Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Пленумы судов / Обзор судебной практики по рассмотрению дел по спорам о признании вещных прав на недвижимость

Обзор судебной практики по рассмотрению дел по спорам о признании вещных прав на недвижимость

09.04.2010  

Обобщение практики рассмотрения споров в Арбитражном суде Белгородской области по делам о признании вещных прав на недвижимость подготовлено в соответствии с Планом работы Арбитражного суда Белгородской области на первое полугодие 2009 года, с учетом рекомендаций, изложенных в Постановлении президиума Арбитражного суда Белгородской области от 25.12.2008.

В последнее время усложнилось рассмотрение споров, связанных с признанием права собственности на недвижимое имущество и государственной регистрацией перехода права собственности на недвижимое имущество, так как государство стимулирует наличие в гражданском обороте только легально возникшей собственности, а при многообразии ситуаций нормы права не охватывают их в полном объеме.

1. Дело № А08-1147/2009-29. При решении арбитражным судом вопроса о том, является ли объектом недвижимости тот объект, вещные права на который просит признать истец, необходимо предлагать истцу представить доказательства, подтверждающие постановку спорного объекта на государственный кадастровый учет недвижимого имущества, в виде предоставления суду кадастрового паспорта спорного объекта

ЗАО «Лекомед» обратилось в арбитражный суд с иском к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Белгородской области о признании права собственности на нежилое помещение общей площадью 505,6 кв.м, расположенное по адресу: г.Белгород, ул.Студенческая 18.

Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований, обосновывая возражения тем, что такого объекта недвижимости как нежилое помещение общей площадью 505,6 кв.м, расположенное по адресу: г.Белгород, ул.Студенческая 18, в реальности не существует, следовательно и право на него признать нельзя.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее также – Закон о госрегистрации) обязательным приложением к документам, необходимым для осуществляемой по установленным пунктом 2 части 1 статьи 17 Закона о госрегистрации основаниям государственной регистрации прав на объект недвижимого имущества, является кадастровый паспорт данного объекта недвижимого имущества (в ред. Федеральных законов от 30.06.2006 №93-ФЗ, от 13.05.2008 №66-ФЗ).

К исковому заявлению истец не приложил кадастровый паспорт на спорный объект, не указал его кадастровый номер.

Учитывая, что согласно части 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее также – АПК РФ) обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права, суд в определении арбитражного суда предложил истцу представить суду технический паспорт на помещение общей площадью 505,6 кв.м, расположенное по адресу: г.Белгород, ул.Студенческая 18, на которое истец просит признать право собственности, а также представить кадастровый паспорт на данное помещение, подтверждающий постановку спорного помещения на государственный кадастровый учет недвижимого имущества, совершение действий уполномоченным органом по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи, а также иных предусмотренных Федеральным законом от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» сведений о недвижимом имуществе.

Также по делу №А08-1353/2009-29 по иску закрытого акционерного общества «Осколец» к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Белгородской области о признании права собственности на мелиоративную систему протяженностью 22,3 км, состоящую из насосно-силового оборудования и магистральных трубопроводов оросительной системы орошаемого участка в сельхозе «Осколец» Старооскольского района I пусковой комплекс на пл.242,5 га и орошаемого участка в сельхозе «Осколец» Старооскольского района II пусковой комплекс на пл.288,5 га, находящуюся по адресу: Белгородская область, Старооскольский район, сельский округ Песчанский судом предложено истцу представить суду технический паспорт на спорный объект и кадастровый паспорт на спорный объект.

Кроме того, арбитражный суд направил запрос в Белгородский филиал ФГУП «Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ» о направлении в адрес суда технического паспорта на указанный в иске объект.

Из ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» поступило сообщение о том, что технический паспорт на спорный объект, указанный в запросе суда, не может быть представлен суду, так как техническая инвентаризация спорного объекта не проводилась. В связи с отказом истца от иска, производство по делу № А08-1353/2009-29 прекращено.

В силу части 3 статьи 1 Федерального закона от 24.07.2007 №221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее также – Закон о кадастре) государственным кадастровым учетом недвижимого имущества признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества, а также иных предусмотренных Законом о кадастре сведений о недвижимом имуществе.

В соответствии с частью 1 статьи 2 Закона о госрегистрации государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

В соответствии с частью 5 статьи 1 Закона о кадастре, кадастровый учет осуществляется не только в отношении земельных участков, зданий, сооружений, помещений, но и в отношении объектов незавершенного строительства.

Кадастровый паспорт объекта недвижимости представляет собой выписку из государственного кадастра недвижимости, содержащую необходимые для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним сведения об объекте недвижимости (часть 4 статьи 14 Закона о кадастре).

Таким образом, анализируя положения действующего законодательства, арбитражный суд при решении вопросов о том:

- является ли недвижимым имуществом тот объект, о признании вещных прав на который просит истец,

- существует ли недвижимое имущество с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи,

- прекратило ли такое имущество свое существование,

вправе предложить истцу представить доказательства, подтверждающие постановку спорного объекта на государственный кадастровый учет недвижимого имущества. Так как отсутствие таких доказательств не позволяет суду правильно определить данные обстоятельства и указать на них в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, учитывая то, что судебный акт, вступивший в законную силу, является одним из оснований для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

2. Дело №А08-4833/07-10. При решении вопроса о соответствии договора купли-продажи недвижимости требованиям статьи 554 Гражданского кодекса Российской Федерации о необходимости указания в таком договоре данных, позволяющих определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данных, позволяющих определить расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества, арбитражному суду необходимо выяснять обстоятельства реального исполнения договора сторонами: передано ли имущество покупателю, оспорен ли такой договор третьими лицами (в том числе конкурсным управляющим, в случае банкротства продавца), содержит ли договор и приложенные к нему необходимые документы данные, позволяющие определенно установить, какое имущество и на каком земельном участке было передано покупателю по указанному договору, имеются ли у сторон сомнения, какое именно недвижимое имущество продано по договору, владеет ли и пользуется им покупатель на момент рассмотрения спора, имеются ли иные претенденты на это имущество, затронуты ли договором купли-продажи права ответчика по делу

Арбитражному суду, рассматривающему значительное количество подобных дел, необходимость прийти к правильному выводу о согласованности или несогласованности предмета такого договора. А истцы вынуждены обращаться за защитой своих прав и законных интересов в суд, так как не могут зарегистрировать за собой право собственности на купленную недвижимость из-за отсутствия в договоре и обязательных приложениях к нему данных, подтверждающих факт исполнения обязательств по договору и содержащих техническое описание недвижимости, четкие характеристики, позволяющие идентифицировать такие объекты в соответствии с теми требованиями, которые содержатся в Федеральном законе от 21.07.1997 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (Дале также – Закон о госрегистрации).

Этому есть объективные причины, так как в Законе о госрегистрации за последнее время неоднократно менялось само правовое определение тех документов, которые являются обязательным приложением к правоустанавливающих документам.

В настоящее время это кадастровый паспорт, до недавнего времени – технический паспорт. Кроме того, данные, которые должны содержаться в техническом паспорте, также постоянно корректируются. В частности в технических паспортах ранее указывались сведения о площади объекта по наружному обмеру, в настоящее время – сведения о площади по внутреннему обмеру.

Изменена структура присвоения кадастровых номеров, происходит постепенная замена присвоенных ранее объектам недвижимости условных номеров на кадастровые номера.

До настоящего времени не завершена работа по постановке объектов недвижимости на кадастровый и технический учет, что также мешает истцам получать документы, подтверждающие легально возникшую собственность, наличие в гражданском обороте которой стимулирует государство.

Правовая позиция по данному вопросу, изложенная в обзоре судебной практики Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда «Проблемные вопросы, возникающие при рассмотрении дел о признании права собственности (обзор судебной практики Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда)», состоит в том, что индивидуальными признаками, по которым можно идентифицировать объект недвижимости, в частности, являются его площадь, объем, материал, из которого он изготовлен, этажность, давность постройки, привязка его к земельному участку и иные признаки.

При рассмотрении спора по делу №А08-4686/07-19 мнения судов различных инстанций по указанному вопросу разошлись.

ОАО «Агро-Светлогорье» обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального района «Город Валуйки и Валуйский район» о признании права собственности на объект недвижимости - здание коровника общей площадью 3402,9 кв. м., кадастровый номер 31:26:00:00:5589/02/04:1000/Б, расположенное по адресу: с. Борки Валуйского района Белгородской области.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 06.12.2007 исковые требования удовлетворены.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2008 решение суда отменено, в иске отказано.

Кассационная инстанция пришла к выводу о необходимости отменить постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2008, оставив в силе решение Арбитражного суда Белгородской области от 06.12.2007 в связи со следующим.

Между АОЗТ имени Шевченко (продавец) и ОАО «Агро-Светлогорье» (покупатель) был заключен договор №7 купли-продажи недвижимого имущества, в том числе и спорного здания коровника. По акту приема-передачи основных средств, подписанному руководителями обеих сторон, имущество передано покупателю.

Ссылаясь на невозможность осуществления государственной регистрации перехода права собственности на спорный объект недвижимости в связи с исключением из ЕГРЮЛ организации-продавца, истец обратился в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, установив факт принадлежности АОЗТ им.Шевченко спорного объекта на праве собственности, факт отчуждения АОЗТ им.Шевченко истцу этого имущества по договору купли-продажи и факт пользования последним этим имуществом с момента приобретения и до настоящего времени, удовлетворил иск.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении исковых требований, апелляционный суд свой вывод мотивировал тем, что договор купли-продажи №7 от 15.03.2001 является незаключенным, так как в акте приема-передачи не указан кадастровый номер, площадь объекта, его местонахождение, то есть невозможно идентифицировать объект сделки.

Суд кассационной инстанции не согласился с таким выводом апелляционного суда по следующим основаниям.

Согласно ст. 554 ГК РФ в договоре купли-продажи должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества.

Из акта приема-передачи следует, что покупателю были переданы коровники №1, 2 МТФ, 1979 года постройки.

Из представленного истцом технического паспорта усматривается, что коровник (коровники 1, 2) под лит. Б в с. Борки Валуйского района имеет площадь 3402,9 кв. м, построен в 1979 году.

В договоре купли-продажи (п.4 договора) стороны предусмотрели, что обязательство передать объект считается исполненным после передачи всех технических документов, в том числе на земельный участок, что соответствует ст.ст.224, 433 ГК РФ.

Технический паспорт на спорное здание изготовлен 25.07.2001 и содержит как описание имущества, площадь, кадастровый номер, так и схему его месторасположения, и передан истцу.

У сторон не было сомнений, какое именно недвижимое имущество продано по договору.

Договор был исполнен, имущество передано покупателю, который до настоящего времени им владеет и пользуется. Других претендентов на это имущество нет.

Более того, спорное здание не было включено в конкурсную массу АОЗТ имени Шевченко при его банкротстве, договор не был оспорен и конкурсным управляющим, что также позволяет сделать вывод о его законности, определенности объекта купли-продажи и реальном исполнении договора сторонами.

При таких обстоятельствах вывод апелляционного суда о том, что объект сделки нельзя идентифицировать, не верен.

В силу п.2 ст.218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи.

Спорное здание принадлежало продавцу - АОЗТ имени Шевченко на праве собственности, что подтверждается свидетельством от 10.12.2001 о государственной регистрации права.

Тот факт, что государственная регистрация права собственности за АОЗТ имени Шевченко состоялась после заключения договора купли-продажи, не влияет на законность совершенной между сторонами сделки, поскольку решением Арбитражного суда Белгородской области от 19.09.2001 за продавцом не признавалось право собственности, а был установлен факт принадлежности АОЗТ им. Шевченко спорного имущества на праве собственности.

АОЗТ им. Шевченко продало этот объект ОАО «Агро-Светлогорье».

Договором купли-продажи права администрация муниципального района «Город Валуйки и Валуйский район» не затронуты, так как никакого отношения к спорному объекту она не имеет.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.10.2008 №12619/08 в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела №А08-4686/07-19 Арбитражного суда Белгородской области для пересмотра в порядке надзора обжалуемых судебных актов отказано.

Рекомендаций Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросу критериев позволяющих установить признаки, по которым можно идентифицировать объект недвижимости, в настоящее время не имеется.

Правовая позиция Арбитражного суда Белгородской области состоит в том, что при разрешении таких споров, суду необходимо давать оценку не только индивидуальным признаками, по которым можно идентифицировать объект недвижимости, в частности, его площадь, объем, материал, из которого он изготовлен, этажность, давность постройки, привязка его к земельному участку и иные признаки, но также выяснять:

- обстоятельства реального исполнения договора сторонами:

- передано ли имущество покупателю,

- оспорен ли такой договор третьими лицами (в том числе конкурсным управляющим, в случае банкротства продавца),

- содержит ли договор и приложенные к нему необходимые документы данные, позволяющие определенно установить, какое имущество и на каком земельном участке, было передано покупателю по указанному договору,

- имеются ли у сторон сомнения, какое именно недвижимое имущество продано по договору,

- владеет ли и пользуется спорным имуществом покупатель, на момент рассмотрения спора,

- имеются ли иные претенденты на это имущество,

- затронуты ли договором купли-продажи права ответчика по делу.

Также, с учетом положений закона содержащихся в части 2 статьи 65 АПК РФ, о том, что обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права, необходимо учитывать, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре о признании вещных прав на недвижимость, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на сделку, на основании которой произошло отчуждение или приобретение вещных прав на спорное имущество, суд должен, оценить такую сделку на предмет ее соответствию требованиям закона или иных правовых актов.

3. При удовлетворении искового требования о признании права оперативного управления или хозяйственного ведения на недвижимое имущество, указание в резолютивной части решения арбитражного суда на собственника такого недвижимого имущества является обязательным условием.

Дело №А08-8617/2008-19. Решением арбитражного суда от 22.12.2008 удовлетворен иск Управления Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков по Белгородской области к ЗАО «Белгородстройплюс» о признании права оперативного управления на объект недвижимости: квартиру общей площадью 64,0 кв.м, с кадастровым номером 31:15:00:00 000:0000:022228-00/001:0001/А/0109, расположенную по адресу: Белгородская область, Белгородский район, п.Северный, ул.Садовая, д.84, кв.109.

В резолютивной части данного решения указано на то, что объект, на который признано право оперативного управления, является собственностью Российской Федерации.

В обосновании исковых требований истец сослался на то, что в 2006 году Управлению было выделено из федерального бюджета финансирование на приобретение жилья для сотрудников. Был объявлен конкурс на долевое участие в строительстве, победителем которого было признано ЗАО «Белгородстройплюс».

По договору № С-109 от 04.12.2007 на долевое участие в строительстве была приобретена квартира по адресу: Белгородская область, Белгородский район, п.Северный, ул.Садовая, д.84, кв.109. В государственной регистрации права оперативного управления на квартиру истцу было отказано на основании того, что отсутствует документ, свидетельствующий о том, что информация о проведении конкурса на долевое участие в строительстве была размещена на официальном сайте. Истец не имеет иной возможности, кроме как в судебном порядке, признать право оперативного управления на спорную квартиру, что явилось основанием для обращения в суд с иском.

Основания приобретения права собственности установлены статьей 218 ГК РФ, согласно которой право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

В силу пункта 2 статьи 299 ГК РФ плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием или учреждением по договору или иным основаниям, поступают в хозяйственное ведение или оперативное управление предприятия или учреждения в порядке, установленном ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности.

Квартира поставлена на государственный технический учет как прошедшая техническую инвентаризацию, о чем свидетельствует технический паспорт, выданный 04.03.2008 Белгородским районным филиалом учреждения «Беолоблтехинвентаризация».

Согласно ч.1 ст.4 Закона о госрегистрации государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним в соответствии со статьями 130, 131, 132 и 164 ГК РФ. Таким образом, право оперативного управления подлежит государственной регистрации.

При рассмотрении аналогичных споров по делам №№А08-4635/07-29, А08-9084/2008-29, А08-1515/2009-29, А08-3705/2009-29 в резолютивной части решений также указан собственник недвижимости, на которую суд признал право оперативного управления или хозяйственного ведения.

Однако, при рассмотрении споров о признании права оперативного управления, хозяйственного ведения по делам №№А08-3371/07-29, А08-719/08-3, А08-720/08-3, А08-628/2009-8, А08-630/2009-3, А08-631/2009-29, А08-632/2009-29, А08-633/2009-21, в резолютивной части решений отсутствует указание на собственника недвижимости.

При отсутствии указаний в резолютивной части решений арбитражного суда на собственника недвижимости по таким спорам, истцы, регистрирующий орган, судебный пристав-исполнитель обращаются в арбитражный суд с заявлениями о разъяснении решения, в порядке статьи 179 АПК РФ (дела №№А08/3371/07-29, № А08-631/2009-29, №А08-632/2009-29).

Определениями арбитражного суда от 04.05.2009 разъяснено, что решениями Арбитражного суда Белгородской области от 30 марта 2009 года по делу № А08-631/2009-29, №А08-632/2009-29 признано право хозяйственного ведения государственного унитарного предприятия Белгородской области «Зерно Белогорья» на объекты недвижимости, являющиеся государственной собственностью Белгородской области.

Заявители вынуждены обращаться в суд с подобными заявлениями, так как в соответствии с Методическими рекомендациями о порядке государственной регистрации прав на создаваемые, созданные, реконструированные объекты недвижимого имущества, утвержденных Приказом Федеральной регистрационной службы от 08.06.2007 №113 государственную регистрацию права хозяйственного ведения (оперативного управления) государственных предприятий (учреждений) на находящиеся в государственной собственности объекты недвижимого имущества рекомендуется осуществлять одновременно с государственной регистрацией права государственной или муниципальной собственности на данные объекты.

Согласно п.5 ч.1 ст.17 Закона о госрегистрации основанием для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним является, в том числе, вступивший в законную силу судебный акт.

Вступившее в законное силу решение арбитражного суда о признании права хозяйственного ведения (оперативного управления) государственных предприятий (учреждений) на находящиеся в государственной собственности объекты является также основанием для государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество, так как право хозяйственного ведения (оперативного управления) не может быть зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ранее государственной регистрации права собственности на данный объект.

Так как судебный акт должен быть стабильным, определенным, исполнимым и формировать уважительное отношение к суду (статья 2 АПК РФ, Рекомендация ТК (95)5 Комитета Министров Совета Европы, пункт 2.3 Приказа Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.09.1997 №14), в случае удовлетворения иска о признании права оперативного управления или хозяйственного ведения на недвижимое имущество, указание в резолютивной части решения арбитражного суда на собственника такого недвижимого имущества является обязательным условием.

4. Истец, заявляя в арбитражный суд требование о признании недействительным зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект, при этом не оспаривая правовые основания для внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о праве собственности ответчика на спорный объект, избирает ненадлежащий способ защиты своих прав, не основанный ни на одном из установленных законодательством способов защиты права (ст.12 Гражданского кодекса Российской федерации, ст.2 Федерального закона от 21.07.1997 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»), при котором истцу в удовлетворении такого иска может быть отказано.

Законодательство Российской Федерации предоставляет различные возможности для защиты права собственности. Так в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее также – ГК РФ) предусмотрены общие (универсальные) способы защиты субъективных гражданских прав. Специальные способы, относящиеся непосредственно к защите права собственности - виндикационный и негаторный иски закреплены в статьях 301-306 ГК РФ.

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 21 июля 1997 года №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее – Закон о госрегистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют свои гражданские права (статья 9 ГК РФ).

Как указано в пункте 1 статьи 11 ГК РФ, арбитражный суд осуществляет защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав. В силу части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее также - АПК РФ) заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

Таким образом, лицо (титульный владелец), полагающее, что его право собственности на объект недвижимости нарушено путем государственной регистрации права собственности за другим лицом, вправе обратиться в суд с иском в соответствии с теми способами защиты, которые предусмотрены статьей 12 ГК РФ, и выбрать наиболее эффективный способ защиты в зависимости от конкретных обстоятельств.

В деле №А08-3715/2008-29 истец, обращаясь с иском в арбитражный суд, не оспаривает правовые основания внесения в ЕГРП записи о праве собственности ответчика на спорный объект, однако считает, что объект недвижимости принадлежит истцу на праве собственности, в связи с чем просит суд прекратить право собственности ответчика на такой объект недвижимости.

Таким образом, истец по своему усмотрению распоряжается принадлежащими ему гражданскими правами, избрав изложенный в исковом заявлении способ защиты.

Согласно пункту 2 статьи 2 Закона о госрегистрации государственная регистрация прав проводится на всей территории Российской Федерации по установленной Законом о госрегистрации системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее также – ЕГРП)

Датой государственной регистрации прав является день внесения соответствующих записей о правах в ЕГРП (пункт 3 статьи 2 Закона о госрегистрации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 17 Закона о госрегистрации основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются: акты, изданные органами государственной власти или органами местного самоуправления в рамках их компетенции и в порядке, который установлен законодательством, действовавшим в месте издания таких актов на момент их издания; договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объектов недвижимого имущества на момент совершения сделки; акты (свидетельства) о приватизации жилых помещений, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте осуществления приватизации на момент ее совершения; свидетельства о праве на наследство; вступившие в законную силу судебные акты; акты (свидетельства) о правах на недвижимое имущество, выданные уполномоченными органами государственной власти в порядке, установленном законодательством, действовавшим в месте издания таких актов на момент их издания; иные акты передачи прав на недвижимое имущество и сделок с ним в соответствии с законодательством, действовавшим в месте передачи на момент ее совершения; иные документы, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации подтверждают наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) прав.

Проверка юридической силы представленных на государственную регистрацию прав правоустанавливающих документов осуществляется органом, осуществляющим государственную регистрацию прав.

Согласно практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по смыслу ст.2 Закона о госрегистрации может быть оспорено зарегистрированное право, что подразумевает предъявление в суд иска о признании права собственности с привлечением в качестве ответчика правообладателя зарегистрированного права.

Поэтому иск о признании права собственности является надлежащим способом защиты права собственности на объект недвижимого имущества, а судебное решение об удовлетворении такого требования является основанием для погашения записи о праве собственности ответчика в ЕГРП и внесении в ЕГРП в установленном законом порядке записи о праве собственности истца на спорный объект.

В соответствии с Правилами ведения ЕГРП, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 февраля 1998 года №219, погашение регистрационных записей производится в случае прекращения права.

Основания прекращения права собственности предусмотрены статьей 235 ГК РФ. Такое основание для утраты права собственности на имущество, как признание государственной регистрации права собственности недействительной, законом не предусмотрено.

По смыслу нормы статьи 2 Закона о госрегистрации в судебном порядке могут быть оспорены правоустанавливающие документы, по которым право собственности было зарегистрировано за конкретным лицом. При этом несогласие лица с актом государственной регистрации предполагает наличие у лица самостоятельного требования относительно объекта регистрации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Как указано в Постановлении ФАС Московского округа от 09.08.2004 по делу№КА-А40/6740-04, любое злоупотребление правом проходит на фоне внешне и формально правомерных действий.

В общем виде злоупотребление процессуальными правами определяется как нарушение общих принципов, принятых стандартов ведения процесса, влекущее за собой невозможность достижения справедливого решения по делу.

Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (пункт 1 статьи 10 ГК РФ).

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права (пункт 2 статьи 10 АПК РФ).

В Постановлении ФАС Московского округа от 12.08.2005 по делу №КГ-А40/7466-05, суд кассационной инстанции указал, что право не может быть действительным или недействительным.

Установленная статьей 2 Закона о госрегистрации норма, согласно которой зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке, предполагает как оспаривание тех оснований, по которым приобретено ответчиком право собственности на объект недвижимости, так и представление доводов и доказательств наличия у истца вещных прав на это имущество (право собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления), с использованием способов защиты гражданских прав, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами.

В Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 07.08.2007 по делу №А13-10877/2006-03 суд пришел к выводу о том, что решение после вступления в силу само по себе как судебный акт, приравниваемый к закону, гарантирует защиту интересов истца в той части, в которой удовлетворены исковые требования.

При указанных обстоятельствах, исходя из норм статьи 2 Закона о госрегистрации, можно прийти к выводу о том, что, формулируя способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект, не оспаривая правовые основания для внесения в ЕГРП записи о праве собственности ответчика на спорный объект, истцом будет избран ненадлежащий способ защиты своих прав, не основанный ни на одном из установленных законодательством способов защиты права (ст.12 ГК РФ, ст.2 Закона о госрегистрации), и истцу в удовлетворении такого иска будет отказано.

То есть, в случае удовлетворения таких исковых требований не будет достигнута задача судопроизводства в арбитражном суде, установленная в абзаце 1 статьи 2 АПК РФ, а именно защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, но будет внесена неопределенность в сложившуюся определенную правовую ситуацию.

В Решении Арбитражного суда Белгородской области от 17.11.2008 по делу №А08-3715/2008-29, суд расценил предъявление в арбитражный суд иска о признании недействительным зарегистрированного права собственности, как недобросовестное использование истцом принадлежащих ему процессуальных прав. Федеральный арбитражный суд Центрального округа в постановлении от 08.04.2009 согласился с данным выводом суда первой инстанции.

В целях предотвращения подобных случаев, представляется необходимым, чтобы суд в ходе судебного разбирательства предлагал истцу уточнить исковые требования, а также круг лиц, привлекаемых в качестве ответчиков, в соответствии с уточненными исковыми требованиями разъяснял истцу, что избрание ненадлежащего способа защиты является основанием для вынесения решения об отказе в иске. Кроме того, следует выяснять у истца, сводятся ли его требования, по своей сути к обжалованию действий и (или) бездействий органов технической инвентаризации, или уполномоченных органов в сфере государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

5. При заключении договора на приобретение спорного земельного участка в собственность в порядке пункта 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации между сторонами возникли разногласия по определению выкупной цены земельного участка. В частности, стороны не достигли согласия по вопросу отнесения спорного земельного участка к определенной территориальной зоне для определения кадастровой стоимости спорного участка в качестве удельного показателя при расчете его выкупной цены.

При рассмотрении таких споров необходимо учитывать, что действующее законодательство не содержит императивных положений, препятствующих определению кадастровой стоимости спорного земельного участка с учетом надлежащего удельного показателя в соответствии с его фактическим и функциональным использованием.

Ответчик, как собственник объекта недвижимости, имеет исключительное право на приобретение спорного земельного участка в собственность на основании пункта 1 статьи 36 ЗК РФ.

Позиция арбитражного суда:

Как указано в ст.85 ЗК РФ в состав земель населенных пунктов могут входить земельные участки, отнесенные в соответствии с градостроительными регламентами к перечисленным в ней территориальным зонам.

В соответствии с положениями Главы 4 Градостроительного кодекса Российской Федерации зонирование производится с учетом как уже существующих объектов, так и объектов, строительство которых предполагается с учетом развития территорий.

Согласно статье 2 Закона Российской Федерации «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» цена земли устанавливается субъектом Российской Федерации.

Учитывая то, что согласно Градостроительному кодексу Российской Федерации отнесение земельных участков к тем или иным территориальным зонам осуществляется с учетом существующего назначения, при определении кадастровой стоимости спорного участка в качестве удельного показателя необходимо принимать во внимание фактические обстоятельства землепользования, организационно-правовую форму предприятия и функциональное использование объектов недвижимости расположенных на спорном земельном участке.

Следовательно, действующее законодательство не содержит императивных положений, препятствующих определению кадастровой стоимости спорного земельного участка с учетом надлежащего удельного показателя в соответствии с его фактическим и функциональным использованием.

Например, в случае если находящиеся на спорном земельном участке объекты недвижимости используются для проведения оздоровительных и спортивных мероприятий, а зонирование территории, на которой находится спорный земельный участок на момент рассмотрения спора в арбитражном суде не осуществлено, кадастровую стоимость спорного земельного участка необходимо рассчитывать с учетом надлежащего удельного показателя в соответствии с его фактическим и функциональным использованием, соответствующим землям под объектами оздоровительного и рекреационного назначения.

6. Дело №А08-501/08-29. В случае возникновения разногласий между сторонами при заключении договора на приобретение спорного земельного участка в собственность в порядке пункта 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации по определению выкупной цены земельного участка, когда такой спор передан на рассмотрение арбитражного суда, выкупная цена земельного участка по договору купли-продажи должна определяться на основании действующих, на момент его заключения законов и нормативных правовых актов.

Истец - Администрация Старооскольского городского округа Белгородской области (правопреемник администрации г.Старый Оскол и Старооскольского района Белгородской области в связи с переименованием) в лице Департамента имущественных отношений администрации Старооскольского городского округа Белгородской области (правопреемник Комитета по управлению муниципальным имуществом муниципального образования «Город Старый Оскол и Старооскольский район» Белгородской области) 01.02.2008 обратилась к ответчику с предложением заключить договор купли продажи спорного участка, по цене 12081731,9 руб., направив ответчику проект договора и обоснование цены, со ссылкой на то, что цена должна определяться на момент заключения договора купли-продажи спорного участка от 01.07.2007 №36-04, признанного Арбитражными судами недействительным, исходя из десятикратной ставки земельного налога, существовавшей на 01.07.2004.

Ответчиком проект данного договора подписан с протоколом разногласий. Согласие сторон не достигнуто по пунктам 3.1. и 3.2. договора касающихся цены выкупа спорного участка. Ответчиком предложен свой расчет цены выкупа земельного участка.

В п.2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.05.1997 №14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров» указано, что Гражданский кодекс Российской Федерации не решает вопрос о том, вправе ли сторона, для которой заключение договора обязательно, передать разногласия по договору на рассмотрение суда, однако если они были переданы, а контрагент представил в суд свои предложения по условиям договора, то в этом случае арбитражный суд должен исходить из того, что спор передан на его рассмотрение по соглашению сторон.

Ответчик как собственник недвижимого имущества на основании пункта 1 статьи 36 ЗК РФ имеет исключительное право на приватизацию земельного участка, на котором расположено названное имущество. В связи с этим и в соответствии с пунктом 5 названной нормы Земельного кодекса Российской Федерации ответчик обратился к истцу с заявлением в июне 2004 года о приобретении права собственности на спорный участок.

В соответствии с пунктом 3 статьи 28 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» собственники объектов недвижимости, не являющихся самовольными постройками и расположенных на земельных участках, относящихся к государственной и муниципальной собственности, обязаны либо взять в аренду, либо приобрести у государства или муниципального образования указанные земельные участки, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно пункту 2 статьи 43 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» с даты вступления в силу названного закона продажа государственного и муниципального имущества осуществляется в порядке, предусмотренном данным законом.

Из материалов дела усматривается, что истец, рассмотрев заявление ответчика, принял решение о продаже земельного участка.

При заключении договора между сторонами возникли разногласия по цене земельного участка.

Согласно статье 2 Закона Российской Федерации «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» цена земли устанавливается субъектом Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом или иными правовыми актами (императивными нормами), действующим в момент его заключения, в связи с чем, доводы истца о необходимости определения цены, исходя из десятикратной ставки земельного налога, не могут приниматься, поскольку действующим законодательством решен вопрос только о применении той ставки земельного налога, которая действует на дату подачи продавцу земельного участка заявки на выкуп, в то время как собственно цена рассчитывается на момент вынесения решения суда о заключении договора, а добровольно данный вопрос сторонами решен не был.

Подготовленный ответчиком проект договора купли-продажи спорного участка содержит выкупную цену, которая определена на основании расчета, составленного в соответствии с законодательством, действующим в момент рассмотрения спора.

Как следует из пункта 6 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в момент подачи истцу ответчиком заявления на приватизацию спорного участка), исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления в двухнедельный срок со дня поступления указанного в п. 5 настоящей статьи заявления готовит проект договора купли-продажи или аренды земельного участка и направляет его заявителю с предложением о заключении соответствующего договора.

Вступившими в законную силу судебными актами, договор купли продажи земельного участка от 01.07.2004 №36/04 признан недействительным по признаку ничтожности. После данного факта, как следует из материалов дела и не оспаривается истцом, в срок, установленный пунктом 6 статьи 36 ЗК РФ, проект договора купли-продажи спорного участка заявителю (ответчику) не направлен.

Проект договора купли-продажи спорного участка направлен ответчику лишь 01.02.2008.

Отказ истца от подписания договора в редакции п.3.1. и 3.2., предложенной ответчиком, мотивирован тем, что решение о предоставлении участка ответчику принято истцом в 2004 году, в связи с чем, необходимо руководствоваться законодательством, действующим в 2004 году, при определении цены выкупа спорного участка.

В силу статьи 421 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством.

Из пункта 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 №11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» следует, что при рассмотрении споров, связанных с понуждением к заключению договора купли-продажи земельного участка (в процессе приватизации), суды должны учитывать, что такой договор заключается в порядке, предусмотренном статьей 445 ГК РФ.

В соответствии со статьей 445 ГК РФ лицо вправе обратиться в суд с требованием об обязании заключить договор только тогда, когда для лица, в адрес которого направлена оферта, заключение договора является обязательным. Обязанность уполномоченного органа заключить договор купли-продажи земельного участка с собственником недвижимого имущества, расположенного на этом участке, закреплена в земельном законодательстве.

Согласно пункту 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений, расположенных на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, имеют исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права их аренды в порядке и на условиях, установленных Кодексом, федеральными законами. Порядок определения стоимости земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, при продаже их собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений установлен статьей 2 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации».

Поэтому выкупная цена в договоре купли-продажи земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, должна определяться по правилам и в порядке, установленным действующим законодательством. По смыслу статей 422 (пункт 1), 424 (абзац 2 пункта 1) ГК РФ и статьи 2 Федерального закона от 25.10.2001 №137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» формирование условий о выкупной цене в договоре купли-продажи земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, должно осуществляться только в соответствии с требованиями закона.

В силу пункта 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 №11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», определяя цену земельного участка по договору купли-продажи, заключаемому в соответствии со статьей 36 ЗК РФ, стороны должны руководствоваться Законом о введении в действие Кодекса, содержащим императивную норму о конкретных условиях определения стоимости земельного участка.

В соответствии с пунктом 1 статьи 485 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель обязан оплатить товар по цене, предусмотренной договором купли-продажи, то есть цена определяется сторонами в момент заключения договора.

Таким образом, цена по договору купли-продажи земельного участка должна определяться на основании действующих, на момент его заключения законов и нормативных правовых актов. Довод истца о том, что должна применяться ставка, действующая на момент подачи заявления о выкупе земельного участка, не основан на нормах материального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 435 Гражданского кодекса Российской Федерации офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора.

Поскольку для истца, направившего оферту, заключение договора в силу части 1 статьи 36 ЗК РФ является обязательным и ввиду того, что стороны не достигли соглашения относительно выкупной цены спорного участка, возникшие разногласия рассматриваются арбитражным судом.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 425 ГК РФ Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора.

Из смысла приведенных норм следует, что возможность распространения условий договора на отношения сторон, возникшие до его заключения, является правом этих сторон и предполагает согласие всех лиц, заключающих договор. Поскольку такого согласия сторонами не достигнуто, суд считает необходимым принять пункты 3.1. и 3.2 договора в редакции ответчика.

В ходе судебного разбирательства по делу стороны неоднократно пытались согласовать условия о цене выкупа спорного участка, но не пришли к единому мнению о выкупной цене, в том числе путем направления предложения ответчика от 04.06.2008 №799/07 истцу о приобретении спорного участка.

Поскольку спор о цене выкупа спорного участка находился на рассмотрении Арбитражного суда Белгородской области, ответчик в качестве возражений обратился в суд для урегулирования спора со встречным иском, предложив свою редакцию спорных пунктов договора о цене выкупа спорного участка.

Федеральным законом от 24.07.2007 №212-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части уточнения условий и порядка приобретения прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности» внесены изменения в статью 2 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», устанавливающие, что до 01.01.2010 осуществляется продажа земельных участков, находящихся в государственной и муниципальной собственности: коммерческим организациям, являющимся собственниками расположенных на таких земельных участках зданий, строений, сооружений, если эти здания, строения, сооружения были отчуждены из государственной или муниципальной собственности.

При приобретении указанными лицами таких земельных участков их цена устанавливается субъектами Российской Федерации в пределах:

двадцати процентов кадастровой стоимости земельного участка, расположенного в городах с численностью населения свыше 3 миллионов человек;

двух с половиной процентов кадастровой стоимости земельного участка, расположенного в иной местности.

До установления субъектами Российской Федерации цены земельного участка применяется наибольшая для соответствующей местности цена земельного участка.

Законом Белгородской области от 13.02.2008 №188 «О внесении изменений в Закон Белгородской области» «О цене земли при продаже земельных участков, находящихся в государственной и муниципальной собственности» применена цена выкупа земельного участка в размере 2,5 % от кадастровой стоимости земельного участка.

То есть законодательством закреплено, что коммерческие организации вправе рассматривать существенные условия договоров купли-продажи земельных участков, к которым относится, в том числе и выкупная цена земли, с учетом изменений законодательства Российской Федерации о размере цены, продаваемых земельных участков до 01.01.2010.

Таким образом, суд согласился с предложенным ответчиком расчетом выкупной цены земельного участка, исходя из рекреационного назначения спорного участка, в соответствии со статьями 422, 424 ГК РФ в силу императивных норм ст.2 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (в редакции Федерального закона №212-ФЗ от 24.07.2008).

В соответствии с п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения.

Согласно статье 173 АПК РФ по спору, возникшему при заключении или изменении договора, в резолютивной части решения приводится вывод арбитражного суда по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении заключить договор - условия, на которых стороны обязаны заключить договор.

Так как договор купли-продажи спорного участка сторонами еще не заключен, поэтому судом выкупная цена рассчитывается на момент вынесения решения суда о заключении договора.

7. Дело № А08-6365/2008-29. В случае если истцом не представлено доказательств того, что у истца в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании находится земельный участок, где осуществлена самовольная постройка, правовые основания для удовлетворения исковых требований о признании права собственности на самовольную постройку отсутствуют.

Решением арбитражного суда отказано Администрации г.Белгорода в удовлетворении иска к ООО ПКФ «Аскон» о признании права муниципальной собственности на самовольную постройку, расположенную по адресу г.Белгород, пр.Б.Хмельницкого, 58 площадью 5570,9 кв.метра, инвентарный номер 401, кадастровый номер 31 16 00 00 401\1\23 1004\А1 (далее также – спорный объект).

Иск мотивирован тем, что, разрешение на реконструкцию принадлежащего ответчику спорного объекта не получено, в силу ст.222 ГК РФ, созданный ответчиком в результате произведенной реконструкции объект недвижимости является самовольной постройкой, права собственности на которую у ответчика нет, а закон предусматривает возможность признания права собственности на самовольную постройку в судебном порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка при условии, что постройка не нарушает права и охраняемые законом интерес других лиц, не создает угрозу жизни.

По мнению истца, согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 04.05.2008 правообладателем (собственником) земельного участка, расположенного по адресу: Российская Федерация, Белгородская область, город Белгород, проспект Б.Хмельницкого, 58 является городской округ «Город Белгород».

Суд не согласился с доводами истца о том, что земельный участок, где осуществлена постройка спорного объекта, находится у истца в собственности, по следующим причинам.

Истец в исковом заявлении ссылается на выписку из ЕГРП, в которой указан земельный участок с кадастровым номером 31:16:01 16 013:0021, площадью 3214 кв.м., а правообладателем (собственником) истец, по состоянию на 04.05.2008 (ст.7 Закон о госрегистрации).

Судом предложено истцу представить доказательства расположения спорного объекта на территории земельного участка, находящегося в собственности истца.

Как следует из выписки из ЕГРП, представленной в суд на основании запроса арбитражного суда, собственником земельного участка с кадастровым номером 31:16:01 16 013:0021, на момент рассмотрения данного спора, действительно является истец, а площадь данного земельного участка составляет 3214 кв.м. Назначение данного земельного участка - для эксплуатации нежилого здания (спортивного комплекса), правообладателем на праве постоянного (бессрочного) пользования является Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования для детей СДЮСШОР «Спартак», адрес (место нахождения) постоянного действующего исполнительного органа данного юридического лица: Белгородская обл., г.Белгород, пр-т Б.Хмельницкого, 58.

Площадь спорного объекта, превышает площадь земельного участка, собственником которого является истец. Являясь собственником, ответчик произвел реконструкцию принадлежащего ему объекта недвижимости, в результате которой возник новый спорный объект площадью 5570,9 кв.м., о чем Городским бюро технической инвентаризации составлен технический паспорт по состоянию на 13.09.2006.

Истцом не представлено никаких доказательств того, что спорный объект расположен на земельном участке с кадастровым номером 31:16:01 16 013:0021.

Как следует из Постановления Администрации города Белгорода от 19.10.2001 №2073 «О предоставлении земельного участка» изъятый земельный участок площадью 7828,0 квадратных метров, ранее предоставленный Белгородскому областному Совету профсоюзов (свидетельство на землю бессрочного (постоянного) пользования от 03.02.1993, постановление Главы администрации города от 17.01.1994 №75) предоставлен в бессрочное (постоянное) пользование, в связи с переходом права собственности на нежилые помещения, бассейны, открытые площадки, трибуны, обществу с ограниченной ответственностью производственно-коммерческой фирме «Аскон», по результатам работ по установлению и согласованию границ земельного участка находящегося под фактически существующими нежилыми помещениями, бассейнами, открытыми площадками и трибуной для их дальнейшей эксплуатации по пр.Б.Хмельницкого, 58.

В соответствие с кадастровой выпиской от 22.12.2008 №16/08-04-8899-С о земельном участке с кадастровым номером 31:16:0116013:4 (предыдущий номер: 31:16:01 16 13:0027), местоположение: Белгородская область, г.Белгород, ул.Б.Хмельницкая, дом 58, площадью 7828 кв.м., сведения о регистрации прав на данный земельный участок отсутствуют.

Таким образом по адресу г.Белгород, пр-т Б.Хмельницкого, 58, расположены несколько земельных участков, в частности с кадастровым номером 31:16:01 16 013:0021, площадью 3214 кв.м. принадлежащем истцу на праве собственности и с кадастровым номером 31:16:01 16 013:4 площадью 7828 кв.м. права на который в ЕГРП не зарегистрированы.

Учитывая доказательства, указанные выше, судом установлено, что спорный объект расположен на земельном участке, площадью 7828 кв.м., кадастровый номер 31:16:01 16 013:4. Доказательств обратного суду, лицами, участвующими в деле, в материалы дела не представлено (ст.9 ГК РФ, ст.ст.9, 65 АПК РФ).

В соответствии с пунктом 10 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 №137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» до разграничения государственной собственности на землю государственная регистрация права государственной собственности на землю для осуществления распоряжения землями, находящимися в государственной собственности, не требуется. Распоряжение неразграниченными землями осуществляется органами местного самоуправления в пределах их полномочий, если законодательством не предусмотрено иное.

Поскольку лица, участвующие в деле, не представили суду документов, подтверждающих право федеральной, областной или муниципальной собственности на земельный участок с кадастровым номером 31:16:01 16 013:4, он входит в состав неразграниченных земель.

Также суд посчитал необходимым обратить внимание на то, что в сообщении об отказе в предоставлении запрашиваемой информации на запрос арбитражного суда от 11.12.2008 №С5/1888 из управления Федеральной регистрационной службы по Белгородской области от 18.12.2008 №01/236/2008-302 указано, что в ЕГРП, отсутствуют записи о регистрации прав на земельный участок площадью 7828 кв.м., с кадастровым номером 31:16:01 16 013:4 расположенным по адресу: Российская Федерация, Белгородская область, г.Белгород, просп.Б.Хмельницкого,58.

В соответствии с пунктом 1 статьи 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей, в порядке, установленном законом и иными правовыми актам, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Согласно части 3 статьи 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.

Следовательно, истцом не представлено доказательств того, что у истца в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании находится земельный участок, где осуществлена постройка спорного объекта, поэтому отсутствуют правовые основания для удовлетворения исковых требований (аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.06.2006 по делу №КГ-А41/2876-06-Б).

Определением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2009 производство по апелляционным жалобам Администрации города Белгорода, Департамента имущественных и земельных отношений Белгородской области на решение арбитражного суда от 31.12.2008 по делу №08-6365/2008-29 – приостановлено до вступления в законную силу судебного акта Арбитражного суда Белгородской области по делу по иску Администрации города Белгорода о признании права муниципальной собственности на земельный участок площадью 7828 кв.м. с кадастровым номером 31:16:0116013:4.

Правовая позиция Арбитражного суда Белгородской области состоит в следующем.

Если истцом не представлено доказательств того, что у истца в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании находится земельный участок, где осуществлена самовольная постройка, а судом истцу разъяснены последствия совершения или несовершения им процессуальных действий (ст.8 АПК РФ), а также иные процессуальные права, предусмотренные законом, в том числе, положения ч.2 ст.268 АПК РФ, в этой ситуации правовые основания для удовлетворения исковых требований о признании права собственности на самовольную постройку отсутствуют.

Согласно ч.3 ст.28 Закона о госрегистрации, копии вступивших в законную силу решений и определений судов в отношении прав на недвижимое имущество подлежат в трехдневный срок обязательному направлению судебными органами в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав (в ред. Федеральных законов от 09.06.2003 №69-ФЗ, от 29.06.2004 №58-ФЗ, от 22.08.2004 №122-ФЗ)

Учитывая то, что в настоящее время органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на территории Белгородской области является управление Федеральной регистрационной службы по Белгородской области (далее – УФРС), рекомендовать судьям Арбитражного суда Белгородской области обязательно направлять в трехдневный срок копии вступивших в законную силу решений и определений судов в отношении прав на недвижимое имущество, независимо от того, привлекалось ли УФРС в данное дело в качестве лица, участвующего в деле.

Обобщение подготовлено судьей Булгаковым Д.А. и помощником судьи Шестопаловой И.В.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать