалобой, в которой оспорил правильность выводов судебных инстанций.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов о недействительности сделок, однако отменил судебные акты в части применения последствий недействительности сделок в виде возврата сторон в первоначальное положение по договорам купли-продажи объектов недвижимости и передал дело в данной части на новое рассмотрение.

Между тем доводы относительно нарушений при применении последствий недействительности спорных сделок в кассационной жалобе не заявлялись.

Суд руководствовался следующим. Согласно статье 171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд при применении реституции в резолютивной части решения должен указать размер денежной суммы, подлежащей возврату одной стороной, и наименование имущества, подлежащего передаче другой стороной. В противном случае решение в части реституции является не исполнимым в принудительном порядке, поскольку в силу статьи 320 Кодекса исполнительный лист должен содержать резолютивную часть судебного акта. Резолютивная часть решения суда этим требованиям не соответствует.

Суд не выяснил, какая сумма уплачена покупателем продавцу и должна быть ему возвращена.

2.1.2. В силу норм статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о необходимости установления правильности применения норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта данный выход суда за пределы доводов кассационной жалобы и отмены судебного акта по основанию, не указанному в кассационной жалобе и при этом не являющемуся безусловным, представляется оправданным и необходимым. Согласно статье 286 Кодекса кассационный контроль ограничен, с одной стороны, проверкой законности, т. е. правильности применения норм материального и норм процессуального права судами нижестоящих инстанций при принятии ими обжалованного акта, а с другой ­– проверка законности обжалованного акта осуществляется в пределах доводов кассационной жалобы и возражений относительно жалобы, представленных в суд кассационной инстанции другими участниками процесса.

Вместе с тем содержание приведенной правовой нормы не должно трактоваться в пользу того, что суд кассационной инстанции теперь вправе оставить в силе и незаконное или необоснованное решение, если на конкретное грубое (существенное) нарушение закона или очевидную необоснованность судебного акта по каким-то причинам не указано в кассационной жалобе. Иной подход к решению вопроса в значительной мере снижал бы гарантии законности и обоснованности и не соответствовал роли и месту суда кассационной инстанции в системе арбитражных судов, поэтому явно незаконный и необоснованный судебный акт не может быть оставлен без критической оценки суда кассационной инстанции во всех случаях, даже если заявитель приводит ненадлежащие доводы. В таком случае кассация может отменить решение суда первой инстанции вместе с постановлением апелляционной инстанции, которым отменено решение, даже если такое требование в кассационной жалобе не заявлялось.

Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция дополнительно указала, что при определении суммы задолженности за выполненные работы необходимо оценить акты сдачи-приемки работ, акты сверки и примененные расценки (дело № Ф08-6675/05).

По другому делу кассационная инстанция дополнительно указала, что при рассмотрении требований о признании недействительным ненормативного акта о предоставлении земельного участка, договора купли-продажи земельного участка, применении последствий недействительности сделки и сносе возведенной самовольной постройки необходимо привлечь к участию в деле всех заинтересованных лиц, принимавших участие в долевом строительстве объекта недвижимости на спорном участке (дело № Ф08-124/06).

2.1.3. Кассационная инстанция не ограничивалась доводами жалоб, когда они, при наличии просьбы об отмене судебного акта, не были достаточно аргументированы, но объективно основания для отмены имелись.

По делу № Ф08-6474/05 суд кассационной инстанции, установив, что иск о признании недействительным договора уступки права требования заявлен должником с целью последующего пересмотра другого дела по вновь открывшимся обстоятельствам, пришел к выводу о злоупотреблении должником правом на предъявление иска (истец своевременно не воспользовался своим правом заявить встречное требование, предоставить доказательства по другому делу). Это в силу пункта 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием для отказа в иске.

2.1.4. Суд кассационной инстанции ограничен доводами, касающимися обжалуемого предмета, но не ограничен доводами, касающимися правовой и фактической аргументации.

Если заявитель в жалобе приводил доводы, требующие правовой квалификации спорных правоотношений и переоценки фактических обстоятельств, суд кассационной инстанции ограничивался квалификацией отношений, а в случае отмены судебного акта, указывал суду на необходимость исследования обстоятельств, на которые ссылался кассатор, при новом рассмотрении.

Так, по делу № Ф08-6480/05 общество обратилось с иском к фирме о понуждении передать 10 трехкомнатных квартир.

Судебные инстанции, отказывая в удовлетворении иска, признали подписанный сторонами договор о долевом участии в строительстве 80-квартирного жилого дома незаключенным. Основанием для такого вывода послужило отсутствие в договоре указаний на номера квартир, подлежащих передаче после ввода жилого дома в эксплуатацию, и точного адреса дома.

Окружной суд, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, указал следующее. Договор долевого участия в строительстве не является по своей правовой природе договором купли-продажи, поэтому отсутствует необходимость определения в договоре конкретных квартир, подлежащих передаче дольщику после ввода жилого дома в эксплуатацию. Заключенный сторонами договор является договором инвестирования. Из договора и приложения к нему видно, что ответчик (застройщик) обязался передать истцу (дольщик) 3 однокомнатные, 12 двухкомнатных и 7 трехкомнатных квартир, окончательная стоимость и общая площадь квартир определяется по фактическим затратам на момент ввода жилого дома в эксплуатацию. Данные условия соответствуют законодательству, регулирующему инвестиционную деятельность. При оценке условия договора о предмете суд должен исследовать не только сведения, содержащиеся в договоре, но и все имеющиеся документы, относящиеся к предмету договора, в том числе действия сторон, связанные с исполнением договора.

Поскольку в предмет доказывания по данному делу входили обстоятельства, касающиеся исполнения истцом инвестиционных обязательств, дело направлено на новое рассмотрение.

2.1.5. В отчетном периоде обнаружено постановление по делу № Ф08-2025/06, в котором суд кассационной инстанции при различной квалификации судебными инстанциями отношений сторон и наличии в жалобе соответствующего довода, оставил довод без исследования.

В связи с возбуждением в отношении завода производства по делу о нарушении таможенных правил таможня наложила арест на имущество, находившееся на складе завода, но принадлежавшее третьему лицу. Впоследствии производство по делу о нарушении таможенных правил в отношении истца прекращено из-за отсутствия состава правонарушения. Завод обратился с иском к таможне о взыскании расходов по хранению товара.

Решением суда в иске отказано на том основании, что между истцом и ответчиком имели место административные, а не гражданско-правовые отношения, размер расходов истцом не доказан. Апелляционная инстанция указала, что между истцом и ответчиком сложились договорные отношения по хранению товара. Поскольку стороны не предусмотрели оплату за хранение, истец вправе требовать на основании пункта 2 статьи 897 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещения необходимых расходов по хранению. Так как завод не доказал необходимости расходов в размере взыскиваемой суммы, решение суда не отменено как фактически правильное.

В кассационной жалобе завод указывал на неправильную квалификацию судебными инстанциями отношений по хранению товара. Однако суд кассационной инстанции оставил довод без исследования.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено Кодексом.

2.1.6. Суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов жалобы при нарушении судом первой инстанции норм процессуального права, выразившемся в дополнительном признании недействительным решения налоговой инспекции в неоспариваемой части.

По делу № Ф08-1502/06 МУП обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции в части доначисления акциза, налога на добавленную стоимость, соответствующих пеней и штрафов (уточненные в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации требования).

Решением суда требования предприятия удовлетворены частично. Суд исходил из того, что начисление акциза и НДС произведено налоговой инспекцией необоснованно, поскольку предприятие не являлось собственником продукции.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено. Признано недействительным решение налоговой инспекции в части доначисления акциза, НДС, пеней, штрафов. В остальной части требований отказано.

Судебный акт мотивирован нарушением судом первой инстанции процессуальных норм: решение налоговой инспекции подлежало рассмотрению не только в отношении оспоренных сумм, связанных с доначислением акциза и НДС, но и в отношении других налогов. Доначисление налога с продаж, налога с владельцев транспортных средств, налога на землю, налога на прибыль, пеней и штрафов, а также штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации признано судом апелляционной инстанции правомерным.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просила отменить решение суда и постановление апелляционной инстанции в полном объеме, решить спор в пользу налоговой инспекции.

Суд кассационной инстанции, отменяя постановление апелляционной инстанции в части, указал следующее. Предприятие в соответствии с частью 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дважды уточняло заявленные требования и окончательно просило признать недействительным решение налоговой инспекции в части доначисления акциза, НДС, пеней и штрафов.

Суд первой инстанции рассмотрел требования заявителя, приняв во внимание их уточнение. Суд апелляционной инстанции необоснованно сослался на то, что суду следовало рассмотреть решение налоговой инспекции на предмет его недействительности не только в отношении оспоренных сумм акциза и НДС, но и в отношении сумм, доначисленных по другим налогам, в связи с чем вышел за рамки заявленных предприятием требований.

В первоначальном заявлении, в последующем ходатайстве, а также в судебном заседании предприятие ставило вопрос о несогласии с решением налогового органа только в части акциза и НДС. Доначисление других налогов не оспаривалось.

При указанных обстоятельствах у апелляционной инстанции не было оснований выходить за пределы заявленных требований и проверять законность ненормативного акта налоговой инспекции в отношении других налогов.

Таким образом, постановление апелляционной инстанции признано подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении требований предприятия в отношении налога с продаж, налога на землю, налога с владельцев транспортных средств, налога на прибыль, налога на доходы физических лиц, соответствующих пеней и штрафов. В остальной части постановление апелляционной инстанции является законным и обоснованным. Суд апелляционной инстанции правомерно проверил законность доначисления акциза и НДС в оспоренной предприятием части.

По делу № Ф08-2573/06 общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость (уточненные требования).

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены. Судебные акты мотивированы тем, что оплата транспортных услуг третьему лицу не лишает налогоплательщика права на вычет по налогу. Выставление счета-фактуры с нарушением пятидневного срока, установленного пунктом 3 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации, не является основанием для отказа в вычете суммы НДС.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просила судебные акты отменить, в удовлетворении требований обществу отказать, ссылаясь на неправильность применения судами норм материального права.

Суд кассационной инстанции признал теоретически верными выводы судов о том, что оплата оказанных услуг третьему лицу не лишает налогоплательщика права на вычет по налогу, и о том, что выставление счета-фактуры с нарушением пятидневного срока, установленного пунктом 3 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации, не является основанием для отказа в вычете суммы НДС.

Причиной отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение послужило неполное исследование судом обстоятельств и материалов дела. Суд не проанализировал в совокупности представленные в дело доказательства и не выяснил значимые для дела обстоятельства.

Суд кассационной инстанции предложил дополнительно проверить вопрос о возможности двойного возмещения обществом налога на добавленную стоимость: по месту постановки на налоговый учет в г. Москве и г. Краснодаре. Вывод суда о фактическом плательщике НДС от сумм, полученных за оказание транспортных услуг, документально не подтвержден; не проверен факт экспорта товара, а также соблюдение участниками правоотношений порядка перевыставления счетов-фактур.

Суд исследовал счета-фактуры, исправленные заявителем в процессе судебного разбирательства, и пришел к выводу, что внесенные исправления не могли повлиять на принятие налоговым органом положительного решения о предоставлении налогового вычета по ним. Кроме того, некоторые из счетов-фактур являются вновь выставленными, некоторые содержат внесенные изменения. Суд данное обстоятельство не учел.

Поскольку указанные обстоятельства не исследовались судом, кассационная инстанция в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не вправе была самостоятельно давать им правовую оценку, поэтому дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

В данном случае суд кассационной инстанции, увидев, что выводы суда не соответствуют имеющимся в деле доказательствам, усомнился в добросовестности налогоплательщика.

2.1.7. Представляется, что суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов жалобы при наличии признаков недобросовестности налогоплательщика, подтвержденной материалами дела.

Предметом рассмотрения по спорам о признании недействительными решений налоговых органов об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость является правомерность принятого ненормативного акта. Выяснению подлежат вопросы о реальности приобретения товара, его оприходования, оплаты, экспорта, поступления валютной выручки от иностранного покупателя и другие. Основанием для отказа в возмещении налога может являться доказанный налоговым органом факт недобросовестности налогоплательщика. Оценка добросовестности налогоплательщика складывается из исследования совокупности различных документальных доказательств, изучив которые, суд может сделать вывод о добросовестности или недобросовестности налогоплательщика.

Неполное исследование судом значимых для разрешения спора обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств может повлиять на законность решения налоговой инспекции об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость. При таких обстоятельствах, проверка судом кассационной инстанции вывода суда о добросовестности заявителя возможна только при доскональном изучении представленных доказательств с целью установления действительных обстоятельств дела.

2.1.8. В соответствии с частями 6, 7 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

Часть 6 статьи 205 Кодекса указывает, что при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности арбитражный суд устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения и имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол, предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол, т.е. устанавливает те же обстоятельства, что и по делам об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности (часть 6 статьи 210 Кодекса).

В случае непредставления административным органом, составившим протокол, доказательств, необходимых для рассмотрения дела и принятия решения, арбитражный суд может истребовать доказательства от указанного органа по своей инициативе (часть 5 статьи 205 Кодекса).

По данной категории дел кассационная инстанция отменяла судебные акты независимо от доводов кассационной жалобы в случае, если суд в нарушение процессуального порядка не выяснял обязательные для рассмотрения дела обстоятельства и не реализовывал полномочия по истребованию доказательств при их непредставлении административным органом.

Суд кассационной инстанции проверял независимо от доводов кассационной жалобы соблюдение порядка привлечения к административной ответственности, установленного законом: наличие в материалах дела протокола об административном правонарушении (по делу № Ф08-786/06 указанный протокол в материалах дела отсутствовал); соблюдение порядка составления протокола об административном правонарушении (участие лица, привлеченного к административной ответственности (его законного представителя), в составлении протокола, извещение таких лиц о дате и времени составления протокола об административном правонарушении (дела № Ф08-591/06, Ф08‑1363/06, Ф08-1379/06, Ф08-1652/06, Ф08-1706/06, Ф08-1802/06, Ф08-1809/06, Ф08‑2117/03, Ф08-2134/06) и рассмотрения дела о привлечении к административной ответственности (дела № Ф08-83/06, Ф08-786/06, Ф08-2236/06) в случае совершения этих процессуальных действий в их отсутствие); соблюдение срока давности привлечения к ответственности (дело № Ф08-2164/06); соблюдение срока давности взыскания санкции, установленного статьей 115 Налогового кодекса Российской Федерации (дела № Ф08‑1047/06, Ф08-987/06, Ф08-1112/06, Ф08-1068/06, Ф08-1138/06), соблюдение досудебного порядка урегулирования спора (дело № Ф08-6266/05).

2.1.9. В ряде случаев судебные акты отменены на основании требований части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд кассационной инстанции независимо от доводов, содержащихся в кассационной жалобе, проверял, не нарушены ли арбитражным судом первой и апелляционной инстанций нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью 4 статьи 288 данного Кодекса основанием для отмены судебных актов (дела № Ф08-112/06, Ф08-182/06, Ф08-301/06, Ф08-419/06, Ф08-623/06, Ф08-657/06, Ф08-799/06, Ф08-821/06, Ф08-1112/06, Ф08-1765/06,Ф08-1873/06, Ф08-2362/06).

2.2. Применение окружным судом статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

2.2.1. Принятие судом кассационной инстанции решения по существу спора возможно в ограниченных случаях и только при наличии определенных обстоятельств. Кассационная инстанция вправе принять новое решение, если для исправления допущенных при рассмотрении спора нарушений норм права не требуется дополнительного исследования фактических обстоятельств, нарушения можно устранить без передачи дела на новое рассмотрение в нижестоящую инстанцию, даже если этому сопутствует самостоятельная правовая оценка судом кассационной инстанции установленных нижестоящими судами обстоятельств. Так, кассационная инстанция дала иную правовую квалификацию условиям договора о порядке фиксации случаев некачественного оказания услуг и об ответственности исполнителя, что явилось основанием для отмены судебных актов о взыскании стоимости оказанных услуг и отказа в иске (дело № Ф08-2024/06).

По другому делу суд кассационной инстанции самостоятельно выяснил вопрос о заинтересованности истца в признании сделки недействительной и, квалифицировав его действия как злоупотребление правом, судебные акты отменил и в иске отказал (дело № Ф08-6474/05).

2.2.2. Если для исправления допущенных при рассмотрении спора нарушений норм права не требуется дополнительного исследования фактических обстоятельств и оценки новых доказательств, а необходима лишь констатация непредставления истцом доказательств, подтверждающих значимые для дела обстоятельства, суд кассационной инстанции может в целях процессуальной экономии принять новый судебный акт об отказе в иске. В то же время кассационная инстанция не может давать иную оценку доказательствам, являвшимися предметом исследования суда, если при их оценке суд пришел к неправильным выводам.

Кассационная инстанция отменила решение о взыскании убытков, причиненных прекращением договора подряда, в сумме, составляющей разницу между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. При этом суд указал на отсутствие доказательств, подтверждающих факт причинения убытков, их размер, противоправность поведения ответчика, а также причинную связь между действиями ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями
(дело № Ф08-1855/06).

2.2.3. Если суд достаточно полно установил все значимые для дела обстоятельства, но неправильно применил нормы права, дело не может быть возвращено на новое рассмотрение.

По делу № Ф08-510/06 кассационная инстанция отменила судебные акты и отказала в удовлетворении заявления общества о признании недействительным постановления органа местного самоуправления об отмене акта о предоставлении заявителю земельного участка, поскольку спорный участок являлся объектом действующего договора аренды, заключенного с иным лицом.

При наличии в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что земельный участок находится в водоохранной зоне реки, кассационная инстанция отказала в признании недействительным отказа уполномоченного органа в приватизации земельного участка (дело № Ф08-2676/06).

Кассационная инстанция отказала в удовлетворении заявления о предварительном размещении объекта строительства, указав на неприменение судами законодательства об охране и использовании памятников истории и культуры, особо охраняемых природных территориях и объектах культурного наследия (дело № Ф08-6110/05).

Кассационная инстанция признала недействительным постановление органа местного самоуправления об изъятии земельного участка, указав, что нарушения в использовании земли, перечисленные в предписаниях органов государственного контроля за использованием и охраной земель, не предусмотрены земельным законодательством в качестве оснований для принудительного прекращении права на землю
(дело № Ф08-1650/06).

Признавая недействительным постановление органа местного самоуправления о предварительном согласовании места размещения объекта, суд кассационной инстанции указал, что при наличии нескольких заявок, поданных до принятия решения о предварительном согласовании места размещения объекта, земельный участок под строительство должен быть предоставлен на торгах (дело № Ф08-5800/06).

Суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении заявления о признании незаконным отказа в приватизации земельного участка, сославшись на наличие договора аренды земли, заключенного после введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-1605/06).

2.2.4. Принятие нового судебного акта и непосредственное урегулирование спорного правоотношения судом кассационной инстанции не допускаются при наличии оснований, предусмотренных в пункте 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В этом случае суд кассационной инстанции обязан направить дело на новое рассмотрение.

Отсутствие оценки документов, имеющих значение для правильного рассмотрения дела:

- отказав в иске об истребовании имущества из чужого незаконного владения, суд не оценил документов, свидетельствующих о препятствиях истцу со стороны ответчика в вывозе железобетонных изделий (дело № Ф08-764/06);

- возлагая ответственность за несоответствие примененного материала требованиям, предъявляемым действующими строительными нормами и правилами, суд не оценил условий контракта, в которых стороны не указали на использование материалов со специальными свойствами (дело № Ф08-565/06).

Необходимость установления и дополнительного исследования фактических обстоятельств:

- при взыскании задолженности за выполненные работы суд не исследовал вопрос об их качестве, не приняв во внимание, что к моменту перехода права требования к третьему лицу (ответчику) между подрядчиком и заказчиком имелись разногласия по качеству выполненных работ (дело № Ф08-4649/05).

Наличие не устраненных судебными инстанциями противоречий в представленных в материалы дела доказательствах:

- суд не оценил разных экземпляров экспертного заключения и не проверил их соответствие требованиям статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-2275/06);

- суд не оценил редакций ксерокопий договоров, содержащих разные условия о сроках выполнения строительных работ, и не истребовал подлинных экземпляров договоров (дело № Ф08-6497/05).

Суд не выяснил, не принял во внимание и не оценил значимые для разрешения спора обстоятельства: вывод о том, что акты сверки расчетов являются признанием сторонами обстоятельств, связанных с объемом и стоимостью выполненных работ, сделан без исследования актов сдачи-приемки работ (дело № Ф08-6675/05).

Формирование судом выводов на основании недостаточных доказательств: акты сдачи-приемки работ, имеющие дефекты, не позволяют достоверно установить их объем и стоимость и поэтому не могут являться доказательствами, достаточными для удовлетворения иска о взыскании указанной в них стоимости выполненных работ (дело № Ф08-1424/06).

Суд не выяснил обстоятельства, необходимые для определения надлежащего ответчика по делу: при удовлетворении иска за счет субсидиарного ответчика не выяснена возможность взыскания задолженности со стороны по договору (дело
№ Ф08-2269/06).

Выводы суда основаны на доказательствах, отсутствующих в материалах дела: начало течения срока исковой давности определено на акте сверки, отсутствующем в материалах дела (дело № Ф08-1224/06).

Значимые для дела обстоятельства не выяснялись в связи с их неправомерным исключением из предмета доказывания: установив, что работы выполнены ответчиком не в полном объеме, суд взыскал с него убытки, составляющие стоимость работ, выполненных третьими лицами. При этом суд не исследовал вопросы о соблюдении истцом порядка отказа от исполнения договора подряда при привлечении третьих лиц для производства работ, об объемах и стоимости работ, осуществленных ответчиком, а также о том, произведены ли работы третьими лицами по разумной цене (дело № Ф08-934/06).

Неправильное определение предмета заявленного требования: суд признал незаконными действия органа местного самоуправления по отказу в предоставлении земельного участка, в то время как заявитель оспаривал отказ в предварительном согласовании места размещения объекта и утверждении акта выбора земельного участка (дело № Ф08-2808/06).

По делу № Ф08-864/06 суд кассационной инстанции отменил решение суда и отказал в иске, поскольку фактические обстоятельства дела суд установил полно и правильно, однако неправильно применил статьи 15, 393, 547 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскав в качестве реального ущерба сумму заработной платы, амортизационных отчислений и арендной платы.

По делу № Ф08-2400/06 суд кассационной инстанции изменил решение суда, исключив из резолютивной части судебного акта указание о солидарном взыскании задолженности с ответчиков (заемщика и залогодателя по соглашению о залоге, заключенному в обеспечение кредитного договора), поскольку ни законом, ни договором о залоге не предусмотрена солидарная ответственность должника по основному обязательству и залогодателя по обеспечивающему это обязательство договору о залоге. В данном случае фактические обстоятельства дела суд установил на основании всестороннего и полного исследования доказательств, однако неправильно применил пункты 1, 2 статьи 322 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По делу № Ф08-1822/06 нижестоящие суды признали договор купли-продажи недвижимости незаключенным в связи с отсутствием его государственной регистрации и перехода права собственности. Поскольку суды установили фактические обстоятельства дела, но неправильно применили нормы материального права, суд кассационной инстанции отменил судебные акты и отказал в иске.

Несоответствие выводов суда доказательствам, имеющимся в материалах дела: при разрешении спора о взыскании задолженности за потребленную тепловую энергию суды пришли к выводу, что балансодержателем тепловых сетей является ответчик. Однако первичные документы, подтверждающие принадлежность тепловых сетей кому-либо, в том числе и ответчику, в материалах дела отсутствовали. В нарушение статей 170, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды не указали мотивы, по которым отвергли доказательства, предоставленные ответчиком в опровержение данного вывода (дело № Ф08-416/06).

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании задолженности за поставленную электрическую энергию в связи с недоказанностью факта поставки, суды не приняли во внимание имеющиеся в материалах дела акты первичного учета электрической энергии, подписанные представителями сторон (дело № Ф08-492/06).

Отказывая в удовлетворении заявления о замене стороны правопреемником, суды не оценили имевшийся в материалах дела перечень договоров (форма № 27), подписанный правопредшественником и правопреемником, правопреемником по которым назван должник (Ф08-394/06).

В основу судебного акта положено доказательство, не отвечающее признакам допустимости и достоверности: в нарушение статьи 68 и части 5 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд удовлетворил требование о взыскании вексельной суммы, несмотря на то, что ответчик факт выдачи векселя отрицал, подлинник спорного векселя сторонами не предоставлен, а имевшаяся в материалах дела светокопия – не заверена в установленном порядке (дела № Ф08-2240/06, Ф08-2242/06).

Нарушение статей 170 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: удовлетворяя требование о взыскании задолженности за поставленные товары, суд апелляционной инстанции не отразил в мотивировочной части постановления результаты оценки представленных накладных в совокупности с доверенностями и выставленными счетами-фактурами, не установил объем фактически поставленных истцом ГСМ, размер произведенной оплаты, наличие и размер долга
(дело № Ф08-1013/06).

Неправильное определение предмета доказывания: по делу № Ф08-1422/06 неправильное применение норм материального права (суд посчитал, что нормы Бюджетного кодекса Российской Федерации не применяются к соглашению о переводе долга, заключенному между муниципальным образованием, субъектом Российской Федерации в лице соответствующих органов и государственным унитарным предприятием) привело к тому, что суд не оценил доводов прокурора о нарушении бюджетного законодательства оспариваемым договором.

По делу № Ф08-1663/06 общество заявило требование о возмещении внедоговорного вреда, причиненного нарушением ответчиком целостности системы отопления зданий, одно из которых ответчик приобрел у истца по договору купли-продажи. Поскольку спор между сторонами относительно исполнения обязательств из упомянутого договора отсутствовал, у суда не имелось правовых оснований для обсуждения вопроса соответствия сделки законодательству, регулирующему вопросы качества проданного имущества.

2.2.5. В некоторых случаях суд кассационной инстанции в целях процессуальной экономии устранял допущенные нижестоящими судами нарушения без передачи дела на новое рассмотрение, дав самостоятельную правовую оценку имеющимся в деле доказательствам.

По делу № Ф08-1951/06 о взыскании убытков, причиненных поставкой некачественного товара, суды уменьшили размер ответственности, сославшись на то, что истец не принял разумных мер, направленных на уменьшение размера убытков. Суд кассационной инстанции отменил судебные акты в данной части и удовлетворил исковые требования, указав, что имеющиеся в материалах дела документы (исследованные и оцененные судами первой и апелляционной инстанций) подтверждают принятие всех необходимых мер к уменьшению убытков, причиненных поставкой бетона ненадлежащего качества.

Вместе с тем названное правомочие не должно трактоваться абсолютно. При несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела (нижестоящие суды не приняли во внимание какие-либо представленные в материалы дела доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора и которые должны быть оценены по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) суд кассационной инстанции обязан направить дело на новое рассмотрение.

Взыскивая задолженность за поставленный товар, рассчитанную по цене, которая указана истцом (поставщиком), суд не учел, что ответчик оспаривает стоимость товара, и не оценил доказательств, представленных сторонами в подтверждение согласования «своей» цены. Апелляционная инстанция, оставляя решение суда в силе, ошибочно указала, что расчет цены иска произведен на основании справки торгово-промышленной палаты (статья 424 Гражданского кодекса Российской Федерации), обстоятельства, связанные с согласованием цены, также не исследовала. В этом случае у суда кассационной инстанции отсутствовала возможность принять новый судебный акт, поэтому решение и постановление апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение (дело № Ф08-838/06).

2.2.6. Реализуя полномочия, предоставленные суду кассационной инстанции статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции должен учитывать специфику доказывания существенных обстоятельств дела в состязательной модели арбитражного производства. Арбитражный суд первой или апелляционной инстанции, исходя из исковых требований и возражений на них, определяет предмет доказывания, круг подлежащих установлению существенных обстоятельств дела и распределяет бремя доказывания между лицами, участвующими в деле (статья 65, часть 2 статьи 66 Кодекса).

Если, несмотря на предложение суда, соответствующие доказательства не были представлены, а представленные доказательства не подтверждают либо прямо опровергают наличие каких-либо существенных обстоятельств дела, то это нельзя расценивать как неполное установление фактических обстоятельств, имеющих значение для дела. В такой ситуации у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для направления дела на новое рассмотрение, поскольку выводы суда о нормах материального права, применимых к спорному отношению, правах и обязанностях его участников, должны быть сделаны исходя из совокупности имеющихся доказательств и установленных, а не предполагаемых обстоятельств.

Случаи направления дел на новое рассмотрение на том основании, что в кассационную инстанцию предоставлено новое доказательство, которое не исследовалось и не оценивалось нижестоящими судами, должны быть исключительными. Полагаем, что заявителю следует мотивировать невозможность его представления в первую и апелляционную инстанции и такое доказательство должно иметь существенное (решающее) значение для рассмотрения спора.

При обсуждении данного тезиса на расширенном заседании президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа 11.12.06 выработан следующий подход. Одними из принципов арбитражного судопроизводства являются принцип установления истины по делу и принцип недопустимости злоупотребления процессуальными правами со стороны лиц, участвующих в деле. С учетом необходимости соблюдения названных принципов суд кассационной инстанции должен принять доказательства, представленные в кассационную инстанцию. Исключение из этого правила составляют случаи явного и очевидного злоупотребления процессуальными правами со стороны лица, представившего такие доказательства. Установление названных обстоятельств окружным судом должно влечь отказ в удовлетворении ходатайства о принятии новых доказательств. При этом в кассационном постановлении следует подробно указывать, в чем конкретно выразилось злоупотребление заявителем процессуальными правами.

По делу № Ф08-2630/06 возник вопрос о прекращении деятельности одного из ответчиков в результате его реорганизации в форме присоединения. Суд исходил из доказанности названных обстоятельств. Однако в кассационную инстанцию предоставлена выписка, согласно которой ответчик является действующим юридическим лицом. Судебный акт отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

При рассмотрении спора о замене должника (ОАО «Ростовэнерго») правопреемником (ОАО «Ростовская генерирующая компания»), направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции предлагал проверить, отражена ли в балансе правопреемника спорная задолженность. Данное указание не выполнено. Вместе с тем по предложению суда в кассационную инстанцию предоставлена часть вступительного баланса ОАО «Ростовская генерирующая компания» в виде отдельного тома с перечнем конкретных обязательств, к нему перешедших. Перечень содержал спорное обязательство и в этой части был идентичен выписке, ранее предоставленной обществом «Ростовэнерго». Поскольку предоставленная расшифровка к разделительному балансу подтверждала правопреемство ОАО «Ростовская генерирующая компания» по спорному обязательству, судебные акты отменены, заявление о замене стороны удовлетворено (дело № Ф08-377/06).

По делу № Ф08-1815/06 суд кассационной инстанции не принял во внимание доводы представителя ответчика, заявленные в судебном заседании суда кассационной инстанции, о фальсификации договора и наличии у него подлинника договора иного содержания, а также наличии у него платежного поручения, подтверждающего неотносимость платежного поручения истца к спорным отношениям. В суде первой и апелляционной инстанций ответчики указанные доводы не приводили, документы не представляли. Ответчики не обосновали невозможность предоставления названных документов по причинам, не зависящим от них, а также невозможность подачи заявлений о фальсификации того или иного документа, находящегося в деле, в период рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций.

2.2.7. В случае, когда между сторонами отсутствовал спор о размере имущественной ответственности, кассационная инстанция, установив, что суды неправильно применили нормы материального права, но не рассмотрели вопрос о размере штрафа, отменила судебные акты и приняла свое решение, проверив правильность расчета.

Росрезерв обратился с иском к обществу о взыскании штрафа за нарушение правил и условий хранения материальных ценностей государственного резерва.

Судебные инстанции указали на отсутствие оснований для взыскания штрафа и отказали в иске.

Поскольку исследование фактических обстоятельств дела не требовалось, представленный истцом расчет штрафа ответчик не оспорил, но судебные инстанции неправильно применили нормы материального права, обжалуемые судебные акты отменены с принятием нового судебного акта. Исковые требования удовлетворены частично, так как в представленном истцом расчете была допущена ошибка
(дело № Ф08-6329/05).

По аналогичным делам № Ф08-317/06 и Ф08-264/06 суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты вследствие неправильного применения норм материального права и при отсутствии между сторонами спора о размере ответственности, направил дело на новое рассмотрение с указанием выяснить порядок исчисления штрафа, предъявленного к взысканию.

2.2.8. В анализируемом периоде выявлен случай, когда суд кассационной инстанции, проверяя выводы судебных инстанций о применении нормы права на соответствие установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, переоценивал фактическое обстоятельство по делу. Представляется, что такая ситуация допустима, когда для этого не требуются дополнительное исследование фактических обстоятельств и оценка новых доказательств, а необходимо лишь оценить конкретное обстоятельство на предмет его наличия либо отсутствия.

Так, по делу № Ф08-2552/06 вопрос о признании права собственности лица на самовольную постройку зависел от установления факта предоставления соответствующего земельного участка под объектом. Суд пришел к выводу о предоставлении земельного участка под возведенную постройку. Однако кассационная инстанция отменила решение об удовлетворении иска о признании права собственности на самовольную постройку. Из материалов дела не следует, что земельный участок под спорной недвижимостью в установленном порядке предоставлен истцу для строительства или в последующем будет предоставлен под объект недвижимости. Более того, в связи с принятием постановления главы муниципального образования г. Краснодар строительство объектов недвижимости, а также оформление земельно-правовой документации для целей, связанных со строительством, в обозначенных в постановлении границах запрещено.

2.2.9. Примеры оснований для направления дел на новое рассмотрение.

Суд не устранил противоречия в представленных в материалы дела доказательствах (дела № Ф08-6469/05, Ф08-371/06).

Суд не исследовал основания, срок возникновения обязательств и не выяснил сумму, подлежащую включению в реестр требования должника (дела № Ф08-1859/06, Ф08-355/06, Ф08-2139/06).

Суд не исследовал правовые основания начисления маячного сбора (дело № Ф08-739/06).

Суд не оценил документов, подтверждающих задолженность должника по обязательным платежам (дело № Ф08-1965/06).

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие расходы по совершению исполнительных действий и их размер (дело № Ф08-554/06).

Суд не определил правовой характер оспариваемого решения энергетической комиссии (дело № Ф08-455/06).

Суд не определил правовую природу требований истца (дело № Ф08-6239/05).

Исключив общество из реестра требований кредиторов, суд не выяснил, достаточно ли перечисленных денежных средств с учетом взысканной ранее суммы судебным приставом-исполнителем для погашения требования общества (дело № Ф08-6221/05).

В деле отсутствуют материалы исполнительного производства, что не позволяет в полном объеме проверить правомерность доводов должника и судебных приставов, поэтому кассационная инстанция направила дело на новое рассмотрение (дела
№ Ф08-1065/06, Ф08-1204/06, Ф08-1339/06).

В материалах дела отсутствуют первичные документы бухгалтерского учета (дело № Ф08-1970/06).

При утверждении мирового соглашения суд не выяснил вопрос о праве ответчика отчуждать спорное имущество (дело № Ф08-863/06).

Суды первой и апелляционной инстанций по-разному оценили доказательства, подтверждающие правовые основания перехода к истцу права собственности на имущество, находящееся на хранении у третьего лица (дело № Ф08-1848/06).

При нарушении пункта 6 части 1 статьи 185 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части указания мотивов, по которым арбитражный суд пришел к своим выводам, принял или отклонил доводы лиц, участвующих в деле, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, кассационная инстанция вправе направить дело на новое рассмотрение (дело № Ф08-2005/06).

Апелляционная инстанция отменила решение суда в части отказа в признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя, выразившихся в запрете на неопределенный срок пользоваться земельным участком, требования в этой части удовлетворены. Между тем требование о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество, не принадлежащее должнику, апелляционная инстанция не рассмотрела и не оценила решение суда (дело № Ф08-204/06).

2.2.10. В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Поскольку суд установил фактические обстоятельства по делу, но неправильно применил нормы материального права, кассационная инстанция приняла новое решение (дела № Ф08-2084/06, Ф08-45/06, Ф08-1212/06, Ф08-459/06, Ф08-243/06, Ф08-69/06).

Суд на основании имеющихся в материалах дела доказательств пришел к выводу о неправомерности наложения ареста на кассу должника до истечения срока, предоставленного для добровольного исполнения требования исполнительного документа. Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, определены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся доказательств, но в заявлении должник не указал, чем нарушаются его интересы, то суд кассационной инстанции отменил судебные акты и принял новое решение (дело № Ф08-2772/06).

Кассационная инстанция изменила определение суда, исключив из резолютивной части указание на запрет арбитражному управляющему проводить собрание кредиторов на будущее время (дело № Ф08-449/06).

Кассационная инстанция решение суда изменила, исключив из его резолютивной части слова «и отменить его», поскольку общество не заявляло требование на отмену признанного незаконным постановления судебного пристава-исполнителя и это противоречит статье 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-6640/05).

Кассационная инстанция изменила судебный акт в части взыскания судебных расходов на основании обстоятельств дела (дела № Ф08-1366/06, Ф08-6349/05).

Кассационная инстанция изменила решение суда, увеличив подлежащую взысканию сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами. Как указала кассационная инстанция, между сторонами сложились гражданско-правовые отношения, а не публичные, поэтому из расходов ответчика следовало исключить единый социальный налог (дело № Ф08-6216/05).

Отказывая в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта, арбитражный суд указал на отсутствие вновь открывшихся обстоятельств. Суд апелляционной инстанции, оставляя определение без изменения, указал на отсутствие обстоятельств, способных повлиять на выводы суда при принятии судебного акта, а также на непредставление фондом доказательств, являющихся существенными для дела обстоятельствами.

Кассационная инстанция судебные акты отменила, определение пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам и отменено (дело № Ф08-184/06).

Между тем, обращаясь с заявлением о пересмотре определения по вновь открывшимся обстоятельствам, фонд указывал как на превышение полномочий представителя, участвовавшего в собрании кредитора и принявшего решение о выплате вознаграждения из средств фонда, так и на незаконность судебного акта.

2.2.11. В анализируемый период суд кассационной инстанции в постановлении № Ф08-2229/06 установил фактические обстоятельства по делу, в то время как они отвергнуты судом первой инстанции (переход права пользования участками недр и переоформление лицензии на пользование участками недр в случае, когда юридическое лицо – пользователь недр выступает учредителем нового юридического лица, возможен при соблюдении условий, определенных в статье 17.1 Федерального закона «О недрах»).

Признавая незаконным представление Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования об аннулировании лицензии, выданной на добычу минеральной воды, суд исходил из того, что на внеочередном собрании акционеров принято решение об изменении участников общества: открытое акционерное общество является учредителем общества, владеющим половиной уставного капитала последнего, изъятие лицензии допускается по решению суда.

2.2.12. В силу пункта 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение, постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Однако кассационная инстанция в некоторых случаях при направлении дел на новое рассмотрение в связи с отменой судебных актов по безусловным основаниям в постановлениях указывает на правильность содержащихся в отмененных судебных актах выводов судов по существу рассматриваемого спора, тем самым предопределяя решение, которое должно быть принято (дела № Ф08-6469/05, Ф08-823/06, Ф08-298/06, Ф08-259/06, Ф08-739/06, Ф08-1065/06, Ф08-1659/06, Ф08-1988/06, Ф08-1448/06).

2.2.13. Шестой судебный состав за анализируемый период, отменяя судебные акты, принимал новое решение по делу в следующих случаях:

1) нарушение процедуры привлечения к административной ответственности (дела № Ф08-786/06, Ф08-1652/06, Ф08-1706/06, Ф08-1802/06, Ф08-2121/06, Ф08-2134/06, Ф08‑2307/06);

2) истечение срока давности привлечения к ответственности или вынесения постановления о привлечении к административной ответственности с нарушением срока давности (дела № Ф08-6328/05, Ф08-6416/05, Ф08-484/06, Ф08-594/06, Ф08-939/06, Ф08‑1749/06, Ф08-1773/06);

3) противоречие нормам материального права вывода суда об отсутствии (наличии) в действиях юридического лица (предпринимателя) состава административного правонарушения (дела № Ф08-6488/05, Ф08-6688/06, Ф08-1569/06, Ф08-1187/06);

4) неправильная квалификация действий лица, привлеченного к административной ответственности (дела № Ф08-5366/05, Ф08-993/06, Ф08-2043/06);

5) неприменение статьи 48 Налогового кодекса Российской Федерации, установившей пресекательные сроки для взыскания сумм недоимки, пени и штрафа в судебном порядке (дела № Ф08-1138/06, Ф08-1643/06, Ф08-2469/06, Ф08-2616/06);

6) неприменение статьи 38 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 15.03.97 № 318, о сроке представления таких сведений для физических лиц, самостоятельно уплачивающих страховые взносы в системе обязательного пенсионного страхования (дела № Ф08-682/06, Ф08-692/06, Ф08-924/06);

7) взыскание с предпринимателей 1966 года рождения и старше (а в 2002 – 2004 годах мужчин 1952 года рождения и старше и женщин 1956 года рождения и старше) страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в части, направляемой на финансирование накопительной части трудовой пенсии (дела № Ф08-593/06, Ф08-629/06, Ф08-671/06, Ф08-1634/06);

8) признание недействительным решения налоговой инспекции в части доначислений по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам поставщиков, составленных с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-1714/06).

Как отмечено в пункте 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции отменяет судебные акты и направляет дело на новое рассмотрение, если суд нарушил нормы процессуального права, являющиеся в силу части 4 статьи 288 данного Кодекса основанием для отмены решения, постановления, или если выводы, содержащиеся в обжалуемых решениях, постановлениях, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Дело направлялось на новое рассмотрение в случаях:

1) нарушения арбитражным судом первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов (дела № Ф08-112/06, Ф08-182/06, Ф08-301/06, Ф08-419/06, Ф08-623/06, Ф08-657/06, Ф08‑799/06, Ф08-821/06, Ф08-1112/06, Ф08-1765/06, Ф08-1873/06, Ф08-2362/06);

2) несоответствия выводов суда имеющимся в деле доказательствам, которые суд не оценил и не исключил противоречия между ними по вопросам, имеющим значение для правильного разрешения спора (дела № Ф08-6587/05, Ф08-6678/05, Ф08-56/06, Ф08‑802/06, Ф08-964/06, Ф08-1270/06, Ф08-1275/06, Ф08-1495/06, Ф08-1654/06, Ф08‑2452/06);

3) нарушения судом норм материального права, повлекшего за собой невыяснение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. В этих случаях дело направлялось на новое рассмотрение, поскольку вопросы исследования фактов, имеющих значение для правильного разрешения спора, не входят в компетенцию кассационной инстанции (дела № Ф08-6247/05, Ф08-6486/05, Ф08-182/06, Ф08-593/06, Ф08-629/06, Ф08-671/06, Ф08-692/06, Ф08-1634/06, Ф08-1654/06, Ф08-1805/06, Ф08‑2211/06);

4) проверки судом кассационной инстанции в соответствии с частью 5 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, представлены ли органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами все доказательства, имеющие значение для рассмотрения дела об обжаловании постановлений административных органов о привлечении к административной ответственности и принимал ли суд меры по истребованию доказательств от этих органов по своей инициативе (дела № Ф08-6266/05, Ф08-787/06, Ф08-1109/06, Ф08-1453/06, Ф08-1772/06, Ф08-1805/06).

2.3. Анализ применения окружным судом статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

В силу подпункта 13 части 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление кассационной инстанции должно содержать мотивы, по которым суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций, если их судебные акты отменены полностью или в части.

Названные сведения характеризуют обоснованность судебного акта кассационной инстанции. При анализе дел установлено, что в постановлениях кассационной инстанции указаны мотивы и основания отмены судебных актов нижестоящих инстанций, случаев необоснованности постановлений суда кассационной инстанции не выявлено. По всем делам суд кассационной инстанции указывал недостатки, которые необходимо устранить при новом рассмотрении, предлагал оценить те или иные доказательства, установить наличие тех или иных существенных обстоятельств дела, сделать выводы о том, подлежат ли применению к спорному отношению конкретные нормы права (пункт 15 части 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Выводы суда кассационной инстанции носили достаточно полный и четкий характер.

3. Анализ применения судами округа статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части выполнения указаний суда кассационной инстанции

3.1. При повторном рассмотрении дела № Ф08-2256/06 первая и апелляционная инстанции Арбитражного суда Республики Адыгея в нарушение статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не выполнили указания суда кассационной инстанции о необходимости определения обязательств и их объема, по которым на основании договора цессии передавались права требования новому кредитору; не проверили относимость к спорным правоотношениям документов о встречных расчетах, предоставленных ответчиком, и не исследовали первичные бухгалтерские документы, положенные в основу предоставленных сторонами актов сверок; не проверили соответствие реального объема принадлежащих первоначальному кредитору прав требования объему, указанному в договоре цессии. Суды не устранили имеющиеся противоречия в предоставленных в материалы дела доказательствах, на которые указывала кассационная инстанция. С учетом изложенных обстоятельств, а также невыполнения судом апелляционной инстанции требований статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и несоблюдения судами правил оценки доказательств дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию в ином составе судей для выяснения тех же обстоятельств.

При повторном рассмотрении дела № Ф08-2103/06 первая и апелляционная инстанция Арбитражного суда Республики Дагестан не выполнили указания суда кассационной инстанции о необходимости установить фактический диаметр труб, по которым осуществлялась в спорный период подача питьевой воды; проверить обоснованность включения в цену иска задолженности за прошлый период; суды не исследовали и не оценили доказательств, предоставленных ответчиком в подтверждение того, что водоснабжение населенных пунктов района осуществляется по трубам с меньшим диаметром; не устранили противоречия в доказательствах. Дело передано на новое рассмотрение для выяснения тех же обстоятельств.

3.2. По делу № Ф08-437/06 судебные акты дважды отменялись судом кассационной инстанции. Оба раза при направлении дела на новое рассмотрение, наряду с иными обстоятельствами, суд кассационной инстанции указывал на необходимость исследования доводов ответчика об отсутствии его вины в просрочке исполнения обязательства по оплате поставленной электрической энергии в связи с тем, что значительная часть задолженности образовалась в результате неплатежа одного из субабонентов ответчика – бюджетной организации (Ейской КЭЧ). Однако апелляционная инстанция Арбитражного суда Краснодарского края приведенные указания не выполнила, доводам ответчика о необоснованном включении в основную задолженность, на которую начислялись проценты за пользование чужими денежными средствами, сумм оплаты за реактивную энергию после отмены нормативных актов, явившихся основанием для ее начисления, оценки не дала. Дело в третий раз направлено на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей для выяснения тех же обстоятельств.

3.3. По делу № Ф08-377/06 при повторном рассмотрении Арбитражный суд Ростовской области при разрешении спора о правопреемстве не выполнил указание суда кассационной инстанции о необходимости проверить, отражена ли спорная задолженность в балансе созданного в ходе реорганизации лица.

3.4. По делу № Ф08-1024/06 Арбитражный суд Краснодарского края три раза при направлении дела на новое рассмотрение не выполнял обязательные указания суда кассационной инстанции. Из материалов дела следовало, что размер взысканной третейским судом неустойки в 7 раз превышает размер процентов за пользование чужими денежными средствами, однако суд при повторных рассмотрениях дела при неполном исследовании фактических обстоятельств делал вывод о соблюдении третейским судом принципа соразмерности гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения. Дело в четвертый раз направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ростовской области.

3.5. По делу № Ф08-585/06 суд кассационной инстанции отменил судебные акты, которыми отказано в иске о признании незаконным решения наблюдательного совета общества о продаже производственной базы и соответствующей сделки. Направив дело на новое рассмотрение, окружной суд сделал следующие указания: выяснить, не повлекла ли передача ответчику основных средств фактического прекращения деятельности акционерного общества и соответствует ли это установленному порядку ликвидации юридического лица; не являются ли данные сделки в своей совокупности продажей предприятия, а также включены ли истцы в реестр акционеров общества и с каким количеством акций; не заключена ли сделка по отчуждению активов истца, чтобы избежать расчетов с кредиторами.

Выделив требования истцов в части оспаривания сделки в отдельное производство, суд отказал в удовлетворении оставшейся части требований, сославшись на то, что законность оспариваемых решений наблюдательного совета общества установлена постановлением окружного суда по другому делу, в рамках которого один из акционеров оспаривал принятые позже решения общего собрания акционеров об одобрении решений наблюдательного совета.

Как указал суд кассационной инстанции при повторном рассмотрении, отказ в удовлетворении иска был мотивирован тем, что голосование истца не могло повлиять на результат принятого решения. Следовательно, такой отказ в иске не подтверждает законность решения собрания. Основания признавать постановление кассационной инстанции по другому делу имеющим преюдициальное значение отсутствовали. Поскольку суд установил фактические обстоятельства, но не выполнил указания и неправильно применил норму материального права, суд кассационной инстанции отменил решение и принял свой судебный акт. Решение наблюдательного совета о передаче спорного имущества по остаточной стоимости признано недействительным как не соответствующее статье 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которой имущество подлежит продаже по рыночной цене.

3.6. По делу № Ф08-581/06 суд кассационной инстанции, рассматривая дело в первый раз, отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав выяснить, перешли ли спорные объекты из республиканской в федеральную собственность, а если не перешли, то использовались ли они заявителем на момент издания оспариваемого им ненормативного акта. Однако суд при новом рассмотрении дела не выполнил обязательные указания кассационной инстанции.

После направления дела кассационной инстанцией на повторное рассмотрение какие-либо новые доказательства не предоставлены. Истец, ссылаясь на оперативную тайну, сообщил суду, что предоставление дополнительных сведений об использовании конспиративных объектов либо финансировании своей деятельности считает невозможным. В связи с этим возможности восполнения недостатков судебного разбирательства, на которые указала кассационная инстанция, были исчерпаны. При той же доказательственной базе у суда отсутствовали основания для удовлетворения заявленных требований без выполнения указаний кассационной инстанции.

Несоответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам является основанием для отмены судебного акта. Однако при явном отсутствии процессуальных средств для установления значимых для разрешения спора обстоятельств повторное направление дела на новое рассмотрение не соответствует задачам арбитражного судопроизводства. Суд кассационной инстанции отменил решение и отказал в иске.

3.7. Рассматривая первоначально дело № Ф08-6470/05, суд кассационной инстанции отменил судебный акт, которым признаны недействительными торги, поскольку победитель торгов (покупатель спорного имущества) не был привлечен к участию в деле в качестве ответчика. Направляя дело на новое рассмотрение, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа указал на необходимость исследования вопроса о том, каким образом спорной сделкой нарушены права истца (должника), следовательно, вправе ли он оспаривать эту сделку, оценить нарушения процедуры проведения торгов (участие в них лиц, объективно не заинтересованных в состязательности при покупке).

Однако судебные инстанции эти указания в нарушение статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не выполнили. Окружной суд отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, так как разрешение спора связано с необходимостью исследовать дополнительные доказательства и устанавливать новые обстоятельства по делу.

3.8. При первоначальном рассмотрении дела суды не привели мотивов, по которым отклонили доводы ответчика о недействительности документов, представленных истцом в обоснование исковых требований, о невыполнении им работ, перечисленных в актах. Кассационная инстанция предложила суду оценить доводы ответчика о том, что спорные работы включены в состав работ по строительству разрушенного жилья, их отдельное выполнение никакими документами не предусматривалось и подрядчику не поручалось.

При повторном рассмотрении дела суды не выполнили указаний кассационной инстанции, вновь не исследовали и не оценили доводов ответчика о том, что администрация не является заказчиком спорных работ, глава администрации не подписал актов выполненных работ и не принял результата работ, не обосновали, в чем заключается потребительская ценность работ для администрации и каким образом она пользуется их результатом (дело № Ф08-1079/06).

3.9. Суд первой инстанции не выполнил указаний кассационной инстанции в части определения рыночной цены земельного участка (дело № Ф08-6516/05).

3.10. По делу № Ф08-2592/06 в связи с невыполнением арбитражным судом Республики Калмыкия указаний суда кассационной инстанции, изложенных в постановлениях от 22.09.03, 01.06.04, дело передано на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.10.04).

При новом рассмотрении дела суд кассационной инстанции (постановление от 13.06.06) решение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ставропольского края отменил, указав на недостаточное исследование судом вопроса о соблюдении обществом порядка подтверждения права на получение возмещения при применении налоговой ставки 0% и представлении в инспекцию надлежащим образом оформленных документов в пределах срока, установленного пунктом 9 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации. Суд не принял во внимание вывод кассационной инстанции, содержащийся в постановлении от 06.10.04 о том, что оценка законности решения налогового органа должна осуществляться судом исходя из тех обязательных к представлению в силу закона документов, которые на момент его вынесения представлены в налоговую инспекцию обществом в целях подтверждения права на возмещение налога. Вопреки предписаниям кассационной инстанции суд не исследовал надлежащим образом и не оценил представленные обществом счета-фактуры на предмет соответствия установленным требованиям к их оформлению, надлежаще не проверил и не оценил достоверность каждого счета-фактуры в отдельности, а также достаточность и взаимную связь их в совокупности, учитывая, что согласно письму налоговой инспекции поставщик налогоплательщика по юридическому адресу отсутствует. Недостаточно обоснованным признан, учитывая требования статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и вывод судов относительно налога на добавленную стоимость за февраль 2000 года, соответствующих пени и штрафа.

При новом рассмотрении дела суду предложено с учетом изложенного, а также постановлений кассационной инстанции от 22.09.03, 01.06.04 и 06.10.04 выяснить и исследовать фактические обстоятельства по делу, оценить представленные доказательства и доводы участвующих в деле лиц и принять решение в соответствии с нормами материального и процессуального права.

3.11. По делу № Ф08-6591/06 Арбитражный суд Карачаево-Черкесской Республики, не установив фактических обстоятельств по делу, не исследовав доказательств по существу спора, принял решение с нарушением статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не выполнив указаний суда кассационной инстанции, данных в постановлении от 11.07.05, которые являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело.

Удовлетворяя заявленные требования налоговой инспекции, суд первой инстанции указал, что предпринимателем в ходе судебного разбирательства не представлены документы (доказательства), подтверждающие право на освобождение от уплаты налога на добавленную стоимость в соответствии с пунктом 1 статьи 145 Налогового кодекса Российской Федерации за второй, третий и четвертый кварталы 2002 года.

Суд кассационной инстанции отметил, что в деле отсутствовали какие-либо доказательства направления предпринимателем в налоговый орган документов, по результатам рассмотрения которых налоговая инспекция приняла решение. Определениями суд первой инстанции обязывал налоговую инспекцию представить документы, на основании которых принято решение об освобождении от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога на добавленную стоимость. Налоговая инспекция это требование суда не выполнила, а суд не принял никаких мер реагирования на непредставление доказательств по делу.

Несмотря на прямые указания суда кассационной инстанции, суд первой инстанции при новом рассмотрении дела не назвал конкретно, на основании каких материалов дела сделан вывод о непредставлении предпринимателем всех необходимых документов для решения вопроса о предоставлении освобождения от исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость в период, за который начислен налог на добавленную стоимость.

При новом рассмотрении дела суду повторно предложено истребовать в материалы дела документы, перечисленные в акте выездной налоговой проверки; заявление предпринимателя на освобождение (продление освобождения) от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога на добавленную стоимость за спорный период; книгу продаж, журнал учета полученных и выставленных счетов-фактур, книгу доходов и расходов за спорный период; исследовать все фактические обстоятельства по делу; дать оценку всем представленным в деле документальным доказательствам и доводам участвующих в деле лиц; истребовать в материалы дела надлежаще оформленные копии документальных доказательств; правильно применить нормы права и с учетом указаний суда кассационной инстанции принять законное и обоснованное решение.

3.12. По делу № Ф08-868/06 Арбитражный суд Краснодарского края признал недействительным решение налоговой инспекции в части доначисления крестьянскому фермерскому хозяйству к уплате налога на доходы физических лиц. Решение мотивировано тем, что хозяйство освобождено от уплаты налога на доходы своих членов.

Кассационная инстанция отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение для проверки доводов налоговой инспекции о начислении налога с заработной платы наемных работников хозяйства, в отношении которых не представлены доказательства их членства в хозяйстве. При этом суд кассационной инстанции указал, что согласно статье 24 Налогового кодекса Российской Федерации на налогового агента возлагается обязанность по перечислению в бюджет удержанного из средств налогоплательщика налога. Обязанность по перечислению в бюджет суммы налога возникает у налогового агента в случае удержания налога из заработной платы налогоплательщика.

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд Краснодарского края отказал в удовлетворении заявления крестьянского фермерского хозяйства. Суд не учел указания кассационной инстанции об отсутствии у налогового агента обязанности перечислить налог за счет собственных средств в случае неудержания налога с доходов, выплаченных налогоплательщику. Кассационная инстанция отменила решение суда, сославшись на то, что материалами дела подтверждается факт неудержания хозяйством налога на доходы физических лиц, поэтому у него отсутствует обязанность по уплате данного налога.

3.13. Невыполнение судом указаний кассационной инстанции при направлении дел на новое рассмотрение послужило причиной для отмены принятых судебных актов (полностью по делам № Ф08-1767/06, Ф08-2457/06 и в части по делу № Ф08-2068/06) и направления дел на новое рассмотрение для установления и оценки имеющих существенное значение для разрешения спора обстоятельств, без учета которых выводы суда не могут быть признаны обоснованными и соответствующими доказательствам по делу.

3.14. По делу № Ф08-2457/06 кассационная инстанция, направляя дело на новое рассмотрение, указала на необходимость оценить агентские договора и исследовать фактические отношения, сложившиеся между его сторонами по реализации SIM-карт, карт оплаты услуг сотовой связи. Арбитражный суд Ставропольского края при новом рассмотрении ограничился выводом о том, что наличие агентских отношений не исключает продажу принципалом агенту SIM-карт, карт «экспресс-оплаты», карт авансовых платежей за услуги связи. В целях налогообложения реализация данных карт является реализацией товаров, а не услуг. Суд первой инстанции не исследовал при этом условия агентских договоров на реализацию предпринимателем SIM-карт, карт оплаты услуг сотовой связи, а также фактические отношения, сложившиеся между его сторонами, которые не свидетельствуют о продаже оператором связи названных карт предпринимателю для дальнейшей перепродажи, а подтверждают оказание последним агентских услуг оператору связи по реализации средств подключения и оплаты услуг сотовой связи. Деятельность предпринимателя по исполнению агентских договоров не является розничной продажей и облагается по общей системе налогообложения.

3.15. По делу № Ф08-1767/06 Арбитражный суд Республики Калмыкия не выполнил указания кассационной инстанции и не выяснил момент создания администрации муниципального образования, к которой заявлен иск о взыскании страховых взносов на обязательное медицинское страхование неработающего населения за 2001 – 2004 годы, и наличие у нее обязанности отвечать по обязательствам Представителя Президента Республики Калмыкия, который в 2001 – 2003 годах перечислял страховые взносы на медицинское страхование данной категории граждан.

3.16. По делу № Ф08-2068/06 кассационная инстанция отметила, что суд не оценил доводов администрации муниципального образования о том, что она не может являться плательщиком взносов в Фонд обязательного медицинского страхования на неработающее население за период до создания самой администрации, не установил фактические обстоятельства по делу в части взносов за 2003 год. Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала на наличие в деле противоречивых доказательств, кто являлся плательщиком страховых взносов в 2003 году, и необходимость оценки довода администрации о перечислении взносов на неработающее население в объеме, предусмотренном в бюджете района. Арбитражный суд Республики Калмыкия, принимая решение о взыскании с администрации взносов за 2003 год, не выяснил с учетом имеющихся и представленных при новом рассмотрении доказательств, кто и в каком объеме являлся плательщиком страховых взносов в этом периоде, не устранил противоречия в доказательствах по делу.

4. Анализ дел, направленных на новое рассмотрение в другой арбитражный суд или в тот же суд, но в ином судебном составе

1. Дело № Ф08-6580/05 передано на рассмотрение в ином составе судей, поскольку, несмотря на то, что суд кассационной инстанции при первоначальном направлении дела на новое рассмотрение дал четкие указания, какие обстоятельства необходимо исследовать, судебные инстанции не выполнили указания кассации и удовлетворили исковые требования по тем же мотивам, что и при первоначальном рассмотрении.

2. По делу № Ф08-6425/05 кассационная инстанция отменила судебный акт об удовлетворении иска о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров, поскольку выводы суда не соответствовали фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Повторно рассматривая дело, суд вновь удовлетворил исковые требования, не выполнив указания суда кассационной инстанции, кроме того, допустил процессуальное нарушение (не известил надлежащим образом лицо, участвующее в деле, о времени и месте судебного заседания), влекущее безусловную отмену судебного акта (пункт 2 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Окружной суд направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей в коллегиальном составе.

3. Рассматривая первоначально дело № Ф08-880/06, суд кассационной инстанции отменил решение суда, которым был удовлетворен иск общества к компании о взыскании задолженности по арендной плате путем обращения взыскания на заложенное имущество. Направляя дело на новое рассмотрение, окружной суд указал, что для правильного рассмотрения необходимо проверить соответствие договора ипотеки требованиям законодательства, а также установить факт передачи имущества по договору аренды с учетом условия договора об отправке груза железнодорожным транспортом.

При новом рассмотрении дела судебные инстанции отказали в иске, поскольку договор аренды не заключен: в нем не определен предмет (не указаны индивидуализирующие признаки имущества), передача объектов компании не доказана, договор ипотеки не прошел государственную регистрацию, истец не доказал наличия у него права собственности на имущество.

Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты, указал, что вывод о незаключенности договора и недоказанности передачи имущества компании не основан на материалах дела и всестороннем исследовании фактических обстоятельств. Отсутствие индивидуальных признаков предмета аренды в договоре не влечет признания его незаключенным, если имущество фактически передано. Судебные инстанции в нарушение указаний окружного суда не выяснили, кому организация железнодорожного транспорта выдала груз, адресованный компании и поступивший на станцию, не дали надлежащей правовой оценки доказательствам, подтверждающим принятие имущества ответчиком. Указанные обстоятельства имеют существенное значение для дела, поскольку неиспользование имущества арендатором при доказанности его получения не освобождает арендатора от оплаты аренды. Вывод о недоказанности наличия у общества права собственности на имущество противоречит предоставленным в дело доказательствам. Кроме того, при разрешении спора о взыскании арендной платы необходимо исходить из презумпции того, что истец является надлежащим арендодателем, пока не доказано иное. Дело передано на рассмотрение из Арбитражного суда Краснодарского края в Арбитражный суд Ростовской области.

4. Основанием направления дела № Ф08-1024/06 на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ростовской области явилось троекратное невыполнение Арбитражным судом Краснодарского края указаний суда кассационной инстанции о необходимости проверки доводов заявителя о нарушении третейским судом основополагающего принципа российского права вследствие несоразмерности взысканной неустойки последствиям нарушения обязательства. Дело проанализировано в предыдущем разделе.

5. Дело № Ф08-2103/06 направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края по причине неполного выполнения первой и апелляционной инстанциями Республики Дагестан указаний суда кассационной инстанции, несоответствия выводов суда имеющимся в деле доказательствам. Дело проанализировано в предыдущем разделе.

6. Дело № Ф08-2256/06 направлено на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей из-за невыполнения указаний кассационной инстанции о необходимости выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела и входящих в предмет доказывания по спору, несоответствия выводов суда о наличии и размере обязательства, уступленного по договору цессии, имеющимся в деле доказательствам, а также грубого нарушения судами норм процессуального права (статьи 64, 68, 71, 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Дело проанализировано в предыдущем разделе.

7. Основания для направления дела № Ф08-437/06 на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей проанализированы в предыдущем разделе.

8. По делу № Ф08-982/06 общество обратилось в Арбитражный суд Республики Ингушетия с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции о взыскании 80 тыс. рублей НДС, штрафов за несвоевременное представление деклараций по НДС по пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации и за неполную уплату НДС по пункту 1 статьи 122 Кодекса.

Решением суда требование общества удовлетворено.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 21.07.04 решение отменил и направил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что обстоятельства дела, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения спора, не исследованы. При новом рассмотрении суду предложено оценить нарушение обществом периода представления деклараций, выяснить источники формирования вычета за апрель 2003 года и проверить, не включена ли в данный период сумма НДС по счету-фактуре от 02.04.03 № 4. Кроме того, суду необходимо истребовать документальные доказательства перевода контрагента общества, выставившего спорный счет-фактуру (ОАО «Назрановский кирпичный завод»), на упрощенную систему налогообложения и установить период времени, с которого перевод состоялся.

При новом рассмотрении дела решением суда заявленные требования удовлетворены, поскольку в судебное заседание общество представило подлинник счета-фактуры от 02.04.03 № 4, где НДС не выделен, и оплата произведена по платежному поручению от 08.04.03 № 9 без учета НДС.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда, направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики в связи с тем, что судебный акт принят с нарушением норм права, при неполно выясненных обстоятельствах дела.

Суд при новом рассмотрении дела не выполнил указания суда кассационной инстанции, не выяснил основания доначисления НДС и привлечения общества к налоговой ответственности по статьям 119 и 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

В материалы дела представлены счет-фактура ОАО «Назрановский кирпичный завод» от 02.04.03 № 4 на сумму 560 тыс. рублей с указанием «НДС не облагается» и платежное поручение от 08.04.03 № 9 на сумму 480 тыс. рублей. Суд не выяснил, почему указанный счет-фактура оплачен частично, и не предложил налоговой инспекции представить доказательства уплаты обществом своему поставщику (ОАО «Назрановский кирпичный завод») 80 тыс. рублей к уже уплаченным 480 тыс. рублей.

Суд не установил, почему налоговая инспекция в обжалуемом решении сделала вывод о неуплате обществом 80 тыс. рублей НДС за апрель 2003 года по указанному счету-фактуре; не истребовал от налоговой инспекции декларацию общества за апрель 2003 года (с отметками налогового органа о ее получении) и платежное поручение на сумму 80 тыс. рублей.

Суд не указал, на основании чего он сделал вывод о том, что 80 тыс. рублей НДС общество не предъявляло к возмещению из бюджета.

При новом рассмотрении дела суду предложено установить фактические обстоятельства по делу; истребовать от лиц, участвующих в деле, доказательства, отвечающие требованиям статей 64, 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и дать им оценку.

В силу подпункта 4 пункта 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в связи с тем, что Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа уже отменял решение Арбитражного суда Республики Ингушетия и направлял дело на новое рассмотрение в тот же суд, который не устранил нарушения, допущенные при первом рассмотрении дела, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики.

9. По делу № Ф08-983/06 общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции о взыскании 80 тыс. рублей НДС и 16 тыс. рублей штрафа за неполную уплату НДС по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением суда требование общества удовлетворено.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 21.07.04 решение отменил и дело направил на новое рассмотрение в связи с тем, что обстоятельства дела, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения спора, не исследованы.

При новом рассмотрении дела решением суда заявленные требования удовлетворены, поскольку общество документально подтвердило право на налоговый вычет по НДС.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, рассмотрев материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного акта, оценив доводы кассационной жалобы, пришел к выводу, что суд принял решение с нарушением норм права, при неполно выясненных обстоятельствах дела. В соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данный факт является основанием для отмены решения суда и направления дела на новое рассмотрение.

Суд при новом рассмотрении дела не выполнил указания суда кассационной инстанции, не установил фактические обстоятельства дела, не истребовал в материалы дела, надлежаще оформленные копии документальных доказательств и не дал им оценку.

По счету-фактуре от 10.01.03 № 22 общество уплатило ОАО «Назрановский кирпичный завод» 80 тыс. рублей НДС в цене поставленного кирпича, что подтверждено платежным поручением от 16.01.03 № 46 на сумму 480 тыс. рублей.

Из обжалуемого решения налоговой инспекции следует, что ОАО «Назрановский кирпичный завод» с 01.01.03 не является плательщиком НДС, так как перешло на упрощенную систему налогообложения. Однако в счете-фактуре, который не содержит расшифровки подписей руководителя и главного бухгалтера, НДС выделен отдельной строкой. Оценку счету-фактуре суд не дал.

Суд не выяснил, почему налоговая инспекция в обжалуемом решении сделала вывод о неполной уплате обществом 80 тыс. рублей НДС за январь 2003 года по указанному счету-фактуре; не истребовал от налоговой инспекции декларацию общества за январь 2003 года (с отметками налогового органа о ее получении) и не оценил ее.

Суд не установил основания привлечения общества к налоговой ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации. Наличие или отсутствие таких оснований суду предложено установить при новом рассмотрении дела, а также выяснить, заявлено ли обществом к возмещению 80 тыс. рублей НДС по спорному счету-фактуре и в каком периоде; какие документы представлены обществом в налоговую инспекцию вместе с декларацией по НДС за январь 2003 года.

Поскольку Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа уже отменял решение Арбитражного суда Республики Ингушетия и направлял дело на новое рассмотрение в тот же суд, который не устранил нарушения, допущенные при первом рассмотрении дела, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики.

10. По делу № Ф08-656/06 общество обратилось в Арбитражный суд Республики Калмыкия с заявлением о признании незаконным бездействия налоговой инспекции, выразившегося в неисполнении судебного акта и неначислении процентов за нарушение срока возврата налога на добавленную стоимость; обязании налоговой инспекции исполнить требования судебного акта и начислить на сумму, подлежащую возврату налогоплательщику, процентов за несвоевременный возврат налога на добавленную стоимость.

В соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации общество уточнило требования и просило суд прекратить производство по делу в части признания незаконным бездействия налоговой инспекции, выразившегося в неисполнении вступившего в законную силу судебного акта; признать незаконным бездействие налоговой инспекции, выразившееся в неначислении процентов за нарушение срока возврата налога на добавленную стоимость; обязать налоговую инспекцию начислить проценты за несвоевременный возврат налога на добавленную стоимость.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.03.05 решение суда отменено ввиду нарушения норм процессуального и материального права, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

При новом рассмотрении суду предлагалось выяснить предмет спора; рассмотреть все заявленные обществом требования, а в случае отказа от них – прекратить производство по делу в этой части; установить все фактические обстоятельства по делу; оценить все представленные в деле доказательства и доводы участвующих в деле лиц, указав при этом мотивы их принятия или отклонения; устранить допущенные нарушения (в том числе процессуальные); правильно применить нормы права и с учетом указаний суда кассационной инстанции вынести законное и обоснованное решение.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал на необходимость выяснения предмета спора, потому что целью обращения лица за судебной защитой является достижение конкретного результата (признание недействительным ненормативного акта, взыскание денежных средств и т. д.). В данном случае целью обращения общества в арбитражный суд являлось намерение получить определенные денежные средства – проценты, начисленные за несвоевременный возврат налога на добавленную стоимость.

При новом рассмотрении дела суд кассационной инстанции повторно указал на необходимость предложить обществу четко сформулировать требования исходя из целей обращения в арбитражный суд.

Ввиду того, что Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа уже отменял решение Арбитражного суда Республики Калмыкия и направлял дело на новое рассмотрение в тот же суд, который не устранил нарушения, допущенные при первом рассмотрении дела, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края.

При новом рассмотрении дела суду предложено определить предмет спора; установить фактические обстоятельства по делу; проверить расчет процентов за несвоевременный возврат налога; правильно применить нормы права и с учетом указаний суда кассационной инстанции принять законное и обоснованное решение.

11. По делу № Ф08-1828/06 общество обратилось в Арбитражный суд Республики Калмыкия с заявлением о признании незаконным бездействия налоговой инспекции, выражающегося в непринятии решения о возмещении обществу НДС за март 2004 года и обязании налоговой инспекции принять решение о возмещении обществу НДС за март 2004 года.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, признано незаконным бездействие налоговой инспекции, выражающееся в непринятии решения об отказе или возмещении обществу НДС за март 2004 года, налоговая инспекция обязана принять решение о возмещении обществу НДС за март 2004 года. Судебные акты мотивированы тем, что общество в установленном налоговым законодательством порядке подтвердило обоснованность применения налоговой ставки
0 процентов и налоговых вычетов.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.08.05 решение и постановление апелляционной инстанции отменены в части обязания налоговой инспекции принять решение о возмещении обществу НДС за март 2004 года, дело в указанной части направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Суд кассационной инстанции указал на необходимость установить все фактические обстоятельства дела, решить вопрос о допустимости и относимости представленных сторонами доказательств, дать надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам, исследовать вопрос добросовестности налогоплательщика при исполнении обязанностей по уплате налогов, оприходования приобретенных товаров во взаимосвязи с договорной схемой движения сырья и полученного из него товара, отправленного впоследствии на экспорт, факт реальности экспорта нефти и нефтепродуктов именного того товара (продуктов его переработки), затраты по приобретению которого (по переработке) заявлены обществом.

При новом рассмотрении дела общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции об отказе в возмещении НДС за март 2004 года.

Определением суда дела объединены в одно производство с присвоением единого номера.

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации общество уточнило заявленные требования и просило признать недействительным решение налоговой инспекции об отказе в возмещении НДС за март 2004 года и обязать налоговую инспекцию возместить обществу НДС за этот период.

Решением суда (с учетом определения об исправлении опечатки), оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, требования удовлетворены.

Основанием для отмены судебных актов, принятых при новом рассмотрении дела, послужили следующие обстоятельства. Суд первой и апелляционной инстанций надлежащим образом не исследовал представленные обществом и налоговыми органами документы и установил, что общество выполнило условия для принятия НДС к вычету. Между тем суд не оценил ряд доказательств, связанных с выяснением обстоятельств, которые имеют значение для правильного разрешения спора.

Суд установил, что нефтепродукты, приобретенные на внутреннем рынке у ОАО «Сибирская нефтяная компания», получены обществом от продавца по акту от 18.11.03, а комиссионеру переданы 17.11.03, т. е. раньше, чем получены от продавца. Указанным обстоятельствам суд оценки не дал.

Суд не оценил и то обстоятельство, что 36,24 т бензина на сумму 240 584 рубля
32 копейки, в том числе 40 097 рублей 39 копеек НДС (стоимость без НДС – 200 486 рублей 93 копейки), согласно акту от 17.11.03 переданы комиссионеру для реализации на экспорт на сумму 144 960 рублей (стоимость без НДС). Разница в цене закупки и реализации без учета НДС составила 55 526 рублей 93 копейки.

Следовательно, вывод суда об экономической целесообразности сделки, является необоснованным. Указанные доказательства в совокупности должны быть исследованы и оценены судом при новом рассмотрении спора.

Делая вывод о правильности оформления счетов-фактур по ряду сделок, суд установил факты предоплаты нефтепродуктов, стоимости переработки. При этом суд не учел, что в счетах-фактурах в нарушение положений подпункта 4 пункта 5 статьи 169 Кодекса не отражены платежные поручения, на которые ссылается общество и которыми была произведена предварительная оплата. В ряде счетов-фактур имеются ссылки на иные платежно-расчетные документы, не представленные обществом. Таким образом, вывод суда о надлежащем оформлении всех счетов-фактур не соответствует доказательствам.

Суд не оценил надлежащим образом доказательства оплаты приобретенных нефтепродуктов по ряду сделок.

По сделке с ОАО «Соболь» суд установил, что счет-фактура от 19.11.03 № 96 на общую сумму 27 млн. рублей оплачен платежными поручениями от 25.11.03 № 410 на сумму 11 800 500 рублей, от 27.11.03 № 423 на сумму 44 241 780 рублей. Согласно книге покупок данный счет-фактура оплачен только платежным поручением от 25.11.03 в сумме 11 478 195 рублей 04 копеек со ссылкой, что произведен окончательный расчет. Иные платежно-расчетные документы не указаны. Какими платежно-расчетными документами оплачен счет-фактура в действительности, суд надлежащим образом не исследовал, соответствующих доказательств не оценил.

Суд установил, что 6000 т нефти на общую стоимость 10 800 000 рублей по счету-фактуре от 19.11.03 № 000140 оплачено двумя платежными поручениями. При этом суд не учел, что денежных средств в сумме 32 594 640 рублей, перечисленных по платежному поручению № 411, достаточно для оплаты указанного счета-фактуры. Платежным поручением № 506 перечислено 9 552 600 рублей. В названных платежных поручениях отсутствует ссылка на счет-фактуру. Следовательно, суд с достоверностью не установил факт оплаты именно счета-фактуры № 000140.

Таким же образом судом описаны доказательства по остальным сделкам, но представленные доказательства не исследованы надлежащим образом с соблюдением статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Недостаточно обоснованным также является вывод суда, что все указанные в решении суда счета-фактуры отражены в книге покупок за март 2004 года в целях возмещения экспортного НДС. По поставщику ОАО «Славнефть-Мегионнефтегаз» не отражен счет-фактура от 20.11.03, по ОАО «НГК "Славнефть"» не отражен счет-фактура от 30.12.03, по поставщику ЗАО «Обьнефтегеология» не отражен счет-фактура от 31.10.03.

Суд повторил довод общества о том, что по возмещению комиссионеру затрат по прокачке нефти от узлов учета нефти до перерабатывающего завода взаимосвязь счетов-фактур и фактически переданной на переработку нефти прослеживается по номерам маршрутных поручений, указанных в счетах-фактурах и в актах приема-передачи нефти. Вместе с тем названный довод суд не исследовал. В счетах-фактурах ОАО «НГК "Славнефть"» по оказанию данных услуг перечислены номера маршрутных поручений, не совпадающие с номерами маршрутных поручений, указанных в представленных в дело актах приема-сдачи завода-переработчика нефти, в актах приема-передачи не отражены номера маршрутных документов (актами приема-передачи оформлялась передача продуктов переработки). Документы по учетной политике общества (раздельному учету) суд также не оценил.

Таким образом, суд не исследовал надлежащим образом связь названных затрат с затратами по приобретению нефти и того факта, что экспортировались продукты переработки именно той нефти, стоимость которой заявлена к вычету в исследуемой декларации. Указанное предложено сделать при новом рассмотрении спора, так как право на возмещение из бюджета суммы НДС возникает у налогоплательщика в случае документального подтверждения им фактов уплаты суммы налога поставщику и реально произведенного экспорта именно тех товаров (в данном случае продуктов их переработки), которые приобретены у этого поставщика.

Поскольку при повторном кассационном пересмотре выявлено несоответствие выводов проверяемого судебного акта установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции направил дело на рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края в силу положений пунктов 2 и 4 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела суду предложено исследовать обозначенные обстоятельства, факты реального экспорта нефти и нефтепродуктов по каждому поставщику, договору, поставке, соотнести с данными актов приема-сдачи, приема-передачи, ГТД, поступление валютной выручки, оценить все представленные доказательства и исследовать доводы сторон, а также вопрос о добросовестности общества, экономической целесообразности сделок и в зависимости от установленного разрешить спор.

5. Анализ дел, повторно поступивших в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа после нового рассмотрения и рассмотренных с участием председателя судебной коллегии или состава, по которым при первоначальном рассмотрении были нарушены статьи 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также имелись противоречия в судебной практике

1. В первом полугодии 2006 года количество дел, повторно поступивших в первый состав после нового рассмотрения, составило 55. С участием председателя административной коллегии рассмотрено 21 дело, председателя первого судебного состава – 34. Все дела рассмотрены с участием председателя административной коллегии или судебных составов.

1.1. По делу № Ф08-248/05 суд кассационной инстанции признал вывод суда о неправомерном привлечении общества к налоговой ответственности за неуплату акциза на водку и налога на добавленную стоимость по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации недостаточно обоснованным.

В нарушение норм статей 64, 65, 66, 71, 75, 167, 168, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в материалы дела не представлялись документы, на которые ссылался суд первой инстанции. В деле отсутствовали первичные документы налогоплательщика, в том числе декларации по налогу на добавленную стоимость и акцизу, договоры на приобретение товаров, счета-фактуры, платежные документы, выписки из книги покупок и продаж, т. е. документы, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения вопроса о правомерности принятия к вычету обществом налога на добавленную стоимость и акциза, а также о правомерности его привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции указал на недостаточную обоснованность вывода суда об удовлетворении требования налогового органа в части взыскания штрафа за неуплату налога на землю. В материалах дела отсутствовали документы, свидетельствующие о том, что налогоплательщик является землевладельцем или землепользователем земельного участка заявленной им площадью.

Как пояснили представители налогового органа, в суд первой инстанции указанные документы не представлялись ни обществом, ни налоговым органом. Суд не предлагал лицам, участвующим в деле, представить такие документы и, соответственно, их не исследовал.

Таким образом, решение было принято по неполно исследованным обстоятельствам и отменено обоснованно, несмотря на отсутствие в кассационной жалобе налоговой инспекции указания на обозначенные обстоятельства. Заявитель жалобы ссылался на нарушение судом норм материального права.

При новом рассмотрении дела суду предложено исследовать фактические обстоятельства, предложив сторонам представить необходимые документы, оценить доказательства и доводы сторон, установить, имело ли место нарушение обществом налогового законодательства; следовало также уточнить заявленные обществом требования (с учетом первоначально заявленных) и учесть, что резолютивная часть решения должна содержать выводы об удовлетворении или отказе в удовлетворении полностью или в части каждого из заявленных требований, а в случае отказа заявителя от требования и принятия его судом производство по делу в части отказа подлежит прекращению.

Противоречия в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

1.2. При новом рассмотрении дела (№ Ф08-1330/06) суд апелляционной инстанции полно и всесторонне исследовал обстоятельства и материалы дела, выполнил указания кассационной инстанции и принял законный судебный акт, оставленный кассационной инстанцией без изменения.

1.3. По делу № Ф08-1012/05 общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения налоговой инспекции и выставленных на его основании требований.

До принятия решения налоговая инспекция в рамках рассматриваемого дела обратилась с заявлением о взыскании с общества штрафа.

Решением суда требования общества удовлетворены. Признаны недействительными решение и требования налоговой инспекции. В удовлетворении заявления налоговой инспекции отказано. Решение мотивировано тем, что вследствие получения обществом статуса малого предприятия 17.10.01, срок действия льготы по налогу на прибыль у него не истек, и поэтому оно вправе использовать ее в дальнейшей деятельности в порядке и на условиях, предоставленных пунктом 4 статьи 6 Закона Российской Федерации от 27.12.91 № 2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций».

В кассационной жалобе налоговая инспекция ссылалась на неправомерность пользования общества льготой по налогу на прибыль, основываясь на неправильном применении судом норм материального права.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.03.05 решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда, поскольку вывод о том, что общество относится к субъектам малого предпринимательства, суд сделал без исследования фактических обстоятельств дела. Суд не выяснил, каким штатом сотрудников общество выполняло работы, не истребовал и не оценил штатное расписание иных структурных подразделений общества (если таковые имеются); не выяснил, какими силами осуществлялись трудоемкие ремонтно-строительные работы в районах Крайнего Севера; осуществлялись ли эти работы фактически; выполняло ли эти работы общество либо привлекало третьих лиц и по каким договорам.

Суд кассационной инстанции правомерно вышел за пределы доводов жалобы, сославшись на неполное исследование судом обстоятельств дела.

Противоречия в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

1.5. При новом рассмотрении дела (№ Ф08-6499/05) решением суда заявленные обществом требования удовлетворены.

Суд кассационной инстанции указал, что, удовлетворяя требования общества, суд принял решение по неполно исследованным обстоятельствам дела, с нарушением норм процессуального права, без учета предписаний суда кассационной инстанции, которые в силу статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело. Суд не установил обстоятельств дела, не истребовал доказательств, необходимых для правильного рассмотрения дела. Без исследования фактических обстоятельств дела суд пришел выводу, что общество относится к субъектам малого предпринимательства. При рассмотрении дела суд первой инстанции нарушил нормы процессуального права (статьи 132, 167 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). В решении суда выводы об удовлетворении или отказе встречного требования, рассматриваемого по общим правилам предъявления исков (заявлений), отсутствуют.

В силу того, что судебный акт принят на основе неполно выясненных обстоятельств дела, с нарушением норм процессуального права, он отменен с передачей дела на новое рассмотрение повторно в первую инстанцию того же суда.

1.6. По делу № Ф08-247/05 общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции в части привлечения к ответственности в виде взыскания штрафа за неуплату акциза на водку и доначисления НДС, акциза на водку с начислением пеней (с учетом уточнения требований). Налоговая инспекция предъявила встречное требование о взыскании штрафа.

Решением суда требования общества удовлетворены, налоговой инспекции во взыскании штрафа отказано. Судебный акт мотивирован тем, что перевод долга на иного должника не означает погашение задолженности перед кредитором, зачет встречных требований приравнивается к оплате товара и включенного в его цену акциза, поэтому следует считать, что налогоплательщик имеет право на вычеты по акцизам.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просила отменить решение суда, ссылаясь на то, что суммы акциза не могут быть признаны уплаченными при прекращении гражданско-правового обязательства сторон путем зачета. Ссылки на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20.02.01 № 3-П неправомерны.

Кассационная инстанция вышла за пределы доводов жалобы, указав суду на необходимость для проверки обоснованности требований налогоплательщика исследовать документы первичного бухгалтерского и налогового учета, что вытекает также из требований статей 64 – 71, 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вывод суда об обоснованности требований общества сделан по неполно исследованным обстоятельствам. В материалах дела отсутствовали счета-фактуры, накладные и иные документы, подтверждающие хозяйственные операции, по которым произведены начисления; платежные поручения, указанные в акте проверки, налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость и акцизы, документы по отгрузке и получению подакцизной продукции, данные лицевого счета налогоплательщика по сроку уплаты доначисленных налогов.

При таких обстоятельствах решение суда не могло быть признано законным и обоснованным, подлежало отмене с направлением дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении суду предложено истребовать у сторон документы, подтверждающие совершение хозяйственных операций, по которым произведены доначисления (приказ по учетной политике, договоры, накладные, счета-фактуры, расчетные документы и т. п.), налоговые декларации, оценить и исследовать представленные доказательства и принять законное и обоснованное решение.

Противоречия в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

При новом рассмотрении дела (№ Ф08-851/06) суд апелляционной инстанции полно и всесторонне исследовал обстоятельства и материалы дела, выполнил указания кассационной инстанции и принял законный судебный акт, оставленный кассационной инстанцией без изменения.

1.7. По делу № Ф08-1917/05 предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость.

Решением суда требования предпринимателя удовлетворены. Судебный акт мотивирован тем, что налоговая инспекция не доказала недобросовестности налогоплательщика.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14.06.05 решение суда отменено в связи с отсутствием в материалах дела доказательств, положенных в основу судебного акта. В кассационной жалобе налоговая инспекция ссылалась на нарушение норм материального права. Суд кассационной инстанции дополнительно указал на отсутствие документов, подтверждающих совершение сделки между предпринимателем и ООО «Агро-Маркет»: договор, счета-фактуры, акт приема-передачи векселей, документы, подтверждающие принятие на учет товаров, полученных по сделке, документальное подтверждение оплаты товара. Указанным документам суд первой инстанции оценку не дал. В нарушение пункта 8 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в дело доказательства не заверены надлежащим образом.

Противоречия в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ФАС СКО и иных окружных судов не выявлены.

При новом рассмотрении дела (№ Ф08-6583/05) решением суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, требования предпринимателя удовлетворены на том основании, что налоговая инспекция не представила доказательства его недобросовестности. Предприниматель документально подтвердил уплату НДС поставщикам.

Дела, по которым при первоначальном рассмотрении были нарушены статьи 287 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также имелись противоречия в судебной практике, не обнаружены.

2. В ходе работы над обобщением проанализированы все дела, поступившие в третий судебный состав после их направления на новое рассмотрение. Всего таких дел выявлено 30. По 4 делам в составе судей участвовал председатель суда, по 3 – председатель судебной коллегии, по 11 – председатель судебного состава. В 12 случаях участие председателя суда (судебной коллегии, состава) не обеспечено: дела
№ Ф08-1407/06, Ф08-2104/06, Ф08-6444/05, Ф08-6580/05, Ф08-6425/06 (Афонина Е.И.); Ф08-6470/05, Ф08-627/06 (Назаренко И.П.); Ф08-2020/06 (Савенко Л.И.); Ф08-6622/05, Ф08-6208/06 (Рогальский С.В.); Ф08-133/06, Ф08-2980/06 (Золотько Н.В.).

Председатель судебного состава не участвовал в рассмотрении указанных дел по следующим причинам:

- ввиду нахождения в отпуске (дела № Ф08-6580/05, Ф08-6425/05, Ф08-6622/05, Ф08-6470/05, Ф08-133/06, Ф08-3215/06);

- судебный состав сформирован в период нахождения председателя состава в отпуске (дело № Ф08-6444/05);

- уважительные причины неучастия в делах № Ф08-6208/06, Ф08-627/06,
Ф08-1407/06, Ф08-2020/06, Ф08-2104/06 отсутствовали.

В ходе повторного рассмотрения в окружном суде по 20 делам судебные акты оставлены в силе (2 – отменено постановление апелляционной инстанции и оставлено в силе решение суда первой инстанции, 2 – оставлено без изменения постановление апелляционной инстанции), по 5 делам приняты новые решения, 5 дел вновь направлены на новое рассмотрение (из них 1 – в другой арбитражный суд, 2 – в иной судебный состав).

Анализ всех дел выявил, что по одному из них при первоначальном рассмотрении имелась противоречивая практика, однако вопрос на обсуждение президиума окружного суда не был вынесен.

2.1. По делу № Ф08-1260/06 на момент его первоначального рассмотрения (16.08.05) существовала противоречивая практика (постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20.07.05 по делу
№ А43-31621/2004-26-1199 («решение о сносе самовольно построенных объектов может принять только суд») и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.09.04 по делу № КА-А40/7731-04 («суд правомерно отказал в удовлетворении заявления о признании недействительным ненормативного акта органа местного самоуправления в части обязания снести строение, так как данный ненормативный акт не нарушает прав заявителя, поскольку носит рекомендательный характер, а решение о сносе может быть принято только судом»)
, однако вопрос на обсуждение президиума окружного суда не вынесен. Суд кассационной инстанции сделал правовой вывод и исходя из него направил дело на новое рассмотрение. При повторном рассмотрении дела по спорному вопросу суд кассационной инстанции уже выработал по результатам обсуждения вопроса на заседании президиума (17.10.05) отличную от первоначальной позицию.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменил решение суда, которым признан недействительным ненормативный правовой акт органа местного самоуправления о сносе самовольно возведенного строения, и направил дело на новое рассмотрение, указав следующее. Именно потому, что при определенных обстоятельствах самовольно возведенное строение может быть признано объектом права собственности, статья 222 Гражданского кодекса Российской Федерации помещена в главе 14 Кодекса, устанавливающей основания приобретения права собственности в судебном порядке. Вместе с тем из содержания данной статьи не следует, что решение о сносе самовольной постройки может быть принято только в судебном порядке. Административный порядок сноса самовольных построек должен лишь предусматривать разумный срок (не менее месяца) для сноса возведенных строений или для реализации права на обжалование в судебном порядке принятого постановления, если такой способ защиты будет выбран заинтересованным лицом.

Указанный вопрос рассмотрен на заседании президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа 17.10.05. При этом согласно выработанной позиции решение о сносе самовольной постройки, подлежащее принудительному исполнению, может быть вынесено только судом.

3. За отчетный период в четвертый судебный состав после нового рассмотрения повторно поступили 24 дела: № Ф08-6526/05, Ф08-6264/05, Ф08-6516/06, Ф08-396/06,
Ф08-1827/06, Ф08-1866/06, Ф08-1894/06, Ф08-1906/06, Ф08-2069/06, Ф08-2348/06, Ф08-2817/06, Ф08-2856/06, Ф08 914/06, Ф08-1079/06, Ф08-0104/06, Ф08-330/06, Ф08-6593/05, Ф08-6390/05, Ф08 2168/06, Ф08-6079/06, Ф08-2243/06, Ф08-2243/06, Ф08-6516/05 и Ф08-1506/06.

При анализе остальных дел, повторно поступивших после нового рассмотрения, дела, в которых при первоначальном рассмотрении были допущены нарушения статей 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации или имелись противоречия в судебной практике, не обнаружены.

При рассмотрении дел № Ф08-6390/05 (17.01.06), Ф08-6264/05 (09.02.06), Ф08-6516/05 (09.02.06), Ф08-6593/05 (15.02.06), Ф08-1079/06 (23.03.06), Ф08-1506/06 (24.05.06), Ф08-2243/06 (31.05.06) и Ф08-2069/06 (13.06.06) председатель коллегии и председатель состава не принимали участия. По делам № Ф08-6390/05, Ф08-6264/05, Ф08-6516/05 и Ф08-6593/05 председатель состава находился в отпуске, по делам № Ф08-1079/06, Ф08-1506/06, Ф08-2069/06 и Ф08-2243/06 причины отсутствия председателя состава в рассмотрении кассационной жалобы не установлены.

4. В рассматриваемом периоде судьями пятого судебного состава рассмотрено 31 дело, повторно поступившее в окружной суд после нового рассмотрения. Из них 2 рассмотрено с участием председателя коллегии, 22 – с участием председателя состава.

По делам № Ф08-1961/06, Ф08-2328/06, Ф08-1320/06, Ф08-1258/06, Ф08-1837/06 ни председатель коллегии, ни председатель состава не принимали участия. Во время рассмотрения данных дел председатель коллегии и председатель состава находились в очередном трудовом отпуске.

При рассмотрении дела № Ф08-2147/06 председатель коллегии и председатель состава не принимали участия. Во время рассмотрения дела председатель состава находился в очередном трудовом отпуске.

При рассмотрении дела № Ф08-2229/06 председатель коллегии и председатель состава не принимали участия. Во время рассмотрения дела председатель состава находился в очередном трудовом отпуске, председатель коллегии – на больничном листе.

Из анализа дел, повторно поступивших в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа после нового рассмотрения, видно, что, направляя дела на новое рассмотрение, кассационная инстанция полно и четко излагала указания, которые должны быть учтены судом, повторно рассматривающим дело, случаи необоснованного направления дел на новое рассмотрение не выявлены.

5. За отчетный период в шестой судебный состав после нового рассмотрения повторно поступили 33 дела, 30 из которых рассмотрены с участием председателя судебного состава Мацко Ю.В., 2 – под председательством председателя коллегии Рудь Г.В., 1 – под председательством председателя коллегии Рудь Г.В. с участием председателя судебного состава Мацко Ю.В.

Судебным составом соблюдается практика исключения отмены судебных актов по формальным основаниям. Случаи неправомерного направления дел на новое рассмотрение не выявлены.

Дела, при первоначальном рассмотрении которых были нарушены статьи 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не обнаружены.

5.1. По делам № Ф08-984/06, Ф08-991/06 суд удовлетворил требование предпринимателя о признании недействительным решения таможенного органа о доначислении ему таможенных платежей, поскольку вывод таможни о недостоверности заявленных предпринимателем сведений о происхождении товара является необоснованным (в материалах дела отсутствуют фактические данные о признании недействительным сертификата происхождения товара).

Кассационная инстанция отменила судебные акты и передала дело на новое рассмотрение для исследования доказательств о стране фактического происхождения яблок, ввезенных предпринимателями на территорию Российской Федерации, что в свою очередь необходимо для решения вопроса о законности применения таможенных льгот (преференций) и правомерности действий таможни по доначислению таможенных платежей.

При новом рассмотрении суд первой инстанции сделал вывод о том, что у декларанта отсутствует право на таможенные преференции, поскольку не представлены достоверные доказательства страны происхождения спорного товара.

Оставляя без изменения судебные акты, кассационная инстанция сослалась на то, что при наличии доказательств, свидетельствующих о недостоверных сведениях о стране происхождения товара, указанных в сертификате, страна происхождения товара считается неустановленной. По вопросу определения в целях получения таможенных льгот страны происхождения товара, указанной в сертификате происхождения, при наличии сомнений в достоверности этих сведений имелась разная практика.

При повторном рассмотрении дела данный вопрос обсужден на заседании президиума ФАС СКО, которым сделан вывод, что в случае недостоверности сведений о стране происхождения товара, указанных в сертификате, страна происхождения товара считается неустановленной (постановление президиума ФАС СКО
от 22.05.06 № 22).

5.2. По делу № Ф08-946/06 суд отказал в удовлетворении заявления общества о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, сославшись на отсутствие оснований для освобождения от наказания в связи с малозначительностью правонарушения.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда, передал дело на новое рассмотрение, указав суду на необходимость установить норму, нарушенную заявителем при несоблюдении сроков оприходования денежной наличности, и с учетом этого определить, подпадают ли такие действия под понятие «нарушение порядка работы с денежной наличностью», ответственность за которое установлена статьей 15.1 Кодекса.

При новом рассмотрении суд признал незаконным и отменил постановление о привлечении к административной ответственности. Решение мотивировано тем, что несвоевременная передача денежных средств в кассу общества не является нарушением Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением Центрального банка Российской Федерации от 22.09.93 № 40 (далее – Порядок ведения кассовых операций) и предусмотренных им правил оприходования денежной наличности, поэтому не образует состава административного правонарушения по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Кассационная инстанция при повторном рассмотрении дела отменила решение суда и приняла новое решение о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности по статье 15.1 Кодекса. Суд исходил из того, что внесение в кассовую книгу записей о полученных денежных средствах не в день их поступления (несвоевременное внесение) является неоприходованием денежных средств в кассу и влечет административную ответственность по статье 15.1 Кодекса за нарушение порядка работы с денежной наличностью и ведения кассовых операций, выразившееся в неоприходовании (неполном оприходовании) в кассу денежной наличности.

По вопросу, образует ли несвоевременное оприходование денежных средств в кассу состав правонарушения по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, имелась разная практика, поэтому вопрос был вынесен на обсуждение президиума ФАС СКО. В постановлении президиума ФАС СКО от 23.12.05 № 62 сделан вывод о том, что внесение в кассовую книгу записей о полученных денежных средствах не в день их поступления (несвоевременное внесение) является неоприходованием денежных средств в кассу и влечет административную ответственность, предусмотренную статьей 15.1 Кодекса.

5.3. По делу № Ф08-1844/06 суд удовлетворил требования налоговой инспекции в части взыскания с предпринимателя, не являющегося налогоплательщиком НДС, недоимки, пени и штрафа по НДС. В силу пункта 5 статьи 173 и пункта 5 статьи 174 Налогового кодекса Российской Федерации предприниматель обязан исчислить и уплатить в бюджет сумму налога на добавленную стоимость, указанную в счетах-фактурах, переданных покупателю. Суд кассационной инстанции оставил без изменения решение в части взыскания НДС, пени и штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации и передал дело на новое рассмотрение в части взыскания штрафа по статье 119 Кодекса за непредставление налоговых деклараций по НДС.

По вопросу о правомерности привлечения к ответственности по статьям 122 и 119 Налогового кодекса Российской Федерации лица, не являющегося плательщиком НДС, которое получило суммы налога в связи с выделением их в счетах-фактурах и не уплатило НДС в бюджет, а также не представило декларации по НДС, имелась разная практика, поэтому вопрос был обсужден на заседании президиума ФАС СКО.

По результатам обсуждения вопроса принято постановление президиума
ФАС СКО от 25.09.06 № 44, в котором сделан вывод, что лицо, не являющееся плательщиком НДС, в случае выставления контрагентам счетов-фактур с выделением НДС и получения этого налога, подлежит привлечению к налоговой ответственности по статьям 119 и 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Иных случаев при анализе дел, повторно поступивших в ФАС СКО после нового рассмотрения и рассмотренных с участием председателя судебной коллегии или состава, по которым при первоначальном рассмотрении имелись противоречия в судебной практике, не обнаружено.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать