Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.10.2019 г. № Ф09-6595/19 по делу № А50-34083/2017

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.10.2019 г. № Ф09-6595/19 по делу № А50-34083/2017

О привлечении бывшего директора общества-банкрота к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Итог: требование удовлетворено, так как к несостоятельности (банкротству) должника привели виновные действия его бывшего руководителя, которым была создана схема уклонения общества от исполнения обязанности по уплате налогов, пеней и штрафов посредством перечисления выручки общества на расчетный счет взаимозависимого лица, оформления операций с сомнительными контрагентами, в результате погашение требований кредиторов в запрошенном размере оказалось невозможным.

 

16.03.2020Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 октября 2019 г. N Ф09-6595/19

 

Дело N А50-34083/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 октября 2019 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 21 октября 2019 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Краснобаевой И.А.,

судей Кудиновой Ю.В., Павловой Е.А.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Зеленой С.А., рассмотрел в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Пермского края кассационную жалобу Пантелича Слободана на определение Арбитражного суда Пермского края от 30.05.2019 по делу N А50-34083/2017 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2019 по тому же делу о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Промэл-Арт" (ОГРН 1025900511141, ИНН 5902201032).

Лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного разбирательства на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие:

Пантелич Слободан;

представители Пантелича Слободана - Крылосов В.И. (доверенность от 19.09.2018 N 59 АА 2861638), Трапезников А.И. (доверенность от 19.09.2018 N 59 АА 2861638);

представитель Федеральной налоговой службы в лице Управления Федеральной налоговой службы по Пермскому краю - Попов Е.С. (доверенность от 20.12.2018 N 62).

От конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Промэл-Арт" (далее - общество "Промэл-Арт", должник) Смирновой Марины Владимировны поступило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в ее отсутствие. Данное ходатайство судом кассационной инстанции рассмотрено и удовлетворено на основании части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании Пантеличу Слободану разъяснено, что в соответствии с частью 2 статьи 12 и частью 2 статьи 57 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации он вправе знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных заседаниях, выступать в суде на родном языке или свободно выбранном языке общения и пользоваться услугами переводчика, вправе предложить арбитражному суду кандидатуры переводчика.

Вместе с тем соответствующих ходатайств от имени Пантелича Слободана при рассмотрении его кассационной жалобы заявлено не было. Интересы данного лица представляли два представителя на основании выданной им доверенности.

 

Общество с ограниченной ответственностью "Научно-производственное объединение ПРОФИЛЬ" обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании общества "Промэл-Арт" несостоятельным (банкротом). Определением суда от 16.10.2017 данное заявление было оставлено без движения.

В Арбитражный суд Пермского края 25.10.2017 поступило заявление Федеральной налоговой службы в лице Инспекции Федеральной налоговой службы России по Дзержинскому району г. Перми (далее - ФНС России в лице ИФНС России по Дзержинскому району г. Перми, уполномоченный орган) о признании общества "Промэл-Арт" несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре отсутствующего должника. Определением от 01.11.2017 данное заявление оставлено судом без движения.

Определением от 26.01.2018 суд возвратил заявление общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное объединение ПРОФИЛЬ" о признании общества "Промэл-Арт" несостоятельным (банкротом).

Определением Арбитражного суда Пермского края от 07.02.2018 к производству суда принято заявление ФНС России в лице ИФНС России по Дзержинскому району г. Перми о признании общества "Промэл-Арт" несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре отсутствующего должника.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 03.05.2018 общество "Промэл-Арт" признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре банкротства отсутствующего должника сроком на шесть месяцев. Конкурсным управляющим должника утверждена Смирнова Марина Владимировна, член Ассоциации "Краснодарская межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих "Единство".

Конкурсный управляющий Смирнова М.В. 03.09.2018 обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении директора общества "Промэл-Арт" Пантелича Слободана к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 9 543 288 руб. 86 коп. (с учетом принятого судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнения заявленных требований).

Определением Арбитражного суда Пермского края от 30.05.2019 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2019 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Пантелич Слободан просит определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в привлечении его к субсидиарной ответственности, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, на нарушение судами норм материального права.

По мнению заявителя кассационной жалобы, выводы судов первой и апелляционной инстанций о поведении ответчика, направленного на уклонение от исполнения решения уполномоченного органа о привлечении к налоговой ответственности, опровергаются соответствующими документами, представленными конкурсным управляющим и ответчиком. Заявитель обращает внимание на то, что по существу решением налогового органа от 01.09.2016 N 43 на общество "Промэл-Арт" была переложена ответственность по обязательствам его субподрядчиков, к деятельности которых названное общество и его руководитель не имеют никакого отношения; в данном решении не установлено фактов согласованных действий между указанными субъектами, направленных на причинение вреда бюджету, не установлен возврат денежных средств, уплаченных субподрядчикам обществом "Промэл-Арт"; при проведении налоговой проверки какие-либо неправомерные или умышленные действия со стороны последнего, а также его руководящего состава не были выявлены; фактически налоговая проверка, подтвержденная решением суда по делу N А50-30056/2016, констатировала недобросовестность при ведении документооборота со стороны обществ с ограниченной ответственностью "Легион", "Юникс" "Орион", "Эверест", "СтройУрал", "Еврогрупп", "Финист-Риэлти".

Пантелич Слободан указывает на то, что им предпринимались все меры для предотвращения образования налоговой задолженности; на протяжении 2012 - 2014 гг. обществом "Промэл-Арт" каждый квартал сдавались налоговые декларации по НДС, налоговым органом проводились камеральные проверки, отсутствовали претензии по поводу контрагентов.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судами не было учтено то, что в решении налогового органа от 01.09.2016 N 43 указано на совершение налогового правонарушения без какого-либо умысла. Сам по себе факт вынесения Инспекцией решения о привлечении должника к ответственности не свидетельствует о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что несостоятельность (банкротство) общества "Промэл-Арт" явилось следствием неправомерных действий его руководителя; имеются признаки объективного банкротства; отсутствие его вины является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Кроме того, Пантелич Слободан ссылается на то, что решением налогового органа о принятии обеспечительных мер от 08.09.2016 N 1 в виде приостановления операций по счетам должника была парализована деятельность общества "Промэл-Арт", что привело к исключению возможности его участия в тендерах, а, следовательно, и возможности продолжения финансово-хозяйственной деятельности и погашение задолженности перед налоговым органом. Обязанность по оплате этой задолженности у общества появилась только 31.05.2017, когда уже действиями налогового органа была приостановлена его деятельность; оснований производить оплату налогов сразу после вынесения решения от 01.09.2016 N 43 не имелось, поскольку решение на тот момент еще не вступило в силу. Заявитель считает, что судом апелляционной инстанции неправомерно не принято во внимание в качестве доказательства отсутствия вины Пантелича Слободана в ухудшении платежеспособности общества "Промэл-Арт" постановление о прекращении уголовного дела от 22.07.2019.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судами первой и апелляционной инстанций не установлено обстоятельств, указывающих на объективные причины для выводов о переводе деятельности с общества "Промэл-Арт" на общество с ограниченной ответственностью "Про-Арт" (далее - общество "Про-Арт") и их аффилированности и взаимозависимости; Пантелич Слободан не осуществлял руководство последним и не имел возможности влиять на деятельность данной организации и на его руководителя Верхоланцева С.Е.; они не являются аффилированными лицами, поскольку не контролируются каким-либо единым лицом и не входят в одну группу компаний.

Пантелич Слободан также указывает на то, что при направлении распорядительных писем в ПАО "Сбербанк России" он действовал в рамках интересов общества "Промэл-Арт" в целях своевременной оплаты выполненных работ, которое для исполнения обязательств перед данным банком произвело привлечение субподрядчиков - обществ с ограниченной ответственностью "Про-Арт" и "Торговый дом Системы Комплексной Безопасности". Заявитель обращает внимание на то, что специфика деятельности должника заключалась в том, что основная доля заказов производилась за счет участия в тендерах ПАО "Сбербанк России" и финансовые возможности организации были привязаны к наличию заказов от данного банка и результатам тендеров. Учитывая размер выручки от реализации общества "Промэл-Арт" за 2016 год, к 31.05.2017 должник при сохранении темпов нормальной деятельности по выполнению строительно-монтажных работ мог бы погасить налоговую задолженность в момент наступления обязанности по уплате налогов.

Возражая на кассационную жалобу заявителя, конкурсный управляющий Смирнова М.В. просит отказать в ее удовлетворении, поскольку несостоятельность (банкротство) общества "Промэл-Арт" вызваны недобросовестным поведением его руководителя и участника Пантелича Слободана, совершившим налоговые правонарушения; обстоятельства настоящего дела свидетельствуют о создании схемы уклонения названного общества от исполнения обязанности по уплате недоимки по налогам, пеням и штрафам, выявленной по результатам выездной налоговой проверки, а также по текущим платежам, посредством перечисления выручки, минуя расчетный счет: фактически выручка общества "Промэл-Арт" от заказчика ПАО "Сбербанк России" поступала на расчетный счет общества "Про-Арт".

 

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, общество "Промэл-Арт" зарегистрировано в качестве юридического лица Администрацией Пермской области 17.07.1996, впоследствии 11.09.2002 прошло перерегистрацию в налоговом органе по месту учета; ему присвоен ОГРН 1025900511141.

Руководителями должника в различные периоды являлись: Симич Рагомир (с 10.09.2002 по 16.06.2011), Пантелич Слободан (с 16.06.2011 по 07.08.2017), Субботин Михаил Сергеевич (с 07.08.2017 по 03.05.2018).

Определением Арбитражного суда Пермского края от 07.02.2018 к производству суда принято заявление ФНС России в лице ИФНС России по Дзержинскому району г. Перми о признании общества "Промэл-Арт" несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре отсутствующего должника.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 03.05.2018 общество "Промэл-Арт" признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре банкротства отсутствующего должника сроком на шесть месяцев. Конкурсным управляющим утверждена Смирнова Марина Владимировна.

Конкурсный управляющий должника Смирнова М.В., ссылаясь на то, что погашение требований кредиторов в общем размере 9 543 288 руб. 08 коп. (32 572 руб. 75 коп. - сумма текущих обязательств, 8 888 202 руб. 83 коп. требования кредитора третьей очереди - ИФНС России по Дзержинскому району г. Перми, 622 512 руб. 50 коп. - требования общества с ограниченной ответственностью НПО "Профиль", учитываемые за реестром) оказалось невозможным вследствие действий бывшего руководителя Пантелича Слободана, обратилась в арбитражный суд с соответствующим заявлением в рамках обособленного спора по настоящему делу о банкротстве.

В обоснование заявленного требования, конкурсный управляющий указывал на то, что под руководством Пантелича Слободана была создана схема уклонения общества "Промэл-Арт" от исполнения обязанности по уплате недоимки по налогам, пеням и штрафам, возникшей по результатам выездной налоговой проверки, а также по текущим платежам, посредством перечисления выручки общества "Промэл-Арт", минуя его расчетный счет: фактически выручка данного общества от заказчика - ПАО "Сбербанк России" поступала на расчетный счет взаимозависимого лица - общества "Про-Арт".

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя требование конкурсного управляющего, исходили из следующего.

В соответствии с положениями части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

Принимая во внимание положения пункта 3 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" (далее - Федеральный закон N 266-ФЗ), разъяснения, содержащиеся в пункте 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", установив, что обстоятельства, в связи с которыми конкурсным управляющим заявлены требования о привлечении указанного лица к субсидиарной ответственности, имели место до вступления в силу Федерального закона N 266-ФЗ, а заявление о привлечении к субсидиарной ответственности поступило в суд после вступления в силу указанного Закона, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали на то, что настоящий спор подлежит рассмотрению с применением норм материального права, предусмотренных статьей 10 Закона о банкротстве (в редакции без учета Федерального закона N 266-ФЗ), и процессуальных норм, применительно к заявлению конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности, поданного после 01.07.2017, предусмотренных Федеральным законом N 266-ФЗ.

Согласно пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 28.06.2013 N 134-ФЗ), если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии, в том числе следующего обстоятельства: причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 названного Закона; документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно.

Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

Размер ответственности контролирующего должника лица подлежит соответствующему уменьшению, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого лица.

Понятие контролирующего должника лица дается законодателем в статье 2 Закона о банкротстве.

Согласно положениям данной нормы права контролирующее должника лицо - лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника).

Судами установлено, что Пантелич Слободан в соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве является по отношению к обществу "Промэл-Арт" контролирующим должника лицом, в связи с чем признается субъектом ответственности, предусмотренной пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве.

Как следует из материалов налоговой проверки, результаты которой отражены в акте проверки от 04.07.2016 и принятом по ее результатам решении ИФНС России по Дзержинскому району г. Перми от 01.09.2016 N 43 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, обществом "Промэл-Арт", руководство которым в спорный период осуществлялось Пантеличем Слободаном, неправомерно применены налоговые вычеты по НДС за II - IV кв. 2012 года, II, IV кв. 2013 годы, за I - IV кв. 2014 года, допущено завышение расходов по налогу на прибыль организаций за 2012 год по документам обществ с ограниченной ответственностью "Легион", "Юникс", "Орион", "Эверест", "СтройУрал", "Еврогрупп", "Финист-Риэлти", содержащим недостоверные сведения относительно субъектов, совершивших хозяйственные операции по реализации в адрес налогоплательщика работ, при наличии признаков получения необоснованной налоговой выгоды и не проявлении должной степени осмотрительности при выборе контрагентов.

Указанным решением налоговым органом доначислены обществу "Промэл-Арт" НДС, налог на прибыль в общей сумме 5 912 727 руб., пени - 1 710 055 руб. Налогоплательщик привлечен к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 373 778 руб. (с учетом обстоятельств, смягчающих ответственность).

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Пермского края от 06.02.2017 по делу N А50-30056/2016, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2017, постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 22.09.2017 по тому же делу), в удовлетворении заявления общества "Промэл-Арт" о признании недействительным решения налогового органа от 01.09.2016 N 43 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения было отказано.

При рассмотрении дела N А50-30056/2016 судами установлено, что в период, за который проводилась выездная налоговая проверка, общество "Промэл-Арт" осуществляло деятельность, связанную с производством строительно-монтажных работ на объектах заказчиков - открытых акционерных обществ "Сбербанк России" и "2-ПУ "Уралхиммонтаж".

В подтверждение данной деятельности обществом "Промэл-Арт" были представлены договоры с обществами с ограниченной ответственностью "Легион", "Юникс", "Орион", "Эверест", "СтройУрал", "Еврогрупп", "Финист-Риэлти" (субподрядчики) на выполнение силами и средствами субподрядчиков общестроительных работ.

Общая стоимость работ по данным договорам составила 35 831 716 руб. Предъявленный по счетам-фактурам указанных организаций НДС в сумме 5 465 855 руб. отражен налогоплательщиком в составе налоговых вычетов в налоговых декларациях по НДС за II - IV кв. 2012 года, II, IV кв. 2013 годы, за I - IV кв. 2014 года. Затраты в сумме 446 872 руб. по сделкам с обществом "Юникс" учтены налогоплательщиком в составе расходов по налогу на прибыль за 2012 год.

Вместе с тем, судами установлено, что контрагенты общества "Промэл-Арт" - общества с ограниченной ответственностью "Легион", "Юникс", "Орион", "Эверест", "СтройУрал", "Еврогрупп" и "Финист-Риэлти" фактически не участвовали в осуществлении спорных строительных работ. Участие заявленных контрагентов в спорных хозяйственных операциях носило искусственный характер и сводилось лишь к оформлению комплекта документов с исключительной целью получения обществом "Промэл-Арт" необоснованной налоговой выгоды.

Анализ налоговой инспекцией банковских выписок по расчетным счетам показал, что денежные средства, поступившие от налогоплательщика контрагентам, не расходовались на цели, связанные с исполнением обязательств по заключенным договорам, а выводились через счета организаций, обладающих признаками недействующих юридических лиц, в наличную форму по денежным чекам, через платежные терминалы, а также посредством покупки и продажи векселей.

При рассмотрении дела N А50-30056/2016 судами также установлено, что условия договоров, заключенных обществом "Промэл-Арт" (подрядчик) с обществом "Сбербанк России" (заказчик), исключали привлечение сторонних организаций для производства работ без согласования с заказчиком, а в ответ на требование налогового органа общество "Сбербанк России" сообщило о выполнении работ должником собственными силами и средствами.

Из представленных вторым заказчиком - обществом "2-ПУ "Уралхиммонтаж" документов, следует, что заявки на оформление допуска на объекты строительства, имеющих режимный статус, подавались только на работников, состоящих в штате непосредственно общества "Промэл-Арт".

Также судом установлено, что факт выполнения работ собственными силами должника подтвердили и его сотрудники (привлекаемые для выполнения работ физические лица), допрошенные при проведении мероприятий налогового контроля.

Таким образом, в силу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные при рассмотрении названного дела, повторному доказыванию не подлежат.

Принимая во внимание изложенное, судами первой и апелляционной инстанций установлено, что оформление такого документооборота с контрагентами (в отсутствие фактического выполнения ими работ) производилось с ведома Пантелича Слободана.

Являясь руководителем общества "Промэл-Арт" в спорный период, Пантелич Слободан ответствен за хозяйственную деятельность указанного лица и за выбор контрагентов, с которыми общество вступает в правоотношения, к которым следует подходить с должной осмотрительностью.

С учетом того, что неосуществление мер по проверке правоспособности контрагентов является риском самого налогоплательщика, все неблагоприятные последствия такой ненадлежащей организации своей деятельности несет само юридическое лицо, в том числе и в части получения вычетов по НДС.

Пантелич Слободан, участвуя в составлении документов по хозяйственным операциям, которые фактически не осуществлялись его контрагентами, а были выполнены собственными силами возглавляемого им юридического лица, не мог не знать об отсутствии оснований для предъявления сумм НДС к вычету, равно как и оснований для безосновательного занижения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Кроме того, как усматривается из материалов дела, в ходе расследования следственные органы пришли к выводу о том, что Пантеличем Слободаном был организован фиктивный документооборот с целью умышленного вывода прибыли общества из-под налогообложения, что образует состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении Пантелича Слободана было отказано по нереабилитирующим основаниям, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Таким образом, Пантелич Слободан в силу своего должностного положения (руководитель должника) являлся лицом, действия (бездействие) которого, по сути, послужили основанием для привлечения должника к ответственности за совершение налогового правонарушения, выявленного уполномоченным органом при выездной налоговой проверке.

При этом фактически реестр требований кредиторов общества "Промэл-Арт" не содержит сведений об иных кредиторах данного общества помимо уполномоченного органа, требования которого установлены в размере доначислений по результатам выездной проверки. Основной долг по обязательным платежам, определенный решением налогового органа о привлечении должника к налоговой ответственности и включенный в реестр требований, составляет 100% общей суммы установленных требований кредиторов третьей очереди удовлетворения.

Представленные в материалы дела материалы налоговой проверки свидетельствуют о системности действий Пантелича Слободана по оформлению операций с сомнительными контрагентами для целей получения необоснованной налоговой выгоды на протяжении нескольких лет.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела документы в соответствии с требованиями арбитражно-процессуального законодательства, учитывая обстоятельства, установленные судами при рассмотрении дела N А50-30056/2016 Арбитражного суда Пермского края, а также обстоятельства настоящего обособленного спора, признав, что к несостоятельности (банкротству) должника привели виновные действия его руководителя в лице Пантелича Слободана, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии оснований для привлечения указанного лица к субсидиарной ответственности.

В рассматриваемом случае, в результате неправомерного учета хозяйственных операций и неуплаты обязательных платежей к обществу "Промэл-Арт" налоговым органом были предъявлены законные денежные требования, которые, по сути, и явились основанием для возбуждения дела о банкротстве названного общества.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что несостоятельность (банкротство) общества "Промэл-Арт" вызвана действиями самого налогового органа в результате приостановления операций по счетам должника в связи с принятием соответствующих обеспечительных мер решением инспекции от 08.09.2016 N 1, поскольку данные действия парализовали деятельность общества, исключив возможность его участия в тендерах ПАО "Сбербанк России", тогда как данная деятельность для общества являлась основной, был предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и обоснованно отклонен.

Судами установлено, что еще до вынесения налоговым органом вышеуказанного решения после окончания налоговой проверки - 26.08.2016 было создано юридическое лицо - общество "Про-Арт", единственным учредителем и руководителем которого является Верхоланцев Сергей Евгеньевич. Данное физическое лицо ранее являлось представителем общества "Промэл-Арт" (доверенность от 08.12.2005 сроком действия до 08.12.2006) и сотрудником должника до августа 2016 года; работники должника Дроздов А.Ж. и Трифунович Зоран после создания общества "Про-Арт" с сентября 2016 трудоустроены в данном обществе, уволившись из общества "Промэл-Арт". При проведении анализа финансово-хозяйственной деятельности должника конкурсным управляющим установлено, что на счет Копыловой О.А., официально числящейся сотрудником должника (сметчик) до декабря 2016 года, в 2017 году со счета общества "Про-Арт" производились перечисления денежных средств с указанием в назначении платежей "заработная плата".

Сам Пантелич Слободан в декабре 2016 года получал доход от общества "Про-Арт". По договору аренды нежилого помещения от 01.11.2016, а затем от 09.01.2017 им как арендодателем было передано во владение названного общества как арендатора нежилое помещение площадью 50,4 кв. м, расположенное по адресу: г. Пермь, ул. Екатерининская, 171, соответствующему адресу государственной регистрации общества "Промэл-Арт".

Таким образом, судами установлено, что фактически бизнес компании-должника был переведен на общество "Про-Арт". Взаимосвязанность данных юридических лиц подтверждается совокупностью вышеприведенных обстоятельств.

После создания общества "Про-Арт" должником с указанным лицом заключаются договоры субподряда в обеспечение обязательств общества "Промэл-Арт" перед ПАО "Сбербанк России" по выигранным тендерам; по распорядительным письмам общества "Промэл-Арт", адресованным ПАО "Сбербанк России", банк производил оплату в адрес общества "Про-Арт" с назначением платежа за общество "Промэл-Арт" (с 28.09.2016 вплоть до декабря 2017 г.). Судами установлено наличие фактической аффилированности между обществами "Промэл-Арт" и "Про-Арт".

Таким образом, с учетом изложенного, судами установлено, что фактически после проведения мероприятий налогового контроля и установления по его результатам размера неисполненных перед бюджетом обязательств, в результате действий ответчика денежные средства заказчика, предназначавшиеся должнику, минуя расчетный счет последнего, переводились на взаимозависимое юридическое лицо, с целью избежать возможности погашения долга по обязательным платежам перед бюджетом, несмотря на принятые уполномоченным органом обеспечительные меры; именно с целью обеспечения возможности получения оплаты за выполненные работы, минуя арестованный счет должника, имело место заключение с обществом "Про-Арт" договоров субподряда на выполнение работ, которые являлись предметом действующих контрактов должника с заказчиком - ПАО "Сбербанк России".

В результате создания вышеописанной схемы погашение задолженности по уплате налогов, а также начисленных пеней и штрафа не производилось, соответственно, денежные средства в бюджет государства не поступили, что впоследствии послужило основанием для обращения уполномоченного органа с заявлением о банкротстве должника, признание таких требований обоснованными и включения задолженности по обязательным платежам в сумме 6 008 660 руб., пеней в сумме 2 493 476,83 руб. и штрафа в размере 382 227 руб. в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Судами первой и апелляционной инстанций, обоснованно указано на то, что причиной объективного банкротства должника является создание вышеописанной схемы взаимоотношений с взаимозависимым юридическим лицом, в результате которой все денежные потоки, предназначавшиеся должнику по выигранным им тендерам ПАО "Сбербанк России", минуя счет должника, операции по которому на основании принятых налоговым органом мер обеспечения были приостановлены, направлялись по распорядительным письмам ответчика на счет третьего лица. При этом в результате созданной схемы на расчетный счет третьего лица произведены расчеты на общую сумму 17 768 027 руб., в том числе 16 719 045 руб. в 2016 г., 1 048 982 руб. в 2017 г., что значительно превышало сумму доначисленных обязательных платежей по итогам проведенной налоговой проверки.

Пантелич Слободан, участвуя в составлении документов по хозяйственным операциям, которые фактически его контрагентами не осуществлялись, а были выполнены собственными силами возглавляемого им лица, изначально не мог не знать об отсутствии оснований для предъявления сумм НДС к вычету, равно как и оснований для занижения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. Необходимость заключения с обществом "Про-Арт" договоров субподряда на выполнение работ, которые являлись предметом действующих контрактов должника с заказчиком - ПАО "Сбербанк России", обусловлены целью обеспечения возможности получения оплаты за выполненные работы, минуя арестованный счет должника, то есть с целью уклонения от погашения задолженности по обязательным платежам в бюджет.

Таким образом, как установлено судами и подтверждается материалами дела, несостоятельность (банкротство) общества "Промэл-Арт" вызвана неправомерными умышленными действиями Пантелича Слободана как руководителя должника по выводу всех денежных потоков по вышеописанной схеме, повлекшей неуплату налогов.

При этом разумных пояснений относительно причин невозможности продолжения финансово-хозяйственной деятельности общества, при том, что в период после возникновения спорных обстоятельств взаимоотношения с заказчиком - ПАО "Сбербанк России" продолжались, производились расчеты, общий размер которых превышал сумму доначислений по результатам проведенной выездной налоговой проверки, что свидетельствует о том, что в случае поступления на счет общества часть денежных средств была бы доступна для должника и каких-либо препятствий для осуществления полноценной деятельности у него не было, Пантеличем Слободаном представлено не было.

Кроме того, процедура приостановления операций по счету регулируется ст. 76 Налогового кодекса Российской Федерации и означает прекращение банком всех расходных операций, за исключением тех, очередность которых по гражданскому законодательству предшествует исполнению обязанности по уплате налогов и сборов и лишь в пределах суммы, указанной в решении о приостановлении операций налогоплательщика на счете в банке; при этом зачисление поступивших денежных средств на счет производится без ограничений и остальной доступной суммой организация имеет право распоряжаться в обычном порядке.

При этом должником в лице его руководителя Пантелича Слободана вместо мер, способствующих снятию указанных обеспечительных мер, была разработана схема по получению оплаты за выполненные работы, минуя арестованный счет должника, что позволило избежать прекращение банком расходных операций в пределах суммы, указанной в решении о приостановлении операций налогоплательщика на счете в банке, и, как следствие, невозможность последующего обращения взыскания на нее.

На основании изложенного с учетом установленных обстоятельств настоящего спора вывод судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для привлечения Пантелича Слободана к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве является правомерным.

Размер субсидиарной ответственности, применительно к случаю, предусмотренному п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

Таким образом, установив, что не погашенными по причине недостаточности имущества должника остались требования кредиторов в размере 9 543 288 руб. 08 коп., включая требования уполномоченного органа второй и третьей очереди - 8 888 202,83 руб., требования общества с ограниченной ответственностью НПО "ПРОФИЛЬ", учитываемые за реестром, - 622 512,50 руб. и расходы по делу о банкротстве - 32 572,75 руб.; принимая во внимание отсутствие обстоятельств, которые, помимо действий (бездействия) контролирующего лица Пантелича Слободана, способствовали бы увеличению размера долговых обязательств должника (пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве), суды первой и апелляционной инстанций обоснованно признали, что в порядке привлечения Пантелича Слободана к субсидиарной ответственности с данного лица подлежат взысканию денежные средства в общем размере 9 543 288 руб. 08 коп.

Выводы судов первой и апелляционной инстанции являются правильными. Соответствуют материалам дела и действующему законодательству.

Иные доводы заявителя кассационной жалобы были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, представленные сторонами доказательства полно и всесторонне исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изменение или отмену судебных актов, не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными, отмене не подлежат. Основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

определение Арбитражного суда Пермского края от 30.05.2019 по делу N А50-34083/2017 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Пантелича Слободана - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

И.А.КРАСНОБАЕВА

 

Судьи

Ю.В.КУДИНОВА

Е.А.ПАВЛОВА

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Эстонская история, или Когда Россия перейдет на электронные паспорта

Минкомсвязь разрабатывает очередной законопроект о едином ID-документе гражданина РФ. И хотя инициативу еще не представили, ее уже поддержали 60% россиян. Но готовы ли чиновники, их инфраструктура и сами граждане к таким переменам? Подробности и мнения экспертов ИТ-отрасли – далее.

Куда дует ветер перемен?

Проект Постановления № 272 ворвался на рынок грузоперевозок