Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Юрий Печенкин

Юрий Печенкин


Работа: Место работы не раскрывается

Должность: Должность не раскрывается

Биография: Налоговые услуги и налоговые споры

Новости / Мнения / Открытый космос и право налагать налоги: «Что общего между вороном и письменным столом?»

Открытый космос и право налагать налоги: «Что общего между вороном и письменным столом?»

11.11.2013Блог Юрия Печенкина

На первый взгляд между открытым космосом и правом налагать налоги общего не больше, чем между вороном и письменным столом. В связи с этим кажется интригующим один из вопросов повестки дня проходившей с 21 по 25 октября 2013 года IX сессии Комитета экспертов по международному сотрудничеству в налоговых вопросах (далее – КЭМСНВ), который подлежал обсуждению в рамках проблемы обновления Модельной конвенции Объединенных Наций об избежании двойного налогообложения между развитыми и развивающимися странами версии 2011 года (далее – МК ОН’2011). Это вопрос - является ли искусственный спутник Земли, который движется по геостационарной орбите, постоянным представительством оператора этого спутника? Возникновение этого вопроса в повестке дня IX сессии КЭМСНВ свидетельствует о том, что общее между открытым космосом и правом налагать налоги все же существует. Но в чем оно заключается?

Предпосылкой появления в повестке дня IX сессии КЭМСНВ вопроса о том, является ли искусственный спутник Земли, который движется по геостационарной орбите, постоянным представительством оператора этого спутника, послужило внесение изменения в Комментарий к статье 5 Модельной налоговой конвенции в отношении доходов и капитала Организации экономического сотрудничества и развития (далее – МНК ОЭСР), а именно – состоявшееся 22.07.2010 дополнение его пунктом 5.5., имеющим следующее содержание:

«Несомненно, что постоянное представительство может считаться находящимся в договаривающемся государстве, только если соответствующее место ведения деятельности находится на территории такого государства. Вопрос о том, может ли спутник на геостационарной орбите являться постоянным представительством для оператора спутника, отчасти связан с тем, как далеко территория государства простирается в космос. Ни одно государство-член не согласилось бы с тем, что местоположение этих спутников может быть частью территории договаривающегося государства в соответствии с применимыми нормами международного права и вследствие этого могло бы считаться постоянным представительством, находящимся на этой территории. К тому же, та особая зона, над которой могут быть получены сигналы спутника (зона покрытия спутника), не может рассматриваться как находящаяся под контролем оператора спутника с тем, чтобы такая зона была бы местом деятельности оператора спутника.»

В ходе подготовки МН ОН’2011 КЭМСНВ рассматривал вопрос о включении положений, тождественных положениям пункта 5.5. Комментария к статье 5 МНК ОЭСР, в Комментарий к статье 5 МН ОН’2011. Однако на его VII сессии КЭМСНВ отказался от этого включения, указав следующее:

«Было решено исключить предложенный процитированный пункт 5.5. ОЭСР, касающийся того, может ли спутник на геостационарной орбите образовывать постоянное представительство, и вместо этого включить обсуждение этого вопроса в перечень вопросов, подлежащих обсуждению.»

Собственно, обращение КЭМСНВ на его IX сессии к вопросу о том, является ли искусственный спутник Земли, который движется по геостационарной орбите, постоянным представительством оператора этого спутника, есть выполнение решения, принятого им на его VII сессии. Что же вынудило КЭМСНВ отказаться от включения соответствующих положений из Комментария к статье 5 МНК ОЭСР в Комментарий к статье 5 МК ОН’2011 и более детально рассматривать этот вопрос? Представляется, что ответ заключается в том, что позиция ОЭСР основывается на упрощенном видении проблемы и, как следствие, не предлагает ее исчерпывающего решения.

Открытый космос является пространством. Современная международно-правовая действительность такова, что все доступные человечеству пространства, так или иначе, разделены между государствами, и имеют правовой режим государственных территорий, территорий, на которых государства обладают определенными суверенными правами, и общие для всех государств пространства, не подлежащие национальному присвоению.

Геостационарная орбита – проходящая в плоскости экватора Земли на высоте около 35 786 километров от поверхности Земли круговая траектория с периодом обращения, равным периоду обращения Земли, и углом наклона по отношению к Земле, равным нулю. Движение спутника по этой траектории обеспечивает относительное постоянство нахождения этого спутника над одной точкой поверхности Земли. И хотя такой спутник периодические требует определенной корректировки его движения для поддержания неизменности его положения над этой точкой поверхности Земли, геостационарная орбита является крайне важным для спутниковых коммуникаций «естественным ресурсом» - словами Устава международного союза электросвязи. Причем возможности пользования этим ресурсом ограничены из-за его уникальности - из всех геосинхронизированных орбит только одна является геостационарной, что лимитирует выведение на нее спутников по количеству последних.

Начиная с 1967 года, когда вопрос делимитации космического пространства был впервые рассмотрен Юридическим подкомитетом Комитета по использованию космического пространства в мирных целях Объединенных Наций, и до настоящего времени государства не пришли к согласию о необходимости делимитации космического пространства. Не пришли государства и к согласию о подходе, который следует избрать для этой делимитации. Господствующими подходами являются – высотный подход, который предполагает, что открытый космос начинается за воображаемой горизонтальной границей, располагающейся на высоте 90 – 110 километров над поверхностью Земли, и функциональный подход, который предполагает, что открытый космос начинается там, где оканчивается возможность ведения деятельности в воздушном пространстве. Несмотря на неопределенность в подходе, который следует использовать для делимитации космического пространства, высота, на которой проходит геостационарная орбита над поверхностью Земли, проходит далеко над горизонтальной границей (по высотному подходу) и над зоной, где возможно ведение деятельности в воздушном пространстве. Говоря другими словами, независимо от того, какой бы из существующих господствующих подходов не был бы применен для делимитации космического пространства, геостационарная орбита во всяком случае находится в открытом космосе, то есть за пределами воздушного пространства, а значит и за пределами территориальных границ любого из государств.

В этом смысле позиция ОЭСР, вряд ли, способна породить какие-либо сомнения. В 1976 году некоторые экваториальные государства в боготинской декларации заявили, что геостационарная орбита, являясь как бы естественным продолжением их территорий, представляет собой часть их территорий. Это мнение было подвергнуто критике со стороны других государств, в частности, по тому основанию, что геостационарная орбита находится в открытом космосе, чье пространство не подлежит какому-либо национальному присвоению, что заставило отдельные из этих экваториальных стран поколебаться в их точке зрения. Тем не менее, означает ли нахождение геостационарной орбиты в открытом космосе то, что государство, над территорией которого зависает искусственный спутник Земли, движущийся по геостационарной орбите, не может налагать налоги на деятельность по эксплуатации этого спутника?

Представляется, что в настоящее время этот вопрос не имеет однозначного ответа. В середине 80-х годов XX века те экваториальные страны, которые усомнились в верности их мнения, выраженного в боготинской декларации, изменили свою точку зрения и стали добиваться того, чтобы государства, над чьими территориями парят искусственные спутники Земли, движущиеся по геостационарной орбите, обладали бы специальными (суверенными) правами в отношении геостационарной орбиты. В принципе, одним из этих прав могло бы стать право налагать налоги на деятельность по эксплуатации спутников, а способом придания этой деятельности налоговой юрисдикции конкретного государства – юридическая фикция, признающая соответствующий спутник постоянным представительством оператора на территории соответствующего государства. Более того, ряд государств уже пошел по пути закрепления таких прав в их внутренних законодательствах. Именно этих факторов не учитывает позиция ОЭСР.

Сейчас трудно сказать, какое решение по вопросу о том, является ли искусственный спутник Земли, который движется по геостационарной орбите, постоянным представительством оператора этого спутника, принятое КЭМСНВ на его IX сессии, и остается лишь ожидать публикации соответствующего доклада. Однако уже сейчас ничто не мешает предположить, что развитие космической деятельности, особенно, в частном сегменте со временем будет все чаще и чаще подталкивать государства к тому, чтобы смотреть на открытый космос, а точнее на ведущуюся в нем деятельность как на потенциальный источник налоговых доходов. Причем позиции развитых стран, представляемых ОЭСР, по-видимому, нередко будут расходиться с позициями развивающихся стран, особым нуждам которых уделяют внимание Объединенные Нации.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Татьяна Суфиянова

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать