Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2018 г. № А63-6551/2017

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2018 г. № А63-6551/2017

Отказывая предпринимателю в удовлетворении требований и признавая правомерным начисление УСН (пеней, штрафа), судебные инстанции пришли к выводу о том, что доход от реализации недвижимого имущества получен предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, а, следовательно, подлежит включению в состав доходов, учитываемых при исчислении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН. При этом судебные инстанции правомерно руководствовались следующим.

20.08.2018Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27.06.2018 г. № А63-6551/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21 июня 2018 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 27 июня 2018 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Прокофьевой Т.В., судей Воловик Л.Н. и Дорогиной Т.Н, при ведении протокола помощником судьи Филипповой Е.Н., при участии в судебном заседании с использованием системы видео-конференц-связи с Шестнадцатым арбитражным апелляционным судом (судья Параскевова С.А.) от заявителя - индивидуального предпринимателя Параскевова Гиппократа Герасимовича (ИНН 261800116835, ОГРНИП 306261815300037) - Симоняна А.В. (доверенность от 01.06.2017), от заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Ставропольскому краю (ИНН 2626036310, ОГРН 1062626009170) - Хохлачева Б.В. (доверенность от 26.03.2018), Раевской М.С. (доверенность от 09.01.2018), рассмотрев кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Параскевова Гиппократа Герасимовича на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 27.12.2017 (судья Костюков Д.Ю.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2018 (судьи Цигельников И.А., Белов Д.А., Параскевова С.А.) по делу N А63-6551/2017, установил следующее.

Индивидуальный предприниматель Параскевов Гиппократ Герасимович (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Ставропольскому краю (далее - инспекция) о признании незаконными решений от 21.12.2016 N 15504 и 15511 о привлечении к налоговой ответственности и N 15514 об отказе в привлечении к налоговой ответственности.

Решением суда от 27.12.2017, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 03.04.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что продажа недвижимого имущества в данном случае не может рассматриваться как реализация права возмездного отчуждения недвижимого имущества предпринимателем, как физическим лицом, поскольку объекты недвижимости строились и фактически использовались им в целях извлечения дохода, последующей продажи и получения прибыли от их реализации. Деятельность предпринимателя, связанная с отчуждением объектов недвижимости, отвечает всем признакам предпринимательской, установленной в статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Предприниматель обратился в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда от 27.12.2017 и постановление апелляционной инстанции от 03.04.2018, принять по делу новый судебный акт. Заявитель жалобы считает необоснованным вывод судов о том, что в 2013-2015 годах Параскевов Г.Г. осуществлял предпринимательскую деятельность по строительству и последующей реализации квартир в возведенном им многоквартирном доме, в связи с чем обязан уплатить налог по упрощенной системе налогообложения (УСН), взимаемый с налогоплательщиков, выбравших в качестве объекта налогообложения доходы. Напротив, его отношения с родственниками по совместному строительству жилого дома не являются предпринимательскими, денежные средства за проданные квартиры поступали в распоряжение участников строительства, являющихся собственниками возводимого жилья, в связи с чем денежные средства от продажи квартир являлись доходами указанных лиц и не имеют отношения к предпринимательской деятельности Параскевова Г.Г.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными и просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

В судебном заседании представитель предпринимателя поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. На вопрос суда кассационной инстанции относительно конкретной суммы переплаты налога по УСН с учетом представленных в материалы дела решениях инспекции о зачете по заявлениям предпринимателя налога по УСН в счет задолженности по НДФЛ, представитель предпринимателя затруднился ответить.

Представители инспекции в судебном заседании просили судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, настаивали на том, что предприниматель представил только в суд копии договора совместного строительства квартир от 05.03.2008, актов приема-передачи денежных средств в совместное строительство и квартир в многоквартирном доме, актов возврата денежных средств, эти документы содержат значительное количество несоответствий и противоречий.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, отзыва, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению на основании следующего.

Как видно из материалов дела, инспекция провела камеральные проверки уточненных налоговых деклараций предпринимателя по УСН за 2013, 2014, 2015 годы, по результатам которых составила акты от 07.11.2016 N 26854, 26856, 26857 и вынесла решения от 21.12.2016:

- N 15504 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым начислены 261 600 рублей налога по УСН, 15 201 рубль 59 копеек пеней, 10 102 рубля 60 копеек штрафа;

- N 15511 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым начислены 473 902 рубля налога по УСН, 6 734 рубля 82 копейки пеней, 18 680 рублей 60 копеек штрафа;

- N 15514 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым начислены 18 478 рублей налога по УСН.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю от 03.04.2017 N 08-20/007737 апелляционная жалоба предпринимателя оставлена без удовлетворения, решения инспекции - без изменения.

Считая решения инспекции незаконными, предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением.

Отказывая предпринимателю в удовлетворении заявленных требований и признавая правомерным начисление УСН (пеней, штрафа), судебные инстанции пришли к выводу о том, что доход от реализации недвижимого имущества получен предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, а, следовательно, подлежит включению в состав доходов, учитываемых при исчислении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН. При этом судебные инстанции правомерно руководствовались следующим.

Статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Согласно пункту 1 статьи 346.11 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) УСН организациями и индивидуальными предпринимателями применяется наряду с иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

В силу пункта 1 статьи 346.12 Кодекса плательщиками единого налога признаются организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на УСН и применяющие ее в порядке, установленном главой 26.2 Кодекса.

Переход к УСН или возврат к иным режимам налогообложения осуществляется организациями и индивидуальными предпринимателями добровольно в порядке, предусмотренном главой 26.2 Кодекса (статья 346.11 Кодекса).

Объектом обложения единым налогом, уплачиваемым в связи с применением УСН, по выбору налогоплательщика признаются доходы либо доходы, уменьшенные на величину расходов (статья 346.14 Кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 346.15 Кодекса налогоплательщики при определении объекта налогообложения учитывают доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 Кодекса и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 Кодекса. Следовательно, сумма выручки за реализованное недвижимое имущество, использовавшееся в предпринимательской деятельности, должна включаться индивидуальным предпринимателем в состав доходов, учитываемых при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН.

На основании пункта 1 статьи 249 Кодекса доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав.

Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах (пункт 2 статьи 249 Кодекса).

Порядок признания доходов и расходов в целях главы 26.2 "Упрощенная система налогообложения" установлен в статье 346.17 Кодекса.

Доходы от продажи недвижимого имущества к доходам, не учитываемым при применении упрощенной системы налогообложения, не относятся.

Суды установили и материалами дела подтверждается, что предприниматель зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица 02.06.2006 и в соответствии с пунктом 1 статьи 346.12 Кодекса является плательщиком единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН.

Как видно из материалов дела, в проверяемый период предприниматель осуществлял основной вид деятельности - сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества (ОКВЭД 70.20.2).

Также суды установили, что предпринимателю на основании договора от 29.03.2004 принадлежит земельный участок по адресу: Ставропольский край, Предгорный район, ст. Ессентукская, ул. Гагарина, 102, с разрешенным использованием "для ведения личного подсобного хозяйства и индивидуального жилищного строительства".

На основании решения собственника об объединении земельных участков от 13.07.2012 на праве собственности предпринимателю принадлежит земельный участок площадью 465 кв. м по адресу: Ставропольский край, Предгорный район, ст. Ессентукская, ул. Гагарина, 102/1, назначение земельного участка: земли населенных пунктов - под многоквартирный жилой дом не выше трех этажей, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 25.10.2012 серии 26-АИ N 189996.

Администрацией Ессентукского сельсовета Предгорного района Ставропольского края выдано разрешение на строительство от 21.11.2007 N RU26521304-N 60 на 2-этажный жилой дом, общая площадь - 177 кв. м, жилая площадь - 69,50 кв. м по адресу: Ставропольский край, Предгорный район, ст. Ессентукская, ул. Гагарина, 102.

На основании решения Арбитражного суда Ставропольского края от 18.02.2013 (дело N А63-17636/2012) за предпринимателем признано право собственности на многоквартирный жилой дом по адресу: Ставропольский край, Предгорный район, ст. Ессентукская, ул. Гагарина, 102/1, литер "А", инвентарный номер 3747/1, этажность - 3, общая площадь - 1011 кв. м, жилая площадь - 331,9 кв. м, состоящий из одиннадцати квартир, а также офисного помещения N 1 - общая площадь 29,5 кв. м. Право собственности на построенные квартиры зарегистрировано за предпринимателем 15.08.2013.

Согласно сведениям ФГУ "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии" по Ставропольскому краю предприниматель за проверяемый период продал зарегистрированные за ним на праве собственности квартиры по адресу: Ставропольский край, Предгорный район, ст. Ессентукская, ул. Гагарина, 102/1:

1) в 2013 году на общую сумму 4 360 тыс. рублей:

- квартиры N 5 по договору купли-продажи недвижимости от 20.08.2013, заключенному с Бульба Л.И., сумма сделки 1 050 тыс. рублей;

- квартиры N 7 по договору купли-продажи недвижимости от 25.08.2013, заключенному с Мамедовой К.И., Мамедовым З.З., Мамедовым О.З., Мамедовой А.З., Мамедовым А., сумма сделки 1 710 тыс. рублей;

- квартиры N 8 по договору купли-продажи недвижимости от 01.10.2013, заключенному с Кесовым Г.Г., сумма сделки 1 600 тыс. рублей;

2) в 2014 году на общую сумму 7 170 тыс. рублей:

- квартиры N 3 по договору купли-продажи недвижимости от 20.01.2014, заключенному с Филипповой Д.П., сумма сделки 950 тыс. рублей;

- квартиры N 9 по договору купли-продажи недвижимости от 25.02.2014, заключенному с Демурчиевым Д.И., сумма сделки 1 600 тыс. рублей;

- квартиры N 4 по договору купли-продажи недвижимости от 21.07.2014, заключенному с Кюрджиевым В.К., сумма сделки 1 620 тыс. рублей; квартиры N 6 по договору купли-продажи недвижимости от 29.10.2014, заключенному с Бельдиевым О.В., сумма сделки 3 млн рублей;

3) в 2015 году на сумму 1 млн рублей - по договору купли-продажи недвижимости (квартиры N 2) от 30.07.2015, заключенному с Николаевым И.И.

Согласно условиям представленных договоров оплата за приобретенную недвижимость произведена в полном объеме до подписания договоров. То есть, материалами проверки, а также документами, представленными предпринимателем, подтверждено, что в 2013-2015 годах им получено 12 530 тыс. рублей дохода от продажи квартир. Кроме того, предпринимателю на расчетный счет поступали денежные средства от сдачи в аренду недвижимого имущества и в качестве возмещения арендодателю оплаты коммунальных услуг, потребленных в соответствии с данными приборов учета, установленных в арендуемых зданиях (помещениях) на общую сумму 2 914 837 рублей 74 копейки.

Таким образом, из представленных в материалы дела документов суды установили, что в течение непродолжительного периода времени, с момента признания права собственности предпринимателя на многоквартирный жилой дом (ст. Ессентукская, ул. Гагарина, 102/1) - 15.08.2013, предприниматель реализовал по договорам купли-продажи зарегистрированные за ним на праве собственности квартиры, что связано с предпринимательской деятельностью и получением денежных средств до их реализации.

На основании изложенного является правомерным вывод судебных инстанций о том, что доход, полученный предпринимателем от реализации недвижимого имущества, является доходом от предпринимательской деятельности и подлежит налогообложению налогом по УСН. Продажа недвижимого имущества, в рассматриваемом случае, не может рассматриваться как реализация предпринимателем, как физическим лицом права возмездного отчуждения недвижимого имущества. Такие объекты недвижимости построены и фактически использованы им в целях извлечения дохода, последующей продажи и получения прибыли от их реализации. При этом, как правильно указали судебные инстанции, деятельность предпринимателя, связанная с отчуждением объектов недвижимости, отвечает всем признакам предпринимательской, установленной в статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суды правомерно согласились с позицией инспекции о том, что доход, полученный предпринимателем от реализации недвижимого имущества, является доходом от предпринимательской деятельности, а, следовательно, подлежит налогообложению налогом, уплачиваемым в связи с применением УСН.

Суды проверили и отклонили довод предпринимателя о том, что строительство многоквартирного дома и реализацию квартир он осуществил как физическое лицо, поскольку в 2008 году на семейном совете с близкими родственниками было решено возвести трехэтажный многоквартирный дом для родственников, с распределением площади, с учетом внесенной каждой семьей суммы; в дальнейшем некоторые родственники, изменив планы, попросили вернуть деньги, не претендуя на площадь в указанном доме, в связи с чем многие квартиры проданы по себестоимости, а квартира N 2 - ниже себестоимости; денежные средства, вложенные родственниками в строительство, получены ими обратно по мере реализации квартир; указание в договорах по отчуждению квартир предпринимателя в качестве продавца обусловлено тем, что земельный участок, на котором построен дом, принадлежал предпринимателю на праве собственности, а правоустанавливающие документы на спорные квартиры оформлены на Параскевова Г.Г. как на физическое лицо.

Предприниматель не опроверг довод инспекции о том, что документы в подтверждение данной позиции (копии договора совместного строительства квартир от 05.03.2008, актов приема-передачи денежных средств в совместное строительство и квартир в многоквартирном доме, актов возврата денежных средств) предприниматель представил только в суд, а не при проверке. По данным документам инспекция в суде первой инстанции провела анализ, который выявил значительное количество несоответствий и противоречий (в частности Кесов Г.Г. выступает одновременно и участником-4 строительства, которому по его завершении 02.09.2013 распределена квартира N 8 (т. 1, л.д. 95), и покупателем данной квартиры по договору купли-продажи недвижимости от 01.10.2013 (т. 1, л.д. 111-112)).

Ведение предпринимательской деятельности связано с хозяйственными рисками, поэтому для отнесения деятельности к предпринимательской существенное значение имеет не факт получения прибыли, а направленность действий предпринимателя на ее получение.

При этом, как правильно установили судебные инстанции, в проверяемом периоде Параскевов Г.Г. являлся индивидуальным предпринимателем, земельный участок, на котором построен жилой дом, зарегистрирован на праве собственности за Параскевовым Г.Г., как за предпринимателем, в дальнейшем квартиры реализованы с целью получения прибыли от реализации недвижимого имущества (систематически в 2013-2015 годах). Право собственности на недвижимое имущество признано в арбитражном суде за Параскевовым Г.Г. как индивидуальным предпринимателем, первоначально доход от продажи зарегистрированных на него квартир предприниматель самостоятельно отразил в первоначальных декларациях по УСН за 2013-2015 годы.

Суды также указали, что квартиры, находящиеся в указанном жилом доме и реализованные в проверяемом периоде, не использовались предпринимателем в личных целях, то есть для проживания членов его семьи, родственников, улучшения жилищных условий, а земельный участок изначально приобретен для строительства многоэтажного дома и дальнейшей реализации квартир в этом доме.

С учетом установленных судами обстоятельств факт регистрации всех объектов недвижимого имущества на физическое лицо - гражданина Параскевова Г.Г. не свидетельствует о том, что приобретение данных объектов произведено в личных целях, а не в рамках предпринимательской деятельности, поскольку право собственности на объект недвижимости регистрируется за гражданином независимо от наличия у него статуса индивидуального предпринимателя в соответствии с пунктом 2 статьи 212 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 5 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". При этом, реализованные Параскевовым Г.Г. объекты недвижимости принадлежали ему на праве собственности непродолжительное время, что также свидетельствует о строительстве объектов недвижимости не в личных целях, а в целях систематического осуществления предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение дохода от реализации объектов недвижимости.

При этом, утверждая, что строительство дома и последующая реализация квартир в нем предназначалась для проживания родственников, предприниматель не представил достаточных допустимых и относимых доказательств того, что реализованные квартиры использовались в личных целях (для проживания семьи, родственников или улучшения жилищных условий).

Довод предпринимателя о том, что в ЕГРИП такой вид деятельности, как строительство зданий не зарегистрирован, правомерно отклонен судебными инстанциями, поскольку указанное обстоятельство, как и уплата предпринимателем налога на имущество за период, пока квартиры зарегистрированы за Параскевовым Г.Г. как за собственником, не является основанием для исключения из декларации по УСН доходов от продажи имущества. После регистрации физического лица, в качестве индивидуального предпринимателя, он в рамках своей предпринимательской деятельности может осуществлять любые, не запрещенные законодательством виды экономической деятельности. Доказательств обратного предприниматель в материалы дела не представил. Факт уплаты НДФЛ и налога на имущество не исключает правомерности выводов инспекции. Налог по УСН рассчитан инспекцией по результатам налоговой проверки исходя из полученных предпринимателем доходов.

Приняв во внимание указанные обстоятельства, исследовав и оценив совокупность представленных инспекцией и предпринимателем в материалы дела доказательств, суды обеих инстанций, пришли к верному выводу, что спорные операции по продаже квартир как товара правомерно расценены инспекцией, как предпринимательская деятельность. Следовательно, доходы, полученные от реализации, необходимо отражать в налоговых декларациях по УСН за 2013, 2014, 2015 годы.

Отклоняя ссылку предпринимателя на обязанность инспекции возвратить ему излишне уплаченные сумм налога на имущество физических лиц, судебные инстанции правомерно указали, что данное обстоятельство не является предметом спора, возможность реализации данного права (возврата, зачета налога) может быть осуществлена в установленном законом порядке.

Представитель предпринимателя затруднился ответить на вопрос суда кассационной инстанции относительно конкретной суммы переплаты налога по УСН с учетом представленных в материалы дела решений инспекции от 31.08.2016 N 1993-1995 (т. 4, л.д. 114-116) о зачете 340 024 рублей налога по УСН по заявлениям предпринимателя от 22.08.2016 N 39765663, 39765615, 39765659 в счет задолженности по НДФЛ, а также последующий зачет 340 024 рублей НДФЛ в счет налога, взимаемого с налогоплательщиков, выбравших в качестве объекта налогообложения доходы (решение от 25.04.2017 N 931 (т. 4, л.д. 111)).

В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного правонарушения со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие эти обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, принятое решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности с указанием статей Кодекса, предусматривающих ответственность за совершенное правонарушение. В решении указываются размер выявленной недоимки и начисленных пеней, а также подлежащий уплате штраф.

В решении об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства, послужившие основанием для такого отказа; в данном решении могут быть указаны размер недоимки, если эта недоимка выявлена в ходе проверки, и сумма соответствующих пеней.

Указание в решении инспекции на предложение налогоплательщику уплатить недоимку по налогу без учета имеющейся на момент вынесения этого решения по лицевому счету налогоплательщика переплаты по этому или иным налогам не является нарушением прав налогоплательщика и не может служить основанием для признания решения налогового органа недействительным. Переплаты подлежат учету налоговым органом на момент принудительного исполнения решений.

Принятое инспекцией на основании статьи 101 Кодекса решение не может включать в себя положения, направленные на уменьшение суммы переплат по налогам, что может иметь место в результате зачета имеющейся у налогоплательщика переплаты в счет погашения недоимки по налогу, задолженности по пеням и штрафу, вменяемым инспекцией по результатам проверки, и определения в резолютивной части этого решения сумм неисполненной обязанности с учетом проведенного зачета, поскольку Кодексом установлен различный порядок исполнения налоговым органом обязанностей по осуществлению контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, влекущего доначисление налогов, начисление пеней и привлечение к налоговой ответственности, и зачета сумм излишне уплаченных налогов (пеней и штрафов), осуществляемых в порядке, предусмотренном главой 12 Кодекса. Данный вывод соответствует правовой позиции, выраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.09.2012 N 4050/12.

Таким образом, у судов отсутствовали основания для признания неправомерным начисления налога ввиду ссылки предпринимателя на наличие у него переплаты по налогу по УСН и иным налогам.

Представитель предпринимателя не опроверг позицию инспекции о начислении штрафа и пени только на суммы фактической задолженности по налогу по УСН перед бюджетом.

Установленные судами фактические обстоятельства и сделанные на их основе выводы соответствуют материалам дела, им не противоречат и не подлежат переоценке судом кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы жалобы о несогласии с выводами судов по существу направлены на иную оценку собранных по делу доказательств и фактических обстоятельств дела, аналогичны доводам, ранее заявлявшимся в судах, которым дана соответствующая правовая оценка.

С учетом изложенного оснований для отмены обжалуемых судебных актов у суда округа не имеется.

Суды правильно применили нормы материального права, не допустили нарушений норм процессуального права, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и являющихся в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 27.12.2017 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2018 по делу N А63-6551/2017 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Т.В.ПРОКОФЬЕВА

 

Судьи

Л.Н.ВОЛОВИК

Т.Н.ДОРОГИНА

 

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

1
Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.