Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 марта 2009 г. N А33-11756/07-Ф02-818/09

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 марта 2009 г. N А33-11756/07-Ф02-818/09

Условий о необходимости учета ГСМ, оформлении путевых листов, наличии лицензии на транспортные перевозки, а также наличии в штате водителей для правомерности начисления амортизационных отчислений действующее законодательство о налогах и сборах не содержит

15.04.2009  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 марта 2009 г. N А33-11756/07-Ф02-818/09

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Первушиной М.А.,

судей: Белоножко Т.В., Новогородского И.Б.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Красноярска на решение от 18 августа 2008 года Арбитражного суда Красноярского края, постановление от 2 декабря 2008 года Третьего арбитражного апелляционного суда по делу N А33-11756/07 (суд первой инстанции - Петракевич Л.О., суд апелляционной инстанции: Демидова Н.М., Дунаева Л.А., Первухина Л.Ф.),

установил:

индивидуальный предприниматель Кондаков Игорь Валерьевич (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Красноярска (далее - налоговая инспекция) о признании недействительным решения от 01.08.2007 N 31 в части предложения уплатить (удержать и перечислить) в бюджет налог на доходы физических лиц в сумме 301 343 рублей, пени в сумме 54 623 рублей 90 копеек, налог на добавленную стоимость в сумме 1 033 835 рублей, пени в сумме 104 592 рублей 19 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в федеральный бюджет, с доходов предпринимателя в сумме 46 360 рублей 33 копеек, пени в сумме 2 212 рублей 72 копеек, налог на доходы физических лиц с доходов, выплаченных работникам, в сумме 253 845 рублей и пени по налогу на доходы физических лиц, удерживаемому налоговым агентом, в сумме 91 577 рублей 53 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в федеральный бюджет, в сумме 174 375 рублей, пени в сумме 61 679 рублей 82 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в Фонд социального страхования, в сумме 24 407 рублей, пени в сумме 4 804 рублей 73 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, в сумме 3 933 рублей, пени в сумме 1 049 рублей 74 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в территориальный фонд обязательного медицинского страхования, в сумме 17 795 рублей, пени в сумме 5 340 рублей 48 копеек, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, направляемые на выплату страховой части трудовой пенсии, в сумме 87 195 рублей, пени в сумме 13 рублей 14 копеек, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, направляемые на выплату накопительной части трудовой пенсии, в сумме 10 220 рублей, привлечения к ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 60 268 рублей 60 копеек, налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 205 548 рублей 40 копеек, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет с доходов предпринимателя в виде штрафа в сумме 4 065 рублей 26 копеек, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, в виде штрафа в сумме 34 875 рублей, единого социального налога, зачисляемого в Фонд социального страхования в виде штрафа в сумме 4 881 рубля 40 копеек, единого социального налога, зачисляемого в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, в виде штрафа в сумме 786 рублей 60 копеек, единого социального налога, зачисляемого в территориальный фонд обязательного медицинского страхования в виде штрафа в сумме 3 559 рублей, привлечения к ответственности на основании статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 50 769 рублей, на основании пункта 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 300 рублей, по пункту 2 статьи 27 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в виде штрафа в сумме 5 019 рублей 64 копеек.

Решением от 18 августа 2008 года Арбитражного суда Красноярского края заявленные предпринимателем требования удовлетворены частично. Решение налоговой инспекции признано недействительным в части предложения уплатить (удержать и перечислить) в бюджет налог на доходы физических лиц в сумме 177 627 рублей, пени в сумме 32 198 рублей 12 копеек, налог на добавленную стоимость в сумме 151 140 рублей, пени в сумме 15 290 рублей 70 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в федеральный бюджет, с доходов предпринимателя в сумме 27 327 рублей 10 копеек, пени в сумме 1 413 рублей 05 копеек, налог на доходы физических лиц с доходов, выплаченных работникам, в сумме 222 300 рублей и пени по налогу на доходы физических лиц, удерживаемому налоговым агентом, в сумме 80 197 рублей 31 копейки, единый социальный налог, зачисляемый в федеральный бюджет, в сумме 152 675 рублей, пени в сумме 54 004 рублей 11 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в Фонд социального страхования, в сумме 20 935 рублей, пени в сумме 4 121 рубля 24 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в сумме 3 065 рублей, пени в сумме 818 рублей 07 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в территориальный фонд обязательного медицинского страхования, в сумме 15 625 рублей, пени в сумме 4 689 рублей 24 копеек, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, направляемые на выплату страховой части трудовой пенсии, в сумме 76 345 рублей, пени в сумме 11 рублей 50 копеек, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, направляемые на выплату накопительной части трудовой пенсии, в сумме 5 880 рублей, привлечения к ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 35 525 рублей 40 копеек, налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 30 228 рублей, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет с доходов предпринимателя, в виде штрафа в сумме 2 546 рублей 34 копеек, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, в виде штрафа в сумме 30 535 рублей, единого социального налога, зачисляемого в Фонд социального страхования, в виде штрафа в сумме 4 187 рублей, единого социального налога, зачисляемого в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, в виде штрафа в сумме 613 рублей, единого социального налога, зачисляемого в территориальный фонд обязательного медицинского страхования в виде штрафа в сумме 3 125 рублей, на основании статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 44 460 рублей, на основании пункта 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 250 рублей, по пункту 2 статьи 27 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в виде штрафа в сумме 5 019 рублей 64 копеек. На налоговую инспекцию возложена обязанность по устранению допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя. В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением от 2 декабря 2008 года Третьего арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части удовлетворения заявленных налогоплательщиком требований, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить в обжалуемой части, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, и принять по делу в обжалуемой части новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

По мнению заявителя кассационной жалобы, предприниматель не представил документов, подтверждающих факт использования всех автомобилей именно для предпринимательской деятельности. При отсутствии первичных документов невозможно определить, в каком именно объеме налогоплательщику требовалось приобретение и использование автошин, кабин и запасных частей для автомобилей. В проверенных периодах дохода за переданное в аренду имущество налогоплательщиком не было получено. Налогоплательщик не представил документы, подтверждающие получения дохода в более поздние периоды. Предпринимателем не представлены документы, подтверждающие обоснованность количества израсходованного для целей предпринимательской деятельности дизельного топлива, стоимость которого включена в состав профессиональных налоговых вычетов. В связи с тем, что выбывшие в результате недостачи товарно-материальные ценности при осуществлении операций, облагаемых налогом на добавленную стоимость, не использовались, суммы этого налога, ранее принятые к вычету по таким товарно-материальным ценностям, необходимо восстановить. Довод суда о том, что выполнение работ Ждановой В.И. было произведено не лично, не обоснован, так как приемосдаточные акты представлены от имени самой Ждановой В.И.

В отзыве на кассационную жалобу предприниматель считает, доводы изложенные в ней, несостоятельными, ссылаясь на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов.

Дело рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, но своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем дело рассматривается без их участия.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом норм материального и соблюдение норм процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о необоснованности доводов кассационной жалобы и отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка предпринимателя по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2004 по 30.09.2006.

В ходе проведения проверки установлено, в том числе неполная уплата налога на доходы физических лиц в сумме 177 627 рублей и единого социального налога в сумме 27 327 рублей 10 копеек в результате неправомерного принятия в состав расходов затрат на приобретение автошин, кабины, запасных частей для автомобилей, дизельного топлива, амортизационных отчислений по грузовому и легковому автотранспорту, неполная уплата налога на доходы физических лиц в сумме 75 833 рублей и единого социального налога в сумме 11 666 рублей 67 копеек в результате неправомерного включения в состав профессиональных налоговых вычетов налога на добавленную стоимость, уплаченного при приобретении здания, расположенного по ул. Высотная 2, строение 8, неполная уплата налога на добавленную стоимость в сумме 151 140 рублей в результате неправомерного применения налоговых вычетов по приобретению кабины, запасных частей, автошин, дизельного топлива, по товару, пришедшему в негодность и утраченных впоследствии основных средств, неполное перечисление налоговым агентом 253 845 рублей налога на доходы физических лиц, а также неполная уплата 220 510 рублей единого социального налога и 97 415 рублей страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в результате невключения в налоговую базу доходов, выплаченных Серову В.В. и Ждановой В.И., состоящих с предпринимателем в трудовых правоотношениях.

Указанные нарушения отражены в акте выездной налоговой проверки от 05.06.2007 N 24.

Решением от 01.08.2007 N 31, с учетом акта разногласий со стороны налогоплательщика, предприниматель привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной, в том числе пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 50 692 рублей, налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 30 228 рублей, единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, с доходов предпринимателя в виде штрафа в сумме 3 214 рублей 86 копеек, единого социального налога в виде штрафа в размере 44 102 рублей, статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации за неправомерное неудержание и неперечисление налоговым агентом налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 50 769. Данным решением предпринимателю предложено уплатить (удержать и перечислить) в бюджет, в том числе налог на доходы физических лиц в сумме 253 460 рублей и пени в сумме 45 944 рублей 23 копеек, налог на доходы физических лиц с доходов, выплаченных работникам, в сумме 253 845 рублей и пени по налогу на доходы физических лиц, удерживаемому налоговым агентом, в сумме 91 577 рублей 53 копеек, налог на добавленную стоимость в сумме 151 140 рублей и пени в сумме 15 290 рублей 70 копеек, единый социальный налог, зачисляемый в федеральный бюджет, с доходов предпринимателя в сумме 38 993 рублей 77 копеек, пени в сумме 1 712 рублей 97 копеек, единый социальный налог в сумме 220 510 рублей, пени в сумме 72 874 рублей 77 копеек, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в сумме 97 415 рублей, пени в сумме 13 рублей 14 копеек.

Предприниматель, считая решение налоговой инспекции в указанной части незаконным, обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании его недействительным в обжалуемой части.

Удовлетворяя частично заявленные предпринимателем требования, арбитражный суд обоснованно руководствовался следующим.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 254 Налогового кодекса Российской Федерации к материальным расходам относятся затраты налогоплательщика на приобретение инструментов, приспособлений, инвентаря, приборов, лабораторного оборудования, спецодежды и другого имущества, не являющихся амортизируемым имуществом.

Как установлено арбитражным судом, предприниматель в состав профессиональных налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу за 2004 год включил 42 711 рублей 86 копеек затрат на приобретение автомобильных шин, а за 2005 год - 235 984 рубля 75 копеек затрат на приобретение кабины и запасных частей и 2 967 рублей затрат на гигиеническую оценку автомобилей.

В подтверждение правомерности отнесения на расходы стоимости автошин, кабины, иных запасных частей и стоимости гигиенической оценки автомашин налогоплательщиком представлены документы, подтверждающие приобретение автошин, кабины и запасных частей, услуг по гигиенической оценке автомашин, их оплату, установку данных шин на автотранспорт предпринимателя и их списание, в том числе акты о приеме-сдаче работ по ремонту, модернизации транспортного средства, акты обследования объектов движимого имущества, акты о приеме-сдаче работ по ремонту, модернизации транспортного средства.

Арбитражный суд, приняв и оценив указанные документы, правомерно пришел к выводу о том, что указанные доказательства в совокупности свидетельствуют о документальном подтверждении предпринимателем расходов по приобретению автошин, кабины и запасных частей для автомобилей, услуг по гигиенической оценке автошин, а также их экономической обоснованности, связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Как установлено судом, единственным основанием непринятия указанных расходов в оспариваемом решении налоговой инспекции является недоказанность предпринимателем путевыми листами факта использования автотранспорта в предпринимательской деятельности, а не для личного потребления, иных оснований налоговой инспекцией в решении не приведено.

Суд правомерно признал доказанным факт использования такого количества автотранспорта в предпринимательской деятельности, в том числе в виде сдачи в аренду.

Следовательно, оспариваемое решение налоговой инспекции правомерно признано недействительным в части предложения уплатить 36 617 рублей налога на доходы физических лиц, 6 637 рублей 49 копеек пени и 7 323 рубля 40 копеек штрафа, а также 5 633 рубля 28 копеек единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, 233 рубля 16 копеек пени и 444 рубля 70 копеек штрафа.

Из материалов дела следует, что налоговая инспекция в ходе выездной налоговой проверки установила факт неправомерного включения в состав профессиональных налоговых вычетов при исчислении налога на доходы физических лиц и единого социального налога амортизационных отчислений по грузовому и легковому автотранспорту в общей сумме 846 832 рубля 55 копеек, в том числе за 2004 год - 300 831 рубль, за 2005 год - 546 001 рубль 55 копеек.

В обоснование указанного вывода в решении налоговой инспекции указано на непредставление предпринимателем следующих документов: свидетельства о государственной регистрации такого вида деятельности, как транспортные перевозки; лицензии на осуществление транспортных перевозок; путевых листов; учета ГСМ в соответствии с "Нормами расхода топлива и смазочных материалов на автомобильном транспорте"; доказательств наличия в штате водителей, механика, медработника.

Указанный вывод налоговой инспекции правомерно признан арбитражным судом ошибочным.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 253 Налогового кодекса Российской Федерации суммы начисленной амортизации относятся к расходам, связанным с производством и реализацией.

Условий о необходимости учета ГСМ, оформлении путевых листов, наличии лицензии на транспортные перевозки, а также наличии в штате водителей для правомерности начисления амортизационных отчислений действующее законодательство о налогах и сборах не содержит.

Довод налоговой инспекции о необходимости наличия путевых листов, а также учета горюче-смазочных материалов правомерно отклонен арбитражным судом, поскольку представление указанных документов необходимо для проверки правильности учета затрат по приобретению ГСМ, а не для начисления амортизации.

Налоговой инспекцией в ходе проведения проверки установлено, что индивидуальный предприниматель Кондаков И.В. в проверяемых периодах осуществлял розничную и оптовую торговлю в значительных объемах, о чем свидетельствуют данные книги учета доходов и расходов, а также данные налоговых деклараций. В собственности предпринимателя находились и находятся транспортные средства в значительном количестве, что подтверждается результатами инвентаризации основных средств, проведенной налоговым органом, а также актами ввода основных средств в эксплуатацию. В материалы дела индивидуальным предпринимателем представлены приказы о закреплении автомобилей за работниками отдела маркетинга, договоры аренды грузового автотранспорта. Сдача транспорта в аренду не является основанием для прекращения начисления амортизации, поскольку основные средства, сданные в аренду, не исключаются из списка амортизируемого имущества.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации в состав внереализационных расходов, не связанных с производством, и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности, расходы на содержание переданного по договору аренды (лизинга) имущества (включая амортизацию по этому имуществу).

Таким образом, индивидуальный предприниматель доказал использование транспортных средств в предпринимательской деятельности и правомерность начисления амортизации.

Следовательно, решение налоговой инспекции от 01.08.2007 N 31 правомерно признано недействительным в части предложения предпринимателю уплатить 110 088 рублей налога на доходы физических лиц, 19 955 рублей 46 копеек пени и 22 017 рублей 60 копеек штрафа, а также 16 936 рублей 65 копеек единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, 1 057 рублей 60 копеек пени и 1 829 рублей 05 копеек штрафа.

Как установлено арбитражным судом в ходе проведения выездной налоговой проверки налоговой инспекцией установлен факт неправомерного включения налогоплательщиком в состав профессиональных налоговых вычетов при исчислении налога на доходы физических лиц и единого социального налога за 2005 год 237 858 рублей 65 копеек затрат по приобретению дизельного топлива на основании счетов-фактур от 23.12.2004 N 448 и от 05.11.2004 N 10183, выставленных обществом с ограниченной ответственностью "Глостер" и обществом с ограниченной ответственностью "Энпол". Налоговая инспекция пришла к выводу, что расходы на приобретение дизтоплива документально не подтверждены и экономически не обоснованы, поскольку предприниматель не представил доказательств введения в эксплуатацию котельной. Так в реестре расходов расходы по обслуживанию котельной не значатся, в составе амортизируемого оборудования оборудование котельной не учтено, в штатном расписании у предпринимателя отсутствует кочегар, технические работники по обслуживанию котельного оборудования.

Как следует из пояснений индивидуального предпринимателя от 11.05.2007, дизельное топливо использовалось для котельной, расположенной по адресу: г. Красноярск, ул. Высотная, 2, строение 8. Котельная служила для отопления здания склада-магазина и имела три котла, работающих на дизельном топливе. Обслуживание котельной осуществлялось собственным техническим персоналом, входящим в штат предпринимателя, а также с помощью специалистов ООО "Климат С". Кроме того, котельная работает в автоматическом режиме на дизельном топливе, в связи с чем кочегар не требовался. Амортизационные отчисления по оборудованию котельной не включены в реестр расходов, поскольку стоимость самого оборудования включена в реестр затрат на приобретение и реконструкцию склада-магазина.

Арбитражный суд обоснованно пришел к выводу о том, что предприниматель документально подтвердил и экономически обосновал правомерность включения в состав профессиональных налоговых вычетов расходов по приобретению дизельного топлива.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 254 Налогового кодекса Российской Федерации к материальным расходам относятся затраты налогоплательщика на приобретение топлива, воды и энергии всех видов, расходуемых на технологические цели, выработку (в том числе самим налогоплательщиком для производственных нужд) всех видов энергии, отопление зданий, а также расходы на трансформацию и передачу энергии.

Арбитражным судом установлено что, наличие теплового пункта подтверждается актом о приеме-передаче объекта основных средств от 28.04.2004 N 39, актом на монтаж теплового пункта от 28.04.2004, счетом от 25 июня 2003 года N 000066, платежным поручением от 1 июля 2003 года N 4100, актами о приеме-передаче основных средств (отопительных котлов) от 04.06.2005, актом рабочей комиссии о приемке и вводе в эксплуатацию оборудования после комплексного опробования от 03.06.2005, актами сверки взаимных расчетов с ООО "Климат-С", а также письмом ООО "Климат-С" в Инспекцию Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Красноярска. Использование дизельного топлива для отопления здания по ул. Высотной 2, строение 8 подтверждается актом расхода ГСМ на отопление и горячее водоснабжение от 16.05.2005 N 15.

Вышеперечисленные доказательства свидетельствуют о связи расходов предпринимателя по приобретению дизельного топлива с получением дохода от осуществления предпринимательской деятельности.

Поскольку иных доводов, налоговой инспекцией в оспариваемом решении не представлено, арбитражный суд правомерно признал недействительным решение от 01.08.2007 N 31 в части предложения уплатить 30 922 рубля налога на доходы физических лиц, 5 605 рублей 17 копеек пени и 6 184 рублей 40 копеек штрафа, а также 4 757 рублей 17 копеек единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет, 122 рубля 29 копеек пени и 272 рублей 59 копеек штрафа.

В соответствии со статьей 143 Налогового кодекса Российской Федерации предприниматель в спорный период являлся плательщиком налога на добавленную стоимость.

Статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на сумму налоговых вычетов.

Вычетам подлежат суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров на территории Российской Федерации, в том числе в отношении товаров, приобретенных для перепродажи.

Согласно статье 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров, и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению, а счета-фактуры, составленные и выставленные продавцом с нарушением порядка, определенного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В пункте 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации приведен перечень обязательных реквизитов, которые должны быть указаны в счете-фактуре, в том числе наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя.

Таким образом, право на применение налогоплательщиком вычета налога на добавленную стоимость возникает при соблюдении им совокупности трех условий: наличия надлежащим образом оформленных счетов-фактур, принятия товара на учет и фактической оплаты стоимости товаров поставщикам с учетом начисленного ими налога. Одновременное соблюдение налогоплательщиком названных условий является необходимым и достаточным для предоставления ему права уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.

Как следует из оспариваемого решения, налоговая инспекция при его принятии исходила из того, что предприниматель в нарушение подпункта 1 пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации в 2004 - 2006 годах не восстановил налог на добавленную стоимость в общей сумме 49 839 рублей 96 копеек, включенный ранее в налоговые вычеты по приобретенным товарно-материальным ценностям и списанным впоследствии в результате порчи, лома, боя.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные статьей 171 настоящего Кодекса налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса.

В целях главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признается реализацией товаров (работ, услуг).

Для осуществления налогового вычета по налогу на добавленную стоимость необходима уплата в бюджет суммы налога, предъявленной налогоплательщику (в период до 01.01.2006); уплата должна быть произведена в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления производственной деятельности и иных операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии со статьей 146 Налогового кодекса Российской Федерации.

Налогоплательщик, применив данные нормы права, вычел из сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих взносу в бюджет, суммы налога, уплаченные при приобретении товаров, в момент их принятия на учет.

Налоговая инспекция не оспаривает, что утраченные в результате порчи товарно-материальные ценности, по которым предприниматель возместил налог на добавленную стоимость, надлежащим образом оприходованы, оплачены и предназначались для использования в производстве продукции, облагаемой налогом. Однако, по мнению налоговой инспекции, в случае утраты и неиспользования товаров для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость, либо для перепродажи, ранее принятые к вычету суммы налога на добавленную стоимость по данным товарам должны быть восстановлены и уплачены в бюджет.

Согласно статье 23 Налогового кодекса Российской Федерации на налогоплательщике лежит обязанность уплачивать законно установленные налоги. Следовательно, обязанность по уплате в бюджет ранее правомерно принятой к вычету суммы налога на добавленную стоимость должна быть предусмотрена законом.

Пункт 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает случаи, при которых суммы налога, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, подлежат восстановлению. Недостача (порча) товара к числу случаев, перечисленных в указанной норме права, не относится.

Следовательно, у налогоплательщика отсутствует обязанность "восстановить" ранее предъявленные к вычету суммы налога на добавленную стоимость по товарам, пришедшим в негодность, в связи с чем арбитражным судом обоснованно признано неправомерным доначисление 49 840 рублей 40 копеек налога на добавленную стоимость, 5 042 рублей 27 копеек пени и 9 968 рублей штрафа, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Арбитражным судом установлено, что налогоплательщик в декабре 2004 года применил налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость в общей сумме 8 323 рубля 66 копеек на основании счетов-фактур от 17.11.2004 N 145 и от 24.11.2004 N 149, выставленных продавцами при реализации стола разделочного (инв. N 62 Т, 135/2-2/78) и вешалки с полимерным покрытием (инв. N 64 Т, 140/2-2/78).

Так как в ходе проведения выездной налоговой проверки по результатам инвентаризации указанные объекты основных средств не были обнаружены, налоговая инспекция пришла к выводу о неправомерном применении предпринимателем налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в сумме 8 323 рублей 66 копеек, поскольку предприниматель не представил документы, подтверждающие факт утраты права собственности на указанные объекты, а также документы, подтверждающие использование этих объектов для осуществления деятельности, облагаемой налогом на добавленную стоимость.

Арбитражный суд правомерно признал данный вывод налоговой инспекции ошибочным.

Как следует из материалов дела, в подтверждение правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость предпринимателем представлены счета-фактуры, товарные накладные, платежные документы. Кроме того, спорные основные средства приняты предпринимателем к учету в качестве основных средств, предназначенных для осуществления предпринимательской деятельности, что подтверждается актами приемки основных средств и сдачи их в эксплуатацию.

Указанные документы в совокупности свидетельствуют о правомерности применения налогоплательщиком налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в декабре 2004 года. Кроме того, у предпринимателя отсутствует обязанность по восстановлению налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в связи с утратой основных средств.

Пункт 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает случаи, при которых суммы налога, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, подлежат восстановлению. Утрата основных средств к числу случаев, перечисленных в пункте 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации, не относится.

Таким образом, арбитражный суд обоснованно признал незаконным доначисление 8 324 рублей налога на добавленную стоимость, 842 рублей 13 копеек пени и 1 664 рублей 80 копеек штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как следует из оспариваемого решения, налоговая инспекция пришла к выводу о неправомерном применении предпринимателем налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченному при приобретении автомобильных шин, кабины, запасных частей и дизельного топлива, в общей сумме 92 976 рублей 34 копеек, в связи с тем, что предпринимателем не представлены на проверку доказательства использования автомобилей и теплового пункта в предпринимательской деятельности и операций, облагаемых налогом на добавленную стоимость.

В связи с тем, что арбитражным судом обоснованно признана правомерность включения сумм по приобретению автомобильных шин, кабины, запасных частей и дизельного топлива в состав профессиональных налоговых вычетов при исчислении налога на доходы физических лиц, то налоговая инспекция неправомерно доначислила предпринимателю 92 976 рублей налога на добавленную стоимость в результате необоснованного применения налоговых вычетов, пени в сумме 9 406 рублей 30 копеек и 18 595 рублей 20 копеек штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Арбитражным судом установлено, что в 2004 - 2006 годах предпринимателем заключен с индивидуальным предпринимателем Ждановой В.И. договор оказания услуг от 05.01.2004 (срок действия до 31.12.2004), договор подряда от 11.01.2005 (срок действия до 31.12.2005), договор подряда от 03.01.2006 (сроком действия до 31.12.2006).

В ходе проведения выездной налоговой проверки налоговая инспекция пришла к выводу о наличии во взаимоотношениях предпринимателя Кондакова И.В. и индивидуального предпринимателя Ждановой В.И. признаков трудовых отношений, в связи с чем произвела переквалификацию гражданско-правовых договоров на трудовые.

Налоговая инспекция при принятии указанного выше решения, исходила и следующего: предмет договора оказания услуг, заключенного со Ждановой В.И., включает оказание бухгалтерских услуг, при этом не указывает на определенные действия, необходимые для оказания услуги, конкретный объем работы, конечный результат, что не соответствует условиям договоров возмездного оказания услуг, установленных в статьях 702 - 703, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оказание бухгалтерских услуг требует постоянного присутствия работника, это не разовая услуга, а постоянная выполняемая работа. Так согласно приемосдаточному акту от 31.12.2004 Ждановой В.И. за 2004 год произведено оформление 3 014 штук расходных кассовых ордеров, 15 632 штуки товарных накладных (приходных), 4 671 штука накладных на внутреннее перемещение, передачу товаров, 17 745 штук счетов-фактур, выданных покупателям.

Интерес предпринимателя Кондакова И.В. по заключенному договору состоял не в конечном результате оказанных услуг, а в ежедневно осуществляемой работе - процессе труда.

Договором оказания услуг со Ждановой В.И. установлена не оплата по окончании всего объема работ, а ежемесячная оплата, что характерно для оплаты труда по трудовому договору.

В течение всего периода времени Жданова В.И. работала только по договору с Кондаковым И.В., другим лицам бухгалтерские услуги не оказывала, место осуществления деятельности - г. Красноярск, ул. Шахтеров, 4, что является местом нахождения офисного помещения Кондакова И.В.

Предметом договора подряда от 11.01.2005, заключенного со Ждановой В.И., являлось составление сводных учетных документов для исчисления кредиторской и дебиторской задолженности индивидуального предпринимателя Кондакова И.В., что не указывает на определенные действия, на конкретный объем работы, в связи с чем, не соответствует условиям договора подряда, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации.

Работа носила систематический характер, о чем свидетельствует приемосдаточный акт от 31.12.2005, реестры полученного товара, полученных и выставленных счетов-фактур составлялись ежемесячно, ведомость учета основных средств, начисленных амортизационных отчислений - ежеквартально, их составление требовало предварительной обработки первичных учетных документов; - договором подряда со Ждановой В.И. установлена ежемесячная оплата (пункт 3.1 договора), что характерно только для оплаты по трудовому договору (статья 56 Трудового кодекса Российской Федерации).

Оценив доводы сторон и представленные в обоснование заявленных требований доказательства, арбитражный суд обоснованно пришел к выводу о том, что взаимоотношения индивидуального предпринимателя Кондакова И.В. с индивидуальным предпринимателем Ждановой В.И. носят гражданско-правовой характер.

Жданова В.И. зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя администрацией Ленинского района г. Красноярска 07.04.1997, имеет свидетельство о внесении в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей записи об индивидуальном предпринимателе, зарегистрированном до 1 января 2004 года, выданное Инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Советскому району г. Красноярска серии 24 N 000958140.

В соответствии со статьей 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции.

Согласно статье 780 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнитель обязан оказать услуги лично, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Как установлено арбитражным судом, пунктами 2.1 договоров оказания услуг от 05.01.2004 и подряда от 11.01.2005, заключенных с индивидуальным предпринимателем Ждановой В.И. на оказание бухгалтерских услуг, предусмотрено право исполнителя (подрядчика) привлекать для оказания услуг иных лиц, в том числе работающих по трудовому договору у предпринимателя Ждановой В.И.

В материалы дела налогоплательщиком представлены: декларация по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование для лиц, производящих выплаты физическим лицам, за 2004 год, акт приема-передачи документов персонифицированного учета от 26.01.2005, согласно которому число застрахованных лиц составило 19 человек, протокол приема сведений о доходах физических лиц за 2004 год, расчетная ведомость по средствам фонда социального страхования Российской Федерации за 4 квартал 2004 года, трудовые договоры Ждановой В.И. с работниками, в том числе с бухгалтерами.

Следовательно, во взаимоотношениях индивидуального предпринимателя Кондакова И.В. с индивидуальным предпринимателем Ждановой В.И. отсутствует один из существенных признаков трудовых отношений - личное выполнение трудовой функции.

Также не нашел своего подтверждения довод налоговой инспекции о том, что Жданова В.И. осуществляла трудовую функцию в помещении, предоставленном предпринимателем Кондаковым И.В., поскольку предпринимателем представлен в материалы дела договор аренды от 01.03.2004, заключенный Ждановой В.И. с обществом с ограниченной ответственностью "Диорит", согласно которому арендатор принимает в срочное возмездное владение и пользование нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Красноярск, ул. Шахтеров, дом 4, строение 4 общей площадью 159,8 кв.м. Срок аренды с 01.03.2004 по 01.02.2005.

При таких обстоятельствах, арбитражный суд обоснованно пришел к выводу о том, что налоговая инспекция не доказала, что индивидуальный предприниматель Кондаков И.В. обеспечивал условия труда для оказания бухгалтерских услуг Ждановой В.И.

Кроме того, наличие гражданско-правовых отношений подтверждается показаниями самой Ждановой В.И., отраженными в протоколе допроса от 28.02.2007 N 92.

Согласно данным показаниям, время работы у индивидуального предпринимателя Кондакова И.В. исполнитель Жданова В.И. определяла самостоятельно, так как у нее ребенок - инвалид с детства.

Таким образом, Жданова В.И. не подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка, утвержденным приказом индивидуального предпринимателя Кондакова И.В. от 08.01.2004.

Следовательно, арбитражный суд правомерно удовлетворил требования предпринимателя о признании недействительным решения от 01.08.2007 N 31 в части предложения уплатить налог на доходы физических лиц в сумме 222 300 рублей, пени в сумме 80 197 рублей 31 копейки и штрафа в сумме 44 460 рублей штрафа, начисленного на основании статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации, единый социальный налог в сумме 192 300 рублей, пени в сумме 63 632 рублей 66 копеек и штрафа в сумме 38 460 рублей, начисленного на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, а также страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в сумме 82 225 рублей и пени в сумме 11 рублей 50 копеек.

При таких обстоятельствах, арбитражный суд на основании части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всесторонне, полно исследовал имеющиеся в деле доказательства, применил нормы материального права, подлежащие применению, не допустив нарушений процессуального закона, поэтому у суда кассационной инстанции, в силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют правовые основания для переоценки установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и отмены вынесенных по делу судебных актов.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа,

постановил:

решение от 18 августа 2008 года Арбитражного суда Красноярского края, постановление от 2 декабря 2008 года Третьего арбитражного апелляционного суда по делу N А33-11756/07 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

М.А.ПЕРВУШИНА

Судьи:

Т.В.БЕЛОНОЖКО

И.Б.НОВОГОРОДСКИЙ

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать