Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Московского округа от 16 апреля 2009 г. N КА-А40/2929-09

Постановление ФАС Московского округа от 16 апреля 2009 г. N КА-А40/2929-09

Неправомерен довод налоговиков о том, что, имея 26 бухгалтеров, затраты организации на консультационные услуги не могут быть экономически обоснованными

06.05.2009  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 апреля 2009 г. N КА-А40/2929-09

Дело N А40-49902/08-99-125

Резолютивная часть постановления объявлена 14 апреля 2009 года

Полный текст постановления изготовлен 16 апреля 2009 года

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Тетеркиной С.И.

судей Антоновой М.К., Дудкиной О.В.

при участии в заседании:

от истца (заявителя) - Б.О., дов. от 17.09.08 N 17-4963, Б.Ж., дов. от 29.12.08 N 17-7039, Д., дов. от 24.03.08 N 17-1733;

от ответчика - П., зам. нач. отдела, дов. от 24.10.08 N 121, О. зам. нач. отдела, дов. от 05.12.08 N 162; Х., специалист - эксперт, дов. от 11.04.09 N 183,

рассмотрев 14.04.2009 в судебном заседании кассационную жалобу МИ ФНС России по КН N 1, ответчика,

на решение от 31.10.2008 Арбитражного суда г. Москвы,

принятое судьей Карповой Г.А.

на постановление от 11.01.2009 N 09АП-17129/2008-АК

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Птанской Е.А., Седовым С.П., Яремчук Л.А.

по иску (заявлению) ООО "Лукойл-Калининградморнефть"

о признании решения недействительным

к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть" (далее - общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании частично недействительным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 (далее - инспекция, налоговый орган) от 28.03.2008 г. N 52-02-17/807 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда от 31.10.2008 г. оспариваемое решение признано недействительным в части начисления недоимок и соответствующих сумм пеней и штрафов: по налогу на прибыль - в размере 6 863 227 руб.; по налогу на добавленную стоимость - в размере 7 677 120 руб.; по налогу на имущество - в размере 399 956 руб.; по единому налогу на вмененный доход - в размере 956 728 руб., по налогу на добычу полезных ископаемых - в размере 2 255 018 руб.; по налогу на доходы физических лиц - в размере 69 299 руб.; по транспортному налогу - в размере 4 728 руб.; по регулярным платежам за пользование недрами - в размере 2000 руб.

В удовлетворении заявления ООО "ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть" о признании недействительным решения в части доначисления регулярных платежей за пользование недрами в размере 1 000 руб. отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2008 решение суда оставлено без изменения.

Законность принятых по делу судебных актов проверена Федеральным арбитражным судом Московского округа в порядке ст. ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) в связи с кассационной жалобой Инспекции, которая, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, просит решение и постановление отменить, в удовлетворении требований Общества отказать.

Общество в письменных пояснениях, представленных в судебное заседание, возражает против доводов Инспекции, считая, что выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и материалам дела, суды правильно применили нормы материального права и сделали обоснованные выводы о незаконности решения Инспекции в обжалуемой части.

Совещаясь на месте, суд определил: приобщить письменные пояснения к материалам дела.

Выслушав представителей сторон, поддержавших их правовые позиции, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, суд кассационной инстанции считает решение и постановление судов подлежащими частичной отмене.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки Общества за период с 01.01.06 по 31.12.06 составлен акт от 20.02.08 N 52-02-16/200 и, с учетом возражений Общества, принято решение от 28.03.2008 N 52-02-17/807 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной ст. ст. 122, 123 НК РФ. Обществу предложено уплатить доначисленные налоги на прибыль, добавленную стоимость, на имущество, ЕНВД, НДПИ, НДФЛ, документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с п. п. 14, 15 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на юридические и информационные услуги, консультационные и иные аналогичные услуги.

Судебными инстанциями установлено, что обществом заключен договор с ООО "Посад" от 15.11.2005 N 1/06/2201, предметом которого являлось оказание услуг по изменению системы бухгалтерского и налогового учета, проведение методических занятий на предприятии заказчика, составление графиков представления первичных документов в бухгалтерию и т.п.

Обязательная форма акта, подтверждающего оказание услуг, законодательством РФ не установлена.

Вместе с тем, в силу п. 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", этот документ должен содержать обязательные реквизиты, в том числе наименование организации, от имени которой он составлен, дату составления, содержание хозяйственной операции, подписи ответственных за совершение операции лиц.

Необходимые реквизиты в актах имеются.

При этом акты выполненных работ содержат измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении: количество и содержание оказанных консультаций, наименование выполненных исполнителем письменных документов, т.е. детализированное описание оказанных работ (услуг); сумму стоимости выполненных работ (оказанных услуг) в соответствии с п. 2.2 договора в течение года равными долями.

Сравнив должностные обязанности штатных сотрудников Общества с составом услуг, оказанных в рамках указанного договора, судебные инстанции пришли к выводу о том, что ООО "Посад" не дублирует функции штатных работников общества, которые продолжают работать и исполнять свои должностные обязанности, а вырабатывает проекты документов методологического характера с учетом конкретных особенностей деятельности общества.

При этом суды обоснованно указали, что действующим налоговым законодательством не предусмотрена зависимость расходов на оплату указанных услуг от наличия соответствующих служб в штатном расписании организации; согласно справке от 08.10.2008, у общества отсутствуют отделы методологии бухгалтерского и налогового учета.

Экономическая оправданность действий налогоплательщика оценивается с учетом намерения получить эффект от предпринятых расходов с целью получения положительного финансового результата.

Общество объяснило привлечение сторонней организации намерением получить экономический эффект за счет повышения эффективности использования капитала, экономии средств собственника, предотвращения отрицательных результатов хозяйственной деятельности, выявления внутрихозяйственных резервов, снижения налоговых рисков, наличием сложной территориально развернутой структуры - 13 структурных подразделений на всей территории Калининградской области, большой среднесписочной численности (4 955 человек в 2006 году) и 25 видов экономической деятельности, свидетельствующей о большой загруженности специалистов Общества.

В задачи налогового и судебного контроля не входит проверка экономической целесообразности действий, предпринимаемых налогоплательщиком для достижения целей предпринимательской деятельности.

Таким образом, доводы налогового органа о несоответствии расходов Общества критериям ст. 252 НК РФ правомерно отклонены судами.

В пункте 1.2 решения Инспекция указала на необоснованное включение Обществом в состав расходов, уменьшающих доходы, затрат на приобретение услуг у ООО "Балт-юраудит" по проведению консультаций по вопросам налогообложения, налогового планирования, бухгалтерского учета, права, компьютерной обработки данных, считая, что расходы документально не подтверждены, поскольку не представлены предусмотренные договором отчеты, и экономически не обоснованы, так как сторонней организацией выполнены работы, осуществление которых входит в должностные обязанности штатных работников Общества.

Как следует из материалов дела, между обществом (заказчик) и ООО "Балт-юраудит" (исполнитель) заключен договор N 1/06/2202 от 15.11.2005, в соответствии с которым исполнитель обязался проводить консультации по вопросам налогообложения, налогового планирования, права, проводить тематические проверки в соответствии с согласованными планом и графиками работ, в том числе проверку основных средств и товарно-материальных ценностей во всех подразделениях заказчика с выдачей письменных рекомендаций и т.п.

В актах приемки оказанных услуг по договору указаны количество оказанных консультаций, проведенных проверок структурных подразделений, период и сроки проведения проверок, наименование выполненных исполнителем и представленных обществу письменных документов, отражена сумма стоимости выполненных работ (оказанных услуг) в соответствии с п. 2.2 договора за каждый месяц.

Таким образом, в актах содержится детализированное описание оказанных работ (услуг), т.е. по своему содержанию акты можно расценить как отчеты о проделанной работе.

Вместе с тем, в материалы дела Обществом представлены дополнительные документы, составленные исполнителем по тематике договора, в совокупности с актами приемки оказанных услуг свидетельствующие о специфике проделанной работы, не соответствующей функциональным обязанностям должностных лиц Общества.

Оценив представленные Обществом документы, судебные инстанции пришли к выводу о том, что дублирование функций исполнителя и работников Общества не происходило; затраты на оплату услуг исполнителя предприняты с целью улучшения финансовых показателей организации.

При таких обстоятельствах является правильным вывод судов о соответствии документов, представленных Обществом, положениям Закона "О бухгалтерском учете", а расходов Общества - критериям ст. 252 НК РФ.

В пункте 1.3 решения Инспекция указала на неправомерное включение Обществом в состав налоговых расходов амортизации по основному средству - причалу береговой базы обеспечения нефтяного месторождения Кравцовское (Д-6) в связи с неправильным отнесением его к пятой амортизационной группе и, соответственно, неправильным определением срока полезного использования (10 лет).

В пункте 3.1 решения Инспекция указала на занижение налоговой базы по налогу на имущество в связи с занижением стоимости указанного объекта основных средств.

По мнению Инспекции, названное основное средство следовало отнести к десятой амортизационной группе со сроком полезного использования (50 лет) в соответствии с кодом 12 4526301 Общероссийского классификатора основных фондов ОК 013-94, утв. Постановлением Госстандарта РФ от 26.12.1994 N 359 (далее - ОКОФ), что подтверждается техническим паспортом на причал.

Суды обоснованно не согласились с доводами Инспекции, исходя из следующего.

Причал береговой базы обеспечения морской ледостойкой базы стационарной платформы (МЛСП) нефтяного месторождения Кравцовское (Д-6) на Балтийском море по своему функциональному назначению и фактическому использованию представляет собой комплекс по перегрузке скоропортящихся грузов, который работает в составе другого комплекса - по переработке скоропортящихся грузов (код ОКОФ 12 4526275).

Данное обстоятельство подтверждается техническим паспортом, выданным филиалом ФГУП "Ростехинвентаризация" по Калининградской области.

Причал представляет собой сооружение, специально оборудованное для отправки и приемки скоропортящихся грузов: емкость для слива буровых растворов, технологические трубопроводы, шламовые контейнеры, наружные инженерные сети для слива стоков, приемные резервуары производственных и санитарных стоков и иное технологическое оборудование.

Необходимость в обеспечении платформы обусловлена технологическим процессом: перевозка скоропортящихся грузов на платформу и с платформы производится специализированными судами, из судовых документов которых следует, что суда швартуются именно у этого причала.

Таким образом, причал неразрывно связан производственным циклом с указанным оборудованием и работает в составе комплекса по переработке скоропортящихся грузов.

Используя данный причал в составе комплекса по переработке скоропортящихся грузов, общество принимает скоропортящиеся грузы: буровой шлам, буровые сточные воды, льяльные воды (технологические стоки), санитарные стоки (сточные воды) и т.д. Буровой шлам, буровые сточные воды, льяльные воды (технологические стоки), санитарные стоки (сточные воды) и т.д. не подлежат длительному хранению.

Согласно п. 6 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 г. N 26н, единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект. В силу указанного пункта инвентарным объектом основных средств, в том числе, признается обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенный для выполнения определенной работы. Вместе с тем, если в составе такого комплекса имеются элементы с различными сроками использования, они учитываются отдельно.

В соответствии с Постановлением Правительства России от 01.01.2002 г. N 1 "О классификации основных средств" (далее по тексту - Постановление Правительства N 1) такой вид основных средств как "Комплексы перегрузочные портовые для переработки скоропортящихся грузов" с кодом ОКОФ 12 4526275 отнесен к пятой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 7 лет и до 10 лет включительно.

Руководствуясь указанным Постановлением Правительства, общество правомерно включило данное имущество в пятую амортизационную группу, определив срок полезного использования причала 10 лет, начисляло амортизацию в соответствии с этим сроком и уменьшало налоговую базу по налогу на имущество применительно к суммам амортизационных отчислений.

Поскольку технический паспорт является документом, который не учитывает совокупность факторов, влияющих на условия фактического использования основного средства, суды с учетом п. 1 ст. 258, п. 7 ст. 259 НК РФ, а также условий, назначения и среды использования основного средства, оказывающих влияние на срок полезного использования основного средства, правомерно не приняли во внимание срок использования причала, указанный в техпаспорте, обоснованно отклонив при этом ссылку Инспекции на п. 5 ст. 258 НК РФ.

Следует отметить, что правомерность применения Обществом срока полезного использования данного объекта в 2005 году была установлена при рассмотрении дела А40-56/08-140-1 решением Арбитражного суда г. Москвы от 29.08.2008 и постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.12.2008).

Как следует из пункта 1.4 решения, Инспекция сочла неправомерным определение Обществом срока полезного использования основного средства- диспетчерского пункта ЭОПТР и МТ (25 лет) в связи с отнесением к восьмой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 25 лет и до 30 лет включительно) и пришла к выводу о завышении, в нарушение пунктов 3, 4, 5 статьи 258 НК РФ, амортизационных отчислений по этому имуществу, включенных в налоговую базу по налогу на прибыль.

По мнению Инспекции, данный объект следовало отнести к десятой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет), так как это здание с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и долговечными покрытиями.

В соответствии с п. 1 ст. 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

Исходя из фактических обстоятельств дела, с учетом описания строения, содержащегося в техническом паспорте, судебные инстанции, применив критерии, приведенные в Постановлении Правительства N 1, пришли к обоснованному выводу о том, что Общество правомерно отнесло объект к восьмой амортизационной группе, к которой относятся здания бескаркасные со стенами облегченной каменной кладки, железобетонными, кирпичными и деревянными колоннами и столбами, с железобетонными и другими перекрытиями; здания деревянные с брусчатыми или бревенчатыми рублеными стенами; сооружения обваловые, определило размер амортизационных отчислений и налоговую базу по налогу на имущество.

К десятой амортизационной группе относятся здания повышенной прочности.

Налоговым органом доказательства соответствия спорного строения критериям десятой амортизационной группы не представлены, выводы судов, основанные на оценке доказательств, не опровергнуты.

Согласно пунктам 1.5 и 3.3 решения Инспекции, Общество неправомерно отнесло в состав расходов, уменьшающих доходы, завышенную сумму амортизационных отчислений по объекту основных средств - ангар (мастерская), занизило налоговую базу по налогу на имущество в связи с неправильным расчетом амортизационных отчислений.

Инспекция сочла, что указанный объект следовало отнести к десятой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет), тогда как Общество отнесло его в состав седьмой амортизационной группы (срок полезного использования 15 лет).

Отклоняя доводы Инспекции, суды обоснованно исходили из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 322 НК РФ по основным средствам, введенным в эксплуатацию до вступления в силу главы 25 Налогового кодекса, полезный срок их использования устанавливался налогоплательщиком самостоятельно по состоянию на 01.01.2002 г. с учетом Классификации основных средств, определяемых Правительством, и сроков полезного использования по амортизационным группам, установленным ст. 258 Кодекса.

Вне зависимости от выбранного налогоплательщиком метода начисления амортизации по имуществу, введенному в эксплуатацию до вступления в силу настоящей главы, начисление амортизации производится, исходя из остаточной стоимости указанного имущества.

Амортизируемые основные средства, фактический срок использования которых (срок фактической амортизации) больше, чем срок полезного использования указанных амортизируемых основных средств, установленный в соответствии с требованиями ст. 258 НК РФ на 1 января 2002 года, выделяются налогоплательщиком в отдельную амортизационную группу амортизируемого имущества в оценке по остаточной стоимости, которая подлежит включению в состав расходов в целях налогообложения равномерно в течение срока, определенного налогоплательщиком самостоятельно, но не менее семи лет с даты вступления в силу настоящей главы.

Согласно инвентарной карточке учета основных средств ангар (мастерская) инв. N 10035/03 введен в эксплуатацию в 1987 году. Срок полезного использования при вводе в эксплуатацию установлен в размере 8 лет (1 / 12,5% / 100).

Согласно п. 1 ст. 322 НК РФ по основному средству, введенному в эксплуатацию до 1 января 2002 года, начисление амортизации в налоговом учете должно производиться, исходя из остаточной стоимости и нового срока полезного использования, который определяется как разность между новым сроком полезного использования (согласно Классификатору ОС, утвержденному Постановлением Правительства России от 01.01.2002 N 1) и фактическим сроком использования.

Так как ангар, согласно техническому паспорту, представляет собой здание каркасного типа с металлическими стенами (внутренняя отделка - только покраска), металлической крышей, он, в соответствии с Постановлением Правительства N 1, был правомерно включен обществом в состав седьмой амортизационной группы (имущество со сроком полезного использования свыше пятнадцати лет до двадцати лет включительно).

Учитывая положения пункта 20 ПБУ 6/01 "Учет основных средств" (утв. Приказом Минфина России от 18.05.02 N 45н), а также ст. 258 НК РФ, в соответствии с которыми налогоплательщик вправе самостоятельно определить срок полезного использования объекта основных средств в пределах сроков, установленных Правительством, Общество правомерно установило срок полезного использования ангара 15 лет, рассчитало амортизационные отчисления применительно к этому сроку и определяло налоговую базу по налогу на имущество, исходя из учета этих амортизационных отчислений.

Как следует из пунктов 1.6, 3.2 решения, Инспекция посчитала неправомерным, не соответствующим требованиям п. 1 ст. 252, п. 3 ст. 256 НК РФ, п. 1 ст. 375, п. 4 ст. 376 НК РФ, включение в состав расходов, уменьшающих доходы в целях налогообложения прибыли, амортизационных отчислений по судовому котлоагрегату КГВ-1.0/5М, а также уменьшение остаточной стоимости котла на сумму этих амортизационных отчислений, являющуюся налоговой базой по налогу на имущество, в связи с тем, что объект не использовался в 2006 году в деятельности, направленной на получение дохода.

Отменяя в этой части решение налогового органа, суд исходил из того, что котлоагрегат находился в резерве, на "мокром" хранении, из эксплуатации не выводился, в связи с чем амортизационные отчисления и налоговая база по налогу на имущество определены правильно.

При этом суд сослался на распоряжение N 45 от 09.08.2003 г. о расконсервации котлоагрегата с переводом на "мокрое" хранение.

Между тем, суд не учел следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 256 НК РФ амортизируемым имуществом в целях главы 25 НК РФ признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

Таким образом, условием для учета амортизации в целях налогообложения является использование имущества для извлечения доходов.

Как установлено налоговым органом в ходе налоговой проверки, в соответствии с разделом 12 "Учет работы" Машинного журнала с января 2003 года по март 2007 года котлоагрегат в эксплуатации не находился.

Данное обстоятельство Обществом не оспаривается и подтверждено его представителями в заседании суда кассационной инстанции.

В соответствии с подпунктом 8.2 пункта 8 Законов моря, в зависимости от продолжительности бездействия хранение котла осуществляется одним из двух способов - "мокрое" хранение - на срок не более 30 суток, при котором котел полностью заполняется водой, и "сухое" хранение, при котором воду из котла удаляют, в пароводяное пространство помещают влагопоглощающие вещества, при этом сохранность котла может быть обеспечена в течение двух лет.

Согласно Техническому описанию и Инструкции по эксплуатации ИТМЛ.621321.002 ТО на котлоагрегаты типа КГВ-М, в зависимости от длительности хранение котлоагрегата может осуществляться двумя способами: "мокрое" хранение при хранении до 30 суток и "сухое" хранение (консервация) при бездействии котлоагрегата свыше 30 суток (т. 19, л.д. 5 - 10).

В соответствии с распоряжением N 45 от 09.08.2003 г. судовой котлоагрегат подлежал снятию с заводской консервации, установке, проверке в работе и помещению на "мокрое" хранение в соответствии с Инструкцией по эксплуатации парового котла с 09.08.2003 г. (т. 19, л.д. 11).

Таким образом, ссылка на Инструкцию по эксплуатации котла предполагает, что "мокрое" хранение должно было осуществляться не более 30 суток, то есть до 10.09.2003 г.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что в 2006 году котлоагрегат продолжал находиться на "мокром" хранении.

Инвентарная карточка, на которую суд ссылается как на доказательство такого хранения, соответствующих сведений не содержит.

Доводы Общества о длительном, в нарушение Инструкции по эксплуатации котла, не прекращающемся с 09.08.2003 по 2007 гг., "мокром" хранении котлоагрегата ничем не подтверждены.

Пояснение к возражениям по пункту 2.1.2.6 Акта выездной проверки ведущего специалиста Управления технологического флота Общества (т. 19, л.д. 1), в котором последний сообщает о том, что данный механизм используется периодически (по необходимости), противоречит объяснениям представителей Общества в заседании суда кассационной инстанции и не соответствует материалам дела.

В деле нет документов, подтверждающих перевод котлоагрегата с "мокрого" хранения в эксплуатацию, либо распоряжение о продолжении "мокрого" хранения по истечении установленного в Инструкции срока.

При изложенных обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что выводы судов не соответствуют примененным нормам права и материалам дела, в связи с чем судебные акты подлежат отмене с отказом заявителю в удовлетворении его требований.

В пункте 1.7 решения Инспекция сделала вывод о нарушении Обществом требований п. 2 ст. 257 НК РФ в связи с включением в состав расходов, уменьшающих доходы, затрат на проведение работ по изоляции водопритока в скважине N 10 Кравцовского нефтяного месторождения.

Так как на данной скважине проводились работы по ликвидации ствола с последующим забуриванием бокового ствола из обсадной колонны, произведена замена внутрискважинного оборудования (ВСО), в результате чего добыча нефти увеличилась в 3,3 раза, Инспекция сочла, что Обществом проведены капитальные вложения в реконструкцию скважины, списание которых в состав расходов возможно только в форме амортизационных отчислений.

По этим же основаниям Обществу доначислен налог на имущество в пункте 3.7 решения.

Применив положения п. 2 ст. 257 НК РФ, Классификатора ремонтных работ в скважинах, утвержденного Приказом Министра энергетики РФ 22.10.2001 г. N 297 "О введении в действие Классификатора ремонтных работ в скважинах" (РД153-39-0-088-01), с учетом фактических обстоятельств дела суды пришли к правомерному выводу о том, что проводимые на скважине работы относились к капитальному ремонту, целью которого являлось устранение излишней обводненности пласта.

Согласно указанному Классификатору, капитальным ремонтом скважин является комплекс работ по восстановлению работоспособности скважин и продуктивного пласта различными технологическими операциями, а именно: восстановление технических характеристик обсадных колонн, цементного кольца, призабойной зоны, интервала перфорации; ликвидация аварий; спуск и подъем оборудования для раздельной эксплуатации и закачки различных агентов в пласт; воздействие на продуктивный пласт физическими, химическими, биохимическими и другими методами; зарезка боковых стволов и проводка горизонтальных участков в продуктивном пласте; изоляция одних и приобщение других горизонтов; исследование скважины, ликвидация скважины.

Как установлено судами, в ходе ремонта произведена замена вышедшего из строя оборудования, которая, в соответствии с Классификатором РД153-39-0-088-01, относится к ремонту, как и перевод на другой способ эксплуатации (в данном случае фонтанный).

Увеличение продуктивности скважины после ремонта в сравнении с той, которая непосредственно предшествовала ремонту, не является свидетельством осуществления реконструкции и технического перевооружения, так как в результате ремонта технико-экономические показатели восстановились до пределов нормативных показателей, установленных для данной скважины на момент ввода ее в эксплуатацию.

Выводы судов, основанные на анализе и оценке доказательств, налоговым органом не опровергнуты.

Согласно пункту 1.13 решения, Инспекция пришла к выводу о неправомерном, в нарушение п. 1 ст. 263 НК РФ, включении в состав расходов затрат на страхование судов от военных и забастовочных рисков, что привело к неуплате налога на прибыль.

При этом Инспекция сослалась на то, что перечень видов страхования, перечисленных в статье 263 НК РФ, является исчерпывающим и ограничивает организации в уменьшении налогооблагаемой прибыли на платежи по прочим видам страхования, не поименованным в ней.

Как следует из п. 1 ст. 263 НК РФ, расходы на обязательное и добровольное страхование имущества включают страховые взносы по всем видам обязательного страхования, а также по добровольному страхованию имущества, в том числе добровольному страхованию средств транспорта (водного, воздушного, наземного, трубопроводного), расходы на содержание которого включаются в расходы, связанные с производством и реализацией; добровольному страхованию основных средств производственного назначения.

В силу п. 3 ст. 263 НК РФ расходы по указанным в настоящей статье добровольным видам страхования включаются в состав прочих расходов в размере фактических затрат.

Исследовав доказательства, имеющиеся в деле, суды установили, что объектами страхования виды ответственности общества не являлись; обществом было застраховано имущество, составляющее стоимость транспортного средства (судна), а также основные средства производственного назначения - машины и оборудование, учитываемое как отдельные объекты основных средств.

Судами также установлено, что при определении суммы расходов по страхованию военных рисков налоговым органом не было учтено то, что застрахованные танкеры были реализованы в апреле, мае 2006 года, договоры страхования расторгнуты, а уплаченные суммы страховой премии возвращены обществу, в подтверждение чего представлены платежные поручения на возврат, соглашения о расторжении договоров.

В бухгалтерском и налоговом учете Общество фактически отразило расходы по страхованию военных рисков в 2006 году не в размере 1 763 078 руб., как указано в решении Инспекции, а в размере 912 811,47 руб., что подтверждено налоговыми регистрами, бухгалтерскими справками, полисами, справками-расчетами.

При изложенных обстоятельствах суды пришли к правильному выводу об обоснованном учете Обществом спорных затрат в налоговой базе.

Согласно пункту 2.1 решения, Инспекция сочла, что Общество в нарушение п. 1 ст. 155 НК РФ неправомерно занизило налоговую базу по НДС по договору от 26.06.06 N 1448 уступки в пользу ООО "Командор-Калининград" права требования Общества к ЗАО "Балтийское товарищество" на сумму 1 209 252 руб., что привело к неуплате НДС в сумме 184 462 руб.

Общество оспорило выводы налогового органа в части суммы 47 400 руб., относящейся к дополнительному соглашению по договору, в соответствии с которым часть долга в размере 310 736 руб. (в т.ч. НДС 47 400 руб.) представляет собой оплату третьим лицам, произведенную обществом как цедентом по поручению должника (ЗАО "Балтийское товарищество").

Так как при уступке денежного требования налоговая база по НДС в силу ст. ст. 154, 155 НК РФ не возникает, судебные инстанции обоснованно признали неправомерным начисление НДС в сумме 47 400 руб.

Как следует из пункта 2.3 решения, в проверенном периоде Общество осуществляло деятельность, облагаемую единым налогом на вмененный доход, а также деятельность, подпадающую под общий режим налогообложения, в том числе облагаемую налогом на добавленную стоимость.

Согласно статье 170 НК РФ суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные продавцами товаров (работ, услуг) налогоплательщикам, осуществляющим как облагаемые налогом, так и освобождаемые от налогообложения операции, принимаются к вычету либо учитываются в их стоимости в той пропорции, в которой они используются для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения).

Указанная пропорция определяется исходя из стоимости товаров (работ, услуг), операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения), в общей стоимости товаров (работ, услуг), отгруженных за налоговый период.

В ходе проверки инспекцией установлено, что при определении размера налога на добавленную стоимость, подлежащего вычету при реализации облагаемых налогом товаров, Общество учитывало стоимость реализованных товаров с включением в нее налога на добавленную стоимость, что повлекло занижение налогооблагаемой базы и, соответственно, суммы подлежащего уплате в бюджет налога.

В силу пункта 7 статьи 346.26 НК РФ налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению в виде единого налога на вмененный доход (ЕНВД), иные виды предпринимательской деятельности, исчисляют и уплачивают налоги в отношении иных видов деятельности в соответствии с общим режимом налогообложения, предусмотренным Кодексом.

Удовлетворяя требование Общества о признании решения налогового органа недействительным, суд исходил из буквального толкования пункта 4 статьи 170 НК РФ, из которого не следует, что при расчете доли налога на добавленную стоимость, подлежащего налоговому вычету, стоимость реализованных налогоплательщиком в связи с осуществлением деятельности, подлежащей налогообложению в виде ЕНВД, товаров (работ, услуг), учитывается без налога на добавленную стоимость.

Суд также принял во внимание, что в соответствии с учетной политикой, утвержденной Обществом, пропорция определяется исходя из стоимости отгруженных товаров (работ, услуг), операции по реализации которых освобождены от налогообложения, в общей стоимости товаров (работ, услуг), отгруженных за налоговый период. При этом, Обществом ведется раздельный учет предъявленных поставщиками сумм НДС, в соответствии с которым сумма НДС по приобретенным товарам (работам, услугам), имущественным правам, связанным с операциями, не подлежащими налогообложению, учитывается в стоимости приобретенных товаров (работ, услуг), имущественных прав в том налоговом периоде, за который ведется расчет.

Вместе с тем суд не учел следующее.

Согласно пункту 1 статьи 154 НК РФ налоговая база по налогу на добавленную стоимость при реализации товаров (работ, услуг) определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 Кодекса, с учетом акцизов и без включения в них налога на добавленную стоимость.

На основании статьи 168 НК РФ налогоплательщик при реализации товаров (работ, услуг) дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг) предъявляет к оплате покупателю соответствующую сумму налога.

Анализ положений статьи 170 НК РФ во взаимосвязи с приведенными нормами, а также с положениями пункта 3 статьи 152, пункта 1 статьи 257 НК РФ позволяет считать, что стоимость реализованного товара (работ, услуг) употребляется в Кодексе в значении показателя денежной оценки реализованных товаров (работ, услуг), определяемого исходя из цены (тарифа) и количества (объема) товара.

Из указанного следует, что при реализации товаров (работ, услуг), облагаемых налогом на добавленную стоимость, налогоплательщик (продавец) сверх стоимости товаров (работ, услуг) предъявляет к уплате покупателю сумму налога, учитываемую данным налогоплательщиком при исчислении суммы налога, подлежащей уплате в бюджет.

Получаемая продавцом сумма косвенного налога не является ни частью стоимости отгруженных товаров (работ, услуг), ни доходом от реализации товаров (работ, услуг), поскольку суммы налога на добавленную стоимость и суммы дохода подлежат отдельному учету в целях исчисления налоговых обязательств, вытекающих из требований главы 21 и главы 25 Кодекса.

Если реализация тех же самых товаров (работ, услуг) не подпадает под операции, облагаемые налогом на добавленную стоимость, то продавец предъявляет покупателю к оплате только стоимость отгруженных товаров (работ, услуг) без налога.

При определении пропорции сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих включению в соответствующую налоговую декларацию в качестве налоговых вычетов, предусмотренной пунктом 4 статьи 170 Кодекса, необходимо применять сопоставимые показатели. Сопоставимыми в данном случае являются суммы, отражающие стоимость товаров (работ, услуг) без учета налога на добавленную стоимость.

Данная позиция нашла отражение в Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от НДС по приобретенному топливу, используемому для осуществления операций, как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения), так как Обществом не велся раздельный учет такого налога.

Вместе с тем, исследовав представленные Обществом доказательства, в том числе учетную политику Общества, регистры бухгалтерского учета, инвойсы и бункеровочные ведомости, суды установили, что раздельный учет Обществом ведется, однако спорная сумма НДС относится к прямым, а не распределяемым налоговым вычетам, относящимся к заправке конкретных судов, в связи с чем Обществом соблюдены требования главы 21 НК РФ для принятия НДС к вычету, и основания для применения ст. 170 НК РФ отсутствовали.

Доказательства, опровергающие выводы судов, налоговым органом не представлены, и на их наличие Инспекция не ссылается.

Как следует из пункта 4.1 решения, Инспекция пришла к выводу о занижении Обществом, в нарушение ст. 346.29 НК РФ, величины физического показателя-площади торгового зала (в кв. м) АЗС, поскольку в договорах аренды и при передаче арендованных помещений не указывалось, какая именно часть помещений (основные и вспомогательные) передавалась в аренду.

Как установлено судебными инстанциями, при определении налоговой базы по единому налогу на вмененный доход в соответствии со статьей 346.29 НК РФ Общество указывало площадь основных помещений (торговых залов) АЗС без учета площади переданных в аренду частей помещений.

То обстоятельство, что в аренду передавалась именно часть площади торговых залов, следует из предмета заключенных договоров аренды, характера оказываемых арендаторами услуг (использование в качестве круглосуточного пункта для оказания страховых услуг), а также из распоряжений Общества о передаче в аренду торговой площади с указанием ее конкретного местонахождения.

Поскольку, в силу ст. 346.27, 346.29 НК РФ, объектом налогообложения ЕНВД является площадь торговых залов, и при передаче в аренду ее части происходит уменьшение физического показателя налоговой базы, Общество правомерно исключало переданную в аренду площадь торговых залов из расчета налоговой базы.

Довод Инспекции о неполном исследовании судами фактических обстоятельств дела противоречит содержанию судебных актов и материалам дела; на доказательства, не исследованные судом и опровергающие выводы судов, Инспекция не ссылается.

В пункте 4.2 решения Инспекция указала на нарушение Обществом пп. 5 п. 2 ст. 346.26, ст. ст. 346.27, 346.28, 346.29, 346.40, 346.31 НК РФ, решений местных органов законодательной власти о введении на их территории системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в связи с тем, что Обществом не исчислен и не уплачен ЕНВД от деятельности по оказанию услуг общественного питания своим работникам за плату в 25 собственных столовых, 18 из которых размещаются в стационарных помещениях (зданиях), 7 - в нестационарных, мобильных помещениях (вагончиках), 1 столовая - на морской ледостойкой стационарной платформе "Нефтяное месторождение Кравцовское (Д-6) в Балтийском море.

С учетом установленных по делу обстоятельств, принимая во внимание условия коллективного договора между работодателем и профсоюзным комитетом Общества, применив положения пп. 48 п. 1 ст. 264, ст. ст. 275.1 НК РФ, ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебные инстанции пришли к правильному выводу, что у Общества отсутствовал объект налогообложения ЕНВД, так как услуги общественного питания осуществлялись не как вид предпринимательской деятельности, а как предусмотренное коллективным договором обязательство обеспечить питанием работников, занятых в иных сферах деятельности, приносящих прибыль.

Установленные судом обстоятельства налоговым органом не оспариваются.

По мнению Инспекции, изложенному в пункте 4.3 решения, в нарушение пп. 12 п. 1 ст. 346.26 НК РФ и решения Совета депутатов Гвардейского района "О введении на территории муниципального образования "Гвардейский район" системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности" N 94 от 25.11.2005 г., Обществом не исчислен и не уплачен ЕНВД в отношении предпринимательской деятельности по оказанию услуг по временному размещению и проживанию организациями и предпринимателями, использующими в каждом объекте предоставления данных услуг общую площадь спальных помещений не более 500 кв. м

Исходя того, что деятельность базы отдыха "Каскад" относится к сфере туристических услуг, услуг пансионатов, баз отдыха, поскольку право на проживание в ней оформляется путевками и сопряжено с предоставлением услуг оздоровительного характера, судебные инстанции, применив Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК 004-93 (коды 8514000, 082000), обоснованно признали, что такого рода деятельность подлежит налогообложению с применением общей системы налогообложения.

Согласно пункту 5.1 решения, Инспекция пришла к выводу о неправомерном, в нарушение п. 1 и 2 ст. 337, п. 1 ст. 343 НК РФ, определении Обществом количества добытого полезного ископаемого (нефти), исходя из количества нефти в единицах массы "нетто".

Инспекция, ссылаясь на ГОСТ Р 51858-2002 на нефть, утвержденный Постановлением Госстандарта России от 08.01.2002 N 2-ст, п. 3.13, 3.14, 3.15 ГОСТа Р 8.595-2004 "Масса нефти и нефтепродуктов", утв. Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 07.12.2004 г. N 99-ст, полагает, что первой продукцией, по своему качеству соответствующей государственному стандарту России, является нефть с допустимым содержанием воды, хлористых солей и механических примесей, т.е. нефть массы "брутто".

Признавая позицию налогового органа не соответствующей действовавшему в проверенном периоде законодательству, судебные инстанции исходили из того, что полезным ископаемым для заявителя является нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная, то есть добытое полезное ископаемое, не содержащее в себе воды, соли и иных примесей (балласта) - нефть "нетто".

Суд кассационной инстанции считает ввод судебных инстанций правильным.

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 336 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что объектом налогообложения НДПИ признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории России на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством.

В соответствии с пунктом 1 статьи 337 Налогового кодекса Российской Федерации полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров, содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр (отходов, потерь) минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), первая по своему качеству соответствующая государственному стандарту РФ, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого - стандарту (техническим условиям) организации.

Согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 337 Налогового кодекса Российской Федерации, объектом обложения НДПИ признается нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная.

Исходя из смысла и содержания данной нормы, полезным ископаемым признается нефть, не содержащая в себе воды, соли и иных примесей (балласта).

Общие требования к методикам выполнения измерения массы нефти и нефтепродуктов установлены в национальном стандарте Российской Федерации "Государственная система обеспечения единства измерений. Масса нефти и нефтепродуктов. Общие требования к методикам выполнения измерений ГОСТ Р 8.595-2004". Его действие распространяется на методики выполнения измерений массы товарной нефти и нефтепродуктов в сферах распространения государственного метрологического контроля и надзора, основанные на перечисленных методах прямых и косвенных измерений.

Стандарт устанавливает основные требования к методике выполнения измерений массы продукта, обладающего общими родовыми признаками - нефти.

Для целей данного стандарта определяются понятия: "товарной нефти (нефти)" - нефть, подготовленная к поставке потребителю в соответствии с требованиями ГОСТ Р 51858-2002; "массы брутто товарной нефти" - масса товарной нефти, показатели качества которой соответствуют требованиям ГОСТ Р 51858; "массы балласта" - общая масса воды, солей и механических примесей в товарной нефти; "массы нетто товарной нефти" - разность массы брутто товарной нефти и массы балласта, т.е. без массы примесей соли, воды, и механических примесей (п. п. 3.12, 3.13, 3.14, 3.15).

Из изложенного следует, что стандарт не позволяет установить соотношение понятий "нефть", "нефть товарная" и "нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная".

С 1 января 2006 года ГОСТ Р51858-2002 "Нефть. Общие технические условия", на который ссылается инспекция, действует в редакции от 16.08.2005 г. и распространяется на нефть для поставки транспортным организациям и предприятиям Российской Федерации и для экспорта.

То есть, действующие положения ГОСТ направлены на соблюдение требований технической безопасности транспортировки нефти и применимы для определения технической пригодности минерального сырья к транспортировке.

ГОСТ 1510-84 содержит рекомендации по транспортировке нефти, в том числе требование о том, что каждая партия должна сопровождаться документом о качестве, содержащем данные, указанные в п. 1.2. (массу нефти "брутто" и "нетто", наименование нефтепродукта, марку), нормы показателей качества и результатов испытания нефтепродуктов в соответствии с технической документацией - пункт 1.6.).

Вместе с тем, данный стандарт не содержит терминов, позволяющих определить понятие "нефть обезвоженная, обессоленная, стабилизированная".

Названные ГОСТы не содержат требований к качеству нефти обезвоженной, обессоленной и стабилизированной как к товарному продукту. Такие требования установлены ГОСТами для нефти в качестве объекта, подлежащего транспортировке.

Таким образом, ГОСТ, позволяющий определить массу "нефти обезвоженной, обессоленной и стабилизированной" как массу нетто или брутто, отсутствует, и судами правомерно отвергнута ссылка Инспекции на содержание государственных стандартов Российской Федерации, которые, по ее мнению, позволяют учитывать в качестве объема полезного ископаемого нефть, определяемую по массе "брутто".

Инструкцией по определению массы нефти при учетных операциях с применением систем измерений количества и показателей качества нефти (РД 153-39.4-042-99), утвержденной Минпромэнерго России 14 апреля 2000 года, и Рекомендациями по определению массы нефти при учетных операциях с применением систем измерений количества и показателей качества нефти, утвержденными приказом Минпромэнерго России от 31 марта 2005 г. N 69, установлена обязанность налогоплательщиков по определению массы "нетто" и "брутто" в актах приема-сдачи нефти

Согласно пункту 4.2 Инструкции массу брутто нефти измеряют с применением преобразователей расхода и поточных преобразователей плотности - объемно-массовый динамический метод или массомеров - массовый динамический метод. Массу нетто нефти определяют как разность массы брутто нефти и массы балласта (пункт 4.1 Инструкции).

В силу пункта 2.1.12 Рекомендаций масса брутто нефти - общая масса нефти, включающая массу балласта. Масса балласта - общая масса воды, хлористых солей и механических примесей в нефти (пункт 2.1.13 Рекомендаций).

Пунктом 1.14 Рекомендаций установлено, что масса нетто нефти - разность массы брутто нефти и массы балласта.

Доначисляя налог по массе нефти "брутто", Инспекцией исходила из того, что масса нефти "брутто" определяется с учетом массы содержащегося в нефти балласта, состоящей из общей массы воды, солей и механических примесей в добытой товарной нефти.

Однако, законодательством о налогах и сборах не предусмотрено исчисление и уплата НДПИ с содержащего в нефти балласта.

Как правильно указали суды, ссылка Инспекции на Общероссийский классификатор продукции (ОКП), введенный в действие с 01.07.94 г., допускающий содержание в обезвоженной и обессоленной нефти воды в размере от "не более 0,2% до более 1%" (то есть без верхнего предела), солей в размере от "не более 40 мг/л до солей свыше 1800 мг/л (то есть без верхнего предела)" и т.п. (коды по ОКП с 02 4310 по 02 4315), является необоснованной, поскольку применение этого классификатора для целей исчисления НДПИ позволило бы отнести к добытому полезному ископаемому любое нефтесодержащее минеральное сырье, включающее в себя неограниченное количество воды, соли и механических примесей.

Отсутствие в Классификаторе предельно допустимого количества воды и солей не позволяет отнести используемое в нем понятие "нефть обезвоженная и обессоленная" к виду добытого полезного ископаемого для целей исчисления НДПИ также в связи с тем, что минеральное сырье с содержанием воды более 1% и солей более 900 мг/л не соответствует указанному Инспекцией ГОСТ Р 51858-2002.

Как следует из вводной части указанного Классификатора, он предназначен для обобщения достоверности, сопоставимости и автоматизированной обработки информации о продукции в таких сферах деятельности как стандартизация, статистика, экономика и другие.

В ОКП не содержится положений об определении видов полезных ископаемых для целей исчисления и уплаты НДПИ.

Следовательно, применение классификаторов при определении понятий для целей налогообложения необоснованно.

Ссылка инспекции на то, что Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК 004-93 (ОКДП), единственный, как считает инспекция, документ, содержащий понятие "нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная" и классификацию такой нефти, допускает содержание в нефти обезвоженной, обессоленной и стабилизированной воды, солей и механических примесей, не может быть принята в связи со следующим.

Согласно статье 31 Закона от 21.02.92 N 2395-1 "О недрах" с целью учета состояния минерально-сырьевой базы ведется государственный баланс запасов полезных ископаемых. Он должен содержать сведения о количестве, качестве и степени изученности запасов каждого вида полезных ископаемых по месторождениям, имеющим промышленное значение, об их размещении, о степени промышленного освоения, добыче, потерях и об обеспеченности промышленности разведанными запасами полезных ископаемых на основе классификации запасов полезных ископаемых, которая утверждается в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Постановка запасов полезных ископаемых на государственный баланс и их списание с государственного баланса осуществляются в порядке, установленном федеральным органом управления государственным фондом недр по согласованию с органами государственного горного надзора. При этом использование для целей исчисления НДПИ данных государственного баланса запасов полезных ископаемых предусмотрено положениями статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации.

Из пункта 10 Положения о порядке учета запасов полезных ископаемых, постановки их на баланс и списания с баланса запасов, утвержденного Приказом МПР России от 09.07.97 г. N 122, следует, что постановка месторождений и запасов полезных ископаемых на государственный баланс, их изменение и списание с балансов могут производиться на любой стадии геологического изучения недр по данным геологоразведочных работ и разработки месторождений на основании заключений и протоколов органов государственной экспертизы запасов (ГКЗ, ЦКЗ), и их территориальных комиссий по запасам полезных ископаемых (ТКЗ) в соответствии с их компетенцией, с учетом заключений органов Госгортехнадзора России.

Списание запасов полезных ископаемых с государственного баланса по объектам, переданным в установленном порядке пользователям недр, осуществляется на основании актов на списание полезных ископаемых, утвержденных органами МПР России и Госгортехнадзора России и форм государственного федерального статистического наблюдения.

Пунктом 5.4.1. Положения о Федеральном агентстве по недропользованию, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.06.2004 г. N 293, на данный государственный орган возложены функции по обеспечению в установленном порядке постановки запасов полезных ископаемых на государственный баланс и их списания с государственного баланса.

Утвержденные уполномоченным государственным органом данные о величине списанных с Государственного баланса запасов нефти опровергают доводы Инспекции о необходимости обложения НДПИ содержащегося в нефти балласта.

Таким образом, содержащийся в нефти балласт (вода, соли, иные механические примеси), не учитывается при определении количества нефти, списываемого с Государственного баланса полезных ископаемых в результате добычи, поскольку фактически балласт полезным ископаемым не является.

Согласно пункту 18 Инструкции по заполнению формы статистической отчетности N 1-ТЭК (нефть) (годовая) "Сведения по эксплуатации скважин", утвержденной постановлением Госкомстата России от 29.05.96 г., добытая нефть учитывается в тоннах "нетто", т.е. чистая нефть за вычетом отделенной воды, грязи и попутного нефтяного газа, а также за вычетом содержащихся в нефти во взвешенном состоянии воды, солей и механических примесей, определенных лабораторными анализами, и показывается в целых числах.

Кроме того, необоснованность доводов Инспекции о необходимости включения в налоговую базу по НДПИ, наряду с массой нефти, также массы балласта подтверждена письмом Министерства финансов Российской Федерации от 11 сентября 2007 года N 03-06-05-01/39 в адрес Федерального налоговой службы, основанным на заключении Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, а также письмом Минфина России от 11 сентября 2007 года N 03-06-06-01/46.

Минфин в этом письме указал, что нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная не может быть нефтью "брутто", учитывающей содержание воды, хлористых солей и механических примесей, в связи с чем для определения налоговой базы по НДПИ по нефти обезвоженной, обессоленной и стабилизированной следует понимать количество нефти "нетто", отвечающей по своим параметрам определенным требованиям в отношении обезвоженности, обессоленности и стабилизированности.

С учетом изложенного суды обоснованно указали, что заявитель исчислил налоговую базу по НДПИ в соответствии с законом, и доначисление НДПИ, соответствующей суммы пеней, а также налоговых санкций является неправомерным.

Признавая решение Инспекции в данной части недействительным, суды также обоснованно учли, что инспекцией увеличена налоговая база по всем участкам недр в целом, а не по каждому объекту налогообложения (участку недр, предоставленного налогоплательщику в пользование) в нарушение пп. 1, 3 п. 1 ст. 336 Кодекса, п. 7.5 Приказа МНС России от 29.12.2003 г. N БГ-3-21/727 "Об утверждении формы налоговой декларации по НДПИ и инструкции по ее заполнению". Согласно п. 3.1 решения доначисленный НДПИ отнесен к недоимке по коду бюджетной классификации 182 1 07 01011 01 1000 ПО - НДПИ нефть, т.е. налог по участкам недр, находящихся на территории Российской Федерации. Однако уплата НДПИ на континентальном шельфе производится по коду 182 1 07 01040 01 1000 ПО (ст. 343 Кодекса, Письмо ФНС России от 16.12.2005 г. N ММ-6-10/1059@ "О кодах бюджетной классификации").

В пункте 5.2 решения Инспекция указала на неправомерное определение Обществом количества полезного ископаемого (нефти) в период с июня по декабрь 2006 года.

Инспекция сочла, что потери полезного ископаемого, определенные обществом, следует увеличить на потери, возникающие при реализации товарной нефти. При этом Инспекция произвела расчет потерь, возникающих при реализации товарной нефти, добытой на суше, как произведение товарной нефти на норматив потерь при ее транспортировке. Размер потерь определен в целом по всем участкам недр суши, а не по каждому объекту налогообложения.

Исследовав и оценив представленные доказательства, руководствуясь положениями статей 336, 337, 338, 339 НК РФ, Инструкцией по учету нефти в нефтегазодобывающих объединениях РД 39-30-627-81, суды сделали правомерный вывод о том, что у инспекции отсутствовали правовые основания для начисления обществу налога на добычу полезного ископаемого, поскольку Обществом, в соответствии с его учетной политикой, применялся прямой метод учета потерь, и объем потерь подтвержден надлежащим образом.

Оснований для переоценки обстоятельств дела, установленных на основе оценки и анализа доказательств и применимых норм права, у суда кассационной инстанции не имеется.

Согласно пункту 7.1 решения, Инспекцией вменено в вину Обществу неисполнение обязанности по исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты НДФЛ с доходов, полученных физическими лицами при реализации им дизтоплива и масел по ценам, ниже установленных прейскурантами на эти товары при розничной торговле.

Отменяя решение Инспекции в данной части, судебные инстанции исходили из фактических обстоятельств налогового спора, поскольку топливо и масла реализовывались физическим лицам за плату, в значительных объемах, по оптовым ценам, соответствовавшим прейскурантам на данные виды товаров.

Выводы судов подтверждаются материалами дела и основаны на правильном применении положений ст. ст. 210, 211, 40 НК РФ. Оснований для переоценки не имеется.

Как следует из пункта 7.3 решения налогового органа, Общество нарушило требования п. 1 ст. 210 НК РФ, так как при исчислении НДФЛ не учло суммы процентов, оплаченных им за физических лиц по кредитным договорам.

На основе исследования доказательств суды пришли к выводу о правомерном неудержании налога, так как спорная сумма денежных средств представляет собой проценты, уплаченные Обществом как поручителем по кредитным договорам своих работников.

Вследствие уплаты процентов у Общества возникло право требовать их у физических лиц, а у физических лиц - соответствующее обязательство по их уплате Обществу.

Таким образом, отношения между Обществом и его работниками носят возмездный характер, что исключает квалификацию денежных средств в качестве доходов физических лиц.

В пункте 8.1 решения Инспекция указала на нарушение Обществом требований ст. 358, п. 2 ст. 362 НК РФ, ст. 3, п. 3 ст. 8 Закона Калининградской области "О транспортном налоге" от 16.11.2002 N 193, п. 2, 3 Постановления Правительства Российской Федерации от 12.08.1994 N 938 "О государственной регистрации автотранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации", Правил государственной регистрации тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин и прицепов к ним органами государственного надзора за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации от 16.01.1995 г, поскольку Обществом не полностью уплачен ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 28.03.2008 N 52-02-17/807 по пунктам 1.6, 3.2, 2.3, 8.1.

В этой части в удовлетворении заявления ООО "Лукойл-Калининградморнефть" отказать.

В остальной части решение и постановление оставить без изменения.

Председательствующий-судья

С.И.ТЕТЕРКИНА

Судьи:

М.К.АНТОНОВА

О.В.ДУДКИНА

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Темы: Малый бизнес  

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать