Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Письма / Проект ФАС Западно-Сибирского округа

Проект ФАС Западно-Сибирского округа

Аналитическая справка по обобщению судебной практики, связанной с применением законодательства об административных правонарушениях

04.06.2012Российский налоговый портал 

Проект

Аналитическая справка по обобщению судебной практики, связанной с применением законодательства об административных правонарушениях

I. Вопросы по применению положений Общей части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

1.На основании каких норм КоАП РФ несут административную ответственность индивидуальные предприниматели, утратившие данный статус после совершения административного правонарушения (как граждане либо как должностные лица)?

В примечании к статье 2.4 КоАП РФ указано, что лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица, если настоящим Кодексом не установлено иное.

Следовательно, лица, осуществлявшие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и совершившие при этом административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица и в том случае, когда они утратили статус индивидуального предпринимателя после совершения административного правонарушения, поскольку КоАП РФ иного не установлено (подход ФАС Западно-Сибирского округа).

Между тем существует другой подход, согласно которому утрата лицом статуса индивидуального предпринимателя после совершения административного правонарушения является основанием для освобождения такого лица от административной ответственности за совершенное им правонарушение, связанное с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с отсутствием субъекта этого правонарушения.

2.Подлежит ли привлечению к административной ответственности лицо, если факт выявления совершения им длящегося административного правонарушения совпал с днем устранения правонарушения?

Из положений статьи 4.5 КоАП РФ следует, что постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, - по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения (часть 1). При длящемся административном правонарушении срок начинает исчисляться со дня обнаружения данного правонарушения (часть 2).

Под длящимся административным правонарушением следует понимать действие (бездействие), выражающееся в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении возложенных на лицо обязанностей и характеризующееся непрерывным осуществлением противоправного деяния. Административные правонарушения, выражающиеся в невыполнении обязанности к конкретному сроку, не могут быть рассмотрены в качестве длящихся (пункт 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Длящееся правонарушение начинается с момента совершения противоправного действия или противоправного бездействия, сопряжено с длительным неисполнением лицом возложенной на него обязанности и прекращается вследствие действий самого лица, направленных к прекращению правонарушения, либо вследствие вмешательства государства в лице уполномоченных органов, направленного на пресечение правонарушения.

Такое нарушение следует признать оконченным в момент прекращения лицом противоправных действий (бездействия) либо в случае не прекращения этих действий (бездействий) - в момент его выявления административным органом.

Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях Президиума от 26.02.2008 № 9199/07, от 08.07.2008 № 1079/08, лицо, осуществляющее деятельность с нарушением условий лицензии (лицензионного соглашения), может быть привлечено к административной ответственности в течение всего периода, пока деятельность не прекращена или нарушение не устранено.

Некоторые суды восприняли данную позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как невозможность привлечения лица к административной ответственности в случае выявления длящегося правонарушения после прекращения лицом противоправных действий (бездействия) либо в день прекращения таких действий (бездействия).

ФАС Западно-Сибирского округа придерживается иного подхода при разрешении названного вопроса. В указанном случае лицо подлежит привлечению к административной ответственности, при этом срок давности следует исчислять с последнего дня, когда правонарушение совершалось. Тот же правовой подход исчисления срока давности за иное длящееся административное правонарушение, уже прекращенное на момент обнаружения, изложен в пункте 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

3.Какой срок давности (3 месяца или 1 год) следует применять по делам о привлечении к административной ответственности по части 2 и части 3 статьи 14.1 КоАП РФ в случае осуществления без лицензии или с нарушением требований лицензии деятельности по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, размещению отходов I - IV класса опасности. Может ли такое нарушение быть расценено как нарушение законодательства Российской Федерации об охране окружающей природной среды?

Частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ установлена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), влечет административную ответственность, предусмотренную частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее - Закон о лицензировании) лицензирование отдельных видов деятельности осуществляется в целях предотвращения ущерба правам, законным интересам, жизни или здоровью граждан, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, обороне и безопасности государства, возможность нанесения которого связана с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями отдельных видов деятельности. Осуществление лицензирования отдельных видов деятельности в иных целях не допускается (часть 1).

Задачами лицензирования отдельных видов деятельности являются предупреждение, выявление и пресечение нарушений юридическим лицом, его руководителем и иными должностными лицами, индивидуальным предпринимателем, его уполномоченными представителями (далее - юридическое лицо, индивидуальный предприниматель) требований, которые установлены настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Соответствие соискателя лицензии этим требованиям является необходимым условием для предоставления лицензии, их соблюдение лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности (часть 2).

К лицензируемым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение указанного в части 1 настоящей статьи ущерба и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием (часть 3).

Деятельность по сбору, использованию, обезвреживанию и размещению отходов I - IV классов опасности подлежит лицензированию в силу подпункта 30 пункта 1 статьи 12 Закона о лицензировании.

Следовательно, объективной стороной правонарушений, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 14.1 КоАП РФ, является несоблюдение требований законодательства о лицензировании, а не нарушение законодательства об охране окружающей природной среды, поэтому срок давности привлечения к административной ответственности за данные правонарушения составляет три месяца.

В постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 № 896/06 указано, что административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования предусмотрены главой 8 КоАП РФ. Вменяемое же лицу правонарушение содержится в главе 14 КоАП РФ о правонарушениях в области предпринимательской деятельности и имеет иной объект посягательства, в связи с чем годичный срок давности привлечения к административной ответственности в данном случае применен быть не может.

Вместе с тем осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) или с нарушением предусмотренных в нем условий помимо общих норм, содержащихся в частях 2 и 3 статьи 14.1 КоАП РФ, может содержать признаки правонарушений, предусматривающих ответственность за нарушение законодательства об охране окружающей природной среды.

Например, если правонарушение выразилось в несоблюдении экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, накоплении, использовании, обезвреживании, транспортировании, размещении и ином обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами (статья 8.2 КоАП РФ), то срок давности привлечения к административной ответственности за данное правонарушение будет составлять 1 год.

Таким образом, разрешение вопроса о сроке давности привлечения к административной ответственности будет зависеть от квалификации совершенного правонарушения.

II.Вопросы по применению положений Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

4.Может ли бездействие лица, выразившееся в невыполнении требований (условий) выданной ему лицензии на пользование недрами (например, неоформление документации, непредоставление необходимой информации, непроведение разведочных работ в установленный срок и т.д.), образовать состав правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 KoAП РФ в случае, если фактическое пользование недрами в спорный период данным лицом не осуществлялось?

Частью 2 статьи 7.3 КоАП РФ установлена административная ответственность за пользование недрами с нарушением условий, предусмотренных лицензией на пользование недрами, и (или) требований утвержденного в установленном порядке технического проекта.

В судебной практике высказаны два подхода по решению вопроса о том, составляет ли объективную строну правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП РФ, неисполнение лицом условий лицензии на пользование недрами при отсутствии фактов пользования недрами.

Согласно первому подходу, неправомерное бездействие лица, выразившееся в невыполнении условий лицензии на пользование недрами, образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП РФ.

Суды исходят из того, что понятие пользование недрами состоит не только в активном поведении связанным с совершением каких-либо действий на предоставленном месторождении, но и в не совершении действий установленных лицензионным соглашением, поскольку пользование недрами обусловлено лицензией и лицензионным соглашением, наличие которых свидетельствует о начале пользования месторождением и наличием обязанностей по реализации такого пользования.

Таким образом, наличие лицензии и лицензионного соглашения уже свидетельствует о начале пользования предоставленного месторождения в соответствии с проектом и лицензионным соглашением (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2011 по делу № А19-6580/2011, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.10.2011 по делу № А45-1455/2011, от 23.08.2011 по делу № А45-1454/2011).

Согласно второму подходу, которого придерживается ФАС Западно-Сибирского округа, само по себе неисполнение лицом условий лицензии о недропользовании к определенному сроку при отсутствии фактов пользования недрами не составляет объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП РФ.

Из содержания указанной нормы права следует, что объективной стороной указанного правонарушения являются действия по пользованию недрами с нарушением условий, предусмотренных лицензией на пользование недрами, и (или) требований утвержденного в установленном порядке технического проекта, что признается одним из существенных обстоятельств, подлежащих доказыванию при осуществлении производства по делу об административном правонарушении.

В постановлении ФАС Поволжского округа от 03.04.2007 по делу № А12-17542/06-С30, оставленном без изменения постановлением Президиума ВАС РФ от 26.02.2008 № 9199/07, содержится вывод о том, что указанное нарушение может быть совершено лишь в форме активных действий.

Понятие «право пользования недрами» и «пользование недрами» не являются тождественными.

Ответственность по статье 7.3 КоАП РФ применима при условии пользования лицензиатом недрами, а не при наличии у него такого права (постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.10.2008 по делу № А59-797/08-С19, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.09.2008 по делу № А79-2778/2008, постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.03.2011 по делу № А42-5148/2010, определение ВАС РФ от 22.06.2011 № ВАС-7380/11).

О необходимости установления факта использования указанного в лицензии участка недр, представлении доказательств ведения лицом деятельности, связанной с использованием недр указано и в постановление ФАС Уральского округа от 06.12.2011 по делу № А07-6892/2011, определении ВАС РФ от 16.02.2012 № ВАС-1618/12, постановлении ФАС Северо-Западного округа от 28.02.2011 по делу № А44-3387/2010, определении ВАС РФ от 17.05.2011 № ВАС-5839/11.

Объектом правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП РФ, являются отношения, складывающиеся в связи с реализацией права государственной собственности на недра. Нарушение существенных условий лицензии на пользование недрами в отсутствие фактического пользования недрами не посягает на указанный объект правонарушения.

Кроме того, согласно статье 20 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» право пользования недрами может быть досрочно прекращено органами, предоставившими лицензию, в случаях нарушения пользователем недр существенных условий лицензии (пункт 2 части второй); если пользователь недр в течение установленного в лицензии срока не приступил к пользованию недрами в предусмотренных объемах (пункт 5 части второй).

В том случае, если лицо фактически не пользуется недрами, но осуществляет предпринимательскую деятельность с нарушением условий выданной ему лицензии (не совершает действия, указанные в лицензии), возможно привлечение его к административной ответственности в соответствии с частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ.

5.При решении вопроса о наличии вины в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 8.1 КоАП РФ, может ли факт некатегорийных отказов трубопроводов, повлекших разлив нефти, свидетельствовать о непринятии организацией всех зависящих от нее мер по соблюдению экологических требований при эксплуатации трубопроводов, если ею выполнены в установленные сроки все инженерно-технических мероприятия, предусмотренные «Правилами по эксплуатации, ревизии, ремонту и отбраковке нефтепромысловых трубопроводов РД-39-132-94»?

В соответствии с частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их исполнению.

По делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший решение (часть 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ).

Административный орган, рассматривая дело об административном правонарушении должен установить, в чем выражается вина юридического лица в совершении вменяемого административного правонарушения, а не просто констатировать, что юридическим лицом не приняты все зависящие от него меры по соблюдению возложенной на него обязанности.

В пункте 16 постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснено, что в силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо привлекается к ответственности за совершение административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных частью 2 статьи 26.2 КоАП РФ.

Рассматривая дело об административном правонарушении, арбитражный суд в судебном акте не вправе указывать на наличие или отсутствие вины должностного лица или работника в совершенном правонарушении, поскольку установление виновности названных лиц не относится к компетенции арбитражного суда.

ФАС Западно-Сибирского округа при рассмотрении подобных споров, исходит из того, что сам по себе факт некатегорийного отказа, повлекший разлив нефти, при отсутствии в протоколе об административном правонарушении и иных материалах административного дела, доказательств вины юридического лица, не может свидетельствовать о непринятии им всех зависящих мер по соблюдению норм и правил.

Вместе с тем, существует иной подход, согласно которому сам по себе факт некатегорийного отказа, повлекший разлив нефти, по мнению судов, свидетельствует о совершении юридическим лицом административного правонарушения, так как им не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению норм и правил, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность.

6.Образует ли состав правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП РФ, непроведение лицами во владении или в пользовании которых находятся объекты размещения отходов (шламовые амбары) мониторинга состояния и загрязнения окружающей среды (подземных вод)?

Основанием для привлечения к ответственности служит непроведение нефтедобывающими предприятиями мониторинга окружающей среды в местах захоронения ими отходов бурения - нефтяного шлама, являющегося отходом IV класса опасности. Буровой шлам, образующийся в процессе бурения скважин, накапливается предприятием в шламовом амбаре, расположенном в пределах буровой площадки, затем данный участок с находящимися в шламовом амбаре отходами рекультивируется (засыпается минерализованным слоем почвы) и возвращается предприятием в государственный лесной фонд. Таким образом, происходит захоронение опасных отходов, а шламовый амбар из места накопления и хранения отходов преобразуется в место захоронения опасных отходов.

Административный орган, привлекая хозяйствующего субъекта к административной ответственности, предусмотренной статьей 8.2 КоАП РФ, указывает на нарушение предприятием требований части 3 статьи 12 Закона об отходах производства и потребления, раздела 7 СанПин 2.1.5.980-00, раздела V СП 2.1.51059-01, Методических указаний по разработке проектов нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, утвержденных Приказом Ростехнадзора от 19.10.2007 № 703 (зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 17.01.2008 № 10891).

В соответствии с частью 3 статьи 12 Закона об отходах производства и потребления на территориях объектов размещения отходов и в пределах их воздействия на окружающую среду собственники объектов размещения отходов, а также лица, во владении или в пользовании которых находятся объекты размещения отходов, обязаны проводить мониторинг состояния и загрязнения окружающей среды в порядке, установленном федеральными органами исполнительной власти в области обращения с отходами в соответствии со своей компетенцией.

Согласно одной позиции обязанность проводить мониторинг подземных вод именно в месте размещения отходов на сегодняшний день законодательно не установлена, а нормы, указанные в разделе 7 СанПин 2.1.5.980-00 и разделе V СанПин 2.1.51059-01, которые обязывают юридических лиц проводить мониторинг подземных вод, в данном случае не применимы, поскольку из содержания названных норм следует, что они распространяют свое действие на поверхностные водные объекты, используемые или намечаемые к использованию для нужд населения за исключением прибрежных вод морей (СанПин 2.1.5.980-00); на подземные воды, используемые или потенциально пригодные к использованию для питьевого, хозяйственно-бытового водоснабжения и лечебных целей (СП 2.1.51059-01).

Согласно другой позиции, не проведение мониторинга по объектам размещения отходов (в данном случае - шламовых амбаров) в соответствии с мероприятиями по организации производственного контроля и локального экологического мониторинга объекта размещения отходов в соответствии с требованием пункта 3 статьи 12 Федерального закона «Об отходах производства и потребления», раздела 7 СанПиН 2.1.5.980-00 и раздела V СП 2.1.5.1059-01, отсутствие контроля (мониторинг) качества почв в соответствии с требованиями пункта 2.1.7 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПин 2.1.7.1287-03, образует состав правонарушения, предусмотренный статьей 8.2 КоАП РФ.

ФАС Западно-Сибирского округа полагает, что при рассмотрении указанных дел следует исходить из следующих положений законодательства.

Статьей 8.2 КоАП РФ установлена административная ответственность за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, складировании, использовании, сжигании, переработке, обезвреживании, транспортировке, захоронении и ином обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами.

Объективной стороной состава данного правонарушения является действие или бездействие, состоящее в несоблюдении экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами.

В соответствии с Законом об отходах производства и потребления и Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 25.02.2010 № 49 «Об утверждении правил инвентаризации объектов размещения отходов», шламовые амбары, используемые для размещения отходов бурения, являются объектами размещения отходов и деятельность по их проектированию, эксплуатации и ликвидации должна осуществляться с учетом норм действующего законодательства в области обращения с отходами.

Таким образом, хозяйствующий субъект, осуществляющий размещение отходов бурения в шламовом амбаре, обязан проводить мониторинг объектов размещения отходов в соответствии с мероприятиями по организации производственного контроля и локального экологического мониторинга объекта размещения отходов, контроль за объектами размещения опасных отходов в части наблюдения за состоянием загрязнения подземных вод.

В соответствии с пунктом 17 Методических указаний по разработке проектов нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, утвержденных Приказом Ростехнадзора от 19.10.2007 № 703 (зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 17.01.2008 № 10891), проект нормативов образования отходов и лимитов на их размещение должен включать в себя раздел «Мониторинг состояния окружающей природной среды на территориях объектов размещения отходов и в пределах их воздействия на окружающую природную среду».

Согласно пункту 27 Методических указаний в разделе «Мониторинг состояния окружающей природной среды на территориях размещения отходов и в пределах их воздействия на окружающую природную среду» представляется информация о мероприятиях по наблюдению за состоянием окружающей среды на территории объектов размещения отходов (объектов хранения сроком более 3 лет и захоронения отходов), а также сведения о результатах проведения мониторинга состояния окружающей природной среды на территории объектов размещения отходов и в пределах их воздействия на окружающую природную среду.

Информация о состоянии окружающей среды представляется с указанием:

- объектов и точек контрольных замеров, периодичности отбора проб загрязняющих веществ по компонентам окружающей среды;

- если для проведения контрольных замеров привлекаются сторонние организации, указывается наименование организации, данные об аттестации и аккредитации лаборатории, в приложении к ПНООЛР приводится копия соответствующего договора;

- результатов контрольных замеров за последние 2-3 года, с указанием случаев превышения нормативов качества окружающей среды.

Согласно пункту 5.2 Санитарных правил 2.1.5.1059-01 производственный контроль за влиянием хозяйственной деятельности на подземные воды обеспечивают юридические лица или индивидуальные предприниматели, деятельность которых прямо или косвенно оказывает влияние на качество подземных вод.

Требования к производственному контролю за качеством воды водных объектов установлены разделом 7 СанПиН 2.1.5.980-00.

Требования к производственному контролю почв в местах размещения отходов установлены разделом VI СанПиН 2.1.7.1287-03. 2.1.7. «Почва, очистка населенных мест, бытовые и промышленные отходы, санитарная охрана почвы. Санитарно-эпидемиологические требования к качеству почвы. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы», утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 16.04.2003 (Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 17.04.2003 № 53)

Согласно пункту 6.7. СанПиН 2.1.7.1287-03.2.1.7. мониторинг состояния почвы осуществляется в жилых зонах, включая территории повышенного риска, в зоне влияния автотранспорта, захороненных промышленных отходов (почва территорий, прилегающих к полигонам), в местах временного складирования промышленных и бытовых отходов, на территории сельскохозяйственных угодий, санитарно-защитных зон. Объем исследований и перечень изучаемых показателей при мониторинге определяются в каждом конкретном случае с учетом целей и задач по согласованию с органами и учреждениями, осуществляющими государственный санитарно-эпидемиологический надзор. Мониторинг проводится с учетом результатов исследований на всех предыдущих стадиях проектирования, строительства, а также по окончании строительства объекта, при вводе его в эксплуатацию и на протяжении всего его эксплуатационного периода (п. 6.8.).

Таким образом, в случае, если шламовый амбар согласно применяемой методике бурения служит местом захоронения отходов нефтедобычи (отходы IV класса опасности), то, соответственно, собственники объектов размещения отходов, а также лица, во владении или в пользовании которых находятся объекты размещения отходов, обязаны проводить мониторинг состояния и загрязнения окружающей среды в порядке, установленном федеральными органами исполнительной власти в области обращения с отходами в соответствии со своей компетенцией. На сегодняшний день указанный порядок регулируется указанными санитарными нормами и правилами, отраслевыми нормами, принятыми компетентными федеральными органами исполнительной власти. Несоблюдение указанных норм и правил образует состав правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 8.2 КоАП РФ.

7. Может ли установление административным органом в ходе проверки либо производства по делу об административном правонарушении факта значительного повышения содержания нефтепродуктов в отобранных в пределах площади разлива нефти пробах почвы по сравнению с фоновой пробой (за пределами площади разлива) подтверждать факт порчи земель и основания для привлечения к административной ответственности по части 2 статьи 8.6 КоАП РФ?

Частью 2 статьи 8.6 КоАП РФ установлено, что уничтожение плодородного слоя почвы, а равно порча земель в результате нарушения правил обращения с пестицидами и агрохимикатами или иными опасными для здоровья людей и окружающей среды веществами и отходами производства и потребления влечет привлечение к административной ответственности.

В целях охраны земель собственники земельных участков, землепользователи, землевладельцы обязаны проводить мероприятия по защите земель от водной и ветровой эрозии, селей, подтопления, заболачивания, вторичного засоления, иссушения, уплотнения, загрязнения радиоактивными и химическими веществами, захламления отходами производства и потребления, загрязнения, в том числе биогенного загрязнения, и других негативных (вредных) воздействий, в результате которых происходит деградация земель (подпункт 2 пункта 1 статьи 13 Земельного кодекса РФ).

В соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению необходимо установить лицо, совершившее противоправные действия, за которые предусмотрена административная ответственность, и виновность этого лица в совершении административного правонарушения.

Согласно пункту 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (часть 1 статьи 2.1 КоАП РФ).

Следовательно, для разрешения спорного вопроса административному органу в ходе административного производства необходимо установить являлся ли прорыв нефтепровода причиной и результатом ухудшения физических свойств почвы по содержанию нефтепродуктов. Увеличение содержания в почве нефти и нефтепродуктов в результате разлива нефти является ухудшением ее физического свойства.

8.В случае, если на территории одного месторождения имело место несколько некатегарийных отказов разных трубопроводов и несколько разливов нефти в разных местах и в разное время, можно ли говорить о привлечении к ответственности дважды за одно и то же нарушение, если административным органом по каждому факту составлен протокол и возбуждено самостоятельное дело об административном правонарушении (например, по каждому факту разлива - по части 2 статьи 8.6 КоАП РФ)?

В соответствии с частью 1 статьи 4.4 КоАП РФ при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное нарушение.

Согласно части 2 данной статьи КоАП РФ при совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания.

Исходя из формулировки вопроса, юридическое лицо несет ответственность за каждое совершенное самостоятельное правонарушение, образующее состав административного правонарушения, даже предусмотренное одной и той же нормой.

9.Вправе ли органы исполнительной власти субъектов, осуществляющие федеральный государственный лесной надзор, привлекать к административной ответственности по статье 8.31 КоАП РФ юридических лиц (индивидуальных предпринимателей), использующих объекты, подлежащие федеральному государственному экологическому надзору?

При рассмотрении споров по данной категории дел в судебной практике имеются два подхода.

Согласно первому подходу органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие федеральный государственный лесной надзор, вправе рассматривать дела о привлечении к административной ответственности по статье 8.31 хозяйствующих субъектов, использующих в своей деятельности объекты, подлежащие федеральному государственному экологическому надзору.

Указанный подход поддерживается ФАС Западно-Сибирского округа исходя из следующего.

В пункте 1 статьи 65 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее – Закон об охране окружающей среды) дано понятие государственного экологического надзора.

Государственный экологический надзор включает в себя, в частности, федеральный государственный лесной надзор (пункт 2 статьи 65 Закона об охране окружающей среды).

Пунктом 3 названной статьи предусмотрено, что государственный экологический надзор в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, осуществляющих хозяйственную и иную деятельность с использованием объектов, хотя бы один из которых подлежит федеральному государственному экологическому надзору, осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Перечень объектов, подлежащих федеральному государственному экологическому контролю, утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 31.03.2009 № 285.

Списки конкретных объектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду и подлежащих федеральному государственному экологическому надзору, утверждаются приказом Минприроды России в соответствии с пунктом 2 названного постановления Правительства Российской Федерации.

Таким образом, государственный экологический надзор в отношении юридических лиц, включенных в указанные списки, должен осуществляться уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.

Вместе с тем согласно пункту 6 части 1 статьи 83 Лесного кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) Российская Федерация передала органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочия по осуществлению на землях лесного фонда федерального государственного лесного надзора (лесной охраны), за исключением случаев, предусмотренных пунктом 36 статьи 81 Кодекса.

Частью 6 статьи 96 Кодекса установлено, что порядок осуществления государственного лесного контроля и надзора устанавливается Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 Положения об осуществлении государственного лесного контроля и надзора, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 22.06.2007 № 394, государственный лесной контроль и надзор осуществляют Федеральное агентство лесного хозяйства, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Исходя из положений пункта 6 части 1 статьи 83, пункта 4 названного Положения, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации переданы все полномочия в области федерального государственного лесного надзора, за исключением установления порядка организации и осуществления федерального государственного надзора за использованием, охраной, защитой, воспроизводством лесов в Российской Федерации (федерального государственного лесного надзора (лесной охраны), и осуществления федерального государственного лесного надзора (лесной охраны) в лесах, расположенных на землях обороны и безопасности, землях особо охраняемых природных территорий федерального значения (пункт 36 статьи 81 Кодекса) или в границах лесничеств и лесопарков, указанных в части 2 статьи 83 Кодекса).

Как следует из пункта 5.4.18 Положения о Федеральном агентстве лесного хозяйства, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23.09.2010 № 736, пункта 5.1.15 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 № 400, к полномочиям названных исполнительных органов относится осуществление федерального государственного лесного надзора в части полномочий, не подлежащих передаче субъектам Российской Федерации.

Таким образом, в силу специальных норм, содержащихся в Кодексе и принятых в соответствии с ним нормативных актах, федеральный государственный лесной надзор осуществляют органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации исходя из указанной компетенции, в том числе в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, осуществляющих хозяйственную и иную деятельность с использованием объектов, включенных в списки конкретных объектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду и подлежащих федеральному государственному экологическому контролю.

Вместе с тем в судебной практике существует и иной подход, суды исходят из буквального толкования положений пункта 3 статьи 65 Закона об охране окружающей среды, согласно которым государственный экологический надзор в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, осуществляющих хозяйственную и иную деятельность с использованием объектов, хотя бы один из которых подлежит федеральному государственному экологическому надзору, осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

В связи с чем суды приходят к выводу об отсутствии прав у органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации на проведение проверки, составление протокола об административном правонарушении и вынесении постановления о привлечении к административной ответственности по статье 8.31 КоАП РФ юридических лиц (индивидуальных предпринимателей), использующих в своей деятельности объекты, подлежащие федеральному государственному экологическому контролю.

10. По статье 9.13 КоАП РФ или части 4 статьи 14.1 КоАП РФ следует квалифицировать правонарушение, выразившееся в осуществлении аптечным предприятием деятельности в отсутствии на входной группе устройства беспрепятственного доступа маломобильных групп населения (пандуса)?

У арбитражных судов существует два подхода к рассмотрению данной категории дел.

Первый подход связан с квалификацией действий аптечных учреждений, у которых отсутствует на входной группе устройство для беспрепятственного доступа маломобильной группы граждан населения (пандус) по части 4 статьи 14.1 КоАП РФ, как осуществление предпринимательской деятельности с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

Такой правовой позиции придерживается ряд арбитражных судов апелляционных и кассационной инстанций.

Такой подход судов по рассмотрению данной категории споров основан на действующем законодательстве в области фармацевтической деятельности, осуществляемой юридическими лицами, обособленными подразделениями (центрами) врачебной (семейной) практики, индивидуальными предпринимателями.

Согласно подпункту 35 статьи 4 Федерального закона от 12.04.2010 № 61 «Об обращении лекарственных средств», следует, что аптечная организация - это организация, структурное подразделение медицинской организации, осуществляющие розничную торговлю лекарственными препаратами, хранение, изготовление и отпуск лекарственных препаратов для медицинского применения в соответствии с требованиями указанного Федерального закона.

Понятие грубого нарушения устанавливается Правительством Российской Федерации в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.

В соответствии с подпунктом 47 пункта 1 статьи 12 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» фармацевтическая деятельность подлежит лицензированию.

Порядок лицензирования фармацевтической деятельности, осуществляемой юридическими лицами, включая организации оптовой торговли лекарственными средствами, аптечные организации, ветеринарные аптечные организации, а также медицинские организации и их обособленные подразделения (центры (отделения) врачебной (семейной) практики, амбулатории, фельдшерские и фельдшерско-акушерские пункты), расположенные в сельских населенных пунктах, в которых отсутствуют аптечные организации, ветеринарные организации, и индивидуальными предпринимателями, а также лицензионные требования и условия указанной деятельности установлены Положением о лицензировании фармацевтической деятельности, утвержденным постановлением Правительства РФ от 22.12.2011 № 1081.

Лицензиат для осуществления фармацевтической деятельности должен соответствовать требованиям, предусмотренным пунктом 5 вышеуказанного Положения, включая наличие помещений и оборудований, принадлежащего ему на праве собственности или на ином законном основании, необходимых для выполнения работ (услуг), которые составляют фармацевтическую деятельность, соответствующих установленным требованиям (за исключением медицинских организаций и обособленных подразделений медицинских организаций).

Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 04.03.2003 № 80 утвержден отраслевой стандарт ОСТ 91500.05.0007-2003 «Правила отпуска (реализации) лекарственных средств в аптечных организациях. Основные положения» (далее - Отраслевой стандарт), который является обязательным для всех организаций независимо от организационно-правовой формы и формы собственности, осуществляющих розничную торговлю лекарственными средствами.

Согласно пунктам 3.1, 3.5, 3.7 Отраслевого стандарта, все помещения аптечной организации должны быть расположены в здании (строении) и функционально объединены в единый блок, изолированный от других организаций. Допускается вход (выход) в аптечную организацию через помещение другой организации

Аптечной организации следует предусмотреть возможность входа (выхода) людям с нарушением функций опорно-двигательного аппарата (пункт 3.1).

Состав, размеры помещений и оборудование аптечной организации определяются действующими санитарно-гигиеническими, строительными и иными нормами и правилами (пункт 3.5).

Помещения аптечных организаций должны отвечать техническим, санитарным, противопожарным и другим лицензионным требованиям и условиям (пункт 3.7).

Следовательно, создание доступной для инвалидов среды жизнедеятельности является составной частью государственной социальной политики государства и является публичной обязанностью всех лиц, осуществляющих фармацевтическую деятельность.

Конкретные параметры доступности зданий и сооружений для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями указаны в строительных нормах и правилах, в частности в СНиП 35-01-2001 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения», предусматривающего для инвалидов и граждан других групп маломобильных групп населения условия жизнедеятельности, равные с остальными категорями населения.

При наличии у аптечной организации помещений, не соответствующих предъявляемым к ним требованиям в части доступности в него граждан с нарушениями опорно-двигательного аппарата (отсутствие пандуса), суды пришли к правильному выводу о грубом нарушении лицензионных требований данным лицом согласно подпункту «а» пункта 5 Положения о лицензировании фармацевтической деятельности, утвержденным постановлением Правительства РФ от 22.12.2011 № 1081 при осуществлении фармацевтической деятельности, что влечет административную ответственность по специальном норме – части 4 статьи 14.1 КоАП РФ, что соответствует сложившейся судебной практике Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по данной категории споров, который признал, что деятельность аптечных учреждений не относится к объектам инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры.

Вместе с тем существует второй подход, которого придерживается ФАС Западно-Сибирского округа.

При таком подходе суд исходит из того, что неисполнение обязанности по обустройству входа (выхода) в аптеку пандусов не может рассматриваться в качестве нарушений лицензионных требований и условий, необходимых для осуществления фармацевтической деятельности и квалифицируется специальной нормой - статьей 9.13 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за уклонение от исполнения требований доступности для инвалидов объектов инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры, и в связи с неподведомственностью рассмотрения данной категории дел арбитражному суду о привлечении к административной ответственности по статье 9.13 КоАП РФ на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ прекратил производство по делу.

Объективная сторона данного правонарушения состоит в уклонении юридических лиц и должностных лиц от выполнения установленных законом обязанностей по соблюдению требований законодательства, обеспечивающих доступность инвалидов к вышеуказанным объектам.

Согласно статье 15 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», Правительство Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и организации независимо от организационно-правовых форм создают условия инвалидам (включая инвалидов, использующих кресла-коляски и собак-проводников) для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры (жилым, общественным и производственным зданиям, строениям и сооружениям, спортивным сооружениям, местам отдыха, культурно-зрелищным и другим учреждениям), а также для беспрепятственного пользования железнодорожным, воздушным, водным, международным автомобильным транспортом и всеми видами городского и пригородного пассажирского транспорта, всеми средствами связи и информации (включая средства, обеспечивающие дублирование звуковыми сигналами световых сигналов светофоров и устройств, регулирующих движение пешеходов через транспортные коммуникации).

В случаях, когда действующие объекты невозможно полностью приспособить для нужд инвалидов, собственниками этих объектов должны осуществляться по согласованию с общественными объединениями инвалидов меры, обеспечивающие удовлетворение минимальных потребностей инвалидов.

При рассмотрении вопроса о возложении расходов на создание условий инвалидам для беспрепятственного доступа к объектам инфраструктуры на органы местного самоуправление, Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 13.05.2010 № 689-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы муниципального образования – городского округа «Город Зеленогорск» Красноярского края на нарушение конституционных права и свобод положениями статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» относительно конкретизации применения положения части первой статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», указал, что одним из средств конкретизации оспариваемого положения части 1 статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» является нормативное закрепление требования доступности зданий и сооружений - объектов социальной инфраструктуры для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения, в том числе заключающееся в оборудовании в указанных зданиях и сооружениях пандусов. Необходимость установления такого требования вытекает из Градостроительного кодекса Российской Федерации (статьи 2, 24 и 48) и Федерального закона от 30 декабря 2009 года № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», вступающего в силу в полном объеме с 1 июля 2010 года (статьи 3, 8, 12, 15, 30). Конкретные параметры доступности зданий и сооружений для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения указаны в строительных нормах и правилах (например, СНиП 35-01-2001 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения»).

Вытекающая из норм федерального законодательства публичная обязанность по обеспечению доступности зданий и сооружений для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения возлагается, в частности, на собственников зданий и сооружений. Применительно к зданиям и сооружениям, находящимся в муниципальной собственности, данная обязанность возлагается, если нормативно не установлено иное, на муниципальные образования в лице органов местного самоуправления.

На основании статьи 23.1 КоАП РФ дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 9.13 КоАП РФ, рассматривают мировые судьи.

11. Подлежат ли рассмотрению судьями арбитражных судов дела о привлечении к административной ответственности должностных лиц за совершение правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.9 КоАП РФ?

Указанный вопрос не основан на различной судебной практике, но обусловлен внесением изменений в статью 23.1 КоАП РФ Федеральным законом от 06.12.2011 № 404-ФЗ.

При решении вопроса о подведомственности судьям арбитражных судов указанных в вопросе дел об административных правонарушениях необходимо исходить из положений, закрепленных в главе 23 КоАП РФ, согласно которым к компетенции судей отнесены дела, перечисленные в части 1 статьи 23.1 КоАП РФ, учитывая при этом следующее.

В соответствии с частью 2 статьи 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренные частью 2 статьи 14.9 КоАП РФ, рассматриваются судьями в случае, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье.

Вместе с тем, согласно абзацу четвертому части 3 статьи 23.1 КоАП РФ, введенному Федеральным законом от 06.12.2011 № 404-ФЗ, судьи арбитражных судов рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.9, 14.31, 14.31.1, 14.31.2, 14.32, 14.33 Кодекса. При этом в данном абзаце, в отличие от третьего абзаца части 3 статьи 23.1 КоАП РФ, отсутствует указание на совершение правонарушений юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями.

Таким образом, спорным является вопрос о возможности рассмотрения арбитражным судом дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 14.9 КоАП РФ, с учетом того, что субъектом ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.9 КоАП РФ, могут быть только должностные лица.

ФАС Западно-Сибирского округа при разрешении названного вопроса придерживается позиции, согласно которой судьи арбитражных судов вправе рассматривать дела о привлечении к административной ответственности должностных лиц за совершение правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.9 КоАП РФ в силу прямого указания закона, вне зависимости от субъекта ответственности.

12. По статье 9.21 КоАП РФ или статье 14.31 КоАП РФ следует квалифицировать действия лиц, занимающих доминирующее положение на рынке услуг по передаче электроэнергии в случае технологически необоснованного отказа от заключения договора либо навязывания невыгодных условий договора?

Статьей 14.31 КоАП РФ установлена административная ответственность за злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке.

В силу пунктов 3 и 5 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» запрещаются действия занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых является навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора; экономически или технологически необоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками).

Статьей 9.21 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение правил технологического присоединения к электрическим сетям, правил подключения к системам теплоснабжения либо правил подключения к системам водоснабжения и водоотведения (за исключением случаев, предусмотренных статьями 14.31, 14.31.1 и 14.32 КоАП РФ).

Существует подход, согласно которому действия лиц, занимающих доминирующее положение на рынке услуг по передаче электроэнергии, в случае технологически необоснованного отказа от заключения договора либо навязывания невыгодных условий договора следует квалифицировать по статье 9.21 КоАП РФ.

Вместе с тем, нормы статьи 14.31 КоАП РФ являются специальными по отношению к общей статье 9.21 КоАП РФ. В связи с этим, по мнению ФАС Западно-Сибирского округа, действия субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке услуг по передаче электроэнергии, по технологически необоснованному отказу от заключения договора либо навязыванию невыгодных условий договора подлежат квалификации по статье 14.31 КоАП РФ.

13.В случае совершения административного правонарушения в виде злоупотребления доминирующим положением на определенном товарном рынке должны ли совпадать географические границы рынка, на котором совершено правонарушение, с географическими границами рынка, на котором лицо занимает доминирующее положение?

Существует различная судебная практика по вопросу определения географических границ товарного рынка при привлечении к административной ответственности по статьям 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением на рынке услуг по передаче электроэнергии путем уклонения от заключения договора на осуществление технологического присоединение энергопринимающих устройств.

Первый подход заключается в том, что если общество занимает доминирующее положение на рынке услуг по передаче электрической энергии (например на всей территории субъекта РФ), то независимо от того в какой части этого рынка было совершено правонарушение, выручка должна исчисляться от оказания услуг в границах всего рынка (на всей территории субъекта РФ).

При этом, руководствуясь принципами разумности административного наказания, антимонопольный орган вправе рассчитать размер штрафа от выручки, полученной на меньшей территории.

Данный подход поддерживается и ФАС Западно-Сибирского округа.

Согласно второму подходу, при совершении правонарушения в границах рынка на котором субъект является монополистом следует определять конкретный рынок (рынок возмездного оказания услуг энергоснабжения с учетом места расположения энергопринимающих устройств и объектов электросетевого хозяйства доступного потребителю) и исчислять размер штрафа от выручки субъекта в пределах разводящей сети.

14.В каком порядке арбитражные суды могут изменить размеры штрафов, исчисляемых от выручки правонарушителя, за нарушение антимонопольного законодательства?

Согласно пункту 3 части 1 статьи 3.5 КоАП РФ административный штраф является денежным взысканием и может выражаться в величине, кратной сумме выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги) на соответствующем рынке которого совершено административное правонарушение, за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено правонарушение.

В примечании к статье 14.31 КоАП РФ указано, что для целей применения настоящей главы выручка от реализации товара (услуг, работ) определяется в соответствии со статьями 248, 249 НК РФ.

Если при проверке законности и обоснованности решения административного органа о привлечении к административной ответственности в порядке части 6 статьи 210 АПК РФ суды установили нарушение порядка исчисления штрафных санкций суд, руководствуясь частью 2 статьи 211 АПК РФ, принимает решение о признании незаконным и об изменении оспариваемого постановления в части назначения наказания. В таком случае в резолютивной части решения указывается мера ответственности, назначенная судом с учетом упомянутых обстоятельств (пункт 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»).

В судебной практике возникает вопрос, какое решение должно быть принято судом и каким образом определен размер штрафа в случае отсутствия в материалах дела необходимых для правильного исчисления штрафа сведений (например, отсутствуют документы о выручке правонарушителя за конкретный период времени).

Согласно одному подходу, оспариваемое постановление административного органа должно быть признано незаконным и отменено.

В соответствии со вторым подходом, оспариваемое постановление административного органа должно быть признано недействительным лишь в части назначения наказания и отменено.

Такая позиция суда была поддержана Президиумом ВАС РФ в постановлении от 13.12.2011 № 11132/11, которым оставлено без изменения решение Арбитражного суда Республики Карелия от 20.12.2010 по делу № А26-9462/2010 и постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.07.2011 о признании недействительным постановления административного органа в части назначения наказания.

Согласно третьему подходу, суду необходимо указать в резолютивной части решения меру ответственности, назначенную с учетом установленных по делу обстоятельств.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 01.12.2011 № 9109/11 отменены судебные акты нижестоящих инстанций, в соответствии с которыми обязанность произвести перерасчет суммы штрафа была возложена судом на антимонопольный орган и дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Новосибирской области.

Четвертый подход заключается в том, что в случае невозможности определения размера штрафа по имеющимся в материалах дела сведениям, суд вправе назначить минимальный размер штрафных санкций (в твердой сумме), указанный в статьях 14.31, 14.32, 14.33 КоАП РФ.

15.Имеется ли вина управляющей многоквартирным домом компании или ТСЖ в нарушении требований пожарной безопасности в случае, если допущенное нарушение является следствием действий собственников многоквартирного дома (статья 20.4 КоАП РФ)?

В силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению во взаимосвязи с положениями статьи 1.5 КоАП РФ «Презумпция невиновности», и с учетом конкретных обстоятельствам по рассматриваемому в арбитражном суде делу.

Однако исходя из единообразия сложившейся судебной практики и с учетом правовой позиции Высшего арбитражного суда Российской Федерации по вопросу о привлечении управляющих организаций к административной ответственности по статье 20.4 КоАП РФ, следует изложить основания наступления административной ответственности за действия (бездействия) управляющих организаций, выразившиеся в несоблюдении правил пожарной безопасности в многоквартирных домах.

В силу части 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации право владения, пользования и распоряжения имуществом принадлежит собственнику этого имущества.

При этом пунктом 2 указанной статьи определено, что собственник вправе по своему усмотрению передавать другим лицам, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом.

В части 2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что собственники помещений в многоквартирном доме обязаны выбрать один из способов управления многоквартирным домом: непосредственное управление собственниками помещений в многоквартирном доме; управление товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом; управление управляющей организацией.

Согласно части 2 статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации по договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны (собственников помещений в многоквартирном доме) в течение согласованного срока за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме, представлять коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.

В силу статьи 39 Жилищного кодекса Российской Федерации правила содержания общего имущества в многоквартирном жилом доме устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Пунктом 10 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 № 491 (далее – Правила) предусмотрено, что общее имущество дома должно содержаться в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации в состоянии, обеспечивающем наряду с другими требованиями соблюдение характеристик надежности и безопасности многоквартирного дома; безопасность для жизни и здоровья граждан, сохранность имущества физических или юридических лиц, государственного, муниципального и иного имущества; соблюдение прав и законных интересов собственников помещений, а также иных лиц.

В силу пунктов 16 Правил надлежащее содержание общего имущества в зависимости от способа управления многоквартирным домом обеспечиваются: собственниками помещений путем заключения договоров управления многоквартирным домом с управляющей организацией, товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно-строительным кооперативами, иным специализированным потребительским кооперативом.

Указанными Правилами предусмотрена ответственность управляющей организации за ненадлежащее содержание общего имущества (пункт 42).

Согласно пункту 11 Правил, содержание общего имущества включает в себя меры пожарной безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Требования пожарной безопасности, установленные Правилами пожарной безопасности Российской Федерации (ППБ 01-03), утвержденными Приказом МЧС России от 18.06.2003 № 313, обязательны для применения и исполнения организациями независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности и их должностными лицами.

В соответствии со статьей 38 Федерального закона от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут: собственники имущества; руководители федеральных органов исполнительной власти; руководители органов местного самоуправления; лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, в том числе руководители организаций; лица, в установленном порядке назначенные ответственными за обеспечение пожарной безопасности; должностные лица в пределах их компетенции.

Статьей 36 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», которого предусмотрено, что безопасность здания или сооружения в процессе эксплуатации должна обеспечиваться посредством технического обслуживания, периодических осмотров и контрольных проверок и (или) мониторинга состояния основания, строительных конструкций и систем инженерно-технического обеспечения, а также посредством текущих ремонтов здания или сооружения (пункт 1).

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.09.2010 № 6464/10 определена правовая позиция в отношении обязанностей управляющей организации.

Все текущие, неотложные, обязательные сезонные работы и услуги считаются предусмотренными в договоре управления многоквартирным домом в силу норм содержания дома как объекта и должны осуществляться управляющими компаниями независимо от того, упоминаются ли в договоре соответствующие конкретные действия и имеется ли по вопросу необходимости их выполнения особое решение общего собрания собственников помещений в доме.

Управляющие организации выступают в этих отношениях как специализированные коммерческие организации, осуществляющие управление многоквартирными домами в качестве своей основной предпринимательской деятельности. Поэтому определение в договоре должного размера оплаты за предвидимое при обычных условиях, нормально необходимое содержание и текущий ремонт жилого дома с учетом его естественного износа является их предпринимательским риском. Если же выполнение неотложных работ и услуг (и текущего, и капитального характера) будет вызвано обстоятельствами, которые управляющая компания не могла разумно предвидеть и предотвратить при обычной степени заботливости и осмотрительности и за возникновение которых она не отвечает, то такие расходы должны быть ей дополнительно компенсированы собственниками помещений в доме.

Статьей 20.4 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности лиц, ответственных за соблюдение мер пожарной безопасности, включая и управляющие организации.

III. Вопросы по применению положений Арбитражного процессуального законодательства

16. Как распределяется между сторонами бремя доказывания события и состава административного правонарушения, если лицо отрицает обстоятельства, отраженные в акте проверки и протоколе об административном правонарушении, а иные доказательства, подтверждающие фактические обстоятельства, в материалах дела отсутствуют?

В соответствии с частью 4 статьи 210 АПК РФ бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возложено на административный орган.

Факты нарушения требований пожарной безопасности, как правило, подтверждаются актом проверки, а также протоколом об административном правонарушении, которые в силу статьи 26.2 КоАП РФ являются доказательствами по делу об административном правонарушении.

Распределяя бремя доказывания при рассмотрении данной категории дел, некоторые суды исходят из того, что административный орган в силу прямого указания части 4 статьи 210 АПК РФ обязан предоставлять доказательства, подтверждающие фактические обстоятельства дела, помимо акта проверки и протокола об административном правонарушении в том случае, если привлекаемое к ответственности лицо возражает против содержания названных акта и протокола.

ФАС Западно-Сибирского округа придерживается иного подхода, согласно которому достаточными доказательствами совершения административного правонарушения являются акт проверки, а также протокол об административном правонарушении.

Виновная сторона в соответствии со статьей 65 АПК РФ, не признавая в качестве надлежащих доказательств акты о привлечении к административной ответственности, вправе представлять в суд доказательства в обоснование своей правовой позиции.

В каждом конкретном случае суд, исходя из принципа состязательности, оценивает все доказательства, представленные сторонами в совокупности (полно, всесторонне, объективно и непосредственно) и дает им оценку при определении правовой позиции по спору.

17.В случае, если судом общей юрисдикции, при рассмотрении дела о привлечении к административной или уголовной ответственности физического лица (а равно дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности физического лица) дана оценка обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле, отличная от сложившейся в арбитражной практике, является ли обязательной такая оценка для арбитражного суда, рассматривающего дело об административном правонарушении?

В силу части 3 статьи 2.1 КоАП РФ назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

В случае если до рассмотрения арбитражным судом дела о привлечении к административной ответственности юридического лица (а равно дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной или уголовной ответственности за данное нарушение физического лица) квалификация, данная судом общей юрисдикции совершенному деянию, с учетом статьи 69 АПК РФ не является обязательной для арбитражного суда.

При этом оценка, данная судом общей юрисдикции обстоятельствам, которые установлены в рассматриваемом им деле, принимается во внимание арбитражным судом.

Таким образом, квалификация, данная судом общей юрисдикции, обязательной для арбитражного суда не является.

Вместе с тем, оценка, данная судом общей юрисдикции обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле, принимается во внимание арбитражным судом.

Слова «принимается во внимание арбитражным судом» нельзя трактовать как неукоснительную обязанность. Думается, что в данном случае выбор у суда имеется.

18.Какую организацию необходимо указывать в исполнительном документе в качестве места работы арбитражного управляющего при привлечении его к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ?

Арбитражный управляющий не связан трудовыми отношениями с должником. Место нахождения должника является не местом работы арбитражного управляющего, а одним из мест исполнения обязанностей, возложенных на него законом.

Действующее законодательство устанавливает в качестве обязательных условий членство арбитражного управляющего в саморегулируемой организации арбитражных управляющих и, соответственно, достаточных для осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего (Письмо Министерства экономического развития Российской Федерации от 21.12.2011 № Д06-6390; Письмо Министерства экономического развития Российской Федерации от 23.11.2010 № Д06-4282).

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражным управляющим признается гражданин Российской Федерации, являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

В этой связи, в качестве места работы арбитражного управляющего возможно указание саморегулируемой организации арбитражных управляющих.

Вместе с тем, существует иной подход, согласно которому арбитражный управляющий осуществляет оплачиваемую трудовую деятельность в качестве арбитражного управляющего а организации – должнике. Согласно такому подходу в качестве места работы арбитражного управляющего может быть указана та организация, где он осуществляет деятельность арбитражного управляющего.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать