Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Налогообложение / Налоговики расследуют золотые сделки. Межбанковский рынок драгметаллов может впасть в кому

Налоговики расследуют золотые сделки. Межбанковский рынок драгметаллов может впасть в кому

Месяц назад за вымогательство $5,3 млн у банка “Российский капитал” были арестованы замначальника управления кредитных организаций ФНС Олег Алексеев и ведущий юрисконсульт московского главка ЦБ Алексей Мишин. По версии следствия, они требовали взятку за улаживание налоговых претензий по сделкам с драгметаллами в 2001-2002 гг. Как стало известно “Ведомостям”, налоговые претензии были предъявлены не только “Роскапиталу”. Судебные разбирательства с налоговиками заставили финансистов заговорить о размытых правилах игры на межбанковском рынке драгметаллов и даже поставить под сомнение его существование. // Светлана Петрова. "Ведомости" 21.11.2005, №218 (1499)

21.11.2005

Грузите золото тоннами

В июле 2004 г. Межрайонная инспекция МНС № 44 по Москве (сейчас МИ НДС и штрафы — всего на 2,1 млрд руб., сумму, эквивалентную почти четверти активов банка и 60% собственного капитала. Уже год банк безуспешно пытается оспорить налоговые претензии.

-----------------------------------------

По данным налоговиков, “Роскапитал” не учел на лицевых счетах более 133,3 млн лигатурных граммов драгметаллов (золото, серебро, платина и палладий) стоимостью почти 5,6 млрд руб., которые он приобрел у 13 банков: Номос-банка, банков “Платина” и “Еврокредит”, “Зенита”, Первого республиканского банка (ПРБ), ИБГ “Никойл”, Москомприватбанка, Газпромбанка, МДМ-банка, СВА-банка, Ланта-банка, “ЦентроКредита” и Росбанка. Одновременно “Роскапитал” заключал договоры комиссии с юрлицами и предпринимателями без образования юрлица (ПБОЮЛ), по которым за их счет, но от своего имени совершал куплю-продажу драгметаллов у этих банков. Сделки с этими конечными покупателями банк также не отражал в своем учете, пишут налоговики. Таким образом, по их оценке, банк в 2001–2002 гг. приобрел более 96% драгметаллов без включения в их стоимость НДС и реализовал их в нарушение закона без НДС.

-------------------------------------------------------------

За два года через “Роскапитал”, по данным налоговиков, только золота таким образом прошло почти 18,5 т. Это очень много, говорит председатель Союза золотопромышленников Валерий Брайко, трудно поверить, что все “ушло в ювелирку”: “Не понимаю, откуда такое количество. Это половина ювелирного сектора [внутреннее потребление золота] в 2001-2002 гг. У банка не было проблем продать: все влет покупали, потому что цена была ниже на НДС [20%]”. Такая схема использовалась ради дополнительного дохода, уверен он: “Кто-то [возможно] подумал, что серьезно выгадал в цене”.

“По законодательству невозможно продать золото без начисления НДС покупателю — небанковской организации, если золото физически покидает спецхранилище”, — напоминает гендиректор компании “Налоговая помощь” Сергей Шаповалов. Главное — определить, кого из банков “юридически надо считать продавцом драгметалла небанковской организации”. Инспекция посчитала договоры комиссии “Роскапитала” притворными (для прикрытия реализации драгметаллов). Арбитражный суд не стал переквалифицировать сделки, но согласился, что банк заключал договоры комиссии для уменьшения налогового бремени. “Решения арбитража выглядят взвешенными, и, если судить по ним, скорее всего у "Роскапитала" нет шансов”, — говорит Шаповалов. Но партнер ФБК Алексей Терехов считает, что для банка еще не все потеряно: последние аргументы “Роскапитала” показывают, что налоговая при проверке не провела “глубокого исследования взаимоотношений банков-контрагентов”, говорит он.

Круговая оборона

Сначала “Роскапитал” оспаривал решение инспекции, ссылаясь на отсутствие налоговой базы для исчисления и уплаты налога, кроме комиссионных — всего 13,75 млн руб., включая НДС: сделки по покупке драгметаллов “заключались на межбанковском рынке”; при этом банк “действовал в интересах третьих лиц” (комитентов), которые и платили банкам-продавцам (минуя “Роскапитал”) по безналичному расчету или векселями этих же банков; а передача драгметаллов банками-продавцами производилась в их хранилищах “непосредственно комитентам”.

Но судьи посчитали доказательства налоговиков убедительными. В межбанковских договорах, генсоглашениях и дополнениях нет ссылки на то, что “Роскапитал” при покупке драгметаллов действует в интересах третьих лиц (в некоторых документах “прямо закреплялось”, что банк действует в собственных интересах, например с МДМ-банком и ПРБ); фактическая передача металлов банками-продавцами производилась лицам, уполномоченным доверенностями “Роскапитала”; по межбанковским договорам в момент составления акта приема-передачи истец приобретал право собственности на драгметаллы, сказано в постановлении апелляционной инстанции. Потерпев в марте поражение и в Федеральном арбитражном суде Московского округа, банк опять подал иск — по вновь открывшимся обстоятельствам, взяв на вооружение тактику налоговиков. В первой инстанции он уже проиграл — накануне ареста Алексеева и Мишина.

“Роскапитал” начал подавать в региональные суды заявления о признании притворными договоров комиссии и о взыскании с комитентов НДС, “ошибочно не включенного им в цену договора”. На отказ арбитражных судов Тульской и Тверской области удовлетворить его иски УФНС по Москве ответило предупреждением региональных судов (копия письма есть в редакции) о том, что банк “недобросовестно использует конституционное право на судебную защиту”. Вердикт региональных арбитражей позволил “Роскапиталу” повторно обратиться с иском в московский суд и теперь решение одного суда банк использует как доказательство в другом процессе (где у него “противоположная правовая позиция”), пишет УФНС.

В подтверждение своей правоты налоговики чаще всего ссылались на материалы проверок Ланта-банка и Номос-банка, а также на заявления сотрудников этих двух банков, которых инспектора даже просили привлечь к участию в деле. Теперь “Роскапитал” решил на примере сделок с Номос-банком и Ланта-банком доказать, что его контрагенты знали о договорах комиссии — из договоров (где указаны комитенты), либо платежных документов, либо доверенностей и т. п. В последнем дополнении к заявлению он ссылается также на опрос налоговиками сотрудников “Номоса” и “Ланты”, подтвердивших, по данным “Роскапитала”, что именно у этих банков была “экономическая целесообразность” продать драгметалл, поэтому они “обзванивали контрагентов — искали покупателя” и знали, что металл получали не сотрудники “Роскапитала”.

Продавцы спрятались

По мнению Терехова, без серьезного изучения первичных документов нельзя однозначно сказать, кто из банков на самом деле продавал драгметаллы ювелирным предприятиям, а выяснить это будет непросто. Контрагенты “Роскапитала” (за неделю на запрос “Ведомостей” откликнулись Номос-банк, МДМ-банк, Ланта-банк, Газпромбанк, Росбанк и “Платина”) вторят налоговой.

С разницей в деталях банки дружно указали на то, что проводили операции строго в соответствии с требованиями законодательства, на типовых условиях и не имели никаких оснований считать, что “Роскапитал” покупал драгметаллы не для себя (действуя по договору комиссии с ювелирными предприятиями). А значит, уверены банкиры, у них согласно статье 149 Налогового кодекса (где прописано освобождение от НДС банковских сделок с драгметаллами) не было оснований для начисления налога.

“Роскапитал” попросил суд привлечь в качестве третьей стороны департамент экономической безопасности МВД, который в акте совместной с налоговиками проверки указал особое мнение: гражданское законодательство не обязывает комиссионера информировать о комитенте банки-контрагенты и на самом деле это они (“за исключением отдельных сделок”) запутывали документооборот и зашифровывали реальных покупателей, чтобы переложить на “Роскапитал” налоговую ответственность. Получить комментарии в ДЭБе не удалось.

В Номос-банке резюме ДЭБа назвали “не соответствующим действительности” (по данным представителя банка, оно основано на документах, “имеющих признаки фальсификации”, — его договорах с “Роскапиталом”, “большая часть которых не была парафирована на каждой странице”), другие банки не стали его комментировать или ограничились заявлением о том, что у правоохранителей и налоговиков к ним нет претензий.

“Суд должен исследовать все договоры и документы, определить по каждой сделке фактические действия и намерения сторон, дать свою трактовку, — говорит Терехов. — Пока же он по этому пути не пошел, а согласился с доводами инспекции и применил налоговые последствия договоров купли-продажи”. “[Теоретически] могла быть цепочка из нескольких банков, договоры комиссии немного путают ситуацию, а банки пытаются свалить друг на друга [ответственность]”, — говорит Шаповалов.

Из уборщиц — в директора

До “Российского капитала” налоговики проверяли Номос-банк и Ланта-банк, а после него взялись за “Северо-Восточный альянс” (СВА). Как следует из документов, имеющихся в распоряжении “Ведомостей”, “Ланте” и СВА (у которых “Российский капитал” среди прочих покупал драгметаллы) при этом были предъявлены налоговые претензии — в октябре 2003 г. и декабре 2004 г. соответственно. Но “Ланте” удалось их урегулировать, каким образом — там не захотели уточнять. “В настоящее время к Ланта-банку отсутствуют какие-либо претензии со стороны налоговых органов по операциям с драгоценными металлами на межбанковском рынке”, — ограничился сообщением первый зампредседателя правления Вячеслав Волков. В своей правоте уверен и СВА — сейчас его иск рассматривается в апелляционной инстанции арбитражного суда.

Налоговики потребовали от СВА доплатить НДС, налог на прибыль и на пользователей автомобильных дорог, а также штрафы (всего — свыше 1,27 млрд руб.) по сделкам с драгметаллами в 2001-2003 гг. на сумму более 2,07 млрд руб. Как и в случае с “Роскапиталом”, инспектора посчитали недействительными комиссионные сделки СВА, разница лишь в том, что банк для комитентов находил покупателя драгметаллов. В результате по сделкам за один и тот же период к одному банку предъявлены налоговые претензии как к продавцу, а к другому — как к покупателю в интересах комитентов.

Кроме того, налоговики не обошли вниманием самих комитентов СВА. Это восемь ООО с уставным капиталом 10 000 руб., которые не сдавали отчетность или представляли ее с нулевыми показателями; по указанным в учредительных документах адресам они не были обнаружены, а их учредители и руководители “не являются на вызовы в налоговые органы”, сказано в решении суда. Правда, с руководителями трех фирм (“Образ-С”, “Эллитен” и “Эдвайс Юнит”, через которые прошли сделки на 624 млн руб. — 30% всей суммы) налоговикам все же удалось пообщаться. Двое оказались типичными зиц-председателями (заявили, что за вознаграждение подписывали все документы, не вникая в их содержание), а один гендиректор — уборщицей банка “Русские финансовые традиции”, не помышлявшей о своей должности.

СВА приобретал драгметаллы у других кредитных организаций и реализовывал их юрлицам и ПБОЮЛам, а “с целью ухода от налогообложения выручки от реализованных слитков осуществлял операции через специально созданные организации” — восемь ООО, сказано в решении суда. В нем подробно описана одна из цепочек, в которой СВА в итоге продает золото ОАО “Аурат”, действуя при этом в интересах “Викон лайт”, для которого те же слитки у СВА купил “Роскапитал” (см. схему). “Разумной деловой цели” суд в ней не увидел, а саму цепочку посчитал “искусственно созданной” — ведь СВА и сам мог продать золото “Аурату”. В этой компании отказались от официальных комментариев: никаких ссылок в документах на договор комиссии не было, о компании “Викон лайт” впервые слышат, фирма покупала драгметалл у СВА, платила банку и у него забирала слитки, отрезал один из сотрудников.

В СВА также отказались от комментариев, но на суде банк аргументировал свой иск тем, что он реализовывал слитки как комиссионер, собственниками драгметаллов были комитенты (ООО), которые и получали выручку, а банк — только комиссионное вознаграждение за свои услуги. Но столичный арбитраж решил, что СВА систематически реализовывал собственные слитки через цепочку посредников и как комиссионер, лишь чтобы “скрыть реальную деятельность” по продаже драгметаллов и выручку от нее, а налоговое бремя перенести на ООО.

Размытые правила игры

“Доводы суда убедительны, — говорит Шаповалов из "Налоговой помощи". — Есть законные способы оптимизации налогов, но в случае с СВА, если судить по материалам столичного арбитража, было банальное использование технических компаний для ухода от уплаты налогов, иного экономического смысла я также не вижу”. В целом же либо банки СВА и “Роскапитал” “пали жертвой неверных представлений по начислению и уплате налогов” (искренне верили, что имеют право не начислять НДС), либо делали ставку на запутанную схему, резюмировал эксперт.

“В нормативных документах нет четкого описания налоговых последствий межбанковских сделок купли-продажи драгметаллов, когда один из контрагентов при этом действует в интересах третьих лиц, поэтому банки могли неоднозначно трактовать, кто должен начислять НДС, — уверен председатель ММВА Андрей Черепанов. — В том, что рамки правил размыты, вина чиновников, а не банкиров- на то они и коммерсанты, чтобы зарабатывать по максимуму, не нарушая формальных правил игры”. Он сомневается, что такие схемы не были известны налоговикам, но “они не инициировали доработки нормативной базы, а спокойно дожидались появления возможности предъявить масштабные претензии участникам сделок”.

Но никто из ответивших контрагентов “Роскапитала” не признался, что работал по аналогичным схемам. К примеру, в МДМ-банке заявили, что не “практикуют операции, которые вызывают сомнения с точки зрения применения налогового законодательства”. “МДМ-банк не проводил сделки на межбанковском рынке драгоценных металлов в интересах третьих лиц, требующие уплаты кем-либо НДС, — отметил директор управления финансовых рынков МДМ-банка Виктор Жидков. — Мы не считаем, что существовала такая межбанковская практика, речь идет, конечно, об ограниченном количестве участников рынка”.


СУДЬБА РЫНКА В РУКАХ СУДА

Сейчас практически весь произведенный в стране металл реализовывается коммерческим банкам, рассказывает зампред Сбербанка Александр Захаров. Золото у производителей приобретает более 50 банков, а на долю крупнейших игроков рынка (“Сбер”, ВТБ, Номос-банк, Росбанк и Альфа-банк) приходится более 65% общих закупок. Годовой оборот российского банковского рынка золота оценивается примерно в $6 млрд, говорит он. Если “Роскапитал” все же выиграет суд, инспекции придется требовать уплаты налогов и штрафов с его банков-контрагентов, говорит Шаповалов. А ведь среди них “почти все крупнейшие комбанки страны и одновременно основные операторы рынка драгметаллов”, отмечает банкир, пожелавший остаться неназванным. Нынешнее развитие событий, по его мнению, ставит под вопрос “возможность существования межбанковского рынка” в нынешнем виде. Его коллеги советуют не сгущать краски. Пока суд не поставил точку, “оценивать возможные последствия сложно, тем более преждевременно давать оценки этому делу”, говорит вице-президент АРБ Андрей Емелин. История, конечно, неприятная, но вряд ли она повлияет на существующий расклад на рынке и взаимоотношения его участников, считает Жидков: “Банки давно осознали налоговые риски и, чтобы обезопасить себя, предусматривают оговорку, что покупатель действует в собственных интересах”.

----------------------------------------------------------------------------------------

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Особенности налогообложения отраслей экономики
  • 16.05.2014  

    Апелляционный суд, рассматривая доводы апелляционной жалобы, обоснованно поддержал выводы арбитражного суда по существу спора, правильно отметил, что указанные технические ошибки, ошибки в сведениях, воспроизведенных из документов, послуживших основанием для кадастрового учета, подлежат исправлению с учетом требований ст. 28 ФЗ от 24.07.2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости»  на основании решения органа кадастрового

  • 23.04.2014  

    Право физических и юридических лиц оспорить результаты определения кадастровой стоимости земельного участка, том числе в суде предусмотрено в статье 24.19 ФЗ от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 22.07.2010 г. № 167-ФЗ). При этом согласно статье 24.20 Закона об оценочной деятельности в случае установления судом рыночной стоимости земельного участка, такие сведения подл

  • 14.04.2014  

    В соответствии с п. 2 ст. 66 ЗК РФ для установления кадастровой стоимости земельных участков проводится государственная кадастровая оценка земель. Согласно п. 3 ст. 66 ЗК РФ в случаях определения рыночной стоимости земельного участка кадастровая стоимость этого земельного участка устанавливается равной его рыночной стоимости. Принимая во внимание положения п. 7 ст. 396 НК РФ, суды обоснованно признали верным исчисление предпринимателем с 01.07.2012 г. з


Вся судебная практика по этой теме »

Банки и финансовые институты
  • 01.05.2013   Договоры страхования грузов (денежных средств), транспортируемых при инкассации, заключены в целях исполнения обязательств, возникающих при осуществлении основной деятельности банка. Как следует из содержания договоров, они заключены с целью минимизации возможных убытков, причиненных утратой имущества в процессе транспортировки. Следовательно, указанные расходы, как связанные с основной деятельностью банка, направленной на получение дохода, являются эконо
  • 19.01.2013   Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции, обратив внимание на то, что помимо сведений о наличии расчетных документов текущих требований четвертой очереди банк обладал информацией о том, что к должнику имеются текущие требования первой и второй очередей. При таких обстоятельствах, производя контроль за соблюдением предусмотренной ст. 134 Закона о банкротстве очередности при расходовании денежных средств со счета должника, банк был
  • 13.01.2013   Президиум ВАС РФ обозначил правовую позицию, согласно которой банк обязан осуществлять выплату по банковской гарантии при любом нарушении обеспеченного гарантией обязательства. Исключение составляют случаи, когда из текста гарантии прямо следует, что банк ограничил свою ответственность и принял на себя обязательство отвечать только за определенные нарушения принципалом обеспеченного обязательства.

Вся судебная практика по этой теме »