Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Решения / Решение Арбитражного суда Самарской области от 15 декабря 2011 г. № А55-18625/2011

Решение Арбитражного суда Самарской области от 15 декабря 2011 г. № А55-18625/2011

30.12.2011  

АРБИТРАЖНЫЙ СУД САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ

г. Самара

15 декабря 2011 года Дело № А55-18625/2011

Резолютивная часть решения объявлена 08 декабря 2011 года. Полный текст решения изготовлен 15 декабря 2011 года.

Судья Арбитражного суда Самарской области Степанова И.К.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Чугуновой С.Ю., после перерыва секретарем судебного заседания Бондаренко О.В. рассмотрев в судебном заседании 02-08 декабря 2011 года

дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Агроторг-Самара» г. Самара

к Инспекции Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самары о признании частично недействительным решения налогового органа при участии в заседании

от заявителя - представитель Колесникова Т.В. по доверенности от 01.06.2011 от заинтересованного лица - представитель Фадеева М.В. по доверенности от 14.01.2011 №05-13/00414, представитель Буланова Е.В. по доверенности от 01.12.2011 №05­13/32932, представитель Ларина Е.Ю. по доверенности от 14.01.2011 №05-13/00420

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Агроторг-Самара» обратилось в арбитражный суд с заявлением с учетом уточнения требований в порядке ст. 49 АПК РФ (т.6 л.д.139-140 и в протоколе судебного заседания) о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самары от 29.06.2011 года №14-36/26 в части: доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 271592 рублей; налога на имущество в сумме 27277 рублей; земельного налога в сумме 122985 рублей, налога на доходы физических лиц в сумме 3572 рублей; уменьшения убытка на сумму 24304697 рублей, пени в сумме 81727,06 рублей, штрафов в сумме 56311 рублей, по основаниям, изложенным в заявлении, дополнениях к нему (т.1 л.д.4-14, т. 4 л.д.96-99, т.6 л.д.139-140, 155-158).

Инспекция Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самары с заявлением не согласна, считает оспариваемое решение законным и обоснованным, просит в удовлетворении заявления отказать по основаниям, изложенным в отзыве на заявление, дополнении к нему (т. 3 л.д.1-6, т. 6 л.д.141-143).

В судебном заседании объявлялся перерыв до 13 часов 50 минут 08 декабря 2011 года в порядке ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, оценив доводы и возражения лиц, участвующих в деле, арбитражный суд находит заявление подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Инспекцией Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самары (далее - налоговый орган) по результатам выездной налоговой проверки (акт от 23.05.2011г. №14-27/02901дсп - т. 1 л.д.85-153) принято решение от 29.06.2011 года №14­36/26 в т.ч.: о доначислении налога на добавленную стоимость в сумме 271592 рублей; налога на имущество в сумме 27277 рублей; земельного налога в сумме 122985 рублей;

налога на доходы физических лиц в сумме 3572 рублей; об уменьшении убытка на сумму 24304697 рублей; о начислении пени в сумме 81727,06 рублей; штрафов в сумме 56311 рублей (т.1 л.д. 17-76).

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области №03­15/21361 от 08.09.2011г. оспариваемое решение налогового органа изменено (т.2 л.д.1-15).

Как следует из материалов дела, основанием доначисления налога на добавленную стоимость налоговый орган указывает на мероприятия налогового контроля, проведенные в отношении контрагентов заявителя - ООО «РегионСпецСтрой», ЗАО «РИАН»: ООО «РегионСпецСтрой» - предприятие по адресу регистрации не располагается и финансово - хозяйственную деятельность не ведет; в период совершения сделки (с 23.08.2007г. по 21.11.2008г.) руководителем и учредителем являлся Пустинский А.Б.; по объяснениям Пустинского А.Б. (протокол допроса), свою подпись в заявлении о государственной регистрации у нотариуса не заверял, отношения к этой организации не имеет, в должности директора не работал, никаких документов по финансово-хозяйственным взаимоотношениям с ООО «Агроторг- Самара» не подписывал и т.д.; согласно заключению эксперта №1817 от 29-30.03.2011 года, подписи от имени Пустинского А.Б. на представленных для проведения экспертизы документах: договоре подряда, счете- фактуре, акте приемке выполненных работ, выставленных ООО «РегионСпецСтрой» в адрес ООО «Агроторг-Самара», выполнены не Пустинским А.Б., а другим лицом и др.: в отношении ЗАО «РИАН» - организация по адресу регистрации не находится; финансово- хозяйственная деятельность не велась; по результатам анализа расчетного счета установлено перечисление в течение одного-трех дней денежных средств на счета физических лиц, которые не имеют отношения в данной организации; директор Шелепов А.Е. умер 05.11.2006 года до совершения сделки и др. (т. 3 л.д.68-150, т.4 л.д.1-18).

В результате налоговый орган делает выводы о подписании первичных документов неустановленными лицами; о недостоверности представленных первичных документов; о нереальности хозяйственных операций с указанными контрагентами; о

неосмотрительности в выборе контрагентов и как следствие о неправомерности налоговых вычетов по НДС.

Заявитель в обоснование своей позиции в сущности ссылается на соблюдение им требований ст. ст. 169, 171, 172 НК РФ, на реальность совершенных хозяйственных операций с названными контрагентами. Заявитель указывает на то, законодательство о налогах и сборах не возлагает на налогоплательщика осуществление контрольных функций по уплате налогов его контрагентами. По мнению заявителя, ненадлежащее исполнение или неисполнение контрагентами обязанностей по уплате налогов в бюджет не может влиять на его право учитывать в расходах суммы, фактически перечисленные данным контрагентам и заявлять к вычету НДС. Налогоплательщик не должен нести ответственность за недобросовестные действия третьих лиц. Заявитель считает, что представленные первичные документы, составленные в соответствии с действующим законодательством на унифицированных бланках, подтверждают как факт оплаты работ, так и их фактическое выполнение. Заявитель обращает внимание на то, что у него отсутствовали основания полагать, что финансово-хозяйственные документы подписаны умершим лицом, поскольку все свои обязательства перед обществом ЗАО «РИАН» исполнило в соответствии с договором. Заявитель указывает на возложенную на продавца обязанность по составлению счетов-фактур и отражению в них сведений, предусмотренных ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, и отсутствие доказательств осведомленности заявителя о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений со ссылкой на многочисленную судебную практику.

Суд находит обоснованными доводы заявителя и отклоняет доводы налогового органа в отношении контрагента заявителя - ЗАО «РИАН» (НДС 134400 рублей) по следующим основаниям.

Исходя из положений ст. ст. 247, 252 Налогового кодекса Российской Федерации, при решении вопроса о включении понесенных налогоплательщиком затрат в состав расходов, учитываемых при налогообложении прибыли, следует исходить из того, направлены ли эти расходы на получение дохода.

Формируемая Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации судебная практика также основывается на презумпции экономической оправданности совершенных налогоплательщиком операций и понесенных по этим операциям затрат. Как указано в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Об оценке арбитражными судами обоснованности получениями налогоплательщиками налоговой выгоды» от 12 октября 2006 года № 53, действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными.

Налоговым органом в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено безусловных доказательств, свидетельствующих о подписании первичных документов ЗАО «РИАН» неуполномоченным лицом со ссылкой на обстоятельство, связанное со смертью директора Шелепова А.Е. до совершения сделки. Однако спорный договор №721 заключен заявителем и ЗАО «РИАН» 01.11.2006 года. Поэтому довод налогового органа о подписании неустановленным лицом счетов-фактур данного поставщика, о расшифровках подписей на счетах-фактурах, не соответствующих самим подписям, не имеет достаточного документального подтверждения и, следовательно, основан на предположениях.

Поскольку Налоговый кодекс Российской Федерации не предусматривает обязанности налогоплательщика устанавливать факт государственной регистрации поставщиков, его постановки на налоговый учет, уплату поставщиками сумм налогов, суд приходит к выводу о том, что в момент заключения договора и совершения хозяйственных операций с ЗАО «РИАН» заявитель действовал с должной осмотрительностью и осторожностью и законно предполагал добросовестность своего контрагента.

Тогда как налоговым органом не доказано, что заявителю должно было быть известно о выявленных в ходе мероприятий налогового контроля обстоятельствах в отношении этого поставщика.

В соответствии со ст. 171-172 Налогового кодекса Российской Федерации, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Согласно ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 20.04.2010г. №18162/09, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Вместе с тем, суд отклоняет доводы заявителя и находит обоснованными доводы налогового органа в отношении контрагента ООО «РегионСпецСтрой», т.к. установленные в ходе проверки обстоятельства безусловно свидетельствуют о том, что первичные документы, включая счета- фактуры, выставленные ООО «РегионСпецСтрой» (т.3 л.д. 136­142), подписаны неустановленным лицом, то есть не соответствуют требованиям п. 6 ст.

169 и ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, следовательно, не могут служить основанием для применения налоговых вычетов по НДС.

Данные документы лишь формально отвечают требованиям ст. 9 Федерального закона от 21.11.96 № 129-ФЗ "О бухгалтерском учете».

Таким образом, счета- фактуры ООО «РегионСпецСтрой» оформлены от имени физического лица, которое их не подписывало и не имело отношения к этой организации; уполномоченные на подписание счетов-фактур лица (руководитель, главный бухгалтер) у общества отсутствовали.

Исходя из предусмотренного ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации принципа добросовестности, налогоплательщик обязан проявить необходимую осмотрительность в выборе контрагентов. Определением Конституционного суда РФ № 138-O от 25.07.01 г, разъяснено, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Недобросовестные лица, стремящиеся уклониться от выполнения налоговых обязанностей, возложенных на них законом, не могут пользоваться теми же правовыми режимами, что и законопослушные налогоплательщики.

Следуя позиции Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 25.01.2008 года №18196/07, действия налогоплательщиков по представлению счетов-фактур в качестве основания для применения налоговых вычетов, подписанных неизвестными лицами, как несоответствующих требованиям статьи 169 Налогового кодекса РФ, являются неправомерными.

Аналогичный вывод сделан в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 11.11.2008 года № 9299/08, в котором указано, что налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и отнесения сумм, уплаченных за товар (услуги, работы) поставщику, на расходы при исчислении налога на прибыль правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 9299/08 от 11.11.08 года также отмечено, что налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и отнесения сумм, уплаченных за товар поставщику, на расходы при исчислении налога на прибыль правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

Основанием доначисления налога на имущество в сумме 27277 рублей налоговый орган указывает необоснованное применение в 2007-2008 г.г. коэффициента ускоренной амортизации 2 по ККМ, а также начисление амортизации по основанным средствам, не введенным в эксплуатацию. Ссылаясь на данные бухгалтерского баланса, согласно которым, объекты основных средств - устройства по передаче электроэнергии - с учетными номерами 00005719 (магазин № 102), 00005720 (магазин № 109) и 0005721 (магазин № 110) по состоянию на 01.01.2008г. отражены на счете 01 «Основные средства», и показания главного инженера Микушева Ю. А. о введении одного из перечисленных устройств в эксплуатацию осенью 2010 года и нахождении других устройств на стадии ввода в эксплуатацию, налоговый орган делает вывод о неправомерном начислении амортизации по данным основным средствам.

Заявитель считает правомерным применение коэффициента 2 при исчислении амортизации для целей налогового и бухгалтерского учета, т. к. применение повышающего коэффициента не предусмотрено законодательством. Заявитель полагает, что применение коэффициента 2 при начислении амортизации по ККМ для целей налогового учета не могло повлиять на правильность исчисления налога на имущество. Тогда как спорные основные средства введены в эксплуатацию и через них подается электроэнергия к магазинам №№102, 109, 110.

Доводы заявителя суд находит обоснованными и отклоняет доводы налогового органа исходя из следующего.

Ускоренная амортизация с коэффициентом 2 на контрольно - кассовые машины (ККМ)

начисляется согласно рекомендаций Государственной межведомственной экспертной комиссии (ГМЭК) по ККМ. Перечень оборудования для ускоренной амортизации утвержден Письмом Комитета Российской Федерации по торговле от 13 августа 1996 г. N 1-947/32-9.

Из материалов дела следует, что заявителем для целей бухгалтерского учета амортизация начислялась линейным способом в соответствии с подп. 2.7 пункта 2, п. 2.2.7 Учетной политики организации на 2007г., на 2008г. (т.6 л.д.66-69, 77-79). Поэтому по ККМ за 2007г. амортизация для целей бухгалтерского учета начислена на 475285,5 руб. меньше, чем для целей налогового учета и, соответственно, на 148025 руб. меньше за 2008 г.

Согласно п. 1 ст. 374 Налогового кодекса Российской Федерации объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

Таким образом, заявителем правомерно применен коэффициент 2 при исчислении амортизации для целей налогового и бухгалтерского учета (расчет налога на имущество - т.5 л.д.77).

На балансе заявителя числятся объекты основных средств «Устройство по передаче электроэнергии за учетными номерами №00005719 (магазин №102), №00005720 (магазин №109), №00005721 (магазин №110). К учету указанные объекты приняты на основании актов о приеме-передаче (ввода) №200 от 31.05.2007 г., № 201 от 31.05.2007 г., №202 от 31.12.2007г. Инвентарные карточки составлены 31.12.2007 г. (т. 4 л.д.151-152, т.5 л.д.2-3, 39-42, 71-72, 78). Устройства по передаче электроэнергии приобретены и установлены в соответствии с техническими условиями электроснабжающей организации. Поскольку спорные устройства подключены, следовательно, они подвергаются износу, за потребленную названными магазинами электроэнергию заявителем ежемесячно производится оплата.

Так, для осуществления электроснабжения магазина №102, находящегося по адресу: г. Самара, пос. Мехзавод, квартал 7, дом 2, между ОАО «Самараэнерго» и заявителем был заключен договор №500-Э-СПР/1960 от 29 сентября 2005 г. на обеспечение технической возможности присоединения и требуемой величины эксплуатационно-технологических параметров (мощностей) электропотребляющих установок объекта, были выданы технические условия №11695/5 от 26.12.2005 г. Для их выполнения между заявителем и строительным кооперативом «Изумруд» заключен договор №18 от 22 сентября 2006 г., по условиям которого, подрядчик сдает трассу в СГЭС и Ростехнадзор. Строительным кооперативом «Изумруд» условия договора выполнены, от СГЭС получено подтверждение. Заявителем и ЗАО «Самарские городские электрические сети» заключен договор №02660 от 25 июня 2006 г. на передачу электроэнергии. Аналогичные документы представлены в ходе проверки и по магазинам № 109 и №110 (т. 2 л.д.83-98, т.4 л.д.109- 110, 115-150, т. 6 л.д.1, 15-38, 43-68, 73-76). Данных обстоятельств налоговым органом не опровергнуто.

Поэтому налоговым органом сделан ошибочный вывод о неправомерном начислении амортизации по основным средствам, не введенным в эксплуатацию.

По вопросу формирования расходов на оплату труда налоговый орган, ссылаясь на ст.ст. 282, 284, 285 ТК РФ, п. 3 ст. 255 НК РФ, считает, что расходы организации на оплату труда совместителя, работающего не полный рабочий день, могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль в пределах суммы 0,5 от должностного оклада, определенного штатным расписанием для одной совмещаемой штатной единицы. Следовательно, ЕСН и страховые взносы, начисленные на сумму оплаты труда, свыше указанного размера, необоснованно учтены заявителем в составе расходов при исчислении налога на прибыль (165 242 руб.).

Заявитель ссылается на то, что оплата работы по совместительству в размере оклада является условием трудового договора № 395 от 01.05.07г., заключенного с работником Бараненко Т.Р., а оклад в соответствии со штатным расписанием составляет 141092 рубля за фактически отработанное время. Поэтому расходы по оплате труда Бараненко Т. Р. и налоги, исчисленные с фонда оплаты труда, заявитель считает правомерно отнесенными в расходы, уменьшающие доходы от реализации.

Суд находит обоснованными доводы заявителя и отклоняет доводы налогового органа с учетом следующего.

Обоснованность учета заявителем в составе расходов при исчислении налога на прибыль расходов на оплату труда совместителя Бараненко Т.Р. подтверждаются представленными документами в совокупности: приказом о приеме работника на работу, трудовым договором, штатным расписанием, справками о доходах физического лица, положением об оплате труда и премировании работников (т. 4 л.д.55-69), которые также представлены налоговому органу в ходе проверки.

По объяснениям заявителя, о проделанной работе Бараненко Т.Р. отчитывалась непосредственно собственнику в силу специфичности должности (начальник службы внутреннего контроля), т.к. отчеты о проделанной работе носят конфиденциальный характер, направленный на исправление внутрифирменных нарушений, и могут не предоставляться на обозрение третьих лиц.

В силу положений ст.ст. 255 и 264 Налогового кодекса Российской Федерации сумма оплаты труда, предусмотренная в трудовом договоре, и единый социальный налог, начисленный на эту сумму, относится к расходам общества на оплату труда.

Следовательно, заявителем правомерно включена в расходы, уменьшающие облагаемую налогом на прибыль базу, расходы на оплату труда Бараненко Т.Р. и налоги, исчисленные с фонда оплаты труда, правомерно отнесены в расходы, уменьшающие доходы от реализации.

Данная позиция изложена в т.ч. в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.05.2006 года по делу NA56-18935/2005.

В объект налогообложения включена экономия на процентах за ноябрь и декабрь 2008 года, однако с 31 октября 2008 г. Бараненко Т.Р. уволена из организации и должна самостоятельно уплачивать налог с доходов, в том числе и с материальной выгоды. Кроме того, налоговым органом не учтена также сумма налога с материальной выгоды в размере 1699,49 рублей, удержанная заявителем с материальной выгоды, полученной Бараненко Т.Р., и перечисленная в бюджет. Поэтому доначисление налога на доходы физических лиц в сумме 3572 руб. и начисление соответствующего штрафа суд находит необоснованным.

По вопросу обоснованности списания в налоговом учете процентов по долговым обязательствам перед иностранной организацией налоговый орган указывает на неправомерный учет в составе внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль суммы процентов по контролируемой задолженности, ссылаясь на то, что положения п. 2 ст. 269 НК РФ для признания процентов по заемным средствам в составе расходов не применяются и суммы не учитываются в составе расходов при формировании налоговой базы по налогу на прибыль организаций в связи с отрицательной величиной собственного капитала организации.

Заявитель считает, что положения п.2, п.3 ст. 269 НК РФ устанавливают особый порядок расчета процентов при начислении процентов в пользу иностранной организации. Поскольку процентов за пользования заемными средствами в период действия соглашения о замене долга заемным обязательством от 07.07.2008 г. до погашения долгов в пользу Частной компании с ограниченной ответственностью АРМОЛ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД не начислялось и не выплачивалось, так как заем беспроцентный, то заявитель считает ошибочным вывод налогового органа.

Налоговым органом не опровергнуто того обстоятельства, что Компания с ограниченной ответственностью «РОМИОР КОММЕРШИАЛ ЛТД» не признается аффилированным лицом к Частной компании с ограниченной ответственностью АРМОЛ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД.

Поскольку заявитель при заключении кредитных договоров ни прямо, ни косвенно не зависел от Частной компании с ограниченной ответственностью АРМОЛ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД (последняя не являлась ни учредителем, ни соучредителем Компании с ограниченной ответственностью «РОМИОР КОММЕРШИАЛ ЛТД» - единственного собственника ООО «Агроторг-Самара»), то задолженность заявителя перед Частной компанией с ограниченной ответственностью АРМОЛ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД не может быть признана контролируемой и в соответствии с п. 3 ст. 269 НК РФ к ней не применяются правила, установленные пунктом 2 настоящей статьи. Более того, за период действия соглашения о замене долга заемным обязательством от 07.07.2008г. процентов по задолженности перед Частной компании с ограниченной ответственностью АРМОЛ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД не начислялось. Данных обстоятельств налоговым органом не опровергнуто и не доказан размер указанных в оспариваемом решении процентов (4864180 рублей).

По вопросу правомерности включения в состав внереализационных расходов отрицательных курсовых разниц по кредитным договорам, суммы задолженности по которым из рублевого эквивалента переведены в долларовый налоговый орган считает, что перевод денежных средств по кредитным договорам в валюту является экономически нецелесообразным, искусственным завышением внереализационных расходов. При этом налоговый орган, ссылаясь на положения п. 11 ст. 250, подп. 5 п.1 ст. 265 НК РФ, указывает на то, что курсовые разницы возникают в случае, если задолженность по кредиту выражена и уплачивается в валюте, а суммовые разницы - если сумма кредита выражена в валюте или в условных денежных единицах, а уплачивается в рублях.

Заявитель указывает на то, что проводить конвертацию суммы кредита законом не запрещено, согласившись на конвертацию, он руководствовался исключительно экономической целесообразностью, связанной с отсрочкой платежей.

Исходя из положений п. 1 ст. 265 Налогового кодекса Российской Федерации, в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности: расходы в виде отрицательной курсовой разницы, возникающей от переоценки имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте, за исключением авансов, выданных (полученных) в том числе по валютным счетам в банках, проводимой в связи с изменением официального курса иностранной валюты к рублю Российской Федерации, установленного Центральным банком Российской Федерации.

Поэтому суд находит недоказанным налоговым органом обстоятельства, связанные с экономической нецелесообразностью перевода денежных средств по кредитным договорам в валюту, с искусственным завышением внереализационных расходов.

Основанием для доначисления земельного налога налоговый орган указывает нарушение ст.ст. 388, 389 НК РФ в результате неуплаты земельного налога по земельному участку, расположенному по адресу: г. Тольятти, Автозаводской район, ул. Юбилейная, 9, а также непредставление налоговых деклараций в налоговый орган и неправильное применение удельного показателя стоимости и классификация земельного участка.

Заявитель указывает на то, что в 2007 и 2008 годах спорный объект еще не был зарегистрирован, данный земельный участок был зарегистрирован 01 июня 2010 года на основании договора купли-продажи №140 от 30.12.2005 г. и Соглашения к договору №140 от 15.12.2009 г., поэтому до внесения записи в государственный реестр собственником земельного участка остается прежний владелец, который является плательщиком налога. Заявитель также ссылается на представленные в налоговый орган декларации по этому налогу.

Обстоятельства, связанные с фактической регистрацией спорного земельного участка и представлением налоговых деклараций в налоговый орган, материалами дела подтверждаются (свидетельство о государственной регистрации права, кадастровый паспорт земельного участка, налоговые декларации - т. д.2 л.д. 99-104, т. 6 л.д.53-65). Тогда как при определении удельного показателя стоимости заявитель руководствовался Постановлением Губернатора Самарской области от 03.07.2003г. №254 (т.2 л.д.107-108).

Следуя правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 года № 54, судам необходимо исходить из того, что за исключениями, оговоренными в пунктах 4 и 5 настоящего

Постановления, плательщиком земельного налога является лицо, которое в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - реестр) указано как обладающее правом собственности, правом постоянного (бессрочного) пользования либо правом пожизненного наследуемого владения на соответствующий земельный участок.

Поэтому обязанность уплачивать земельный налог возникает у такого лица с момента регистрации за ним одного из названных прав на земельный участок, то есть внесения записи в реестр, и прекращается со дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок.

Исходя из изложенного, обязанность уплачивать земельный налог в отношении спорного земельного участка возникла у заявителя с момента регистрации за ним права общей долевой собственности на земельный участок.

Расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2000 рублей в соответствии со ст. ст. 101-102, 110-112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2008 г. № 7959/08, согласно которому, в случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере, относятся на заинтересованное лицо и подлежат взысканию с него в пользу заявителя.

Руководствуясь ст. ст. 101-102, 110-112, 167, 180, 182, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

Заявление удовлетворить частично. Признать недействительным решение Инспекции Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самары от 29.06.2011 года №14-36/26 в части: доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 134400 рублей, пени в соответствующей части; налога на имущество в сумме 27277 рублей, пени в сумме 1419 рублей; земельного налога в сумме 122985 рублей, пени в сумме 26783 рублей, налога на доходы физических лиц в сумме 3572 рублей, пени в сумме 35 рублей; уменьшения убытка на сумму 24304697 рублей, штрафов в общей сумме 56311 рублей - как несоответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации.

В остальной части в удовлетворении заявления отказать.

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самары в пользу заявителя расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, г. Самара с направлением апелляционной жалобы через Арбитражный суд Самарской области.

Судья И. К. Степанова

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать