Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Пленумы судов / Обзор практики рассмотрения дел, связанных с применением ФЗ "Об ООО"

Обзор практики рассмотрения дел, связанных с применением ФЗ "Об ООО"

29.04.2010  

Обзор практики рассмотрения дел, связанных с применением Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»[1]

Споры, связанные с уступкой доли уставного капитала

1. Приобретатель доли в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности независимо от исполнения обязательств по её оплате, если иное не предусмотрено договором уступки доли.

Участник общества обратился в арбитражный суд с иском о признании права на долю уставного капитала.

В обоснование исковых требований истец сослался на приобретение у второго участника общества части принадлежащей ему доли и факт уведомления общества о состоявшейся уступке.

Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд первой инстанции исходил из того, что участник - истец в нарушение условий договора уступки доли не оплатил стоимость приобретаемой им доли, в связи с чем истец не стал владельцем указанной доли и у него не возникли права и обязанности участника общества.

Постановлением суда апелляционной инстанции принятое по делу решение отменено, исковые требования удовлетворены.

Суд апелляционной инстанции исходил из соблюдения истцом установленного ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью порядка уведомления общества о состоявшейся уступке в пользу истца части принадлежащей продавцу доли в уставном капитале общества, посчитав, что с момента такого уведомления истец осуществляет права и несет обязанности участника общества.

При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что возникновение прав на долю уставного капитала по договору уступки не зависит от исполнения обязательства по оплате отчуждателю стоимости доли, если только иное не будет прямо предусмотрено договором уступки доли, чего в данном случае не было.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы апелляционного суда, отметив следующее.

Заключенный между ответчиком и истцом договор уступки доли в уставном капитале общества представляет собой основание приобретения права на долю в уставном капитале общества.

При этом неисполнение истцом обязательства по оплате отчуждателю стоимости доли, на что сослался суд первой инстанции, может являться основанием для предъявления участником соответствующего требования к истцу, но не влияет на определение момента возникновения у приобретателя доли прав участника общества.

(Постановление ФАС МО от 21.12.2006, 28.12.2006 №КГ-А40/11133-06 по делу №А40- 73350/05-132-579)

Внесение участниками дополнительных вкладов в уставный капитал общества

2. В случае несоблюдения сроков внесения дополнительного вклада одним из участников общества общее собрание не вправе принимать решение об увеличении уставного капитала общества.

Участник общества обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным решения общего собрания участников, которым утверждены итоги состоявшегося увеличения уставного капитала общества путём внесения участниками дополнительных вкладов и уменьшен размер доли, принадлежащей истцу, в связи с тем, что истец внес дополнительный вклад с нарушением срока, определённого решением общего собрания.

Исковые требования заявлены со ссылкой на статьи 314 ГК РФ (срок исполнения обязательства) статьи 8, 19 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и мотивированы тем, что на основании решения общего собрания участников общества истец в последний день срока, путем безналичного перевода, внёс дополнительный вклад в уставный капитал общества, о чем уведомил общество заказным письмом. Несмотря на это, дополнительный вклад не был принят обществом и, решением общего собрания участников общества, доля в уставном капитале, принадлежащая истцу, была уменьшена.

По мнению истца, несоблюдение сроков внесения дополнительного вклада в уставный капитал общества не предоставляло обществу право признавать своим решением увеличение уставного капитала общества состоявшимся и уменьшать долю истца.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в полном объеме, посчитав, что несоблюдение сроков внесения дополнительных вкладов участниками общества влечет признание увеличения уставного капитала несостоявшимся.

Арбитражный апелляционный суд поддержал сделанные в решении выводы, при этом суды руководствовались следующим.

Согласно разъяснению подп. "в" п. 10 Постановления от 09.12.1999 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" Пленумов Верховного Суда Российской Федерации N 90 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14, несоблюдение сроков внесения вкладов отдельными участниками (третьими лицами), срока созыва общего собрания по утверждению итогов внесения дополнительных вкладов, когда они вносятся всеми участниками, а также срока передачи регистрирующему органу документов, необходимых для регистрации изменений, вносимых в учредительные документы общества, влечет признание увеличения уставного капитала несостоявшимся. При фактическом внесении участниками и третьими лицами соответствующих вкладов они в этом случае подлежат возврату последним в разумный срок.

Основываясь на данном разъяснении суды пришли к выводу, что при несоблюдении сроков внесения дополнительного вклада участником общества, когда они вносятся всеми участниками, общее собрание не вправе принимать решение об увеличении уставного капитала общества и об уменьшении доли истца, нарушившего срок внесения вклада.

Внесение дополнительного вклада в долю уставного капитала является правом участника. В данном случае, несмотря на нарушение срока внесения дополнительного вклада, участник воспользовался этим правом, что подтверждается материалами дела, то есть выразил волеизъявление на сохранение размера своей доли уставного капитала.

Поэтому обжалуемое решение общего собрания, принятое без учета волеизъявления одного из участников, противоречит требованиям, установленным Законом, и нарушает права истца как участника общества, поскольку влечёт незаконное уменьшение размера его доли.

Суд кассационной инстанции оставил оспариваемые судебные акты без изменения.

(Постановление ФАС МО от 02.04.2007 N КГ-А40/2020-07-П по делу N А40- 44938/05-133-432 определением ВАС РФ от 19.07.07 г. №8405/07 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ)

Право преимущественной покупки доли

3. Отчуждение доли уставного капитала с нарушением права преимущественной покупки исключает возникновение у покупателя доли признаков добросовестного приобретателя.

Гражданин А., являющийся участником общества, обратился в арбитражный суд с иском к участнику общества - гр.В. и акционерному обществу о переводе прав и обязанностей покупателя по договору уступки доли уставного капитала, заключенному между ответчиками.

В обоснование заявленных требований истец сослался на то, что при уступке спорной доли участником В. в пользу акционерного общества в нарушение п. 4 ст.21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон) и положений устава общества истец не был извещён о намерении участника В. продать долю, чем было нарушено преимущественное право истца на её покупку.

Суд первой и апелляционной инстанции удовлетворили исковые требования, установив нарушение права истца на преимущественную покупку доли при заключении договора с акционерным обществом.

В кассационной жалобе акционерное общество просило отменить судебные акты и в удовлетворении исковых требований отказать, ссылаясь при этом на то, что оно является добросовестным приобретателем спорной доли, в связи с чем истребование спорной доли должно производиться с учетом ст. 302 ГК РФ и исследованием вопроса о добросовестности приобретателя спорной доли.

Обосновывая свою позицию, акционерное общество указывало на то, что изначально спорная доля была отчуждена участником общества - гражданином Б. в пользу участника В. - продавца по спорной сделке.

Впоследствии, спорная доля была возмездно приобретена акционерным обществом у участника общества В, сведения о котором как о законном владельце доли и участнике общества содержались в Едином государственном реестре юридических лиц. При этом истец не обращался в суд с требованиями о переводе прав и обязанностей покупателя спорной доли по ранее заключенной сделке.

Таким образом, акционерное общество полагало, что оно является добросовестным приобретателем спорной доли, и данное обстоятельство исключает возможность передачи доли истцу в порядке, установленном для защиты преимущественного права приобретения доли.

По мнению общества, институт добросовестности является универсальным, и его применение не ограничивается сферой вещно-правовых отношений и случаями отчуждения имущества неуправомоченным лицом.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения, указав на следующее.

Согласно п.4 ст. 21 Закона участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением участников общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права.

Цель преимущественного права - сохранить в обществе паритет интересов и не допустить к участию в делах новых лиц в отсутствии на то волеизъявления участников.

Удовлетворяя исковые требования о переводе прав и обязанностей покупателя по договору, заключенному между участником и акционерным обществом, суды обоснованно исходили из того, что право преимущественной покупки сохраняется за участниками общества независимо от количества сделок, совершаемых в отношении доли, поскольку каждый последующий приобретатель доли в уставном капитале общества в случае ее дальнейшего отчуждения третьему лицу обязан соблюдать право преимущественной покупки доли другими участниками общества.

При этом ст.21 и иные нормы Закона не содержат понятия «вторичной сделки».

Право преимущественной покупки обусловлено наличием у лица статуса участника общества и отсутствием ограничения такого права в уставе общества, поэтому его реализация не зависит от количества сделок, совершаемых участниками общества с третьими лицами в отношении принадлежащих им долей.

Прямое указание Закона на установление права преимущественной покупки доли участниками при её продаже третьим лицам предопределяет осведомлённость покупателя об условиях отчуждения доли в пользу третьих лиц, что исключает возникновение у покупателя доли признаков добросовестного приобретателя.

Следовательно, покупателю доли - акционерному обществу должно было быть известно о наличии установленного законом специального порядка отчуждения доли участниками.

В этой связи довод о необходимости применения к спорным правоотношениям положения ст.302 ГК РФ и исследования вопросов добросовестности акционерного общества как последнего приобретателя спорной доли, обоснованно отклонен судами обеих инстанций.

Акционерное общество, проявляя достаточную меру разумности и осмотрительности в пользовании гражданскими правами при заключении сделки об уступке права на спорную долю, должно было ознакомиться с учредительными документами общества, запросить от отчуждателя доли доказательства соблюдения им требований Закона о преимущественном праве покупки доли участниками общества.

Однако при рассмотрении дела доказательств осуществления подобных действий со стороны акционерного общества представлено не было.

(Постановление ФАС МО от 03.07.2008 N КГ-А40/3853-08-П по делу N А40-20260/05- 134-155)[2]

Споры о признании недействительными решений органов управления общества

4. Право на обжалование решений органов управления общества не переходит в порядке правопреемства к новым участникам общества.

Участники общества обратились в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным решения общего собрания, в соответствии с которым внесены изменения в учредительные документы, касающиеся изменения состава участников общества.

Исковые требования мотивированы тем, что решение общего собрания участников принято с нарушением ст. ст. 35, 36, 37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, положений устава общества и нарушает права и законные интересы истцов как участников общества, которые о проведении собрания не уведомлялись, в собрании не участвовали.

Решением арбитражный суд, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции в удовлетворении исковых требований отказал.

При этом суды указали на то, что в соответствии с п. 1 ст. 43 Закона правом на обжалование решения общего собрания обладает участник общества, являющийся таковым на момент обращения с иском в суд.

В кассационной жалобе заявители (истцы) ссылались на неприменение судами ст. 48 АПК РФ, согласно которой в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

По мнению истцов, в связи с утратой ими статуса участников общества к моменту обращения в арбитражный суд с настоящим иском, суду следовало рассмотреть вопрос о замене истцов в порядке правопреемства на иностранную компанию, в пользу которой ими были отчуждены доли в уставном капитале общества.

Отклоняя указанный довод истцов, суд кассационной инстанции, указал на то, что по смыслу п.1 ст. 43 Закона право на обжалование решения общего собрания участников общества в порядке правопреемства к новому участнику общества при приобретении доли не переходит.

Право на обжалование решений общего собрания принадлежит тем участникам общества, которые являлись таковыми на момент принятия обжалуемого решения общего собрания, при этом указанное право может быть фактически реализовано при сохранении участниками своего статуса на момент обращения с настоящим иском в суд.

(Постановление ФАС МО от 06.09.2007, 13.09.2007 N КГ-А40/9006-07-П по делу N А40-18770/05-81-134)

5. Неизвещение участника о проведении общего собрания является существенным нарушением порядка его созыва и достаточным основанием для признания недействительными решений, принятых на собрании в отсутствие данного участника.

Участник общества обратился в арбитражный суд к обществу с иском о признании недействительным решения общего собрания участников.

Заявленные требования мотивированы тем, что в отсутствие истца обществом было проведено общее собрание, на котором были приняты решения, в том числе о передаче помещений общества в аренду, при этом истец не извещался о проведении названного собрания.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены по тем основаниям, что истец в собрании участников не участвовал, о его проведении не извещался, что согласно п. 1 ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон) является основанием для признания недействительными принятых на собрании решений

В кассационной жалобе общество ссылалось на необходимость применения в данном случае п. 2 ст.43 Закона, согласно которому обжалуемое решение общего собрания может быть оставлено в силе, поскольку голосование истца не могло повлиять на результаты голосования, допущенное нарушение не является существенным, а само решение - о передаче помещения общества в аренду - не нарушило прав истца как участника и не повлекло причинение ему убытков.

Кассационная инстанция, оставляя судебные акты без изменений, исходила из следующего.

В соответствии сп. 1 ст. 43 Закона решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.

При этом в случае, если решение общего собрания участников общества обжалуется по мотивам нарушения установленного Законом порядка созыва собрания (несвоевременного направления информации участникам, нарушения порядка и сроков формирования повестки дня собрания и т.п.), следует учитывать, что такое собрание может быть признано правомочным, если в нем участвовали все участники общества (п. 5 ст.36 Закона, п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ и Пленума ВС РФ от 09.12.1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

В соответствии с п. 1 ст. 36 Закона, орган или лица, созывающие общее собрание участников общества, обязаны не позднее чем за тридцать дней до его проведения уведомить об этом каждого участника общества заказным письмом по адресу, указанному в списке участников общества, или иным способом, предусмотренным уставом общества.

Как установлено судами обеих инстанций, истец, являющийся участником общества, не принимал участия в общем собрании участников и о его проведении не извещался.

Доказательств уведомления истца в установленном порядке о времени и месте проведения общего собрания участников общества и предлагаемой повестке дня ответчик не представил.

Исходя из смысла положений Закона, регулирующих права и обязанности участников общества, и особенностей управления в таком обществе, ненаправление участнику общества уведомления о времени и месте проведения общего собрания должно расцениваться в качестве существенного нарушения для такого вида хозяйственных обществ, как общество с ограниченной ответственностью.

Поэтому совокупность условий, предусмотренных п. 2 ст. 43 Закона, позволяющих оставить в силе решение общего собрания участников общества, в данном случае отсутствовала, в связи с чем оспариваемое решение правильно было признано судом недействительным как принятое с существенным нарушением положений Закона и нарушающее права истца как участника общества, в том числе на участие в общем собрании.

(Постановление ФАС МО от 08.04.08 г. №КГ-А40/2627-07 по делу № А40-19248/07- 131-184)

Споры о выплате действительной стоимости доли уставного капитала

6. Действительная стоимость доли участника в уставном капитале при выходе его из общества определяется на основании данных бухгалтерских документов, исходя из балансовой стоимости имущества, принадлежащего обществу. Однако, если реальная стоимость имущества существенно отличается от тех данных, которые отражены в балансе, и выходящий участник с ней не согласен, действительная стоимость доли определяется с учетом рыночной стоимости имущества.

Участник общества обратился в арбитражный суд с иском к Обществу о взыскании 10 350 000 руб. действительной стоимости доли, равной 25% уставного капитала общества.

В обоснование исковых требований истец сослался на то, что, являясь участником Общества и владея долей в размере 25% уставного капитала общества, он подал заявление о выходе из состава участников общества и выделении ему в натуре имущества в виде обособленного помещения. Исполнительный орган Общества сообщил истцу о невозможности выделения доли в натуре и предложил ему выплатить действительную стоимость доли, определенную по данным бухгалтерской отчетности. После выхода истца из состава участников Обществом истцу была выплачена действительная стоимость доли лишь в размере 146 063 руб. 25 коп.

Оспаривая определенный обществом размер действительной стоимости доли, истец представил отчет об оценке объекта недвижимости, принадлежащего обществу, составленный по заказу истца, согласно которому рыночная стоимость оцениваемого помещения (42,97 кв.м.) определена в размере 10 350 ООО руб.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, с ответчика в пользу истца взыскано 1 953 936 руб. 75 коп. действительной стоимости доли.

Выводы суда о размере действительной стоимости доли истца основаны на результатах судебной экспертизы, назначенной судом первой инстанции по ходатайству истца. Также судом учтена перечисленная ответчиком истцу сумма в оплату действительной стоимости доли в размере 146 063 руб. 25 коп.

Суд кассационной инстанции состоявшиеся судебные акты оставил без изменения, исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества.

При этом согласно статье 1 Федерального закона «О бухгалтерском учете» основными задачами бухгалтерского учета является, в том числе, формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении.

Обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, истец, полагая, что действительная стоимость доли истца, определенная Обществом на основании данных бухгалтерских документов, существенно занижена и данные бухгалтерского учета искажены, просил взыскать действительную стоимость его доли, исходя из рыночной стоимости имущества общества.

В соответствии с разъяснениями, данными в абзаце 3 подпункта "в" пункта 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 г. № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», если участник не согласен с размером действительной стоимости его доли, определенной обществом на основании данных бухгалтерской отчетности, суд проверяет обоснованность его доводов, а также возражений общества на основании представленных доказательств, предусмотренных гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы.

Согласно заключению экспертизы, назначенной судом по ходатайству истца, рыночная (действительная) стоимость доли истца составила 2 100 ООО руб.

Таким образом, с учетом ранее произведенной оплаты в сумме 146 063 руб. 25 коп. истцу подлежала выплате при выходе его из состава участников общества стоимость имущества в размере 1 953 936 руб. 75 коп.

(По результатам Постановлений ФАС МО от 28.08.2007 №КГ-А40/8305-07-П по делу №А40-65635/04-132-202 и от 04.07.2007 №КГ-А40/5994-07 по делу №А40- 55361/06-83-370 определением ВАС РФ от 21.07.08 г. №9992/07 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ)

Споры об обжаловании участниками сделок, совершенных обществом

7. При определении признаков крупной сделки под стоимостью имущества общества следует понимать не только его основные средства, но также оборотные и необоротные активы.

Участник обратился в арбитражный суд с иском к обществу и акционерному обществу о признании недействительной сделки - договора купли-продажи векселя, заключенного между ответчиками, по мотиву крупности сделки и отсутствия со стороны общества её одобрения общим собранием участников общества.

По мнению истца, спорная сделка является для общества крупной, поскольку в результате ее заключения общество приобретает имущество (вексель) стоимостью 1500 000 руб., в то время как балансовая стоимость всего имущества общества не превышает 500 000 руб.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

В соответствии со ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон) крупной сделкой является сделка, связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом имущества, стоимость которого составляет более 25% стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки.

При рассмотрении дела суд установил, что между акционерным обществом (продавец) и обществом с ограниченной ответственностью (покупатель), заключен договор купли-продажи векселя по цене 1 500 ООО руб.

Между тем истец не учел, что балансовая стоимость имущества общества должна определятся как совокупность его основных средств, оборотных и необоротных активов, которая на текущий период равнялась 18 750 ООО руб. При этом, стоимость спорной сделки составила 8% от общей стоимости активов общества.

Истец ошибочно полагал, что при определении балансовой стоимости имущества общества, с которой соотносится цена сделки при установлении признаков крупности, в состав имущества включаются только основные средства, указанные в разделе первом бухгалтерского баланса.

Кассационная инстанция поддержала выводы судов, отметив следующее.

Согласно ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, работы и услуги. Понятие "имущество" является собирательным, в содержание понятия "имущество" входят вещи (движимые и недвижимые), а также имущественные права.

Таким образом, имущество - это совокупность вещей, а также имущественных прав.

Статьей 132 ГК РФ предусмотрено, что в имущество предприятия входят предназначенные для его деятельности земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, право требования долгов и другие исключительные права.

С учетом изложенного суды обеих инстанций правомерно признали противоречащим закону довод истца о том, что имуществом предприятия являются только его основные средства.

Балансовая стоимость имущества общества определяется как сумма его оборотных, а также необоротных активов.

Исходя из этого расчёта, сумма спорной сделки на момент составления последнего баланса составляла 8% от стоимости имущества, что не подпадает под критерий крупности.

(Постановление ФАС МО от 17.04.2006, 04.04.2006 N КГ-А40/2548-06 по делу N А40- 46835/05-34-311)

Споры о выходе и исключении участника из состава общества

8. Участник считается выбывшим из общества с момента подачи им соответствующего заявления, а не с момента выплаты ему действительной стоимости доли.

Истец обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительными: решений общего собрания участников общества об оформлении выхода истца из состава участников общества, распределении доли в уставном капитале, внесении изменений в учредительный договор и устав общества.

Иск заявлен со ссылкой на ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и мотивирован тем, что общее собрание участников общества, на котором были приняты оспариваемые решения, проведено с нарушением ст. 36 Закона, поскольку истец, являющийся участником общества, о проведении собрания не уведомлялся.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суды руководствовались ст. 26, 36, 43 Закона и исходили из того, что решения общего собрания участников общества не могли нарушить права и законные интересы истца, поскольку на дату проведения общего собрания истец уже не являлся участником общества в связи с подачей им заявления о выходе из состава участников.

В кассационной жалобе истец просил отменить судебные акты, ссылаясь на то, что, несмотря на подачу им заявления о выходе из состава общества, он по-прежнему является участником общества, поскольку ему не выплачена действительная стоимость доли.

В этой связи истец полагал, что обладает правами участника общества, включая право на обжалование решения общего собрания.

Суд кассационной инстанции отклонил указанный довод заявителя, указав, что по смыслу п. 2 ст. 26 Закона подача заявления участником общества порождает правовые последствия, предусмотренные этой нормой, а именно: доля участника переходит к обществу, вместе с тем участник утрачивает все права, связанные с участием в обществе.

При этом обстоятельства, касающиеся исполнения обществом обязанности по выплате выбывшему участнику действительной стоимости его доли, не влияют на определение момента прекращения прав участника.

Неисполнение обществом указанной обязанности может служить основанием для самостоятельного требования.

(Постановление ФАС МО от 19.12.2007 N КГ-А41/12173-07 по делу N А41-К1-9367/06)

9. Исключение участника из общества на основании решения общего собрания участников противоречит статье 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Участник общества обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным решения общего собрания об исключении истца из состава участников общества.

Исковые требования заявлены на основании п. 1 ст.43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и мотивированы тем, что общее собрание участников не вправе было принимать решение об исключении истца, поскольку это возможно лишь в судебном порядке.

Истец указал на то, что обжалуемое решение нарушает его права как участника общества, так как существует угроза представления обжалуемого решения в регистрирующий орган с целью регистрации в учредительных документах сведений об отсутствии истца в составе участников общества.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, исковые требования удовлетворены.

Суды обеих инстанций пришли к выводу, что принятое на собрании решение об исключении истца из состава участников общества противоречит ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и нарушает права истца как участника.

В кассационной жалобе ответчик привёл довод о том, что общество вправе было принять решение об исключении истца, поскольку последний не исполнил взятых на себя обязательств по инвестированию денежных средств в развитие общества.

Кассационная инстанция оставила вынесенные судебные акты без изменения, отметив следующее.

Признавая решение общего собрания недействительным, суды обеих инстанций обоснованно исходили из того, что такой способ исключения участника из состава общества, как принятие соответствующего решения общим собранием участников, не только не предусмотрен нормами Закона об обществах с ограниченной ответственностью, но и прямо противоречит ст. 10 названного Закона, согласно которой исключение участника из общества возможно только в судебном порядке.

При этом независимо от исполнения истцом обязательств по инвестированию средств в развитие общества, исключение истца могло быть осуществлено лишь способом, предусмотренным статьи 10 Закона, но не путем принятия решения на общем собрании участников.

Кроме того, суды правильно отметили, что обжалуемое решение нарушает права истца, поскольку в случае внесения на его основании соответствующих изменений Единый государственный реестр юридический лиц, касающихся сведений о составе участников общества и отсутствия среди них истца, подобные изменения в силу п.З ст.52 ГК РФ будут иметь обязательную силу для третьих лиц, что может быть использовано для неправомерного отчуждения доли истца и создания у ее приобретателя признаков добросовестности.

(Постановление ФАС МО от 17.08.2006 N КГ-А41/7484-06 по делу N А41-К 1-7230/06,)

10. Неявка без уважительных причин на общие собрания участников для решения вопросов, требующих единогласия, может являться основанием для исключения участника из общества, если в результате непринятия таких решений деятельность общества существенно затрудняется либо становится невозможной.

Участники общества обратились в арбитражный суд с иском к другому участнику общества об исключении последнего из состава общества.

В обоснование необходимости исключения ответчика из состава участников общества истцы сослались на то, что ответчик грубо нарушает права и обязанности участника общества, не являясь на общие собрания участников общества.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены, исходя из следующего.

В соответствии со ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон) участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

При рассмотрении дела судом установлено, что ответчик в течение года дважды без уважительных причин не являлся на годовое и внеочередное общие собрания участников общества, в повестку дня которых был включен вопрос об утверждении новой редакции учредительного договора общества.

Между тем в соответствии с п. 8 ст. 37 Закона решение об утверждении учредительного договора общества принимается всеми участниками общества единогласно.

Арбитражный суд установил, что учредительный договор общества был утвержден участниками общества в 1997 г. и его положения не отражают действительный состав участников общества и не соответствуют требованиям принятого в 1998 году Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Между тем неприведение в установленный срок акционерным обществом или обществом с ограниченной ответственностью учредительных документов в соответствие с законом, регулирующим порядок создания и деятельности таких обществ, может являться основанием для их ликвидации (п. 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.01.2000 г. N 50 "Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)".

В этой связи арбитражный суд посчитал, что бездействие ответчика, выразившееся в неоднократном уклонении от участия в принятии решений об утверждении учредительного договора в новой редакции, необходимого с целью приведения учредительных документов в соответствие с действующем законодательством, существенно затрудняет дальнейшую деятельность общества и, кроме того, создаёт угрозу его ликвидации.

Указанное бездействие ответчика противоречит положениям устава и учредительного договора общества, согласно которым участник общества должен действовать в интересах общества, т.е свидетельствует о грубом нарушении участником своих обязанностей, что является согласно ст. 10 Закона одним из оснований для его исключения из состава общества.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций.

(Постановление ФАС МО от 13.02.2007, 20.02.2007 N КГ-А40/608-07 по делу N А40- 12171/06-132-84)

11. Наличие у участника общества полномочий генерального директора не ограничивает возможность его исключения из общества при наличии оснований, предусмотренных ст.10 Закона об обществах с ограниченной ответственности.

Участники общества обратились в арбитражный суд с иском к участнику, являвшемуся генеральным директором общества, о его исключении из состава общества.

В обоснование исключения ответчика истцы указали на недобросовестное исполнение участником обязанностей в период занятия им должности генерального директора, причинение убытков обществу, выразившихся в заключении без согласия других участников договоров аренды на все производственные и складские помещения общества с занижением реальной цены аренды помещений и земли, продажу строительной техники, необходимой для осуществления уставной деятельности (строительство), продажу растворно-бетонного узла предприятия, оборудования столярного цеха, невыплату заработной платы работникам и учредителям.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

В качестве мотива для отказа в удовлетворении исковых требований суды указали на то обстоятельство, что правонарушения, допущенные ответчиком, были совершены им в период исполнения полномочий генерального директора общества, что исключает возможность применения к ответчику санкции, предусмотренной ст. 10 Закона.

Суды исходили из того, что ответчик как единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом в соответствии со ст. 53 ГК РФ и ст. 44 Закона за убытки, причиненные обществу.

Так, согласно п. 2 ст.44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон) члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Суды посчитали, что если участник общества одновременно является его единоличным исполнительным органом, в принципе невозможно ставить вопрос об исключении этого лица из состава общества, поскольку имеются другие способы защиты нарушенных прав участников.

Суд кассационной инстанции отменил решение и постановление, не согласившись с выводами судов.

Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал на то, что исковые требования по настоящему делу заявлены к ответчику именно как к участнику общества.

В этой связи судам следовало учитывать, что в период исполнения ответчиком функций генерального директора общества на участника общества в полной мере распространяются требования о необходимости исполнения обязанностей участника общества, предусмотренных Законом и уставом общества.

Как и иные участники общества, участник, одновременно являющийся генеральным директором, должен действовать в интересах общества.

Делая вывод о невозможности исключения ответчика из общества по причине того, что в период совершения им действий, на которые сослались истцы в обоснование иска, ответчик являлся генеральным директором общества, суды обеих инстанций не приняли во внимание то, что в качестве основания для исключения ответчика из состава общества, истцы, негативно характеризуя деятельность ответчика в качестве генерального директора, указывали на невозможность дальнейшего пребывания ответчика в обществе и в качестве его участника, поскольку ответчик действует вопреки интересам общества.

По результатам нового рассмотрения дела решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

Суды пришли к заключению, что в период исполнения полномочий генерального директора общества ответчик действовал вопреки интересам общества и его участников, осуществлял растрату имущества общества, что является грубым нарушением обязанностей участника, возложенных на ответчика Законом и уставом общества, затрудняет деятельность общества, в силу чего является основанием для исключение ответчика из состав общества на основании ст. 10 Закона.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций.

(Постановление ФАС МО от 26.04.2006, 20.04.2006 N КГ-А40/3145-06-П по делу N А40-28628/04-65-141)

12. Наличие разногласий между участниками по вопросам осуществления хозяйственной деятельности общества не является основанием для исключения кого-либо из участников из состава общества.

Участник общества, владеющий более 10% уставного капитала, обратился в арбитражный суд с иском к другим участникам об их исключении из состава общества, основным видом деятельности которого является издательская деятельность.

Исковые требования мотивированы тем, что в результате непрофессиональных действий ответчиков сокращается количество изданий, выпускаемых обществом, что влечёт за собой ухудшение финансового состояния общества.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет. При рассмотрении заявления участников общества об исключении из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет, необходимо иметь в виду, что под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников.

При решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий (п.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

В данном же случае, как следовало из содержания искового заявления, письменных и устных объяснений истца, основанием для предъявления иска об исключении ответчиков из состава участников явилось сокращение количества изданий, выпускаемых обществом, снижение показателей производственной и творческой деятельности издательства, явившегося, по мнению истца, следствием нарушение ответчиками трудовой и производственной дисциплины.

Вместе с тем документов, подтверждающих, что деятельность общества была затруднена в результате действий ответчиков, в материалах дела не содержится.

Кассационная инстанция оставила судебные акты без изменения, отметив следующее.

Обращаясь с настоящим иском в арбитражный суд, истец, по существу, выражает несогласие с мнением других участников по вопросам, касающимся осуществления хозяйственной (производственной) деятельности общества и способах наиболее эффективного экономического развития общества.

Между тем подобные разногласия между участниками не могут рассматриваться как невыполнение кем-либо из ответчиков своих обязанностей как участников общества, либо как совершение участником действий, затрудняющих деятельность общества.

Следовательно, указанное обстоятельство, приведенное в основании иска, не может являться основанием для исключения кого-либо из ответчиков из состава общества.

Поскольку иных обстоятельств в обоснование требования об исключении ответчиков из состава участников истцом не приведено, вывод судов об отказе в удовлетворении иска является правомерным.

(Постановление ФАС МО от 10.08.2007 N КГ-А40/6584-07-П по делу N А40-295/06- 138-5 определением ВАС РФ от 11.10.2007 г. №12939/07 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ)

Учредительные документы общества

13. В иске о признании недействительным решения о внесении изменений в устав общества отказано, поскольку отсутствие подписей в уставе всех учредителей не ставит под сомнение законность принятия этого решения.

Истец, являющийся наследником участника общества с ограниченной ответственностью, обратился в арбитражный суд с иском к данному обществу о признании недействительным устава общества в новой редакции.

В обоснование заявленных требований истец сослался на то, что устав общества в новой редакции, устанавливающий положение о необходимости согласия остальных участников на принятие в состав общества наследников граждан, являвшихся участниками общества, не имеет юридической силы и является недействительным, поскольку устав не подписан всеми участниками.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

При вынесении решения суды исходили из того, что ни нормы Гражданского кодекса РФ (ст. 89), ни номы Закона об обществах с ограниченной ответственностью (ст. 12) не связывают момент приобретения уставом юридической силы с подписанием устава всеми участниками общества.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, истец обратился в суд кассационной инстанции.

По мнению заявителя кассационной жалобы, не подписанный всеми участниками общества устав не имеет юридической силы, в том числе положение устава о необходимости получить согласие от остальных участников общества на вступление в его состав наследника участника.

Заявитель полагал, что в силу недействительности положений устава, при решении вопроса о его принятии в состав участников общества как наследника действует общее правило абз.1 п. 7 ст.21 Закона, согласно которому доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества.

Кассационная инстанция оставила вынесенные по делу судебные акты без изменения по следующим основаниям.

При рассмотрении дела судами двух инстанций установлено, что истец является наследником после смерти отца, который являлся участником общества. Истец вступил в права наследования на принадлежавшую ему долю в уставном капитале общества, что подтверждается свидетельством о праве на наследство по закону.

Истцу было отказано в принятии его в состав участников общества со ссылкой на положение устава в новой редакции, которым устанавливается необходимость получить согласие участников на вступление в состав общества наследника либо правопреемника прежнего участника, поскольку такого согласия получено не было.

В соответствии со статьёй 89 ГК РФ учредительными документами общества с ограниченной ответственностью являются учредительный договор, подписанный его учредителями, и утвержденный ими устав.

В соответствии с п. 1 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью учредители общества заключают учредительный договор и утверждают устав общества.

В силу п. 4 ст. 12 Закона изменения в учредительные документы общества вносятся по решению общего собрания участников общества. Изменения, внесенные в учредительные документы общества, подлежат государственной регистрации и с этого момента приобретают силу для третьих лиц.

В данном случае, внесение изменений в устав общества, касающихся необходимости получить согласие участников общества на вхождение в его состав наследника участника, подтверждается имеющимся в материалах дела протоколом общего собрания общества, из содержания которого следует, что участники единогласно приняли решение подписать новую редакцию учредительного договора и утвердить устав общества в новой редакции, исходя из этого, суды сделали правильный вывод об отсутствии оснований для признания новой редакции устава недействительной.

При этом суды обоснованно исходили из того, что подписание устава или вносимых в него изменений всеми участниками общества не является обязательным в силу Закона.

(Постановление ФАС МО от 02.07.2007 N КГ-А40/2668-07 по делу N А40-39958/06- 131-246)

14. Положение устава общества, устанавливающее необходимость единогласия участников для принятия решения о назначении генерального директора, противоречит п. 8 ст.37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Участник общества обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным решения общего собранием участников об избрании генерального директора, пологая, что решение принято с нарушением положений устава общества о кворуме, устанавливающих необходимость единогласия для принятия решения об избрании директора, в то время как решение было принято не всеми участниками.

Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены, исходя из следующего.

В соответствии сп. 1 ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон) решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.

Судом установлено, что истец, являясь участником общества, принимал участие в общем собрании участников общества, но голосовал против принятия решения об избрании генерального директора.

Между тем положение устава общества предусматривает, что решения об образовании исполнительных органов общества принимается всеми участниками общества единогласно.

Поскольку обжалуемое решение было принято не единогласно, суд первой инстанции признал его недействительным.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение отменено, в удовлетворении иска отказано.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что решение общего собрания участников общества об избрании генерального директора правомерно принято большинством голосов от общего числа участников общества, а положения устава общества, устанавливающие единогласие для принятия решения по избранию исполнительных органов общества, противоречат абз. 3 п. 8 ст. 37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Закон).

В кассационной жалобе истец ссылался на то, что суд апелляционной инстанции неправильно истолковал норму п. 8 ст. 37 Закона, необоснованно ограничив участников в возможности установления по своему усмотрению в уставе общества положения о необходимости единогласия всех участников при решении вопросов об избрании генерального директора.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменений, указав на следующее.

Пункт 8 ст.37 Закона содержит положения, в которых прямо предусмотрены те вопросы, решение по которым требует единогласия всех участников общества, нормы, в которых предусмотрено принятие решений квалифицированным большинством голосов от общего числа участников (три четверти), и нормы, требующие для принятия решений не менее двух третей голосов всех участников общества.

Аналогичные разъяснения содержатся в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09.12.1999 N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

По иным вопросам решения принимаются большинством голосов от общего числа участников общества, если необходимость большего числа голосов для их принятия не предусмотрена законом или уставом общества.

Избрание единоличного исполнительного органа общества в соответствии с абз. 3 п. 8 ст. 37 Закона отнесено к так называемым «иным вопросам», которые принимаются большинством голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия таких решений не предусмотрена настоящим Федеральным законом или уставом общества.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции не учёл, что примененное законодателем в п. 8 ст. 37 Закона выражение "большее число голосов" не означает и не может означать "единогласно", а означает, что в уставе общества может быть предусмотрено, что принятие решений для принятия которых закон предусматривает простое большинство голосов, производится, например, двумя третями голосов или тремя четвертями голосов.

В ином случае, положения устава общества об избрании генерального директора общества только единогласным голосованием может парализовать деятельность общества, поскольку несогласие одного или нескольких участников общества относительно предлагаемой кандидатуры сделает в принципе невозможным избрание единоличного исполнительного органа, либо его переизбрание по окончании срока полномочий.

Исходя из этого, суд апелляционной инстанции правомерно посчитал положение устава общества, устанавливающее необходимость единогласия всех участников общества при принятии решения об образовании исполнительных органов общества, не соответствующим нормам Закона, который в императивном порядке перечисляет случаи, когда для принятия решения общего собрания требуется единогласие всех участников общества (п. 8 ст. 37).

(Постановление ФАС МО от 24.02.2004 №КГ-А40/566-04 по делу №А40-6484/03-57- 68)

Споры о предоставлении информации о деятельности общества и ознакомление с документами

15. Отсутствие в уставе определенного порядка предоставления информации и ознакомления участников с документами общества не освобождает общество от исполнения соответствующих обязанностей.

Участник общества обратился в арбитражный суд с заявлением к обществу об обязании представить копии учредительных документов общества, документов, подтверждающих права общества на недвижимое имущество, находящееся на его балансе, внутренних документов общества, утверждаемых общим собранием участников и иными органами управления общества (положения, регламенты, инструкции), форм бухгалтерской отчетности общества и иных документов, касающихся деятельности общества.

В обоснование заявленного требования истец сослался на то, что, несмотря на неоднократные обращения с заявлениями о предоставлении документации о деятельности общества, ответчик отказался предоставить все испрашиваемые документы, чем нарушил предусмотренное абз. 2 п. 1 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью право истца на получение информации о деятельности общества и ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией.

Возражая против заявленных, требований ответчик привёл довод о том, что он в добровольном порядке предоставил истцу часть документов, а именно, копии учредительных документов, однако остальные испрашиваемые документы не могут быть представлены, поскольку уставом общества не определен порядок их получения участниками общества, равно как и не установлен порядок ознакомления с бухгалтерскими книгами и иной документации.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и кассационного судов, исковые требования удовлетворены, исходя из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 67 ГК РФ, п. 1 ст. 8 Закон об обществах с ограниченной ответственностью участник общества имеет право получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документации, в том числе, по мнению суда кассационной инстанции, и путем получения заверенных копий соответствующих документов в установленном его учредительными документами порядке.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона от 21.11.1996 г. №129-ФЗ «О бухгалтерском учёте» все организации, за исключением бюджетных, представляют годовую бухгалтерскую отчетность в соответствии с учредительными документами учредителям, участникам организации или собственникам ее имущества.

При этом Закон об обществах с ограниченной ответственностью не ограничивает указанное право участника ознакомлением только с определенной информацией о деятельности общества, поскольку это противоречило бы его положению как участника общества.

Участник общества вправе не только знакомиться с материалами о деятельности общества, но и участвовать в управлении делами общества, в распределении прибыли, осуществлять иные правомочия, предусмотренные Законом и уставом общества.

В связи с этим предоставление информации о деятельности общества и ознакомление участника с документами является необходимым для реализации указанных полномочий.

Отсутствие в уставе регламентированного порядка предоставления такой информации и ознакомления с документации не исключает в целом такой обязанности общества, установленной Законом, положениями которого не ограничивается объем документации общества, с которой его участник вправе ознакомиться.

(Постановление ФАС Московского округа от 01.10.2007 N КГ-А40/11410-07 по делу № А41-К1-3697/07 определением ВАС РФ от 06.12.2007 г. №15978/07 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано)

Заместитель Председателя суда A.M. Губин Председатель пятого

судебного состава Е.А. Зверева Начальник отдела обобщения

судебной практики, учета и статистики Н.А. Белёва

Исп.: Сафонов В.В.


[1] В редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 30.12.2008 N 312-Ф3 «О внесении изменений в часть первую ГК РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

[2] по указанному делу были заявлены также и другие требования, дело повторно рассматривалось в суде первой инстанции после отмены кассационным судом, однако данные обстоятельства исключены из описания примера как не влияющие на правовой тезис.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать