Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.03.2015 г. № Ф09-765/15

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.03.2015 г. № Ф09-765/15

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

05.04.2015Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23.03.2015 г. № Ф09-765/15

Дело N А76-8635/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 16 марта 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 марта 2015 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Василенко С.Н.,

судей Сухановой Н.Н., Гусева О.Г.,

при ведении протокола помощником судьи Зеленой С.А., рассмотрел в судебном заседании в помещении Арбитражного суда Уральского округа путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Челябинской области кассационную жалобу Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области (далее - управление, налоговый орган) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 16.09.2014 по делу N А76-8635/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2014 по тому же делу.

Для участия в судебном заседании Арбитражного суда Уральского округа с применением видеоконференц-связи в Арбитражный суд Челябинской области прибыли представители:

управления - Крумм Ю.Г. (доверенность от 12.01.2015);

общества с ограниченной ответственностью "Стил Пайп" (далее - общество, заявитель, налогоплательщик) - Балакирев М.В. (доверенность от 01.03.2015).

Общество обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительным решения управления от 20.03.2014 N 16-07/000860.

Решением суда от 16.09.2014 (судья Каюров С.Б.) заявленные требования общества удовлетворены. Суд признал недействительным решение управления от 20.03.2014 N 16-07/000860.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2014 (судьи Толкунов В.М., Арямов А.А., Баканов В.В.) принят отказ общества от заявленных требований в части признания недействительным решения управления от 20.03.2014 N 16-07/000860 в части п. 1 резолютивной части. Решение суда в указанной части отменено, производство по делу в указанной части прекращено. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе управление просит отменить обжалуемые судебные акты, в удовлетворении требований общества отказать, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, в частности п. 6 ст. 169, п. 1 ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), отсутствие оценки судов всем представленным в материалы дела доказательствам в их совокупности и взаимосвязи, что, по мнению налогового органа, привело к принятию неправильного решения по делу.

Управление считает выводы судов о нарушении налоговым органом процедуры проведения камеральной проверки и отдельных мероприятий налогового контроля необоснованными, отмечая при этом, что налоговый орган действовал в соответствии с требованиями п. 1 ст. 88, п. 4 ст. 101 Кодекса и обоснованно использовал в качестве доказательственной базы материалы, законно полученные им в рамках осуществления полномочий, возложенных на него Кодексом.

В частности, управление не согласно с выводом судов о том, что допрос свидетеля в рамках камеральной налоговой проверки должен осуществляться должностным лицом налогового органа, проводящим проверку; протокол допроса свидетеля Шарапова В.А., по мнению управления, является надлежащим доказательством.

Управление полагает, что материалами налоговой проверки доказан факт получения заявителем необоснованной налоговой выгоды посредством создания формального документооборота (видимости сделки) с обществом с ограниченной ответственностью "Крокус" (далее - общество "Крокус", контрагент).

Как указывает управление в обоснование своего вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, руководитель спорного контрагента - общества "Крокус" является номинальным, из его свидетельских показаний следует, что он числится директором фирмы формально. Таким образом, как отмечает управление, подписанные первичные документы являются недостоверными; факт предоставления в управление исправленных (переподписанных) счетов-фактур свидетельствует о том, что налогоплательщик имеет возможность по своему усмотрению, в зависимости от изменяющихся обстоятельств, предоставлять любые первичные документы контрагента. Кроме того, перечисления по расчетному счету общества "Крокус" носят выраженный транзитный характер, а назначение платежей не сопоставимо по видам деятельности. Счета-фактуры, товарные накладные, а также представленные заявителем в суд товарно-транспортные накладные не соответствуют договору поставки от 01.04.2012 N МПТ 57/0412 в части наименования поставляемой продукции, ее количества и сроков поставки; у общества отсутствуют сертификаты качества завода-изготовителя приобретаемой у общества "Крокус" продукции, что не соответствует условиям п. 1.2 договора поставки.

Кроме того, как отмечает заявитель жалобы, первичные документы, представленные налогоплательщиком, являются недостоверными, поскольку общество в подтверждение совершения сделки представило документы, оформленные от имени организации, которая на дату заключения этой сделки не обладала правоспособностью юридического лица.

По мнению общества, изложенному в отзыве на кассационную жалобу управления, суды полно и всесторонне исследовали обстоятельства дела, правильно применили нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, нарушений процессуальных норм судами не допущено. Общество просит оставить судебные акты без изменения, кассационную жалобу налогового органа - без удовлетворения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Инспекцией Федеральной налоговой службы по Тракторозаводскому району г. Челябинска (далее - инспекция) проведена камеральная налоговая проверка уточненной налоговой декларации общества по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) за 1-й квартал 2013 г., представленной 29.07.2013, о чем составлен акт от 04.10.2013 N 27239.

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика инспекцией вынесено решение от 09.12.2013 N 4377 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", которым заявителю доначислены НДС в сумме 6 789 190 руб., пени в сумме 373 722 руб. 14 коп.; общество также привлечено к ответственности по п. 1 ст. 122 Кодекса в виде штрафа в сумме 1 339 538 руб. 80 коп.

Основанием для принятия указанного решения послужил вывод инспекции о том, что налогоплательщиком в состав налоговых вычетов неправомерно включен НДС за 1-й квартал 2013 г. по взаимоотношениям с обществом "Крокус" по операциям поставки трубной продукции.

Не согласившись с названным решением инспекции, налогоплательщик обжаловал его в вышестоящий налоговый орган.

Решением управления от 20.03.2014 N 16-07/000860 решение инспекции отменено (п. 1 резолютивной части) в связи с допущенными существенными процедурными нарушениями и принято новое решение, в соответствии с которым заявителю доначислены НДС в сумме 6 789 190 руб., пени в сумме 373 722 руб. 14 коп., заявитель привлечен к ответственности по п. 1 ст. 122 Кодекса в виде штрафа в сумме 1 339 538 руб. 80 коп.

Не согласившись с решением управления от 20.03.2014 N 16-07/000860, общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи представленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу о нарушении управлением процедуры проведения камеральной проверки и отдельных мероприятий налогового контроля, а также о доказанности факта осуществления заявителем хозяйственных операций по спорной операции, недоказанности его недобросовестности, в связи с чем удовлетворил заявленные по настоящему делу требования общества.

Апелляционный суд поддержал данные выводы суда первой инстанции.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

При рассмотрении настоящего дела судами установлены следующие фактические обстоятельства.

Обществом первоначальная налоговая декларация по НДС за 1-й квартал 2013 г. подана 19.04.2013. Налогоплательщик задекларировал к уплате в бюджет в соответствии с п. 1 ст. 173 Кодекса НДС в сумме 106 033 руб. Однако в данной декларации не была отражена операция по приобретению налогоплательщиком большой партии труб, закупленных в последние дни 1-го квартала. Указанная партия товара была реализована налогоплательщиком во 2-м квартале 2013 г.

В связи с этим 18.07.2013 налогоплательщиком подана уточненная налоговая декларация по НДС за 1-й квартал 2013 г., с отражением хозяйственной операции по приобретению партии труб, в результате чего сумма налога, исчисленная к возмещению из бюджета в соответствии с п. 1 ст. 173 Кодекса, составила 5 286 929 руб.

Кроме того, 18.07.2013 налогоплательщиком подана уточненная налоговая декларация по НДС за 2-й квартал 2013 г., в которой отражена операция по реализации партии товара, закупленного в последние дни 1-го квартала 2013 г., в результате чего налогоплательщик задекларировал к уплате в бюджет НДС в сумме 5 649 359 руб.

В связи с указанными обстоятельствами инспекция обратилась с предложением представить уточненные налоговые декларации по НДС за 1-й и 2-й кварталы 2013 г., в которых в одном налоговом периоде будет отражена операция по приобретению и реализации товара в одном отчетном периоде.

Налогоплательщиком 29.07.2013 поданы две уточненные налоговые декларации по НДС за 1-й и 2-й кварталы 2013 г. - к уплате в бюджет НДС в сумме 112 090 руб. (1-й квартал) и 250 340 руб. (2-й квартал).

Согласно акту проверки предметом настоящей проверки являлась уточненная налоговая декларация по НДС за 1-й квартал 2013 г. от 29.07.2013, с исчисленной суммой НДС к уплате в бюджет в размере 112 090 руб. Налог к возмещению по ней не заявлялся.

В силу п. 8 ст. 88 Кодекса, регламентирующей порядок проведения камеральной налоговой проверки, при подаче налоговой декларации по НДС, в которой заявлено право на возмещение названного налога, налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика документы, подтверждающие в соответствии со ст. 172 Кодекса правомерность применения налоговых вычетов.

Из положений гл. 21 Кодекса, в том числе ст. 176 Кодекса следует, что заявление в конкретной налоговой декларации по НДС права на возмещение этого налога означает, что в данной декларации сумма предъявленных налогоплательщиком налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную им по операциям, признаваемым объектом налогообложения, и что разница между этими суммами подлежит возврату (зачету) налогоплательщику.

Принимая во внимание взаимосвязанное толкование приведенных норм, судам необходимо иметь в виду, что под действие п. 8 ст. 88 Кодекса подпадают не все декларации по НДС, а только те, которые предполагают возврат (зачет) налогоплательщику соответствующих денежных средств.

Исходя из анализа приведенных норм права, суды обоснованно констатировали, что налоговый орган может истребовать документы, подтверждающие право на предъявление к вычету сумм НДС, только если в налоговой декларации заявлено право на возмещение данного налога.

С учетом изложенного суды правомерно указали на то, что у налогового органа в данном случае отсутствовали основания для истребования у налогоплательщика документов, подтверждающих право на предъявление к вычету сумм НДС.

Судами установлено и их материалов дела следует, что право на получение пояснений в соответствии с п. 3 ст. 88 Кодекса инспекция реализовала, направив в адрес общества сообщение от 09.09.2013 N 08-11/14/112674 о необходимости предоставления пояснений либо внесения изменений в налоговую отчетность с учетом сведений об обществе "Крокус", имеющихся в налоговом органе.

Однако в данном сообщении указан как установленный факт, что Шарапов В.А. от имени общества "Крокус" юридически значимых действий не совершал. Также в сообщении предложено внести исправления в налоговую отчетность по вычетам НДС, оценив данного контрагента, либо представить пояснения.

Как установлено судами, общество 17.09.2013 представило в налоговый орган пояснения, согласно которым отношения между ним и обществом "Крокус" по поставке продукции (труб) в 2012, 2013 годах носили реальный характер, в частности было указано следующее:

перед заключением договора общество произвело следующие действия:

- запросило и получило заверенные надлежащим образом копии учредительных документов, свидетельство о государственной регистрации юридического лица и постановке его на налоговый учет, копию решения учредителей (протокола собрания) о назначении единоличного исполнительного органа (директора);

- на основании сведений, находящихся на официальном сайте ФНС России, общество убедилось в том, что юридический адрес контрагента не является адресом массовой регистрации, а в отношении директора не принято решение о его дисквалификация;

- заключило договор поставки на условиях, минимизирующих риск неполучения продукции, а именно: расчеты производятся на условиях отсрочки платежа (или по факту поставки продукции).

Таким образом, у общества отсутствовали основания сомневаться в правоспособности общества "Крокус", поскольку у него имелись сведения о контрагенте и положительный опыт предшествующих хозяйственных отношений.

Оснований для сомнения в фактическом ведении контрагентом предпринимательской деятельности на стадии исполнения сделок у заявителя не имелось.

О реальности сделки с обществом "Крокус" свидетельствует и тот факт, что полученная от него продукция в дальнейшем была реализована следующему контрагенту - обществу с ограниченной ответственностью "ПромСтальТорг", с суммы реализации был исчислен НДС, уплачен в бюджет и отражен в книге продаж за 1-й квартал 2013 г., за 2-й квартал 2013 г.

При этом суды выявили, что в акте проверки не нашел отражение факт представления обществом оборотно-сальдовых ведомостей по счетам 19, 60, 41., книги покупок и продаж за 1 кв. 2013 и т.д., приведена только совокупность обстоятельств, подтверждающая, по мнению налогового органа, создание формального документооборота общества по сделкам с обществом "Крокус".

Как следует из материалов дела, управление не отрицает использование безотносительно к конкретному проверяемому налоговому периоду в качестве доказательств документов и сведений, полученных в ходе налоговой проверки другого лица - общества с ограниченной ответственностью "ПромСтальТорг", причем за другой период, а, следовательно, по иным документам - за 2-й квартал 2013 г.

Ссылки управления на показания лица, числящегося руководителем спорного контрагента, от имени которого проставлены подписи в представленных налогоплательщиком документах, и на заключения эксперта, согласно которым первичные документы подписаны не от руководителя контрагента, правомерно признаны судами несостоятельными.

В силу ч. 5 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Исходя из взаимосвязи положений ст. 89, 90, 101 Кодекса, суды обоснованно заключили, что свидетельские показания, полученные в порядке ст. 90 Кодекса, служат только источником информации о каких-либо обстоятельствах и не могут являться единственным, безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении, доказательства в котором подлежат оценке в совокупности.

При этом, как верно указал апелляционный суд со ссылкой на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.06.2010 N 17684/09, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагентов общества оформлены за подписью ненадлежащего лица, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Несоответствие данных лица, подписавшего счет-фактуру, не порочит счет-фактуру как ничтожный документ, в случае, если не опровергнута реальность оформленной им хозяйственной операции по иным содержащимся в нем налогозначимым сведениям.

Кроме того, в применении налогового вычета по НДС может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что предприятие действовало без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки, оно знало или должно было знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от ее имени.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных ст. 169 Кодекса, возлагается на продавца.

Следовательно, при соблюдении контрагентом требований по оформлению необходимых документов, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09).

Сами по себе выводы почерковедческого исследования не служат безусловным доказательством осведомленности налогоплательщика о подписании документов неполномочным лицом и игнорировании этого обстоятельства как известного ему.

Кроме того, как верно отметил апелляционный суд, в материалах проверки отсутствуют доказательства проведения экспертизы на договорной основе.

В соответствии с п. 1 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вместе с тем из п. 1 ст. 173 Кодекса следует, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. 171 Кодекса, общая сумма налога исчисляется в соответствии со ст. 166 Кодекса.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

В случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подп. 1 - 3 п. 1 ст. 146 Кодекса, полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями ст. 176 Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Во втором абзаце данной нормы указано, что вычетам подлежат, если иное не установлено данной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии со ст. 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном гл. 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 ст. 169 Кодекса, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных п. 5 и 6 указанной статьи, не может являться основанием для отказа принятия к вычету суммы налога, предъявленной продавцом (п. 2 указанной статьи).

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О указано, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, и обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика возложена на налоговые органы.

Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

В соответствии с п. 10 рассматриваемого постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Таким образом, помимо формальных требований, установленных ст. 172, 252 Кодекса, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозяйственной операции, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

В соответствии с п. 9 вышеназванного постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

С учетом положений, закрепленных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном ст. 65, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, фактические обстоятельства и имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суды обеих инстанций пришли к обоснованному выводу о недоказанности в рассматриваемом случае налоговым органом факта получения заявителем необоснованной налоговой выгоды по НДС.

При рассмотрении данного дела суды пришли к выводу о том, что налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом, обусловленные разумными экономическими причинами и целями делового характера.

Доказательства обратного, свидетельствующие о номинальном оформлении и нереальности сделок с контрагентом ввиду отсутствия товарно-денежного оборота, имитации сделок с единственной целью получения незаконных налоговых выгод и налоговой экономии, налоговым органом в материалы дела не представлены.

Судами правомерно отклонен довод управления о создании налогоплательщиком схемы по фиктивному документообороту с целью уменьшения своих налоговых обязательств как не согласующийся с представленными в дело доказательствами, поскольку выявлено, что в результате всех сделок по приобретению и последующей продаже труб, полученных от общества "Крокус" (2012 - 2013 гг.), налогоплательщик предъявил к вычету из бюджета НДС в сумме 8 238 117 руб., при этом исчислил НДС от реализации к уплате в бюджет в сумме 15 523 647 руб.

На основании надлежащей всесторонней оценки представленных в дело письменных доказательств в их совокупности и взаимосвязи, произведенной по правилам ст. 65, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды установили, что товарно-материальные ценности от контрагента фактически обществом получены, оприходованы и в дальнейшем использованы в налогооблагаемых операциях.

При этом, как верно отметили суды обеих инстанций, инспекция, констатировав отдельные обстоятельства, не исследовала вопросы об использовании (неиспользовании) приобретенных обществом у контрагента товаров (услуг), необходимом объеме таких товаров.

Кроме того, апелляционный суд верно указал на то, что направлением и следствием схем неправомерного получения налоговых выгод является получение недобросовестным налогоплательщиком незаконного обогащения за счет бюджета при условии нереальности (ввиду непроведения либо возврата в результате кругового оборота) его собственных денежных декларируемых затрат, что налоговым органом в данном случае не доказано.

Из материалов дела не усматривается кругового движения и обналичивания денежных средств, вследствие чего выявился бы возврат в адрес общества ранее перечисленных денежных средств либо перевод в наличную форму средств со счета в банке с целью их исключения из-под налогового контроля.

При таких обстоятельства, установив совокупность вышеуказанных обстоятельств, следует признать обоснованным удовлетворение судами заявленных обществом по настоящему делу требований.

Доводы налогового органа, приведенные в кассационной жалобе, отклоняются, поскольку тождественны тем, которые были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций и получили надлежащую правовую оценку. Указанные доводы фактически сводятся к изложению выводов налоговой проверки и по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств и представленных доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Обстоятельства дела исследованы судами полно и всесторонне, спор разрешен в соответствии с требованиями норм действующего законодательства.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения, постановления апелляционного суда, не выявлено.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2014 по делу N А76-8635/2014 Арбитражного суда Челябинской области оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий

С.Н.ВАСИЛЕНКО

Судьи

Н.Н.СУХАНОВА

О.Г.ГУСЕВ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать