Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Уральского округа от 04.10.2013 г. № Ф09-714/13

Постановление ФАС Уральского округа от 04.10.2013 г. № Ф09-714/13

По результатам исследования и оценки доказательств по настоящему делу суды установили, что последствием совершения оспариваемых действий по изданию приказов и премированию работников стала частичная утрата возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества, поскольку в результате выплаты Семаковой О.Л. премий в соответствующей части уменьшился объем денежных средств, за счет которых могли бы быть удовлетворены требования кредиторов должника.

01.11.2013Российский налоговый портал 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 04.10.2013 г. № Ф09-714/13

Дело N А71-8362/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 01 октября 2013 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 04 октября 2013 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Оденцовой Ю.А.,

судей Сердитовой Е.Н., Крашенинникова Д.С.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Семаковой Ольги Леонидовны на определение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 22.04.2013 по делу N А71-8362/2012 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2013 по тому же делу.

Представители лиц, участвующих в деле, уведомленных о времени и месте судебного разбирательства посредством почтовых отправлений, а также размещения информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

В Арбитражный суд Удмуртской Республики обратился конкурсный управляющий открытого акционерного общества "Уральский трастовый банк" (далее - должник) - государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов" с заявлением о признании недействительными сделок должника, а именно: действий исполняющего обязанности председателя Правления должника Донгузовой Тамары Михайловны по изданию приказов о премировании N 95 л/с от 11.04.2012, N 107 л/с от 28.04.2012, N 128 л/с от 15.05.2012, N 132 от 24.05.2012 и по выплате на основании этих приказов премий 104 работникам должника.

Определением от 29.10.2012 по делу N А71-8362/2012 суд выделил в отдельные производства требования по заявлению конкурсного управляющего о признании сделки недействительной в отношении каждого из 104-х заинтересованных лиц, в том числе, в отношении Семаковой О.Л. с присвоением номера дела N А71-8362/2012С/105-Г2, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к рассмотрению данного заявления привлечена Донгузова Тамара Михайловна.

Определением суда от 22.04.2013 (судья Нуртдинова Л.А.) заявленное требование удовлетворено: признаны недействительными действия исполняющего обязанности председателя Правления должника Донгузовой Т.М. по изданию приказов о премировании N 95 л/с от 11.04.2012, N 107 л/с от 28.04.2012, N 128 л/с от 15.05.2012, N 132 от 24.05.2012 и по выплате на основании этих приказов премий Семаковой О.Л. в общей сумме 140 600 руб., применены последствия недействительности сделок в виде взыскания с Семаковой О.Л. в пользу должника суммы 140 600 руб.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2013 (судьи Казаковцева Т.В., Булкина А.Н., Мартемьянов В.И.) определение суда оставлено без изменения.

Семакова О.Л. не согласна с принятыми судебными актами, в кассационной жалобе просит их отменить. Заявитель ссылается на то, что, согласно ст. 191 Трудового кодекса Российской Федерации, премия является способом поощрения работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности, премии неоднократно выплачивались работникам должника в течение длительного времени, в связи с чем, по мнению заявителя, оспариваемые действия по выплате спорных премий совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности, и данное обстоятельство исключает возможность признания данной сделки недействительной в силу положений п. 2 ст. 61.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве). Кроме того, как полагает Семакова О.Л., ошибочен вывод судов о том, что она знала о неплатежеспособности и недостаточности имущества должника и о том, что она является лицом, заинтересованным по отношению к должнику.

В отзыве конкурсный управляющий просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения, в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, 16.02.2011 между Семаковой О.Л. и должником заключен трудовой договор N 6-ТД, на основании которого Семакова О.Л. принята на должность ведущего экономиста кредитно-экономического отдела, в дальнейшем, согласно приказу N 21 л/с от 04.02.2012, Семакова О.Л. переведена на должность начальника кредитно-экономического отдела.

В апреле - мае 2012 года исполняющей обязанности председателя Правления должника Донгузовой Т.М. изданы приказы N 95 л/с от 11.04.2012, N 107 л/с от 28.04.2012, N 128 л/с от 15.05.2012, N 132 от 24.05.2012 о премировании, на основании которых осуществлены выплаты премий сотрудникам должника за положительные результаты работы должника за апрель и май 2012 года, за оказание содействия в проведении проверки деятельности должника и своевременное и качественное выполнение заданий, возложенных на работников должника. На основании названных приказов Семаковой О.Л. за счет должника получены денежные средства в сумме 140 600 руб.

Приказами Центрального банка Российской Федерации N ОД-391, N ОД-392 от 31.05.2012 у должника отозвана лицензия на осуществление банковских операций и назначена временная администрация.

Определением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 20.06.2012 к производству принято заявление Центрального банка Российской Федерации о признании должника несостоятельным (банкротом).

Решением суда от 19.07.2012 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, полномочия конкурсного управляющего должника возложены на государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".

Ссылаясь на то, что действия по изданию приказов о премировании представляют собой единую исполнительскую сделку, направленную на незаконное распоряжение денежными средствами должника, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании сделок недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и применении последствий их недействительности.

Признавая заявленные требования подлежащими удовлетворению, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего: оспариваемые действия по изданию приказов о премировании и выплате премий были совершены в течение трехлетнего срока, предшествующего дате принятия заявления о признании должника банкротом; совершение названных сделок повлекло причинение вреда имущественным интересам кредиторов должника; должник обладал признаками неплатежеспособности в период совершения спорных сделок; Семакова О.Л., являющаяся начальником кредитно-экономического отдела, в силу своего должностного положения должна была знать о наличии у должника признаков неплатежеспособности и о совершении спорных сделок с целью причинения вреда имущественным интересам кредиторов. При этом суды исходя из того, что до совершения спорных сделок приказы о премировании за положительные результаты работы не выплачивались, и, исходя из конкретных обстоятельств дела, не признали данные сделки совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Выводы судов являются верными, основанными на правильном применении норм материального и процессуального права, соответствуют материалам дела.

Согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Пунктом 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предусмотрено, что для признания сделки недействительной по основанию, указанному в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Материалами дела подтверждается, что оспариваемые действия по изданию приказов о премировании и действия по выплате премий Семаковой О.Л., имели место 11.04.2012, 28.04.2012, 15.05.2012, 24.05.2012, то есть в течение трехлетнего срока, предшествующего дате принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Исследовав и оценив по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все представленные в материалы дела доказательства, приняв во внимание, в том числе, счет 47418 - "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств", суды установили, что в период с апреля 2012 года у должника начала образовываться кредиторская задолженность, и то, что на момент отзыва у него лицензии (31.05.2012) должник имел неисполненные обязательства перед кредиторами и вкладчиками на общую сумму 83 767 399 руб. 15 коп., на дату отзыва лицензии также не были исполнены в течение 14 дней с наступления даты их исполнения требования кредиторов на общую сумму 22 182 136 руб. 16 коп.

Помимо изложенного, по результатам исследования и оценки доказательств суды установили, что на вышеуказанную дату (16.04.2012) имел место факт недостаточности имущества должника для исполнения всех его обязательств, поскольку при наличии обязательств на общую сумму 562882000 руб. стоимость активов должника составляла только 542 028 000 руб.

Как следует из материалов дела, и установлено судами, Национальным банком Удмуртской Республики к должнику неоднократно применялись меры воздействия в виде предписаний (от 21.12.2011 N 6-2-159538дсп, от 12.04.2012 N 6-2-11/3075дсп, от 02.05.2012 N 6-2-11/3713дсп) об ограничении банковских операций в связи с ухудшением финансового состояния должника.

Так, из предписания от 21.12.2011 N 6-2-159538дсп видно, что за период с сентября по ноябрь 2011 года значительно снижена величина ликвидных активов должника, имело место неудовлетворительное качество ссудной и приравненной к ней задолженности, согласно предписанию от 12.04.2012 N 6-2-11/3075дсп, учет и отчетность кредитной организации признаны недостоверными, а в предписании от 02.05.2012 N 6-2-11/3713дсп указано на наличие оснований для осуществления мер по предупреждению банкротства, предусмотренных абз. 2, 3, 4, 7 ст. 4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

Согласно абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств.

На основании изложенного, приняв во внимание установленные факты образования кредиторской задолженности и превышения размера обязательств должника над стоимостью его активов, а также все представленные суду доказательства, и, исходя из конкретных обстоятельств дела, суды обоснованно пришли к выводам о возникновении у должника в апреле 2012 года признаков неплатежеспособности, которые в дальнейшем сохранялись, в то время как надлежащие и достаточные доказательства, свидетельствующие об ином, отсутствуют.

В силу абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве и разъяснениям, изложенным в п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, следует понимать уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

По результатам исследования и оценки доказательств по настоящему делу суды установили, что последствием совершения оспариваемых действий по изданию приказов и премированию работников стала частичная утрата возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества, поскольку в результате выплаты Семаковой О.Л. премий в соответствующей части уменьшился объем денежных средств, за счет которых могли бы быть удовлетворены требования кредиторов должника.

На основании изложенного, приняв во внимание все представленные суду доказательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, суды обоснованно пришли к выводу о том, что спорные сделки совершены с целью причинения вреда имущественным интересам кредиторов, и о том, что в результате совершения спорных сделок причинен вред имущественным интересам кредиторов, в то время как надлежащие и достаточные доказательства, опровергающие данное обстоятельство, не представлены.

В силу абз. 1 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств (п. 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").

Исследовав и оценив все представленные в материалы дела доказательства, проанализировав условия трудового договора, заключенного между должником и Семаковой О.Л., а также положения должностной инструкции работника, приняв во внимание специфику занимаемой Семаковой О.Л. должности, продолжительность работы Семаковой О.Л. у должника, и то, что Семакова О.Л. как руководитель кредитно-экономического отдела имеет глубокие знания в области анализа финансового состояния кредитных организаций и банковской отчетности, и то, что в ее должностные обязанности, входили в том числе, проверка соблюдения порядка совершения банковских операций, защита экономических интересов должника и повышение его престижа, контроль за достоверностью информации об услугах должника и т.п., суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали на то, что действуя разумно, исполняя положения трудового договора, должностной инструкции и, проявляя требующуюся от нее осмотрительность, Семакова О.Л. обязана была обладать информацией о неблагополучном финансовом состоянии должника в период с апреля по мая 2012 года и осознавать последствия выплаты премий работникам должника, предполагающие уменьшение и без того недостаточного объема имущества, за счет которого возможно удовлетворение требований кредиторов должника, следовательно, Семакова О.Л. должна была обладать информацией о совершении спорных сделок с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, в то время как доказательства, свидетельствующие об ином, отсутствуют.

При этом суды приняли во внимание и тот факт, что Семакова О.Л. под роспись ознакомлена с предписаниями Национального банка Удмуртской Республики от 04.05.2012 N 6-2-11/3811дсп, протоколом совещания состоявшегося в Национальном банке Удмуртской Республики N 6-2-1/2319 ДСП от 21.03.2012, протоколом совещания состоявшегося в Национальном банке Удмуртской Республики N 6-2-1/3210 ДСП от 17.04.2012, в которых четко и определенно указано, что в апреле - мае 2012 года должник находился в предбанкротном состоянии.

Суды также обоснованно отклонили довод Семаковой О.Л. о том, что оспариваемые действия по выплате спорных премий совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности, поскольку в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что должником в течение длительного времени регулярно (несколько раз в месяц) издавались приказы о премировании работников должника, аналогичные спорным приказам, в связи с чем суды пришли к обоснованному выводу о том, что в период до апреля 2012 года подобные приказы не издавались и соответствующие премии не выплачивались.

Следует также отметить, что в материалах дела отсутствуют надлежащие и достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что в апреле - мае 2012 года Семакова О.Л. выполняла какие-либо дополнительные обязанности, и доказательства, подтверждающие повышенную интенсивность ее работы в указанный период, при том, что введение с 12.04.2012 Национальным банком Удмуртской Республики ограничений на привлечение денежных средств физических лиц во вклады и открытие банковских счетов физических лиц, свидетельствует об отсутствии реальной возможности увеличения подлежащего оплате объема трудовых обязанностей сотрудника, работавшего в кредитно-экономическом отделе, а информация, содержащаяся в предписаниях Национального банка Удмуртской Республики от 21.12.2011 N 6-2-159538дсп, от 12.04.2012 N 6-2-11/3075дсп, от 02.05.2012 N 6-2-11/3713дсп, полностью опровергает возможность положительной деятельности должника в апреле - мае 2012 года.

Кроме того, факт совершения спорных сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности должника опровергается и отсутствием каких-либо доказательств, свидетельствующих о соблюдении при издании спорных приказов порядка начисления и выплаты премий, установленного разделом шестым Положения об оплате труда и премировании сотрудников должника.

При этом доказательства, опровергающие вышеуказанные обстоятельства, и свидетельствующие об ином, в материалы дела не представлены, соответствующие ходатайства об истребовании таких доказательств в ходе рассмотрения настоящего дела в судах первой и апелляционной инстанций лицами, участвующими в деле, не заявлялись.

Таким образом, исследовав и оценив относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных в материалы дела доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь данных доказательств в их совокупности, приняв во внимание конкретные обстоятельства дела, суды на основании всех имеющихся в деле доказательств установили совокупность условий, влекущих признание сделок должника по изданию приказов о премировании и выплате премий Семаковой О.Л. недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В соответствии с п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу п. 1 ст. 61.6 названного Закона все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.

В материалах дела имеются доказательства осуществления спорных выплат в пользу Семаковой О.Л., в том числе ведомости перечисления во вклады работников банка от 12.04.2012, от 28.04.2012, от 15.05.2012, от 24.05.2012.

Судами правильно определены подлежащие применению последствия недействительности спорных сделок должника в виде взыскания с Семаковой О.Л. в конкурсную массу должника денежных средств в сумме 140 600 руб.

Из изложенного следует, что при вынесении обжалуемых судебных актов суды исходили из доказанности наличия у должника в период с апреля 2012 года признаков неплатежеспособности, совершения спорных сделок с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, причинения в результате совершения спорных сделок вреда имущественным интересам кредиторов, и того, что Семакова О.Л. должна была обладать информацией о совершении спорных сделок с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, а также из отсутствия доказательств, опровергающих указанные обстоятельства и из недоказанности того, что спорные сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности (ст. 9, 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами первой и апелляционной инстанций правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка, верно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения.

Доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. При этом заявитель фактически ссылается не на то, что при вынесении обжалуемых судебных актов были допущены нарушения законодательства, а просит еще раз исследовать и переоценить обстоятельства дела, установленные данными судебными актами. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, определение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 22.04.2013 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2013 являются законными, отмене не подлежат. Основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Материалами дела подтвержден факт уплаты Семаковой О.Л. суммы 1000 руб. в счет уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

Между тем в силу ст. 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации и разъяснений, изложенных в п. 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", размер государственной пошлины при подаче кассационной жалобы на судебные акты, вынесенные по результатам рассмотрения заявлений о признании сделок должника недействительными, составляет 2000 руб. В связи с этим с Семаковой О.Л. в пользу бюджета Российской Федерации подлежит взысканию сумма 1000 руб.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

определение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 22.04.2013 по делу N А71-8362/2012 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2013 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Семаковой Ольги Леонидовны - без удовлетворения.

Взыскать с Семаковой Ольги Леонидовны в федеральный бюджет 1000 руб. государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

Председательствующий

Ю.А.ОДЕНЦОВА

Судьи

Е.Н.СЕРДИТОВА

Д.С.КРАШЕНИННИКОВ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Темы: Банкротство  

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать