Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Пленумы судов / Обобщение судебной практики применения законодательства о государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей

Обобщение судебной практики применения законодательства о государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей

22.04.2010  

Одобрено постановлением президиума Арбитражного суда Красноярского края от 06 апреля 2009 г. № СР1-7

Обобщение судебной практики применения законодательства о государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных

предпринимателей

г. Красноярск

1. Подписание заявления о государственной регистрации создания юридического лица, а также иных представляемых на государственную регистрацию документов неустановленным лицом по поддельным документам является основанием для признания незаконным решения о государственной регистрации юридического лица при создании.

(Дела№№ АЗ3-7679/2008, АЗ3-11546/2008).

Управление ФНС обратилось в арбитражный суд к регистрирующему органу с заявлением о признании недействительным решения о государственной регистрации ООО при его создании, а также решения о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы ООО.

В обоснование требования У ФНС пояснило, что в ходе проведения контрольных мероприятий Управлением по налоговым преступлениям ГУВД Красноярского края установлены факты подделки документов, представленных на государственную регистрацию. В частности, из показаний свидетеля Б., значащегося учредителем ООО, заключения эксперта следует, что Б. никаких документов на государственную регистрацию не подписывал, никакого отношения к созданному юридическому лицу не имел, подпись нотариуса на заявлении о государственной регистрации была подделана.

Регистрирующий орган, возражая на заявление, указал, что при государственной регистрации ООО действовал в рамках Закона о государственной регистрации, оснований для отказа в государственной регистрации при внесении записи в ЕГРЮЛ не обнаружено.

Арбитражный суд заявление удовлетворил на основании следующего.

В связи с тем, что согласно ст. 4 Закона о государственной регистрации государственный реестр является федеральным информационным ресурсом и в силу назначения государственной регистрации как публичного акта органа государственной власти, ЕГРЮЛ должен содержать достоверные сведения. Учитывая, что в ст. 17 Закона о государственной регистрации приводится не только перечень документов, необходимых для государственной регистрации, но и требования к ним, в государственный реестр могут быть внесены только достоверные сведения о юридическом лице, соответствующие требованиям действующего законодательства.

Установление недостоверности сведений, подлежащих обязательному отражению в заявлении о государственной регистрации, в отношении которых податель заявления дал в установленном законом порядке гарантии достоверности, фактически означает незаполненность соответствующих граф заявления, что, в свою очередь, лишает поданный заявителем документ статуса заявления о государственной регистрации юридического лица.

Поскольку материалами дела подтверждено, что гражданин Б. никаких документов на регистрацию ООО не подписывал, своего согласия на это не давал и заявление о государственной регистрации ООО по этой причине содержит недостоверную информацию, решение о государственной регистрации признано арбитражным судом незаконным.

2. Не прошедшие государственной регистрации фактические изменения в составе участников ООО имеют юридическое значение для регистрирующего органа только при рассмотрении им заявлений о государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, касающихся изменений состава участников общества.

(Дело № АЗ3-105 70/2008).

Участник ООО «С.» К. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения об отказе во внесении изменений в ЕГРЮЛ.

В обоснование иска заявитель сослался на то, что регистрирующий орган неправомерно отказал в государственной регистрации изменений в учредительные документы юридического лица, сославшись на то, что общее собрание участников общества, на котором принято решение о внесении изменений в состав общества, было неправомочно решать поставленные вопросы. В то же время налоговым органом, по мнению заявителя, не учтено, что, во-первых, на момент принятия решения заявитель являлся единственным участником общества в силу фактического перехода доли другого участника общества к ООО на основании п. 2, 7 ст. 23 ФЗ «Об ООО», а во-вторых, регистрирующий орган не наделен полномочиями на проведение правовой экспертизы представленных документов, не вправе давать оценку решению общего собрания участников юридического лица. Поскольку все необходимые документы были представлены в ИФНС, по мнению заявителя, налоговый орган был не вправе отказывать в государственной регистрации изменений.

Ответчик, возражая против доводов заявителя, указывал на то, что на момент подачи заявления о внесении изменений в учредительные документы общества по данным ЕГРЮЛ участниками общества являлись гражданка Л. и гражданка Р., заявитель не являлся участником общества. А следовательно, внесение изменений в устав общества на основании представленного решения единственного участника общества, принятого заявителем, было невозможно.

Рассматривая дело, арбитражный суд установил следующее.

С момента государственной регистрации последних изменений в сведения о юридическом лице произошли фактические изменения состава участников общества, а именно, доля в уставном капитале ООО, принадлежавшая гражданке Р., подарена заявителю, а гражданка Л. в связи с тем, что участники общества отказали ей в безвозмездной уступке доли в уставном капитале общества третьему лицу, предъявила обществу требование о выкупе доли и заключила с ООО договор купли- продажи доли в уставном капитале. Общее собрание участников общества, на котором были приняты соответствующие решения по вопросам выбора директора общества, внесения изменений в устав ООО, прошло после изменения состава участников общества. На проведенном общем собрании участников присутствовал лишь заявитель, считающий себя единственным участником общества.

ИФНС отказала зарегистрировать внесенные в устав изменения по причине не представления вопреки ст. 23 Закона о государственной регистрации необходимых для государственной регистрации документов, т.к. процедура проведения общего собрания участников ООО, как указано налоговым органом, противоречит нормам действующего законодательства.

В результате исследования всех обстоятельств дела арбитражный суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления в силу следующего.

Ст. 12 ФЗ «Об ООО» установлено, что изменения в учредительные документы общества подлежат государственной регистрации и приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, предусмотренных ФЗ «Об ООО» с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию. В соответствии с ч. 5 ст. 5 Закона о государственной регистрации юридическое лицо в течение трех дней с момента изменения сведений, в том числе, об учредителях (участниках) юридического лица, обязаны сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего нахождения. В случае, если изменения указанных в п. 1 данной статьи сведений произошло в связи с внесением изменений в учредительные документы, внесение изменений в единый государственной реестр юридических лиц осуществляется в порядке, предусмотренном гл. VI настоящего Закона.

Из содержания данных норм следует, что все изменения в учредительных документах юридического лица, а также иные изменения, сведения о которых внесены в ЕГРЮЛ, подлежат государственной регистрации. Законодателем установлен трехдневный срок для обращения в регистрирующий орган с соответствующим заявлением. Изменения в учредительных документах юридического лица, не зарегистрированные в государственном реестре, не имеют юридической силы для третьих лиц и не влекут правовых последствий для юридического лица. Следовательно, с момента государственной регистрации изменений в учредительных документах ООО о составе его участников юридические действия новых участников влекут правовые последствия в отношениях с третьими лицами, в том числе, с регистрирующим органом.

На момент проведения общего собрания участников общества сведения об имевших место фактических обстоятельствах - изменение состава участников общества, не были внесены в установленном порядке в ЕГРЮЛ. Следовательно, регистрирующий орган, принимая решение на основании данных ЕГРЮЛ и в отсутствии обращений о внесении изменений в ЕГРЮЛ о составе участников общества, правомерно отказал в государственной регистрации соответствующих изменений на том основании, что общее собрание проведено неуполномоченным лицом, а принятые на нем решения не влекут правовых последствий для третьих лиц, в том числе, для регистрирующего органа.

Другое дело, рассмотренное арбитражным судом.

(Дело № АЗЗ-18220/2006)

ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения налоговой инспекции об отказе в государственной регистрации изменений в учредительные документы общества в части уменьшения количества участников ООО в связи с уступкой долей участниками общества другому его участнику.

Налоговая инспекция, отказывая в государственной регистрации данных изменений, сослалась на ст. 23 Закона о государственной регистрации и на то, что решение общего собрания участников общества считается не представленным, поскольку принято и подписано только теми участниками ООО, которые остались в результате уступки долей, и не подписано участниками общества, уступившими свою долю.

Арбитражный суд, признавая отказ налогового органа в государственной регистрации недействительным, указал, что поскольку согласно п. 6 ст. 21 ФЗ «Об ООО» приобретатель доли (части доли) в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об указанной уступки и участниками общества соблюдено требование об уведомлении общества о состоявшейся уступки долей, то уступившие доли лица на момент принятия оспариваемого решения ООО о внесении изменений в учредительные документы общества уже не являлись участниками общества.

3. Отказ регистрирующего органа в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с ликвидацией правомерен, если у ликвидируемого юридического лица имеется известная ликвидационной комиссии, но не отраженная в ликвидационном балансе задолженность по обязательным платежам в бюджеты различных уровней, срок принудительного взыскания которой не истек.

(дело № АЗЗ-1395/2008).

ООО обратилось в арбитражный суд к ИФНС с заявлением о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности ООО в связи с ликвидацией.

По обстоятельствам дела ИФНС отказала в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица на том основании, что в регистрирующий орган не представлен ликвидационный баланс, подтверждающий завершение всех расчетов с кредиторами: по имеющейся у налогового органа информации за ООО числится задолженность по платежам в бюджет. На этом основании налоговый орган посчитал, что заявление о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица считается не представленным как содержащее недостоверные сведения.

Суд первой инстанции, установив, что заявитель подал в надлежащий регистрирующий орган все предусмотренные п. 1 ст. 21 Закона о государственной регистрации для государственной регистрации документы (заявление, ликвидационный баланс, документ об уплате государственной пошлины), пришел к выводу, что у налогового органа отсутствовали основания для отказа в государственной регистрации. Кроме того, со ссылкой на ст. 63 Гражданского кодекса РФ арбитражный суд указал, что налоговый орган вправе был в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, предъявить требования к ликвидируемому должнику. Решением арбитражный суд признал отказ ответчика недействительным.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился на основании следующего. Материалами дела подтверждено, что в ликвидационный баланс не включена сумма задолженности ООО по обязательным платежам в бюджеты различных уровней, срок принудительного взыскания которых не истек. О наличии сумм задолженности было известно ООО на момент проведения процедур ликвидации, о чем свидетельствует передача судебным приставом-исполнителем ликвидационной комиссии исполнительного листа о взыскании соответствующих денежных средств для дальнейшего исполнения. Поскольку ликвидационный баланс общества составлен с нарушением п. 5 ст. 63 Гражданского кодекса РФ, п. 1 ст. 21 Закона о государственной регистрации, он не может считаться достоверным. В этой связи арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что регистрирующий орган не имел законных оснований для государственной регистрации прекращения деятельности общества в связи с его ликвидацией.

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции поддержал.

4. Задолженность по платежам в бюджет, препятствующая государственной регистрации ликвидации юридического лица[1], считается отсутствующей, если за ликвидируемым юридическим лицом числится переплата по налогам и сборам, превышающая данную задолженность, по которой у налогоплательщика не утрачено право на зачет (возврат).

(Дела №№ АЗЗ-10097/2008, АЗЗ-10098/2008)

ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением к МИФНС о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией и об обязании устранить допущенное нарушение. По мнению заявителя, ответчик необоснованно отказал в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица, поскольку Закон о государственной регистрации не предусматривает в качестве основания для отказа в государственной регистрации представление сведений, не соответствующих действительности. Налоговый орган не наделен полномочиями по проведению правовой экспертизы представленных на государственную регистрацию документов.

Ответчик, опровергая доводы ООО, заявил, что по сведениям налогового органа на момент рассмотрения заявления о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией за ООО числилась непогашенная задолженность по платежам в бюджет. Несмотря на это в ликвидационном балансе указанные суммы задолженности не отражены. В то же время в силу п. 5 ст. 63 ГК РФ ликвидационный баланс должен составляться и утверждаться после завершения расчетов с кредиторами. Наличие непогашенной кредиторской задолженности, срок принудительного взыскания которой не истек, свидетельствует о нарушении обществом порядка ликвидации, установленного п. 5 ст. 63 ГК РФ. По мнению ответчика, в таком случае ликвидационный баланс не должен считаться представленным.

При рассмотрении дела судом установлено следующее.

Согласно составленному сторонами акту совместной сверки расчетов по налогам, сборам, пеням и штрафам у ООО имелась переплата по единому налогу, распределяемому по уровням бюджетной системы РФ, по которой ООО не утрачено право на зачет (возврат) (п. 7 ст. 78 НК РФ), а также задолженность по страховым взносам, направленным на выплату страховой части трудовой пенсии, срок на принудительное взыскание которой не истек, в размере, составляющем лишь незначительную часть сумм переплаты.

П. п. 1,5 ст. 78 Налогового кодекса РФ предусмотрена возможность зачета суммы излишне уплаченного налога в счет погашения недоимки по иным налогам, задолженности по пеням и (или) штрафам, подлежащим уплате или взысканию в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, который осуществляется налоговыми органами самостоятельно.

Учитывая данные, содержащиеся в акте совместной сверки, арбитражный суд пришел к выводу, что налоговый орган должен был самостоятельно произвести зачет в счет уплаты задолженности по страховым взносам.

В связи с тем, что на момент обращения председателя ликвидационной комиссии в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией задолженность по обязательным платежам в бюджет у ООО отсутствовала и на государственную регистрацию юридического лица представлены все предусмотренные главой VII Закона о государственной регистрации документы, отказ МИФНС в государственной регистрации признан арбитражным судом незаконным.

5. Подача налоговой инспекцией апелляционной жалобы на определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства не препятствует внесению записи в ЕГРЮЛ о прекращении действия юридического лица и не может являться основанием для отказа во внесении соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

(Дело № АЗ3-8757/2007).

Конкурсный управляющий ООО обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица.

В обоснование требования конкурсный управляющий указал, что в налоговую инспекцию представлены все требуемые Законом о государственной регистрации документы для внесения записи о прекращении деятельности юридического лица в связи с завершением в отношении ООО процедуры конкурсного производства.

Поэтому в соответствии со ст. 23 данного закона налоговая инспекция не вправе была отказывать во внесении изменений в ЕГРЮЛ.

Ответчик, возражая на доводы заявителя, указал, что поскольку налоговой инспекцией на представленное на государственную регистрацию определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства подана апелляционная жалоба, определение считается не вступившим в законную силу, а следовательно, основания для внесения соответствующей записи на момент рассмотрения заявления конкурсного управляющего отсутствовали.

По результатам исследования материалов дела арбитражный суд принял решение об удовлетворении заявленного требования в силу следующего.

Согласно ст. 149 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определение о завершении конкурсного производства подлежит немедленному исполнению и является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника. Соответствующая запись должна быть внесена в этот реестр не позднее чем через пять дней с даты представления указанного определения арбитражного суда в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.

В соответствии с п. 2 ст. 21 Закона о государственной регистрации для государственной регистрации при ликвидации юридического лица в случае применения процедуры банкротства в регистрирующий орган представляются определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства и документ об уплате государственной пошлины.

Из названных норм права следует, что законодательство не связывает действия регистрирующего органа при принятии решения о ликвидации юридического лица в случае применения процедуры банкротства с моментом вступления судебного акта в законную силу; обжалование данного определения в апелляционном порядке не является препятствием для внесения записи о прекращении деятельности юридического лица.

В связи с тем, что конкурсным управляющим ООО соблюдены требования Закона о государственной регистрации - представлен необходимый перечень документов в надлежащий налоговый орган - арбитражный суд пришел к выводу, что действия ответчика по отказу в государственной регистрации не соответствуют Закону и нарушают права заявителя.

6. Признание недействительным решения о государственной регистрации юридического лица при его создании в форме реорганизации не влечет прекращения деятельности этого юридического лица. Налоговый орган не вправе отказать во внесении изменений в сведения о юридическом лице на том основании, что решение о государственной регистрации данного юридического лица при его создании признано недействительным.

(Дело № АЗЗ-8838/2008).

В арбитражный суд обратилось ОАО с заявлением о признании недействительным решения регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации юридического лица и незаконными действий регистрирующего органа о внесении в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности ОАО.

В обоснование заявления ОАО указало на то, что свою деятельность общество не прекращало, а регистрационная запись об ОАО должна быть изменена в связи с изменением места нахождения общества.

Регистрирующий орган в отзыве на заявление указал, что внесение в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности ОАО вызвано признанием в судебном порядке недействительным решения о создании общества путем реорганизации в форме разделения другого акционерного общества (АО). Согласно ст. 23 Закона о государственной регистрации регистрирующий орган полномочен отказать в государственной регистрации при наличии оснований, предусмотренных п. 2 ст. 20 Закона о государственной регистрации. П. 2 ст. 20 Закона устанавливает, что регистрирующий орган вносит в ЕГРЮЛ запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. С этого момента не допускается государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица. По мнению регистрирующего органа, признание недействительным решения о государственной регистрации подпадает под действие п. 2 ст. 20 Закона о государственной регистрации.

Как установлено арбитражным судом, в ходе судебных споров по поводу реорганизации АО в форме разделения и образования двух ОАО в ЕГРЮЛ была вначале внесена запись о государственной регистрации вновь образованных ОАО, а затем в связи с отменой судебного акта вышестоящей инстанцией на налоговую инспекцию возложена обязанность внести в ЕГРЮЛ запись о признании недействительной решения о создании данных ОАО. После состоявшихся споров общим собранием акционеров ОАО - заявителя принято решение о внесении изменений в устав общества в части его местонахождения, что явилось причиной обращения к налоговой инспекции с заявлением о государственной регистрации изменений в учредительные документы общества. Налоговый орган отказал в государственной регистрации со ссылкой на п. 2 ст. 20 Закона о государственной регистрации.

Исследуя материалы дела, арбитражный суд посчитал, что выводы регистрирующего органа являются ошибочными.

Запись о прекращении деятельности общества внесена в нарушение положений гражданского законодательства, устанавливающего исчерпывающий перечень способов прекращения правоспособности юридического лица: реорганизация, ликвидация, исключение из реестра юридического лица по решению регистрирующего органа (п. 3 ст. 49, п. 4 ст. 57, п. 8 ст. 63 ГК РФ, п. 1 ст. 5 Закона о государственной регистрации). Признание регистрации общества при его создании недействительной не влечет прекращения деятельности юридического лица, поскольку правовая природа указанных юридических фактов неодинакова.

П. 2 ст. 20 Закона о государственной регистрации, которым налоговая инспекция аргументировала отказ, распространяется только на случаи нахождения юридического лица в процессе ликвидации. В то же время ответчиком не доказано, что ОАО находилось в стадии ликвидации в момент принятия решения об отказе в государственной регистрации изменений.

Учитывая, что налоговой инспекцией была внесена запись в ЕГРЮЛ о регистрации ОАО, то на момент обращения с заявлением о внесении изменений в учредительный документы общество являлось действующей организацией. Следовательно, как указал суд, оспариваемые действия налоговой инспекции по внесению записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности общества и решение об отказе во внесении изменений в устав противоречат закону и являются незаконными и недействительным соответственно.

Решение суда оставлено в силе судом апелляционной и кассационной инстанций.

7. Отказ в государственной регистрации юридического лица на том основании, что указанное в заявлении о государственной регистрации место нахождения юридического лица является жилым помещением, неправомерен, поскольку регистрация юридического лица по такому адресу не означает изменения целевого назначения помещения и не противоречит действующему законодательству.

(Дело № АЗЗ-9989/2007).

ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице в части места нахождения юридического лица.

Регистрирующий орган отказал во внесении записи о государственной регистрации данных изменений по причине непредставления соответствующих законодательству РФ документов. В решении об отказе указано, что заявленный на государственную регистрацию адрес является домашним адресом учредителя и директора ООО. В то же время согласно п.п. 2, 3 ст. 288 Гражданского кодекса РФ не допускается размещение в жилых помещениях промышленных производств, а жилые помещения предназначены для проживания граждан.

Арбитражный суд при рассмотрении дела пришел к выводу, что отказ налогового органа в государственной регистрации не соответствует Закону о государственной регистрации.

Так, согласно п. 2 ст. 54 Гражданского кодекса РФ, ст. ст. 5, 8 Закона о государственной регистрации место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация осуществляется по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего органа, в случае отсутствия такого - по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности, по которому осуществляется связь с юридическим лицом.

Из вышеуказанных нормативных актов следует, что место нахождение юридического лица (место его регистрации), которое должно быть указано в учредительных документах, может не совпадать с фактическим размещением имущественного комплекса и производственных помещений юридического лица, в связи с чем доводы налогового органа о нарушении при регистрации действующего законодательства являются необоснованными.

Заявленные требования удовлетворены, суд обязал налоговый орган устранить допущенные нарушения.

Решение суда оставлено в силе судом апелляционной инстанции.

8. Государственная регистрация изменений в устав акционерного общества, созданного в ходе реорганизации в форме слияния, в связи с фактическим размещением меньшего количества акций по сравнению с объявленным при создании общества, не является государственной регистрацией уменьшения уставного капитала общества, а потому для ее осуществления не требуется решения общего собрания акционеров, а также доказательств уведомления кредиторов акционерного общества об уменьшении уставного капитала.

(Дело № АЗЗ-15326/2007).

ОАО обратилось в арбитражный суд к налоговой инспекции с заявлением об оспаривании отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

Как указал заявитель, общество создано в результате слияния четырех акционерных обществ. Внесение изменений в устав, о регистрации которых в налоговый орган подано заявление, связано с уточнением размера уставного капитала, сформировавшегося по результатам реорганизации. Соответствующее уточнение размера уставного капитала вызвано фактическим размещением меньшего количества акций общества по сравнению с заявленным при государственной регистрации ОАО. Регистрация такого рода уточнений регламентируется п. 6 ст. 12 Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которому внесение в устав общества изменений и дополнений в части указания размера его уставного капитала, включая количество размещенных акций, осуществляется по результатам размещения акций на момент создания общества путем реорганизации в форме слияния на основании договора о слиянии и зарегистрированного отчета об итогах выпуска акций, размещаемых при создании этого общества. Поскольку обществом в целях государственной регистрации представлены все предусмотренные законодательством документы, налоговая инспекция неправомерно отказала в государственной регистрации.

Налоговая инспекция, в подтверждение обоснованности отказа в государственной регистрации изменений в учредительные документы ОАО, указала на следующее. Действующим законодательством РФ не предусмотрено понятие уточнение уставного капитала, в соответствии со ст. 29 Закона об акционерных обществах открытое акционерное общество вправе уменьшить уставный капитал. В представленном ОАО в налоговую инспекцию заявлении о государственной регистрации по форме Р13001 в сведениях о размере уставного капитала юридического лица заявитель указал именно об уменьшении уставного капитала. В свою очередь уменьшение уставного капитала согласно п. 2 ст. 29 названного закона осуществляется на основании решения общего собрания акционеров и требует в силу п. 1 ст. 30 Закона об акционерных обществах уведомления кредиторов о новом размере уставного капитала. В связи с непредставлением решения общего собрания акционеров об уменьшении уставного капитала, а также доказательств уведомления кредиторов о принятом решении, налоговый орган во исполнение п. 1 ст. 17, 23 Закона о государственной регистрации правомерно вынес решение об отказе во внесении изменений в учредительные документы ОАО.

Арбитражный суд, рассматривая дело, пришел к выводу о недействительности решения об отказе в государственной регистрации изменений в учредительные документы ОАО в связи с представлением заявителем необходимого пакета документов и недоказанностью регистрирующим органом того, что заявитель обратился в целях регистрации уменьшения уставного капитала общества.

В соответствии с ч. 1 ст. 29 Закона об акционерных обществах общество уменьшает свой уставный капитал путем уменьшения номинальной стоимости акций или сокращения их общего количества. В то же время фактическое размещение меньшего количества акций, чем заявлено в договоре о слиянии не является уменьшением уставного капитала общества, который оказался сформированным только по результатам размещения акций.

Утвержденная Правительством РФ форма заявления о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица (форма № Р13001), предусматривает только два варианта изменений сведений об уставном капитале: уменьшение либо увеличение. Форма для обращения юридического лица с заявлением о регистрации изменений, вносимых в учредительные документы в части указания размера уставного капитала законодателем не установлена. В связи с чем указание ОАО в заявлении о государственной регистрации об уменьшении уставного капитала обусловлено утвержденной формой заявления.

Суд счел правомерной аргументацию заявителя о распространении на случай регистрации изменений в устав общества в части указания размера уставного капитала после завершения процедуры реорганизации п. 6 ст. 12 Закона об акционерных обществах и отсутствия в связи с этим необходимости принятия общим собранием акционеров решения об уменьшении уставного капитала общества и доказательств уведомления кредиторов о принятом решении.

В связи с тем, что ОАО представило на государственную регистрацию все необходимые документы, отказ в государственной регистрации признан арбитражным судом неправомерным.

Решение суда оставлено без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций.

9. Установление Федеральной налоговой службой РФ дополнительных требований к форме заявления о государственной регистрации, не предусмотренных постановлением Правительства РФ, не соответствует Закону о государственной регистрации.

(Дело № АЗЗ-10757/2007).

ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации сведений о юридическом лице.

В обоснование заявления заявитель указал, что представил в налоговый орган все документы, предусмотренные Законом о государственной регистрации. Однако налоговый орган, по мнению заявителя, незаконно отказал в государственной регистрации, указав в решении об отказе не то, что заявителем не представлено заявление о государственной регистрации по форме Р13001, утвержденной Правительством РФ.

Налоговая инспекция, возражая против доводов ООО, указала на то, что заявление о государственной регистрации, поданное заявителем, считается не представленным, поскольку в заявлении отсутствует лист, содержащий перечень подлежащих государственной регистрации изменений. В обоснование необходимости включения в содержание заявления по форме Р13001 отдельного листа, содержащего перечень вносимых изменений, и являющегося составной частью заявления, регистрирующий орган сослался на п. 4 постановления Правительства РФ № 439 от 19.06.2002, которым Правительство РФ поручило Федеральной налоговой службе разработать и направить в Министерство финансов РФ формы документов, используемых при государственной регистрации, а также по согласованию с Министерством финансов РФ разработать методические разъяснения по порядку заполнения указанных документов, и принятые на его основе Методические рекомендации ФНС России, утв. Приказом от 01.11.2004 № САЭ-3-09/16@, в которых предусмотрено соответствующее требование к заявлению.

Арбитражный суд, рассматривая заявление, пришел к выводу о незаконности отказа налоговой инспекции на основании следующего.

Согласно п. 1 ст. 17 Закона о государственной регистрации предусматривает требования к заявлению о государственной регистрации, оно должно соответствовать форме, утвержденной Правительством РФ. Форма заявления Р13001 и требования к ее оформлению утверждены постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 № 439, в соответствии с п. 4 которого Федеральная налоговая служба не наделена правомочием вносить дополнения в уже утвержденные постановлением Правительства РФ формы. Более того, как указал суд, включение в Методические рекомендации указания на необходимость заполнения дополнительных листов не соответствует цели, для которой разрабатывались методические рекомендации, - разъяснение указаний по порядку заполнения форм. В связи с чем, поданное ООО заявление на государственную регистрацию соответствует по форме заявлению, утвержденному постановлением Правительства РФ, а потому является основанием для государственной регистрации.

Решение суда оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями.

10. Заявление о государственной регистрации создания юридического лица может быть подано только учредителем (учредителями) юридического лица. Руководитель постоянно действующего исполнительного органа создаваемого юридического лица не может выступать заявителем.

(Дело № АЗЗ-14019/2007).

Гражданин В. обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения налоговой инспекции, указывая на то, что последняя незаконно отказала в государственной регистрации создания юридического лица, руководителем постоянно действующего исполнительного органа которого был назначен заявитель. По смыслу Закона о государственной регистрации, как указал гражданин В., руководитель постоянно действующего исполнительного органа создаваемого юридического лица является иным лицом, действующим на основании полномочия, который может выступать заявителем при государственной регистрации создания юридического лица (абз. 9 п. 1 ст. 9 Закона о государственной регистрации).

Налоговая инспекция, возражая на доводы, изложенные в заявлении, указала, что в соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона о государственной регистрации заявителем при государственной регистрации создаваемого юридического лица является учредитель.

Арбитражный суд, рассматривая заявление, пришел к выводу о законности отказа в государственной регистрации создания юридического лица.

Поскольку в соответствии с п. 3 ст. 49 Гражданского кодекса РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания, а согласно п. 2 ст. 51 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации, то до совершения такой записи юридическое лицо не может считаться существующим и органы управления вновь создаваемого юридического лица не могут выступать от его имени, в том числе подписывать заявление о государственной регистрации юридического лица. Данная правовая позиция подтверждается абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона о государственной регистрации, из буквального толкования которого следует, что заявителем при государственной регистрации юридического лица при создании является учредитель (учредители).

В связи с тем, что гражданин В. не является учредителем юридического лица, арбитражный суд отказал в признании решения налоговой инспекции незаконным.

Решение арбитражного суда поддержано судом кассационной инстанции.

11. Заявителем при государственной регистрации юридического лица не может выступать лицо, чьи полномочия основаны на доверенности.

(Дело № АЗ3-11327/2007).

ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица. В обоснование заявления ООО указало, что регистрирующим органом необоснованно отказано в регистрации изменений в учредительные документы общества по основанию отсутствия полномочий у представителя общества Н. на подписание заявления о государственной регистрации. Ст. 9 Закона о государственной регистрации предусмотрено право на подписание заявлений о внесении записей в ЕГРЮЛ иных лиц, действующих на основании полномочий, предусмотренных федеральным законом. Поскольку ст. 185 Гражданского кодекса РФ предусмотрено право на передачу полномочий от одного лица другому, то инспекция незаконно отказала во внесении изменений в ЕГРЮЛ.

Регистрирующий орган требования заявителя не признал, пояснив, что отказ в регистрации вызван представлением заявления о государственной регистрации, подписанного лицом, не указанным в ст. 9 Закона о государственной регистрации.

Суд пришел к выводу об обоснованности отказа регистрирующего органа в регистрации изменений в учредительные документы в силу следующего.

Ст. 17 Закона предусмотрено представление в регистрирующий орган заявления, подписанного заявителем, при этом в качестве заявителя, согласно ст. 9 Закона, могут выступать только: руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица; учредитель (учредители) юридического лица при его создании; руководитель юридического лица, выступающего учредителем регистрируемого юридического лица; конкурсный управляющий или руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) при ликвидации юридического лица; иное лицо, действующее на основании полномочия, предусмотренного федеральным законом, или актом специально уполномоченного на то государственного органа, или актом органа местного самоуправления.

Представленное в материалы дела заявление подписано от имени заявителя гражданином Н., который руководителем общества не является, следовательно, заявление от имени общества не может считаться поданным.

Довод заявителя о наличии полномочий на подписание заявления как иного лица, действующего на основании полномочия, предусмотренного федеральным законом, судом не принят в силу того, что ст. 17 Закона, указывая на иное лицо, действующее на основании полномочия, предусмотренного федеральным законом, или актом специально уполномоченного на то государственного органа, или актом органа местного самоуправления, подразумевает полномочия, вытекающие из указанных оснований, а не из доверенности.

Ст. 185 Гражданского кодекса Российской Федерации не может оцениваться как норма федерального закона, предусматривающая полномочия на подписание заявления, поскольку прямо не предусматривает право иных лиц, кроме исполнительных органов юридических лиц, подписывать заявления о внесении изменений в ЕГРЮЛ.

Поскольку Законом о государственной регистрации, а также иными нормативными актами, регулирующими правоотношения по государственной регистрации, возможность подписания заявления юридических лиц лицами, действующих на основании доверенности, прямо не предусмотрена, то отказ регистрирующего органа в регистрации изменений, вносимых в учредительные документы заявителя, правомерен.

12. Наличие у юридического лица имущества не препятствует применению предусмотренной в ст. 21.1 Закона о государственной регистрации процедуры исключения юридического лица из ЕГРЮЛ.

(Дело № A33-502 7/2007).

Гражданин Г. обратился в арбитражный суд с заявлением к ИФНС о признании незаконным решения о предстоящем исключении недействующего юридического лица - ООО - из ЕГРЮЛ. В обоснование требования заявитель указал, что являлся участником общества, по данным бухгалтерского баланса, а также Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество за исключенным юридическим лицом числился объект незавершенного строительства.

Из обстоятельств дела следовало, что юридическое лицо не момент принятия регистрирующим органом решения об исключении его из ЕГРЮЛ отвечало признакам недействующего юридического лица, определенным в ст. 21.1. Закона о государственной регистрации. Арбитражный суд, установив, что регистрирующим органом соблюдена процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, а также непоступление в регистрирующий орган в течение предусмотренного п. 4 ст. 21.1. Закона срока возражений, в том числе заявителя, по поводу применения административной процедуры исключения юридического лица из ЕГРЮЛ, в удовлетворении требований отказал.

Довод заявителя о том, что оспариваемое решение принято в отношении юридического лица, обладающего имущественными правами, а потому оспариваемый акт нарушает права учредителей ООО, арбитражным судом отклонен в связи с тем, что по смыслу указанной нормы Закона о государственной регистрации наличие у юридического лица имущества в собственности само по себе не свидетельствует об осуществлении им деятельности и не является препятствием для исключения его из ЕГРЮЛ в порядке административной процедуры. Гарантии защиты прав и интересов, в том числе учредителей (участников) исключаемых из государственного реестра юридических лиц, установленные п. 4 названной статьи, не были использованы заявителем.

Решение арбитражного суда поддержано судом апелляционной инстанции.

13. Несообщение регистрирующим органом при опубликовании решения о предстоящем исключении недействующего юридического лица из государственного реестра сведений о порядке и сроках направления заинтересованными лицами возражений повлекло исключение из ЕГРЮЛ юридического лица, фактически осуществляющего деятельность, и послужило основанием для признания незаконными соответствующих действий налоговой инспекции.

(Дело № АЗЗ-2844/2008).

Гражданин П. обратился в арбитражный суд с заявлением к инспекции ФНС с требованием о признании незаконными действий регистрирующего органа, выразившихся во внесении в ЕГРЮЛ сведений об исключении кооператива как прекратившего свою деятельность. В обоснование требования заявитель указал, что решение об исключении из ЕГРЮЛ принято в отношении фактически действующего юридического лица.

ИФНС представила отзыв на иск, указав, что кооператив исключен из ЕГРЮЛ как юридическое лицо, обладающее определенными в ст. 21.1 Закона о государственной регистрации признаками недействующего юридического лица, а именно, в связи с тем, что кооператив не представлял документы налоговой отчетности в течение более 12 месяцев, предшествовавших моменту принятия решения об исключении его из ЕГРЮЛ, а также не осуществлял операции хотя бы по одному банковскому счету в течение более 12 месяцев, предшествовавших моменту принятия решения об исключении его из ЕГРЮЛ.

Материалами дела подтвердился довод инспекции о том, что кооператив отвечал признакам недействующего юридического лица, однако, как пояснил заявитель, кооператив не представлял налоговую отчетность и не открывал расчетный счет по причине неосуществления им деятельности по извлечению прибыли. В подтверждение ведения кооперативном деятельности, предусмотренной

Уставом, в материалы дела представлены договоры на электроснабжение, квитанции об оплате электроэнергии и др.

При рассмотрении дела выяснилось, что исключение недействующего юридического лица произведено без надлежащего информирования заинтересованных лиц о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

Так, согласно п. 3 ст. 21.1. Закона о государственной регистрации одновременно с решением о предстоящем исключении подлежат публикации сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления. Основная цель данного положения - предотвращение исключения из ЕГРЮЛ фактически действующего юридического лица.

В то же время решение о предстоящем исключении недействующего юридического лица вопреки требованию п. 3 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации опубликовано без указания сведений о порядке и сроках направления заявлений.

Таким образом, арбитражным судом установлено, что инспекцией нарушен порядок исключения кооператива из ЕГРЮЛ. В совокупности с обстоятельствами, свидетельствующими о фактическом осуществлении кооперативом деятельности, предусмотренной уставом, установленное судом нарушение порядка исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ послужило основанием для удовлетворения заявленного требования.

14. Процедура исключения юридического лица из ЕГРЮЛ в административном порядке нарушена, если налоговый орган внес запись об исключении юридического лица на основании решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ без принятия решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

(Дело № АЗЗ-3125/2008)

ООО «Э» обратилось в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции о признании незаконными действий, выразившихся в исключении ООО «А» из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица, и обязании устранить допущенное нарушение путем внесения в ЕГРЮЛ записи о признании недействительной записи об исключении ООО «А» из ЕГРЮЛ.

В обоснование заявления ООО «Э» указало, что исключенное из ЕГРЮЛ общество фактически свою деятельность не прекратило, что подтверждается договором аренды нежилого помещения, платежными квитанциями о внесении арендной платы, предпринимало действия по реорганизации общества. Кроме того, налоговой инспекцией нарушена процедура исключения ООО «А» из ЕГРЮЛ: решение о предстоящем исключении ООО «А» из ЕГРЮЛ не направлялось в адрес ООО «А» и в адрес его учредителей, регистрирующим органом не принималось решение об исключении ООО из ЕГРЮЛ.

Налоговая инспекция в возражениях указала, что на момент исключения ООО «А» из ЕГРЮЛ последнее отвечало признакам недействующего юридического лица, закрепленным в Законе о государственной регистрации: не представляло документы бухгалтерской отчетности более двух лет до момента исключения юридического лица из реестра, движение денежных средств по расчетному счету не производилось. Процедура исключения юридического лица соблюдена.

Арбитражный суд, рассматривая дело, счел обоснованным утверждение налоговой инспекции о том, что ООО «А» обладало признаками недействующего юридического лица. Суд также пришел к выводу о соблюдении налоговым органом порядка исключения недействующего юридического лица в силу того, что Закон о государственной регистрации не требует от налоговых органов принятия самостоятельного решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ. Установленные арбитражным судом обстоятельства послужили основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

В то же время арбитражный суд апелляционной инстанции, рассматривая апелляционную жалобу, посчитал выводы арбитражного суда первой инстанции об отсутствии необходимости принятия налоговым органом решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, ошибочными.

Как указал арбитражный суд апелляционной инстанции, из правового смысла и буквального содержания норм п. 1 ст. 11 и п. 4 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации в их системной взаимосвязи усматривается, что основанием внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом. Следовательно, основанием исключения юридического лица из ЕГРЮЛ является, в том числе, решение регистрирующего органа об исключении юридического лица из реестра, которое в соответствии с п.п. 3, 4 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации выносится в том случае, если от лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица, не поступили заявления. Исходя из сущности процедуры исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, решение о предстоящем исключении юридического лица из реестра не является окончательным правовым актом, на основании которого вносится запись об исключении юридического лица из реестра.

Поскольку установленное нарушение закона, как указал арбитражный апелляционный суд, затрагивает права и законные интересы заявителя, как правопреемника исключенного юридического лица, действия по исключению недействующего юридического лица признаны судом незаконными, на налоговую инспекцию возложена обязанность внести запись в ЕГРЮЛ о признании недействительной записи об исключении ООО «А» из ЕГРЮЛ.


[1] Препятствующей государственной регистрации ликвидации юридического лица признается задолженность, срок взыскания которой в принудительном порядке не истек.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать