Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Андрей Ярковой

Андрей Ярковой


Работа: Производственная компания

Должность: Руководитель юридической службы

Новости / Мнения / Торговля вне закона

Торговля вне закона

Закон о регулировании торговли трактуют как душе угодно

11.02.2011Российский налоговый портал

В конце января была опубликована информация от ФАС РФ относительно ожидаемых проверок и санкций за несоблюдение требований закона № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ». По горячим следам был проведен обзор сайтов региональных УФАС, упомянутых в сообщении. Обзор показал, что правоприменительная практика указанного нормативного акта, грубо говоря, складывается совсем не в пользу участников рынка.

Так, например, в деле от 08.12.2010 № 339-Ф0-Ф3 предметом интереса УФАС по Белгородской области стали договорные условия о максимально низкой цене и наилучших условиях, реализация права на расторжение договора, использование рыночной власти торговой сетью. В данном случае «антимонопольщиков» привлекли договора, согласно которым поставщик гарантировал поставлять товар покупателю по максимально низкой цене при наилучших условиях для покупателя по ценам, отсрочке платежа и другим условиям по сравнению с условиями его поставок любым розничным сетям. Абсолютно нормально, тем более, что в договоре «нарушителя» было предусмотрено, что в случае поставки товара поставщиком третьим лицам на более выгодных, чем для указанного покупателя, условиях, последний имеет право в одностороннем внесудебном порядке с последующим уведомлением поставщика расторгнуть договор при данных, признаваемых существенными, нарушениями условий договора поставщиком.

В другом деле от 09.11.2010 № 339-Ф0-Ф3 УФАС заинтересовало использование агентских и комиссионных договоров, отсутствие спроса, как основание возврата товаров. Правда, это частный случай, связанный с сетью, которая имеет значительную рыночную власть в регионе. В договоре данной организации было сказано, что цена товара от поставщиков должна быть не выше, чем минимальная цена товара для иных оптово - розничных покупателей товара у поставщика. То есть, в договор были включены условия, запрещающие поставщику устанавливать для названной выше сети цену выше, чем для иных оптово – розничных покупателей.

Однако, эти, в целом, понятные решения не мешают органами трактовать закон иначе, так, чтобы обывателю удивительно стало. Очевидно, что когда вместо норм прямого действия начинают действовать подзаконные акты, разъяснения, «позиции ведомства» , правоприменение сводится к избыточному регулированию и девальвации целей закона. Проще говоря, процесс преследования «квази» нарушителей становится малоограниченным, увлекательным и плодотворным.

В бытность студенчества тема об источниках права мне всегда казалась достаточно заумной и мало относящейся к жизни. Но ровно до тех пор, пока не столкнулся с применением российского закона «О защите конкуренции», который имеет странные нормы для российской системы права , основным признаком которых является их оценочно-субъективный характер при определении состава правонарушения и сосуществование драконовских санкций.

На мой взгляд, этот недостаток связан с заимствованием зарубежных антитрастовых практик и отсутствием собственных источников антимонопольного права. То есть наблюдается ситуация неопределенности смысла нормативного акта прямого действия, неясность истории появления антимонопольных запретов и передача права на толкование норм закона в антимонопольную службу, которая не всегда имеет критерии для экономически-рационального подхода к определению того, с чем имеет дело.

Взять, к примеру, дело Омского УФАС РФ (акт № 10 от 23.09.2010), где органы заинтересовались разными сроками для сопоставимых поставщиков, отсутствие положения о торговой наценке. В данном случае антимонопольщики провели анализ условий договоров поставщиков аналогичной продукции с сопоставимыми объемами поставок, поставляемыми разными поставщиками в торговую сеть, в ходе которого установлено, что в указанных договорах, заключенных с одними поставщиками аналогичной продукции, содержатся неравные условия по сравнению с другими поставщиками такой же самой продукции.

А именно: установлены разные сроки оплаты покупателем (торговой сетью) поставленного товара (в данном случае – сахара). Для отдельных поставщиков установлены сроки оплаты 1 раз в 2 недели, для других предоплата - 100%. При анализе договоров на поставку уже крупы, заключенных с разными поставщиками, в договорах поставки такой группы товаров также установлены разные сроки оплаты покупателем поставленного товара. Для отдельных поставщиков установлены сроки оплаты 1 раз в неделю, для других - 21 день.

При этом, в ходе проверки была представлена информация, согласно которой торговая сеть информацию об условиях отбора контрагента до потенциальных поставщиков не доводит, никаких условий отбора контрагентов не устанавливает. Обсуждение с потенциальными поставщиками продовольственных товаров условий работы основывается, прежде всего, на ассортиментной матрице продуктов и не маловажную роль играет предложенная цена на эти продукты. Да, к тому же, организация не руководствовалась никаким рыночным анализом цен конкурентов, а торговые надбавки устанавливались произвольно в каждом подразделении (филиале) самостоятельно.

Или, например, предметом интереса Пензенского УФАС в деле от 16.07.2010 № 2-15/01-201 стало наличие штрафных санкций для определенных групп поставщиков. В данном деле договор, направленный в адрес организации, имеющей наибольшую долю в общем объеме реализации товара торговой сетью, не содержал условий об уплате штрафных санкций за поставку товаров ненадлежащего качества. При этом, договором с индивидуальным предпринимателем, имеющим одну из наименьших долей товарооборота в общем объеме реализации товара торговой сетью по сравнению с поставщиками однородной группы товара, и начавшим сотрудничество с торговой сетью с недавнего времени, было предусмотрено, что в случае поставки товаров ненадлежащего качества поставщик уплачивает покупателю штраф в размере 5 % от стоимости товара. Срок оплаты покупателем товара в соответствии с пунктом 4.3 указанного договора составлял 30 дней. То есть, налицо, - дискриминация.

Обзор практик региональных УФАС сдвинул мою точку зрения в пользу торговых сетей, как ни странно. Ранее мне казалось, что сети преувеличивают свои проблемы в связи с введением данного закона, однако, наглядно видно, что сети находятся в незавидном положении.

Сейчас же как выходит.. Наценки, отсрочки, штрафные санкции для сопоставимых поставщиков, по мнению ФАС РФ, должны быть идентичными. Торговая сеть должна информировать своих поставщиков о наценках, которые будут применены к поставляемым товарам. Сеть должна создать положение о наценках на группы товаров и представить их для всеобщего обозрения. При этом, ФАС РФ неожиданно отождествляет товарный рынок и возможности отдельно взятой торговой сети, которая без учета ее рыночной доли может создать препятствия для выхода на товарный рынок.

Как следствие, могу предположить, что следующим шагом ФАС РФ будет инициирование введения единообразной сетки тарифов по вознаграждениям (премиям, скидкам), так как они влияют на совокупный результат продаж и прибыль поставщиков по товарам одной группы.

Собственно, мы видим, ревизию и придание нового толкования закону № 381-ФЗ. С одной стороны, закон прямо урегулировал пределы прав торговых сетей по определению сроков расчета за поставленные товары. С другой стороны, ФАС РФ требует ввести в правоприменительную практику факультативные элементы: сравнимость объемов поставок, качество товара, вес и т.п. Подобная юридическая техника противоречит устойчивости правовой системы.

Такие требования напоминают плановую экономику, законодательное регулирование тарифов. Выше я упомянул, что важно понимать экономические последствия принятых решений. К примеру, любая транснациональная компания может дать минимальные цены и максимально возможные по закону отсрочки. По логике ФАС РФ это означает , что все иные поставщики должны быть унифицированы по торговым условиям, так как формально дискриминирует эту транснациональную компанию. Парадокс, на мой взгляд, который приведет к банкротству более мелких.

Изначально презумировалось, что выгоды от закона получат поставщики, потребители. На деле, редакции КоАП РФ (ст.14.40 – 14.42) и закона № 381-ФЗ поставили поставщиков в зону риска, сравнимого с рисками торговых сетей. Потребитель от введения закона не выиграл, цены на продовольствие не снизились и с учетом легальной возможности сохранить прежний объем вознаграждений через договор услуг, вряд ли снизятся. Поэтому вопрос «Кто выиграл?» остается без ответа. Видимо, только государство с новой редакцией КоАП РФ.

Разместить:
Принцип реконструкции

Д. Костальгин в статье  «О необходимости введения в РФ положений о противодействии избежания налогообложения» затронул ряд животрепещущих тем относительно дальнейшего развития подходов к пониманию и квалификации действий налогоплательщиков по получению необоснованной налоговой выгоды. 

Премия или корректировочный счет -фактура

ВАС РФ  в отношении «Леруа Мерлен» внес определенное смятение в сложивший порядок начисления и выплаты премий

Закон не должен быть лоскутным одеялом
Состоящим из требований узкой группы заинтересованных лиц
Игорь
19 марта 2011 г. в 22:16

Пусть там себе торгуют. Ведь все что не происходит то происходит к лучшему.

Я допустим всегда вне закона.

КУпить диплом легко www.netdiploma.net

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Темы: Торговля  

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Татьяна Суфиянова

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать