Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Пленумы судов / Правовые аспекты реализации собственником права на защиту

Правовые аспекты реализации собственником права на защиту

28.04.2010  

Одобрено Президиумом

Федерального арбитражного суда

Волго-Вятского округа

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ СОБСТВЕННИКОМ

ПРАВА НА ЗАЩИТУ

(по результатам изучения и анализа судебной практики

Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа)

В.Е. БРЕХОВА

Помощник судьи

Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа

Право собственности относится к праву абсолютному, характеризующимся специфическим субъектным составом правоотношения, где праву собственника противостоит обязанность всех прочих лиц не нарушать его право.

Одним из компонентов содержания правоотношения собственности выступает правомочие носителя права защищаться от оспаривания и посягательств с помощью средств, предусмотренных законодательством.

Реформация экономической системы общества потребовала пересмотра взглядов на содержание права собственности, объекты и субъекты данного права, однако закрепленные законодательством механизмы правового воздействия изменений не претерпели.

Современное отечественное гражданское право допускает использование способов защиты гражданских прав, предусмотренных статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, и в главе 20 упомянутого Кодекса отдельно выделяет классические инструменты вещно-правовой защиты.

Следуя традициям римского цивилистического права, отечественный законодатель в качестве защитной меры вещных прав называет иски виндикационные (об истребовании вещи из чужого незаконного владения) и иски негаторные (об устранении обстоятельств, препятствующих реализации правомочий собственника по владению, пользованию, распоряжению вещью).

К иным способам защиты права собственности, вытекающим из общих норм гражданского права, следует отнести иски о признании права собственности, о признании сделки недействительной и признание акта органа публичной власти недействительным, нарушающим права и интересы собственника, а также возмещение неосновательного обогащения (убытков).

Настоящее исследование освещает отдельные теоретические и практические аспекты правового регулирования отстаивания собственником (иным правообладателем) имущественных интересов применительно к названным методам.

За восемь месяцев текущего года Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа рассмотрено 98 дел, связанных с защитой права собственности, что немногим больше 93 дел за аналогичный период 2006 года.

С усложнением системы гражданских правоотношений вопрос грамотной тактики защиты своего права приобретает все большую актуальность; институт защиты права собственности - неисключение. От выбора верного и наиболее подходящего правового средства охраны интересов собственника зависит достижение желаемого правового результата.

Так, муниципальное унитарное предприятие обратилось с иском к открытому акционерному обществу и общественной организации о признании права хозяйственного ведения на объекты недвижимого имущества. Из содержания искового заявления усматривалось, что истец, по существу, просил восстановить право хозяйственного ведения на спорное имущество, прекращенное вследствие недействительной сделки. Право собственности на объекты недвижимости за ответчиком зарегистрировано и в судебном порядке не оспорено. При таких обстоятельствах, в силу абзаца 2 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», требование о признании за предприятием права хозяйственного ведения судами отклонено как ненадлежащий способ защиты нарушенных прав.

В другом случае, неверно сформулированный предмет иска стал причиной заведомого проигрыша дела. Открытость перечня способов защиты гражданских прав, перечисленных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, ограничивается допускаемыми гражданским законодательством способами. Такого способа защиты права как признание преимущественного права на получение объектов недвижимости в собственность законом не предусмотрено. Поскольку с иными требованиями инициатор спора не обращался, суд отказал в удовлетворении исковых требований.

По данным судебной статистики Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа в преобладающем большинстве сохраняется значительное количество дел по поводу признания права собственности.

Суть иска о признании права собственности заключается в требовании публичного признания за субъектом наличия у него определенных прав, когда право лица юридически не очевидно, но спорно и неопределенно для иных субъектов.

В качестве хрестоматийного примера можно привести следующее дело. Общественная организация охотников и рыболовов обратилась с иском к органу по управлению имуществом о признании права собственности на недвижимость, построенную за счет собственных средств истца более 50 лет назад на предоставленном под строительство земельном участке. Правомерность требований обратившегося с иском подтверждалась совокупностью достаточных доказательств, указывающих на законность возведения сооружений. Обратного ответчик не доказал.

Решение по данному делу имеет правоподтверждающее и определенное правоустанавливающее значение, так как, согласно статье 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебным актам придается характер юридического факта возникновения новых прав и обязанностей.

Нередки в правоприменительной деятельности окружного суда споры, связанные с признанием права собственности на имущество, внесенное в качестве вклада в уставный капитал вновь образованной организации. Разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся в пункте 2 постановления Пленума от 25.02.1998 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав», трактуются сторонами неоднозначно.

Решением первой инстанции удовлетворен первоначальный иск акционерного общества о признании права собственности на производственных цех и бытовые помещения, переданные им в уставный капитал общества, во встречном иске общества о признании прав на те же объекты отказано. Оспаривая вынесенный судебный акт в кассационном порядке, ответчик ссылался на разъяснения высшей инстанции и утверждал, что право собственности акционерного общества считается прекращенным с момента внесения регистрационной записи в реестр юридических лиц о вновь образованном обществе. Ответчик не учел, что общая норма о моменте возникновения права собственности должна применяться с учетом особенностей правового режима недвижимого имущества. Факт внесения недвижимости в качестве вклада в уставный капитал нового юридического лица сам по себе не порождает у него права собственности на это имущество, государственная регистрация перехода права собственности не состоялась, и к новому лицу не перешел титул собственника.

Несовершенство законодательного регулирования процесса разграничения государственной собственности, допущения нарушений приватизационного законодательства продолжают порождать споры по поводу недвижимого имущества между тремя уровнями публичной власти и иными субъектами гражданского оборота.

Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом удовлетворено в требованиях к министерству государственного имущества области о признании права федеральной собственности на нежилое помещение, которым пользуется федеральное высшее учебное заведение, и о признании незаконной записи о включении данного объекта в Реестр имущества государственной собственности области. Суды разрешили спор, руководствуясь пунктом 5 статьи 214 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 3 раздела 2 приложения № 1 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность». Согласно приложению № 1 исключительно к федеральной собственности отнесены объекты историко-культурного и природного наследия и художественные ценности общероссийского значения (часть I) и высшие учебные заведения (часть II). Исторические и культурные памятники местного значения в этот перечень не включены. Отсутствие упоминания памятников местного значения в приложениях означает, что разграничение объектов, являющихся памятниками местного значения, по уровням собственности осуществляется исходя из критериев, положенных в основу составления названных перечней. Наличие у имущественного объекта статуса памятника местного значения при отнесении объекта к соответствующему уровню собственности не учитывается.

В другом случае, Росимущество подало в арбитражный суд иск о признании недействительным зарегистрированного за обществом права собственности на гаражный бокс и о признании права собственности Российской Федерации на упомянутое имущество. Установив наличие допущенных при составлении плана приватизации нарушений и бесспорные факты создания гаража за счет средств федерального бюджета, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований. Как объекта гражданских прав в общепризнанном гражданско-правовом понятии гаражного бокса на момент утверждения плана приватизации не существовало, сделка приватизации в этой части в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признана ничтожной, а значит, право собственности на спорное имущество по этому основанию у общества не возникло.

Положения статей 12 и 222 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяют прибегнуть к защите гражданских прав путем признания права собственности на самовольную постройку.

Федеральный закон от 30.06.2006 № 93-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества» был призван решить проблему оформления права собственности на земельные участки. Внесенными в статью 222 Гражданского кодекса Российской Федерации изменениями легализация самовольной постройки через судебное признание поставлена в зависимость от имеющихся у застройщика строго определенных прав на земельный участок.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации приобретение права собственности на самовольную постройку возможно исключительно лицом, имеющим право частной собственности, право пожизненного наследуемого владения или право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, на котором воздвигнута постройка. Так, по результатам рассмотрения иска общества о признании права собственности на возведенное им здание суд отказался удовлетворить заявленные правопритязания. При этом отмечено, что выделение истцу земельного участка в арендное пользование нельзя рассматривать как условие, при котором у лица, осуществившего самовольное строительство, может возникнуть право собственности.

Рассматривая вопрос о понуждении сноса самовольной постройки, необходимо уяснить, что для применения абзаца 2 пункта 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации требуется установить лицо, непосредственного осуществившее самовольное строительство.

Муниципалитет просил обязать общество снести самовольно созданные пристройки к зданию магазина, принадлежащего ответчику на праве собственности. Из материалов дела усматривалось, что спорные объекты являлись неотъемлемой частью здания магазина и на момент приобретения ответчиком в собственность уже существовали в действительности. Основанием отказа в иске стала недоказанность истцом осуществления ответчиком реконструкции здания, в результате которой произведены пристрои.

Добиться возникновения права собственности на самовольно возведенное строение возможно только лишь при условии исключения создания опасности жизни и здоровью граждан.

Завод обратился в суд с иском о признании права собственности на производственный цех для очистки и окраски вагонов-цистерн, построенный своими силами на предоставленном истцу в бессрочное пользование земельном участке. Суды установили, что покрасочный цех, размещенный в границах жилой застройки, является источником негативного воздействия на среду обитания, его эксплуатация пагубно отразится на состоянии здоровья населения и фактически приведет к нарушению законных интересов граждан на благоприятную окружающую среду. Отсутствие положительного градостроительного заключения не позволило суду признать за заводом право собственности на построенный им цех в силу ограничений, введенных пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Положения новой редакции указанной нормы с изменениями, внесенными упомянутом законе № 93-ФЗ, вступили в силу с 01.09.2006. При разрешении споров, связанных с признанием права на самовольную постройку, арбитражные суды округа считают момент обращения с соответствующим исковым заявлением отправной точкой для приоритетного использования пункта 3 статьи 222 Кодекса в измененном виде. В научных кругах и правоприменителями высказывались иные позиции, в которых утверждалось, что дата подачи иска не может служить определяющим моментом в выборе нормы закона, подлежащей применению, поскольку факт предъявления такого иска сам по себе не порождает возникновение гражданских правоотношений относительно самовольной постройки. Такой разновариантный подход к данному вопросу не благоприятствует обеспечению единообразия в отправлении правосудия.

Вовлечение в гражданский оборот все большего числа объектов недвижимости и отсутствие в гражданском законодательстве норм, детально регламентирующих правовой режим нежилых помещений, стало следствием противоречивости складывающейся судебной практики по этой теме.

В правоприменительной деятельности окружного суда доминирующей остается позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, склонного считать, что распространение на нежилое помещение элементов правового режима, предусмотренного Гражданского кодекса Российской Федерации для жилых помещений, недопустимо.

Так, собственник нежилых помещений, расположенных на 1 – 3-м этажах административного здания, обратился в арбитражный суд с иском к другому собственнику нежилых помещений, расположенных на 1-2-м этажах того же здания, о взыскании неосновательного обогащения. В мотивах истец указал, что оба владельца обязаны соразмерно своим долям участвовать в расходах по содержанию крыши и чердачных помещений здания. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, исковые требования отклонены со ссылками на статьи 210, 244, 249 и 290 Гражданского кодекса Российской Федерации. Обе инстанции исходили из того, что истец, оплативший услуги по огнезащитной обработке деревянных конструкций чердачных помещений здания, не доказал факт относимости чердачных помещений к общему неделимому имуществу, а право ответчика на долевую собственность общих элементов в здании договором купли-продажи помещений не предусмотрено.

С приданием нежилому помещению статуса самостоятельного объекта недвижимости, в силу Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», возросла активность желающих приобрести в частную собственность такие площади. В целях полноценной гражданско-правовой защиты права общей собственности необходимы законодательные изменения в области правового режима нежилого помещения, которые бы позволили снять существующие противоречия.

Осуществление судебной защиты по делам о нарушении права собственности путем оспаривания ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных, муниципальных и иных органов и должностных лиц производится арбитражными судами в порядке административного производства.

Конфликт публично-правового характера разрешается путем установления судом законности правового акта или действия властного органа (должностного лица).

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в суд с заявлением о признании недействительным постановления администрации муниципального образования о принятии имущества заявителя в муниципальную казну. Суд решил спор в пользу предприятия и признал ненормативный акт не соответствующим требованиям статей 235, 236, 294 и 299 Гражданского кодекса Российской Федерации. Фактические обстоятельства дела говорили о том, что передача имущества преследовала цель выведения имущества из конкурсной массы предприятия, а документов, подтверждающих волеизъявление должника отказаться от права хозяйственного ведения на спорное имущество, не имелось.

К числу обязательственно-правовых средств защиты относятся способы, основанные на охране прав, возникающих из гражданско-правового договора. Последствия признания сделки недействительной имеют имущественное значение для собственника.

За последние месяцы текущего года среди споров о признании сделки недействительной, поступивших в окружный суд, распространенными стали иски, инициированные прокурором.

Действуя от собственного имени и требуя защиты муниципального права и охраняемого законом интереса, Прокурор обратился в суд с иском к унитарному предприятию и общественной организации о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи нежилого помещения, заключенного между ответчиками. Процессуальный истец полагал, что передача имущества в хозяйственное ведение предприятия осуществлена администрацией города с целью дальнейшей его продажи общественной организации в обход приватизационного законодательства. Суд установил отсутствие оснований для признания сделки по передаче имущества в хозяйственное ведение предприятия притворной, а сделки купли-продажи - недействительной. Договору купли-продажи объектов предшествовали правомерные действия уполномоченных органов, специальная правоспособность предприятия была не нарушена.

Вторым обязательственно-правовым средством защиты прав является предъявление иска о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. Количество дел в окружном суде по данной категории остается неизменным высоким.

В состав элементов неосновательного обогащения как основания для возникновения кондикционного обязательства входят наличие обогащения на стороне одного лица, происхождение прироста в хозяйственной сфере приобретателя за счет потерпевшего и отсутствие правового основания для обогащения. Перераспределение имущественных благ, основанное на изначально законном юридическом факте, а впоследствии утраченном, вызывает необходимость скорректировать нарушенный баланс интересов.

Неправомерность получения обществом арендных платежей за пользование помещениями здания, принадлежащего на праве собственности другому обществу, стали поводом для обращения последнего в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения. В ходе судебного разбирательства установлено, что решением суда общей юрисдикции договор передачи истцом доли в уставный капитал ответчика в виде торгового комплекса признан недействительным, вопрос о последствиях недействительности сделки путем приведения сторон в первоначальное положение судом не разрешен. Ответчик, владевший недвижимостью без законных оснований и несший расходы на ее содержание, вступил в арендные отношения с третьими лицами. Суд удовлетворил требования истца и взыскал неосновательно полученные ответчиком денежные средства в виде арендной платы. Обжалуя судебные акты в кассационном порядке, ответчик сослался на неправильное применение судом статьи 1108 Гражданского кодекса Российской Федерации. Окружной суд указал, что действия приобретателя с момента, когда он узнал о неосновательности своего приобретения и не приступил к исполнению обязательства, стали носить виновный характер, а значит, влекут за собой наступление негативных последствий.

Среди вещных исков особое место занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения – виндикационные иски. Условия предъявления и удовлетворения виндикационного иска очевидны, хорошо изучены юридической наукой и проверены на практике.

Так, право использования вещно-правового способа защиты, предусмотренного статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, принадлежит собственнику или иному титульному владельцу имущества.

Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом обратилось в арбитражный суд с иском к министерству государственного имущества области об истребовании из незаконного владения архивных материалов по приватизации предприятий федеральной собственности. Истец считал себя правопреемником министерства имущественных отношений области в части прав по владению и распоряжению приватизационными делами. Юридически значимым и определяющим обстоятельством по данному делу стало установление правового титула собственника. Руководствуясь нормами статей Федерального закона «Об архивном деле в Российской Федерации», суд пришел к выводу, что находящиеся в архивных фондах региона документы являются собственностью субъекта Российской Федерации, а орган, осуществляющий полномочия собственника федерального имущества в процессе приватизации и формировавший приватизационные дела, законным владельцем архива. Доказательств правопреемства истец не представил.

Наряду с виндикационным способом защиты права собственности цивилистическая наука к вещно-правовым средствам относит негаторный иск. Основанием негаторного иска служат обстоятельства, обосновывающие право истца на пользование и распоряжение имуществом, и подтверждающие создание ответчиком препятствий в осуществлении правомочий собственника (иного владельца). Бремя доказывания неправомерности действий (бездействия) ответчика, которые предполагаются таковыми, возлагается на истца, если сам ответчик не докажет правомерность своего поведения.

Предприниматель подал в арбитражный суд иск к обществу об устранении препятствий в пользовании инженерными сетями водопровода и канализации. Исследовав представленные в дело документы, суд пришел к мнению о том, что общество своими действиями по отключению помещений, принадлежащих предпринимателю, от канализационной сети, создало для истца препятствия в эксплуатации недвижимого имущества, и удовлетворил заявленные требования.

В заключении изложенного следует сказать, что конституционное закрепление гарантий в сфере собственности тесным образом связано со стабильностью отношений собственности, обеспечением условий их дальнейшего экономического развития и равной защиты всех форм собственности.

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности (статья 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Путь к цивилизованным отношениям в современном обществе – осуществление государством эффективной защиты приоритетной ценности человечества и воспитания гражданской позиции в духе уважения чужих прав собственности.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать