Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Борис Грозовский

Борис Грозовский


Работа: forbes.ru

Должность: экономический обозреватель

Новости / Мнения / Бизнесмены, на выход!

Бизнесмены, на выход!

Налогообложение индивидуальных предпринимателей нужно дифференцировать в зависимости от оборота

14.03.2013портал «Деловая среда»

Зима оказалась тяжелой для малого бизнеса. За ноябрь—январь 2012/13 число индивидуальных предпринимателей (ИП) в стране снизилось больше чем на 5%. В шести регионах ликвидация ИП идет в угрожающем темпе: минус 10–12%. В 23 регионах сокращение превысило 7%. Причина — двукратное повышение выплат во внебюджетные фонды.

Нехорошая индексация

На исходе второго месяца плача и стона организаций, официально уполномоченных на лоббирование предпринимательских интересов, их услышали чиновники. Министр экономразвития Андрей Белоусов выступает за снижениестраховых взносов, которые уплачивают ИП, передает ИТАР-ТАСС. Повод для радости? Я думаю, нет. Ведь эти взносы вообще не имеют экономического обоснования.

С 2013 года размер взносов, выплачиваемых ИП во внебюджетные фонды (Пенсионный, медицинский и соцстрах), вырос вдвое, с 17 208 рублей в год до 35 665 рублей. Из-за этого за последние три месяца закрылось 210 тысяч ИП (раньше называли другое число, теперь ФНС уточнила свои оценки). «Будем предлагать эту норму отменить,— сказал Белоусов.— Это наша позиция, будем убеждать правительство». Впрочем, позиция министерства была такой и когда платеж для ИП повышался. Успех не гарантирован.

Предприниматели не молчат. Больше 100 тысяч подписей под требованием снизить взносы планирует собрать «Опора». Против повышения взносов выступил и защитник прав предпринимателей Борис Титов.

Предприниматели пали жертвой крайне неудачной пенсионной реформы, придуманной в 2012 году Минтруда и ПФР. Пытаясь сбалансировать доходы и расходы ПФР, растущие из-за серии популистских повышений пенсий, чиновники вдвое повысили тариф для самозанятых: с 14 386 рублей в год до 32 479 рублей (еще 3 тысячи рублей идет на медстрахование).

Повышение взноса в 2013 году должно было стать лишь первым шагом. Еще две индексации в 2014–15 годах доводили этот платеж до 52 тысяч рублей в год. За 2013–15 год эта мера принесла бы фондам почти 200 млрд рублей. Это втрое больше, чем потратит за это время бюджет на поддержку малого бизнеса. А ведь стимулирующие выплаты достаются в основном не индивидуальным предпринимателям, а малому бизнесу покрупнее — юрлицам.

Прошлой осенью правительство одобрило все три индексации разом. Однако в ноябре, услышав тревогу предпринимателей, президент Владимир Путин отменил индексации 2014–15 годов. Повышение взносов в 2013 году он трогать не стал.

В желании чиновников повысить страховые взносы самозанятых есть логика. Несправедливо, возмущался министр труда Максим Топилин, что предприниматель платит в пенсионную систему 14 тысяч рублей в год, а за одного наемного работника работодатели перечисляют 112 тысяч рублей.

Однако последняя цифра не соответствует действительности. Средняя зарплата в 2012 году достигла 26 690 рублей в месяц (320 280 рублей в год). С этой суммы ПФР получает 70,5 тысячи рублей в год (по ставке 22%). Так что пенсионный платеж ИП был не в восемь, как говорил министр труда, а в пять раз ниже перечислений со средней зарплаты в стране. Сумма же, названная Топилиным, обозначает порог, после которого в 2012 году ставка взноса в ПФР понижалась с 22% до 10%. В прошлом году этот порог был на 60% выше средней зарплаты в стране, а с этого года вырос еще на 11%.

Бизнес не нужен

Резкое снижение количества индивидуальных предпринимателей вызвано тем, что взносы необходимо платить независимо от реальных доходов ИП. И даже если предпринимательская деятельность вообще не ведется (приостановлена).

Именно поэтому начиная с ноября 2012 года (а в некоторых регионах — с сентября-октября) предприниматели ринулись сниматься с учета (статистику см. здесь). И процесс явно не завершен — пока он только нарастает. К началу 2012 года в стране было 4104 тысячи предпринимателей. К 1 ноября их число увеличилось на 18 тысяч. К 1 февраля 2013 года число ИП сократилось до 3912 тысяч, или на 5%. За ноябрь-декабрь 2012 года число ИП уменьшилось на 98 тысяч, а за январь — еще на 112 тысяч.

Проблема не только в массовом вымирании предпринимателей, но и в сокращении притока новых ИП. В январе 2013 года зарегистрировалось на 42,5% меньше новых предпринимателей, чем в среднем за январь-сентябрь 2012 года (29,8 тысячи против 51,8 тысячи). Повышенные взносы не только вымывают из бизнеса тех, кто в нем был, но и не пускают в дело начинающих.

На богатых нефте- и газодобывающих территориях, а также в московском регионе число предпринимателей не сократилось. Очевидно, здесь повышение взноса не стало проблемой, вынуждающей к закрытию бизнеса. Таких регионов, однако, немного. Сильнее всего повышение взносов ударило по предпринимателям Приволжья (см. таблицу; в среднем по округу — снижение на 7,9%). В тех регионах, где число предпринимателей в последние месяцы сокращалось, это сокращение началось на месяц-два раньше, чем в стране в целом. Так что если отсчитывать величину падения не от странового максимума (1 ноября 2012), а от региональных, оно было бы еще сильнее (см. инфографику).

Конечно, часть из 210 тысяч ИП, аннулировавших регистрацию, предприниматели, которые не вели деятельность и до повышения взносов, но не сообщали об этом налоговикам. Есть и такие, как пермяк, с которым побеседовала «Российская газета»,— работники, зарегистрировавшие ИП по просьбе работодателя, чтобы тот уменьшил налоги с фонда оплаты труда. Теперь эта схема перестала работать.

У налоговиков резкое сокращение числа предпринимателей вызывает мысль, что они не прекратили деятельность, а только спрятались, ушли в тень. Будут проверки. Порядка 2 млн из 4 млн ИП имеют признаки фирм-однодневок, сказал Белоусов, не пояснив, как он пришел к такому выводу. У половины ИП есть повод обидеться.

Что делать

Но разве страшен настоящему предпринимателю платеж размером 36 тысяч рублей в год? И какой же он предприниматель, если такой взнос вынуждает его закрыть бизнес?

Проблема в том, что есть разные ИП. Эту форму используют не только богатые московские нотариусы, адвокаты, артисты с многотысячными гонорарами за выступление и футбольные агенты (последние часто работают как ИП sportslaw.ru/data/files/newagentsreg.doc). На рубеже 1990-х и 2000-х ИП были даже Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, минимизировавшие таким образом налоги.

Но основная масса ИП — не олигархи и «звезды», а оптово-розничные посредники, владельцы сносимых по всей стране киосков, таксисты, ремесленники, репетиторы, хозяева небольших пекарен, парикмахерских, консультанты-дистрибуторы в компаниях прямых продаж и т. д. Их бизнес, особенно торговля,— одно из самых опасных сейчас в России занятий: доход невелик, риски разрушения бизнеса властью запредельны. Годовой доход типичного амурского ИП (ремонт обуви, изготовление ключей) не превышает 350 тысяч рублей, и он далеко не гарантирован. Повышение налога на оплату труда с 5% до 10% от выручки — серьезный удар по бизнесу.

Часть ИП занимается социальным бизнесом. Например, ферма Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря (Пушкинские горы в Псковской области) выпускает в небольших количествах экологические продукты: сбитень, мед, варенье, травы, сиропы и т. д. Юридически и производством, и доставкой всей этой продукции в Петербург, размещением продукции в московских магазинах занимаются ИП. Хорошо ли они зарабатывают? Едва ли. Это социальный бизнес.

Получается, под знаменем ИП объединены совершенно разные сущности. И сейчас ФНС даже по депутатскому запросу не может предоставить данныео том, какая доля ИП получает доход меньше 140 тысяч рублей в год. Не говоря уже о постоянной динамической статистике по децилям.

Налогообложение столичных «звезд», футбольных агентов и столбушинских монахов, варящих сбитень и собирающих травы, не должно быть одинаковым. Это нонсенс. Разумные предложения по ИП подготовила Ульяновская область: ввести налоговые каникулы по взносам ИП в ПФР на первые два года, а взнос ИП, работающих на патенте, ограничить 16 тысячами рублей в год на все время работы. С предпринимателей-пенсионеров взносы не брать вообще — это нелогично.

Более радикальный и симпатичный лично мне, но менее «проходной» вариант — разрешить предпринимателям (как и наемным работникам) возможность полного выхода из пенсионной системы. Дать людям право отказаться от получения в будущем госпенсии (трудовой, по старости, на случай болезни — в любой форме). «Отказники» получат право ничего не платить в ПФР, но должны будут перечислять подоходный налог по повышенной ставке (скажем, 20%) с тем, чтобы нести посильные затраты на обеспечение нынешних пенсионеров (солидарный принцип). Поскольку отказ от госпенсии — это риск, прибегать к нему будут только уверенные в своих силах, хорошо зарабатывающие граждане. Дополнительные 7% НДФЛ с их доходов будут хорошим подспорьем для ПФР. При этом никаких обязательств перед плательщиками у него не возникнет, не нужно и тратиться на персонифицированный учет.

Обязывать предпринимателей отчислять средства на свою будущую страховую и накопительную госпенсию — шаг нелогичный. Предприниматель — это человек, рискующий своими силами, временем и капиталом, и пытающийся самостоятельно заработать себе на жизнь. Зачем такому госпенсия?

Остальные налоги на предпринимателей нужно дифференцировать намного глубже, чем это сделано сейчас. Во-первых, выделить микробизнес. К нему можно отнести предпринимателей, чья годовая выручка превышает среднегодовую зарплату в стране за предыдущий период не больше чем вдвое. В 2013 году, в соответствии с этим критерием, к микробизнесу относились бы предприниматели с выручкой меньше 640 560 рублей в год. Их можно облагать небольшим налогом (например, 5% выручки) или сходным по размеру патентным сбором. В низкомаржинальных видах деятельности, где велики предпринимательские затраты, порог микробизнеса должен быть выше.

Аналогичным налогом можно ограничить обязанности социального бизнеса — даже при более высоком обороте (скажем, до 10–15 среднегодовых зарплат в стране). К нему можно отнести предпринимательство, связанное с созданием культурных ценностей, социальную помощь (иначе не уйти от бездарного государственного «собеса»), сохранение экосистем, традиционные промыслы, «детский» бизнес — от пошива мягких игрушек на дому до организации занятий для небольших групп. Только нужны четкие критерии, чтобы «социальными предпринимателями» не стали автоперевозчики или рестораторы. В обмен на получение этой льготы «социальные бизнесмены» соглашаются на прозрачность: их имена и род занятий публикуется в реестре, который ведется на сайте муниципалитета. И если социальный предприниматель занимается не тем, чем обещал, об этом сразу станет известно.

По мере роста малого бизнеса отчетность и величина налогового бремени несколько усложняется. Постепенно, а не резко, как сейчас. И все пороги для отнесения бизнеса к той или иной категории должны быть прописаны в относительных терминах (в процентах от некой величины), чтобы их индексация происходила автоматически и регулярно, а не в зависимости от доброй воли чиновников. Выстроенная по такому принципу налоговая система будет стимулировать занятие малым бизнесом. Нынешняя же система запретила делать это 5% предпринимателей.

ГДЕ БОЛЬШЕ ВСЕГО ЗАКРЫЛОСЬ ИП

Разместить:
Как правительство заберет наши пенсионные накопления

Из всех способов признать провал реформы чиновники выбрали наихудший

Разрушение малого бизнеса

Малый бизнес стагнирует. Государство делает вид, что помогает ему, а на самом деле разрушает

Последнее китайское предупреждение любителям офшоров

Что стоит за новым витком борьбы с офшорами в России?

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Татьяна Суфиянова

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать