Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Александр Захаров

Александр Захаров


Работа: Paragon Advice Group

Должность: Партнер

Биография:

Международное налоговое право, офшоры, нерезидентные структуры, арбитраж

Новости / Мнения / Офшоры: Минфин доработает проект ФНС

Офшоры: Минфин доработает проект ФНС

Налоговая политика на 2013-2015 годы учитывает офшорный вопрос

03.05.2012Российский налоговый портал

Ты помнишь, как все начиналось?

Все официально началось 21 декабря 2011 года, когда Премьер Владимир Путин обратил внимание на проблему злоупотребления офшорами: «Кто хочет хранить (средства. – прим. авт.) где-то за рубежом – пожалуйста. Закон это не запрещает, но вывод через подставные фирмы финансовых ресурсов из отраслевого оборота недопустим».

По его мнению, основной проблемой является то, что «за офшором не видно конечного бенефициара». Как отметил Владимир Путин, отсутствие конечного бенефициара отпугивает инвесторов. Странно, но преимущественно «анонимные» офшоры по официальной статистике и являются основными инвесторами российской экономики, и владельцами многих российских прибыльных предприятий.

Очевидно, что именно государство как инвестор не может работать с «чужими».

Конечно, в отношении многих офшоров и иностранных структур собственники и контролирующие лица уже известны, однако пока в России еще нет законодательства, позволяющего вменить таким лицам “получение” общеизвестно причитающихся им доходов (полученных их зарубежными структурами), чтобы принудить уплатить с них налоги в России, если будет возможно доказать, что доходы “были получены” во время нахождения таких лиц в статусе налоговых резидентов Российской Федерации.

Ведь общеизвестно, что никто не запрещает иметь наряду с гражданством России, гражданство Кипра, Швейцарии, США, Великобритании, и, наконец, даже Финляндии, и одновременно быть налоговым резидентом третьей страны.

А для чего бенефициар нужен налоговой? Ни для кого не секрет, что многие прогрессивные люди используют в своей практике офшоры для изменения своих конституционных обязанностей налогоплательщика, то есть фактически для откладывания во времени наступления своих налоговых обязательств.

Некоторые вообще ошибочно полагают, что такой обязанности у них нет.

Любому понятно, что пока ты не получил доход лично, платить налоги ты не должен.

Поэтому офшор – это реальный соблазн даже для среднего статитистического налогоплательщика, а также интереснейшая возможность аккумулирования свободных доходов вне территории России до налогообложения!

Антиофшорный проект ФНС России

И вот, во исполнение поручения Правительства Российской Федерации от 5 марта 2012 года № ВП-П24-1269 ФНС представило первый в истории проект антиофшорных изменений письмом (письмо ФНС России от 30 марта 2012 года № СА-20-7/348). Предлагается внести изменения как в Налоговый кодекс, так и в Типовое российское соглашение об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от уплаты налогов на доходы и имущество.

Первым ключевым элементом предлагаемого пакета ФНС является введение понятия “конечный бенефициар” в Налоговый кодекс и в Типовое соглашение. Смысл введения в законодательство этого понятия состоит в том, чтобы определить и установить конкретное физическое или юридическое лицо в России, которое путем использования, принадлежащего ему или контролируемого им офшора, держит свои доходы за границей, и предумышленно избегает их получение в России, и, как следствие, не платит по этой простой причине с них налоги.

*Термин используемый законопроектом ФНС России: «конечный бенефициар – это физическое либо юридическое лицо, которое напрямую или через участие в других организациях либо иным способом является получателем дохода данной организации, обладающее правом владеть, пользоваться и распоряжаться данным доходом, то есть фактическим правом на определение дальнейшей экономической судьбы дохода, либо лицо, в интересах которого иное лицо правомочно пользоваться и (или) распоряжаться данным доходом. При определении конечного бенефициара организации принимается во внимание фактическое право на владение, пользование и распоряжение доходов, а не формальное закрепление такого права. Конечным бенефициаром не признается физическое или юридическое лицо, такое как агент, доверительный управляющий или иное уполномоченное лицо, действующее от своего имени, но за счет других заинтересованных сторон».

Как ранее и было отмечено, основной проблемой является тот факт, что офшоры – это компании, зарегистрированные в иностранных юрисдикциях с низким или нулевым национальным налоговым бременем. Их налоги российские налоговые инспекторы собрать в принципе не в состоянии. Таким образом, взять налоги с офшоров в российский бюджет можно только тогда, когда соответствующие суммы перечисляются российскими организациями или физическими лицами по договорам или иным правовым основаниям в пользу офшоров.

Именно по этой причине вторым ключевым элементом пакета является введение законодательства против злоупотребления использования контролируемых иностранных компаний для уклонения от налогообложения, как юридическими, так и физическими лицами. Что в последнем случае не совсем обычно, учитывая мировую практику. Важно заметить, что в проекте ФНС России понятие “контролируемая иностранная компания” отсутствует.

Сразу стоит заметить, что российские организации почти не используют на практике контролируемые иностранные компании в офшорах по списку Минфина, что сразу относит к первоочередной группе риска именно физических лиц.

Проектом ФНС предложено стимулировать налогоплательщиков к самостоятельному раскрытию конечных бенефициаров. Если российский налогоплательщик раскроется как бенефициар, то уплатит только 9 процентов от суммы, уплаченной офшору. А если налоговые органы сами установят такой факт, то ставка составит уже 20 процентов, и никто не отменял при этом налоговую и уголовную ответственность за умышленное уклонение от налогообложения. Также согласно изменениям выплаты в адрес офшоров предложено не признавать расходами.

С другой стороны, законопроект также предусматривает и условия, при выполнении которых к российскому налогоплательщику не применяются антиофшорные меры. Он не должен быть конечным бенефициаром. Он сможет документально доказать наличие деловой цели у офшора, предоставить данные о конечном бенефициаре, информацию о фактическом нахождении офшора, а также о размере уплаченной сумме налога офшором. Если сумма налога, уплаченного в офшоре, меньше 50 процентов от суммы налога, подлежащего уплате в России, то такая разница должна быть уплачена российским налогоплательщиком.

Однако наличие таких условий может создать почву для должностных злоупотреблений, поскольку должностному лицу налогового органа предоставлено усмотрение в отношении критериев достаточности информации, которая может подтверждать конкретного бенефициара офшора, также как и иностранный компетентный орган совершенно точно не сможет документально удостоверить у офшора наличие деловой цели (обычно это происходит в иностранных компетентных судах).

В России приобретение офшорных компаний является очень доступной возможностью для широкой публики, которая преимущественно не усложняет свою жизнь высокой ценой такого иногда сомнительного приобретения и дорогостоящими консультациями дипломированных специалистов - практиков. Поэтому большинство владельцев просто сокрыто за номиналами (могут быть юридическими или физическими лицами), а некоторые не боятся даже числиться директорами и акционерами, ведь утрата контроля над компанией – главный страх состоятельных россиян.

Куда ведет борьба с офшорами Россию?

Минфин России опубликовал Основные направления налоговой политики Российской Федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов (см. со стр. 45 в отношении борьбы с офшорами)

http://www.minfin.ru/common/img/uploaded/library/2012/04/ONNP_2013-2015.pdf

1. Минфин отметил, что принято принципиальное решение о необходимости заключения рекомендуемых ОЭСР межправительственных соглашений об обмене налоговой информацией с офшорами, а также внесения в типовое соглашение РФ об избежании двойного налогообложения (очевидно, и в действующие) обновленной статьи об обмене информацией и статьи, направленной на предотвращение необоснованного применения льгот (Limitation of benefits).

2. Как отмечает Минфин, “вместе с тем, одним из основных элементов противодействия уклонению от налогообложения в России с помощью оффшорных компаний и стран, имеющих низкий уровень налогообложения, является институт налогообложения нераспределенной прибыли иностранных контролируемых компаний, который заключается в том, что не распределяемый между учредителями (собственниками) доход иностранной контролируемой компании или его часть может рассматриваться в целях налогообложения налогом на прибыль организаций как доход ее владельца (т.е. материнской компании). Таким образом, предотвращается вывод дохода материнской компании под действие низконалоговых юрисдикций в результате последовательности сделок”.

- Необходимо законодательно определить понятие контролируемой иностранной компании, основываясь на определении взаимозависимых лиц, а также стратегического участия в организации.

- Необходимо ввести обязанность для российских компаний или компаний, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, обязанность указывать в налоговых декларациях все свои иностранные аффилированные компании. Обязательно здесь предоставление налогоплательщиком сведений о его доле в контролируемой иностранной компании и уплате налога с соответствующей доли нераспределенного дохода этой компании. Уклонение от исполненения этого обязательства должно быть приравнено к налоговому правонарушению и наказываться взиманием штрафов.

- Необходимо ввести конкретные условия, при которых у российских налогоплательщиков возникает обязанность уплаты налог на прибыль в отношении доходов, полученных их иностранными контролируемыми компаниями.

3. “Действующее налоговое законодательство Российской Федерации не использует термин “юридическое лицо – налоговый резидент Российской Федерации”, употребляя вместо него термин “российская организация”.

Данное определение является очень узким, и главный его недостаток состоит в том, что оно не учитывает как экономическую связь между организацией и ее учредителями, так и между организацией и ее дочерними компаниями.

В среднесрочной перспективе в налоговое законодательство будет внесено понятие налогового резидентства организаций на основе нескольких критериев, аналогичных используемых в международных налоговых соглашениях Российской Федерации”.

4. “Помимо указанных изменений в Кодекс будут также внесены поправки, устанавливающие понятие фактического получателя дохода (лица, имеющего фактическое право на доход), что также позволит использовать некоторые инструменты противодействия уклонению от налогообложения в международных налоговых отношениях”.

Таким образом, Минфин России отошел от предложения ФНС России по введению понятия “конечный бенефициар”, вероятно, в связи с необходимостью разграничения понятия “бенефициара” для целей противодействия легализации средств, полученных преступных путем, и понятия “beneficial owner” для целей налогообложения.

Итак, единственной загадкой на настоящий момент остается то, каким образом, все-таки, Минфин России собирается бороться со злоупотреблением офшорами физическими лицами – налоговыми резидентами Российской Федерации. Сохранит ли оно подход, предложенный ФНС России в названном проекте, или будут выработаны новые механизмы поощрения российских налогоплательщиков – физических лиц за отказ от использования офшоров, и за добровольное декларирование ранее сокрытых доходов с последующей уплатой соответствующего налога (так называемая, процедура налоговой регуляризации).

Ясно одно, российские налогоплательщики - физические лица в стороне не останутся, поскольку налоговое резидентство компании будет определяться с учетом экономической связи с бенефициарными участниками или акционерами такой компании (станет возможным при наличии соответствующих договоренностей об обмене информацией).

С другой стороны, обмен налоговой информацией потребует также достаточного количества времени для его установления на основе специальных правил, которые должны быть введены в национальное законодательство государств, участвующих в таких договоренностях. Требуется установить конкретный перечень оснований, когда российский налоговый орган вправе обратиться к иностранному компетентному органу. Такое обращение должно быть единственным возможным средством установления и подтверждения информации, на основании которой российский налог сможет быть окончательно определен и взыскан.

В этой связи представляется также важным установление обязанности налогового органа извещать конкретное российское лицо о направлениии запроса в компетентный иностранный орган о предоставлении информации в отношении такого лица на основе имеющихся данных (обоснованность запроса, исключающая fishing expeditions). Такой обязанности налогового органа должно корреспондировать право российской лица на оспаривание таких действий в судебных инстанциях, а также право российского налогоплательщика заключать соглашения о досудебном урегулировании налоговой задолженности, исключающие применение к нему, например, уголовной ответственности.

Разместить:
«Анонимные» изменения в НК РФ для раскрытия бенефициаров

30% налог на доход за непредставление документов о получателе или его бенефициарах

Конец вольницы: какие последствия саммит G20 будет иметь для офшоров

Использовать привычные простые и экономичные средства офшорной защиты осталось год-два, не больше

Хозяев иностранных компаний отследят по банковским счетам

До конца года в России появится проект закона о налогообложении прибыли контролируемых иностранных компаний. Это лишь одна из мер по борьбе с налоговыми уклонистами, но она способна серьезно изменить ситуацию в этой сфере

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Татьяна Суфиянова

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать