Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Герман Вишневский

Герман Вишневский


Работа: адвокатское бюро «Вишневский и партнеры»

Должность: управляющий партнер

Новости / Мнения / Хорошо забытое орудие угнетения

Хорошо забытое орудие угнетения

Одной из широко обсуждаемых в последние несколько недель тем стала идея председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина создать в стране финансовую полицию. Необходимость формирования этого органа, по мнению автора инициативы, обусловлена тем, что нынешняя модель противодействия налоговой преступности неэффективна. Несовершенство этой модели в том, что функции по осуществлению финансовой разведки и контроля, а также выявлению и раскрытию финансовых преступлений осуществляются разными субъектами, считает Бастрыкин

18.03.2013РБК Daily

Предлагаемое решение — совместить функ­ции финразведки и оперативно-разыскной деятельности в области финансовых преступлений в ведении одного органа, созданного на «информационной и кадровой базе Росфинмониторинга». Де-факто итогом предлагаемой реформы станет наращивание публично-властной машины, угнетающей бизнес. В инициативе Бастрыкина прослеживается следующая логика: если не удается наладить взаимодействие существующих структур, повысить качество работы, профессионализм, мобильность государственного аппарата, давайте создадим новое ведомство и решим проблему!

Лучший учитель в жизни — опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво. Вспомним времена существования в России аналогичного органа — налоговой полиции. Чем запомнилась эта эпоха? К чему она привела? Превращение этого органа в орудие уничтожения бизнес-конкурентов, бесконечные «маски-шоу», заказные уголовные дела и весьма печальный итог — инвестиционная непривлекательность России, вывод капитала из страны.

Российские чиновники перепробовали многое в борьбе с финансовой преступностью — от раздутия государственной контрольно-надзорной машины до жесточайших репрессий в отношении бизнеса, но будто намеренно не прибегали к самому главному и, как представляется, эффективному с точки зрения чистоты бизнеса сценарию — поиску баланса интересов между бизнесом и государством путем облегчения налогового бремени, созданию нормальных условий для ведения честного бизнеса, формированию площадки, на которой ведение честного бизнеса стало бы выгодным. Быть может, российский бизнес прибегает к офшорным юрисдикциям, а проблема уклонения от уплаты налогов стала извечной в силу неэффективной налоговой политики? Пухнущий государственный контрольно-надзорный аппарат, превращающий Россию в площадку бесконечной борьбы с бизнесом, — это то, что, во всяком случае, точно не будет способствовать улучшению инвестиционного климата в России и не решит проблему уклонения от уплаты налогов.

Создать на кадровой базе Росфинмониторинга полицейскую структуру — идея весьма сомнительная и по тем соображениям, что аналитики, сотрудники этого ведомства, не смогут выполнять роль раскрывающих преступления по объективным причинам: нет соответствующих навыков. И тут силовики предлагают решение — перевести из правоохранительных органов специалистов, имеющих опыт по осуществлению оперативно-разыскной деятельности. Ведь проблема неэффективной раскрываемости финансовых преступлений помимо информационного барь­ера сопряжена с нехваткой квалифицированных кадров. Повысит ли профессиональный уровень имеющихся кадров перемена места их «дислокации» при нынешних условиях? Вряд ли.

Быть может, Следственный комитет России, который выполняет с 2011 года функции по расследованию финансовых преступлений, просто не справляется со своими задачами? В таком случае идея создания финансовой полиции есть констатация и признание неэффективной работы ведомства Александра Бастрыкина.

В любом случае создание «мафии против мафии» — это порочный путь, ведущий к росту коррупции в силовых структурах. И новое орудие «контроля» над бизнесом до боли напоминает хорошо забытое старое орудие его угнетения.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Электронный документ: вчера, сегодня, завтра

Несколько последних публикаций экспертов Synerdocs были посвящены электронным документам в судах и развитию системы электронного правосудия. В настоящей статье хотелось бы подвести некоторый итог и поднять вопрос о будущем электронного правосудия в России. А оно, как вы понимаете, напрямую связано с электронными документами

Чек-лист для проверки электронного документа на юридическую значимость

В этом году мы много говорили о представлении электронных документов в суд, не скупились на советы и рекомендации. При этом давно не поднимали тему юридической значимости. Пожалуй, с этого стоило начать цикл статей про электронное правосудие. Предлагаю обсудить, из чего же складывается юридическая значимость любого документа, и на что стоит обратить внимание при проверке документа на соответствие требованиям действующего законодательства в области ЭДО. Информация будет полезна всем: кто уже работает с электронными аналогами и тем, кто только открывает для себя новую область знаний.

ТОП-5 трудностей представления электронных документов в суд

Электронные документы «пробиваются» в российские суды уже на протяжении семи лет. В 2010 году была внесена первая поправка в статью 41 Арбитражного процессуального кодекса РФ, позволившая участникам судебного процесса представлять в Арбитражный суд документы в электронном виде. С этого момента вносилось множество изменений и дополнений в различные правовые акты, были изданы новые нормативные документы (подробнее об этом читайте в материалах авторов Synerdocs в конце этой статьи)